Вулкан и Чернобыль

Быть может, сейчас впервые на себе, кожей, хоть в какой-то мере Европа оценила, что такое была наша Чернобыльская трагедия. Тут вулкан какой-то, причем за сотни километров от главных столиц, небо закоптил – и весь континент на ушах, убытки исчисляются миллиардами, люди скупили респираторы, прямо как в дни мифического свиного гриппа, истерика у многих. А у нас же было в сотни раз страшней, наше облако пыли было реально смертоносным…

26 апреля – очередная годовщина взрыва 4-го энергоблока. В Европе же к этому дню обещают разблокировать авиасообщение. Что для них наш Чернобыль? Картинка по телевизору, несколько документальных фильмов и больше художественных — Голливуду Чернобыль понравился. Навскидку – Чернобыль фигурирует в фильмах «Годзилла» и «Возвращение живых мертвецов (какая-то там часть)», а сейчас там будут снимать Ван Дамма и Дольфа Лундгрена в продолжении «Универсального солдата». Да еще экстрим-туры в зону отчуждения, иностранцы тысячами туда ездят за солидные деньги. И очень популярная компьютерная игра украинского производства «Сталкер», кстати, наши парни на ней заработали уже не один миллион долларов. И сотни книг с чернобыльскими ужасами, надуманными, и не очень.

В общем, для Европы и прочего мира Чернобыль давно стал частью шоу-бизнеса. Просто потому, что они здесь не живут, а то, что далеко, людей обычно мало волнует. Ну никто же в Бразилии или Австралии не обливается слезами из-за гибнущих каждый день десятками людей в Ираке? Ирак далеко слишком, да и привыкли уже. Так же и с Чернобылем. А тут сотая доля от Чернобыля оказалась у европейцев прямо над головами. И они почувствовали…

Кстати, сравнить Чернобыль и извержение вулкана Эйяфьятлайокудль не мне пришло в голову, в мире уже не один журналист провел такую аналогию. «Столб пепла — это возмездие за наше дурное обращение с природой, это начало многолетнего периода вулканической активности, который покончит с нашей цивилизацией», — это цитата из «Вашингтон пост». Ну прямо слово в слово как тексты в журнале «Огонек» за 1986 год…

Более того, в извержении усматривают уже угрозу европейской интеграции! Собственно, «европейская интеграция» в нашем нынешнем понимании всецело зависит от надежных авиаперевозок, иначе европейцы будут отброшены на сто лет назад, пишет «Вашингтон пост», припоминая фото иммигрантов из американского музея: мужество, страх и решимость на лицах людей, которые приезжали в конце XIX века из Варшавы и других далеких мест, зная, что, возможно, никогда не вернутся назад. Во как далеко хватили!

Может, подсчитав свои миллиарды убытков, многие там поймут, почему экономика Украины отчасти в таком состоянии – ибо кто сможет подсчитать, сколько сотен миллиардов стоила Чернобыльская катастрофа нам? И сколько продолжает стоить – пенсии и лечение чернобыльцев, охрана и обеспечение экобезопасности зоны тоже занимают в украинском бюджете свои строки. Мир отделался от нас с нашим реактором какими-то сотнями миллионов на саркофаг. Да вот еще Куба, совсем не богатая Куба, до сих пор продолжает за свой счет лечить наших детей, жертв катастрофы, родившихся намного позже нее…

Многие европейцы все обратили в шутку: «Последняя воля Исландии: “Развейте мой пепел над Европой”». «Профсоюз пилотов солидарен с вулканом: “У нас одни и те же цели”». «Срочное сообщение: “Исландия остановит вулкан только тогда, когда ей будут прощены долги”». У нас шутить над Чернобылем никто не додумался, слава Богу. У нас до сих пор плачут. Что еще должно случиться, чтобы мир осознал всю глубину случившегося 26 апреля 1986-го?

«Млувите чески?», или Добро пожаловать в Европу

Еще лет 10 назад учеба в Европе казалась чем-то заоблачным, доступным только очень обеспеченным и продвинутым семьям. Сейчас же получить качественное образование в университетах Чехии, Польши, Словакии, Германии и даже Франции вполне реально и по карману многим людям. Для того, чтобы воспользоваться такой возможностью, надо всего лишь иметь желание и время, чтобы внимательно изучить все предложения на рынке образовательных услуг.

С одной из таких программ кировоградских школьников и студентов на прошлой неделе знакомил директор подготовительного отделения гуманитарного факультета Карлова университета, что в Праге, Рихард Смейкал.

Почему Европа?

Рихард убежден — когда речь идет о поступлении в европейские вузы, у всех в голове мелькает неоднозначное слово «эмиграция». «Ни в коем случае! Просто вы должны четко понимать, что мир сейчас стал тесным, маленьким и подвижным. Все двигаются, ездят благодаря открытым границам внутри Шенгенской зоны. Это нормальная практика — поехать на учебу в другую страну, а потом вернуться с европейским дипломом и найти дома хорошую работу. Вы можете поступить в чешский вуз, выбрать определенные предметы, проучиться там 3 года, а потом по межвузовским договорам отправиться в магистратуру в ту же Францию или Германию, чтобы освоить смежные дисциплины».

Рихард не считает, что в Европу надо уезжать только потому, что в Украине образование, скажем, хуже. Ничего подобного! Просто там, у них, оно другое — узкоспециализированное, именно того профиля, который котируется во всем мире. При этом можно получить две или три отдельные специальности, которые в сумме дают разностороннюю качественную подготовку. «В Украине в год могут выпускать до десятка тысяч инженеров. Ну и куда вы пойдете работать? А если у вас будет диплом менеджера, психолога и маркетолога и на это вы потратите те же 5 лет, найти свое место в жизни будет гораздо проще», — уверен он.

Почему Чехия?

Во-первых, хотя бы потому, что в чешских государственных вузах, в отличие от других стран Европы, высшее образование можно получить… абсолютно бесплатно. Это касается и бакалаврата, и магистратуры, и докторской степени. При этом в Чехии нет советской практики отработок на государство, потратившее на тебя деньги. То есть, получив ученую степень в вузе этой страны, ты не обязан 3 года работать по направлению. Забирай диплом, пакуй чемоданы и делай, что хочешь!

Подавать документы можно сразу в несколько университетов (за исключением разве что военных и системы министерства внутренних дел). Но есть единственное условие, при котором абитуриент-иностранец может поступить в государственные вузы, — это знание чешского языка. На русском, английском, французском здесь учат тоже, но — извините — уже за деньги.

Как же выучить чешский язык? Есть несколько вариантов. Ты можешь приехать в Чехию, посещать вместе с остальными первокурсниками лекции и семинары, получая отметки в зачетной книжке, и одновременно ходить на языковые курсы тут же, при университете. Одного года, уверен Рихард, бывает достаточно. Затем ты сдаешь языковой экзамен и зачисляешься сразу на второй курс университета. То есть год не теряешь и дальше учишься наравне со всеми, при этом за хорошие оценки получаешь стипендию. После подготовительных курсов можно поступать в любой другой государственный вуз Чехии, но для этого надо пройти дополнительную подготовку по профильным предметам. Естественно, подготовительные языковые курсы не бесплатны — за них надо отдать чуть более 5 тысяч евро в год. Для большинства украинцев — это немало.

Вариант второй — ты едешь в Чехию уже «с языком». Где и как выучил — для университета не принципиально. «Хоть по Интернету, хоть у бабушки», — улыбается Рихард.

Всем заинтересовавшимся возможностью поступления в чешские вузы профессор советует воспользоваться предложением международного агентства «Погляд-NEXT» (г. Кировоград, ул. Ленина, 49, оф.1.). Его директор Виктория Поляновская пару лет назад организовала курсы чешского языка. Абитуриенты должны лишь старательно ходить на занятия и четко выполнять инструкции преподавателей — и через год, уверен Рихард, вы сможете гордо заявить: «Я учусь в Чехии!»

— Я знаю, что чешский язык проще выучить украинцам и белорусам. Именно эти западнославянские языки наиболее близки нашему. Много однокоренных слов, названий, которые украинец легко поймет, а россиянин — уже нет, — говорит Рихард.

Замечу, студенческий билет чешского вуза дает автоматическое право на получение Шенгенской визы. Чехия в этом плане выгодно отличается от других стран Евросоюза.

— Уровень жизни у нас не очень отличается от украинского. Так что затраты на образование могут быть еще ниже, чем в Украине, — уверяет Рихард. Он, конечно же, приглашает всех желающих именно в свой Карлов университет, один из старейших в Европе и престижнейших в стране. Здесь, говорит профессор, вас ждет на выбор более 4 тысяч специальностей и шикарные перспективы…

Было видно, что аудитория, собравшаяся в читальном зале библиотеки им. Чижевского, загорелась. Ну а пока завтрашние студенты размышляют, мы говорим с Рихардом о его профессорской жизни, да и о жизни в Чехии вообще, попутно затрагивая некоторые глобальные, но интересные, на наш взгляд, темы.

«Хомо советикус»

По словам Рихарда, чешская молодежь ориентирована на получение высшего образования, родители готовят своих чад к перспективам учебы в вузах класса с 8-го, так как обязательное среднее образование в Чехии девятилетнее. Тот, кто хочет продолжать образование, поступает в гимназию, где учатся 4 года, ну а потом уже — в университет. Но часто бывает так, что на втором-третьем курсе ребята находят хорошую высокооплачиваемую работу, связанную со знанием иностранных языков и компьютерных технологий, и бросают университеты, когда им открываются перспективы хорошего заработка и без образования.

Наш собеседник выбрал науку. Парадокс судьбы — сделать карьеру на этом поприще ему помог русский язык, который он буквально ненавидел в школе.

— У нас была очень суровая учительница. Она мне все время тройки ставила и говорила, что с моим акцентом ни один советский человек меня не поймет, — улыбается Рихард. В то время в Чехии была такая практика — отстающим ученикам рекомендовалось переписываться с одногодками. Ребятам давали адреса советских школьников, а потом учителя проверяли письма на предмет грамотности. Рихард помнит только двоих из тех, с кем вел активную переписку, — мальчика из Мурманска и девочку из Сочи. Поскольку русский язык его заставляли учить из-под палки, то внутренний протест заслонял здравый смысл — ну не хотел он общаться с советскими детьми, хоть ты тресни! И чешский парень нашел выход: он, чтобы не мучиться, всем пятерым «друзьям» писал абсолютно одинаковые письма и менял только первый абзац с приветствием. Все шло гладко до тех пор, пока он у девочки из Сочи как-то в мае не спросил, нравится ли ей кататься на лыжах, а северному мальчику не написал — любит ли тот купаться в Черном море? Учительница все поняла, разразился скандал…

— Сейчас было бы интересно этих ребят найти, узнать, как сложилась их жизнь, где они и помнят ли меня.

Школьное неприятие русского языка привело к тому, что под влиянием эмоций парень выбрал для изучения непопулярный в Чехии испанский, а потом уже, поразмыслив здраво и оценив ситуацию, снова стал восстанавливать забытые фразы и слова.

После армии Рихард вернулся в университет, работал на кафедре и параллельно писал научную работу. И тут ему поступило предложение от фонда Всемирного банка принять участие в проекте по подготовке студентов из стран с переходным типом экономики. Встал вопрос: ехать или в Мичиган, или «на восток», вербовать абитуриентов.

— Я подумал, что Америка никуда от меня не денется, а вот попасть в страны постсоветского лагеря будет интереснее, ведь там каждый год что-то меняется и можно не успеть застать интересный период их развития…

Накануне своего первого полета в Москву он несколько раз смотрел фильм «Брат». Ему говорили, что в России опасно, и фильм не добавил положительных эмоций, однако на поверку все оказалось не так уж и страшно…

— Сейчас, когда часто езжу в Россию, Украину, другие страны постсоветского пространства и выучил русский язык практически в совершенстве, я очень хочу найти ту свою учительницу, которая говорила, что меня ни один русский человек не поймет. Пришел в школу, узнал у детей, где сейчас эта учительница. Оказывается, она еще работает, но уже преподает… немецкий язык и слывет такой же жесткой.

Рихард Смейкал проводит много времени в разъездах, изучает культуру, менталитет жителей стран СНГ и Восточной Европы, делает свои выводы.

— Вы знаете, раньше был такой термин «хомо советикус» («человек советский») — люди с приблизительно одинаковым складом мышления. Я согласен, мы все очень похожи, — говорит Рихард. И приводит пример, когда в аэропорту Алма-Аты, где он проходил таможенный контроль вместе с одним американцем, возникли проблемы. — Мой товарищ стал сразу кричать о своих правах, свободах, требовать начальство… А я просто поговорил с казахским офицером по-человечески, объяснил ситуацию, он меня понял, я его. «Людям советским» проще между собой договориться, у нас похожее восприятие мира… — Рихард часто общается с немцами, итальянцами и абсолютно искренне считает, что проблема некоторого непонимания друг друга лежит не в плоскости языкового барьера, а именно в менталитете.

Также Рихард уверен, что отношение принимающей стороны к иностранцам зависит во многом от гражданства гостя. «Чехия ни с кем особо не ссорилась, нас не за что ненавидеть». Однажды он пересекал границу Узбекистана и Таджикистана. Тогда ситуация там была напряженная, везде стояли вооруженные пограничники, и даже дипломатический паспорт нашего собеседника не являлся гарантией его безопасности.

— Когда таджики увидели, что я чех, сразу же стали улыбаться. Оказывается, чей-то дядя у нас служил, а кто-то в Прагу ездил… Поговорили и пропустили, никаких проблем.

В российских аэропортах он заметил один нюанс. Из-за взаимной геополитической неприязни россиян и поляков последних проверяют с особым усердием. «Меня бы тоже ждала эта участь, но я сказал, что я чех. Таможенник улыбнулся: “Тогда проходи спокойно”».

Правда, сейчас молодое поколение чехов уже избаловано Европой. Чешским тинейджерам гораздо ближе декларации о «правах и свободах», чем чисто русское решение проблемы на личных контактах. Рихард отмечает, что если в Российской Федерации к нему как к европейцу относятся настороженно, то в Украине ничего подобного нет.

— Рихард, а как живется научным сотрудникам в Чехии?

— Как и в Украине, наука у нас финансируется по остаточному принципу. «Хомо советикус», что поделаешь. Выживаем только за счет европейских грантов.

При этом их получение настолько забюрократизировано, вы даже не представляете! Часто деньги получает не тот ученый, который придумал какую-то гениальную разработку, а тот, кто правильно заполнил форму, не ошибся в 326 строчке, пункте «б». Грантодатели даже не вчитываются в смысл научной идеи, просто через трафарет смотрят на заполненные графы. Поскольку не все научные сотрудники хорошо ориентируются в этой системе, они просто обращаются в специальные фирмы, которых сейчас развелось очень много. Эти фирмы оформляют твой грант идеально, и ты получаешь деньги.

— Еще один важный для нас вопрос: Чехия уже вышла из кризиса?

— Надо четко разделить Чехию на Прагу и всю остальную территорию. Это небо и земля. Даже года 2 назад жители столицы трудностей особо не ощущали, предприятия работали, людей не выгоняли на улицу. А вот в других регионах фирмы обанкротились, даже автозавод «Шкода» стоял закрытым несколько дней. Сейчас финансовая статистика говорит о том, что Чехия из кризиса понемногу выходит, однако ситуация с безработицей остается столь же плачевной.

Но чехи и без работы особо не бедствуют, они получают хорошие государственные пособия-компенсации и искать работу совсем не спешат — стимула просто нет. Рихард говорит, что его соотечественники вообще немного ленивые и консервативные в этом отношении. Например, в некоторых городах ощущается большая нехватка квалифицированных специалистов. И люди с дипломами, образованием не желают преодолеть каких-то сто километров, чтобы занять вакантное место. «Они не хотят двигаться, просто будут сидеть у себя дома и получать пособие по безработице».

И тут Рихард, обратив внимание на стиль одежды девушек, проходящих мимо нас, сказал еще об одной черте, присущей именно чехам.

— Вы знаете, мы одеваемся, наверное, хуже, чем остальные европейцы или даже американцы. Ну просто не видим смысла. Я попытался разобраться в причинах такого отношения к одежде. Просто в советское время в Чехии уравниловка культивировалась даже больше, чем в СССР. Я видел один комплексный отчет, который страна должна была составить для Советского Союза. Там подсчитывалось количество промышленных, сельскохозяйственных объектов, машин и т. д. И в этом документе была строчка — «количество верблюдов». Какие там верблюды, у нас они есть разве что в зоопарках! И вот никто не догадался просто вычеркнуть этот пункт. Все честно ставили нули, а потом их старательно суммировали. Вот такие чехи — ни шагу вправо, ни шагу влево без указания свыше не сделают. И так мы привыкли к этому подчиненному состоянию, к этой тотальной уравниловке, что даже сейчас никто не хочет выделяться. По крайней мере, визуально…

К выборам жители Чехии относятся очень ответственно и искренне считают, что программа политических партий, задекларированная в агитационных листовках, будет неукоснительно выполняться. Например, правая партия, в программе которой очень много, по мнению Рихарда, здравых идей, потеряла бОльшую часть своего электората только потому, что предложила внести изменения в законодательство о бесплатной медицине.

— Бесплатно лечиться можно, кроме как в Чехии, разве что в Украине и на Кубе. Я считаю, что политики предлагают вполне разумные вещи: доступные лекарства в больницах пусть больные покупают за свой счет, и эта экономия поможет выделять действительно большие суммы на лечение онокобольных из государственного бюджета.

Но реакция большинства людей на данные предложения была крайне негативной, что привело к парламентскому кризису и досрочным выборам. В ответ на это многие представители чешской интеллигенции, артисты, ученые заявили, что прямо сейчас хотят просто уехать из Чехии потому, что не могут жить в стране, где население до сих пор поддерживает коммунистические идеи.

— Я, может быть, был немного резок в оценке моей страны. Но все, что я говорил, — искренне. Тем не менее, для получения качественного европейского образования, которое откроет громадные перспективы в карьере, наш Карлов университет — идеальный вариант. Это тоже абсолютно искренне.

Одни избили, другие не защитили…

Еще осенью прошлого года «УЦ» писала о вопиющем случае хулиганства, произошедшем в областном центре, в районе Крытого рынка. Подвыпившие молодчики избили двух пенсионеров, 76-летнего Юрия Серафимовича С. и 85-летнего Ивана Андреевича Н. Только за то, что старики сделали хулиганам замечание насчет неподобающего поведения. Ну а дальше началась обычная для отечественной правоохранительной системы «игра в футбол». Милиция и прокуратура целеустремленно довели заявление пенсионеров до «отказного» постановления. Рассказывая эту историю, инвалид Великой Отечественной войны Иван Н. не смог сдержать слез: за годы на фронте он не испытывал большего унижения, чем сейчас, когда столкнулся с родной милицией…

В тот же вечер, когда пенсионеры попали под горячую руку нетрезвых молодых людей, Юрия Серафимовича карета «скорой помощи» забрала в областную больницу, где ему наложили швы на рассеченное лицо. Иван Андреевич обратился за медицинской помощью к врачу-невропатологу, который установил диагноз «закрытая ЧМТ» и выписал ветерану направление на лечение в Кировоградский областной госпиталь инвалидов и участников ВОВ.

На следующий день пенсионеры направились в Кировский райотдел милиции написать заявления о произошедшем накануне инциденте. Там у стариков под различными предлогами (например: ручки нет, бумага писчая закончилась) долго не принимали заявления, когда же потерпевшие наконец выпросили высочайшего соизволения дежурного сотрудника райотдела написать документ, их направили на медэкспертизу — снять побои. В ходе СМЭ к пенсионерам обратились с недвусмысленным предложением материально помочь милиции: кто чем может. По простоте душевной Иван Андреевич Н. рассказал о всех своих злоключениях в милиции корреспонденту «УЦ», мы об этом написали дословно, и, по-видимому, эта история сильно задела самолюбие отдельных правоохранителей…

В итоге бюро судебно-медицинских экспертиз пришло к заключению, что полученные пенсионерами травмы относятся к категории легких. На этом основании участковый инспектор Кировского РО вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, ввиду отсутствия в действиях подозреваемого хулигана состава преступления. Жалобы Ивана Андреевича в прокуратуру ничего не изменили: там неизменно подтверждали верность решения, вынесенного участковым…

По мнению ветерана, милиция и прокуратура покрывают друг друга и просто не желают объективно разобраться в обстоятельствах (именно из-за того, что потерпевший пожаловался на действия работников милиции в прессу).

Во всей этой безобразной истории есть еще один существенный вопрос: можно ли полученные пенсионерами повреждения безапелляционно называть легкими?

76-летний Юрий Серафимович С. после этого происшествия угодил в больницу на неделю, 85-летний Иван Андреевич Н. практически переселился в госпиталь для инвалидов — настолько сильно его стали беспокоить головные боли, появившиеся после пережитого удара по голове. Находясь первый раз в больнице, ветеран войны поинтересовался у своего лечащего врача: запрашивала ли милиция данные о его состоянии здоровья, о последствиях полученных травм? Ответ отрицательный — не запрашивала. Кому, как не потерпевшему и его лечащему врачу, лучше знать о своем самочувствии? В разговоре ветеран ВПОЛНЕ СЕРЬЕЗНО и ЛОГИЧНО рассуждает о возможности получить инсульт (трижды постучим по дереву, чтобы не сглазить). У него часто болит голова, врачи запретили ему волноваться, а как тут сохранить спокойствие, когда вокруг столько несправедливости? А тут еще и те самые хулиганы каждый раз при случайной встрече откровенно смеются в лицо…

Легкие телесные повреждения, как известно, вызывают временное расстройство здоровья. В случае с Иваном Андреевичем — уже ясно, что изменения состояния его здоровья далеко не временные. Да и вообще одно дело получить удар по голове в 20-летнем возрасте, а совсем другое — в 85-летнем… В общем, заключение экспертизы — наиболее спорный момент, от которого уже отталкиваются остальные неоднозначные решения.

Но и роль милиции не стоит преуменьшать. Слишком уж легко там ухватились за возможность списать материалы дела в архив. И вроде бы все выдержано, согласно букве закона, поди, придерись. Но нет ни малейших сомнений: окажись на месте избитых пенсионеров какой-нибудь чиновник, депутат или свой же коллега (или родственник, или приятель, и т.д., по списку) — милиция б на уши встала, но разобралась в происшествии. И хулиганам бы точно не поздоровилось. А беззащитных пенсионеров, выходит, можно избивать безнаказанно?..

Очень хотелось бы услышать реакцию на эту заметку нового начальника УМВД в области Виктора Михайловича Пащенко.

Дела прокурорские, или Не воруйте, граждане!

Положение дел в Украине ХХI века для работников прокуратуры по-прежнему мало чем отличается от положения дел в России XIX века — у нас все так же воруют. Воруют, в том числе бюджетные деньги и государственные нефтепродукты, отбирают квартиры, оформляют сомнительные кредиты, берут взятки, а еще — пытаются незаконно или не совсем законно взимать с населения штрафы. О свежих изысках местных «криминальных талантов», безыскусных потугах отдельных правоохранителей, а также об уголовно наказуемых последствиях финансово-экономического кризиса «УЦ» рассказал прокурор города Кировограда Александр Бабиков.

Кто-то за это ответит?

Как это, возможно, ни покажется кому-нибудь смешным, в центре внимания прокуратуры сегодня оказались… правоохранители. А именно — сотрудники государственной автомобильной инспекции. Шутка ли — с начала года только «по мотивам» обращений граждан в прокуратуру последней оспорено более 20 постановлений инспекторов ГАИ! Но это — капля в море, по сравнению со статистикой Кировского районного суда города Кировограда. За истекший сравнительно недавно 2009 год на его заседаниях удовлетворено 1134(!) иска граждан о признании незаконными действий инспекторов автоинспекции. А ведь есть еще суд Ленинского района…

Оснований для принятия подобных решений судами и прокурорами, по словам Бабикова, предостаточно. Так, зачастую инспектора вообще не собирают доказательства нарушения, на которое оформлен протокол, пренебрегают пояснениями водителей, не разъясняют автомобилистам их права, не дают возможности воспользоваться услугами юриста. Случается так, что в протоколах отсутствуют показания свидетелей или, наоборот, в протоколах, составленных одними и теми же инспекторами, в качестве свидетелей с подозрительной частотой фигурируют одни и те же граждане…

Под сукном

Если то, о чем шла речь выше, — скорее исключение, чем правило, в обычной прокурорской практике, то всевозможные махинации с бюджетными деньгами при непосредственном участии чиновников, к сожалению, вполне можно назвать явлением повседневным. Так, сегодня по материалам проверок ГСБЭП (бывший ОБЭП, или, если хотите, ОБХСС), Кировоградская городская прокуратура ведет сразу 4 уголовных дела, связанных с расхищением казенных денег по одной и той же схеме.

Существует государственная программа поддержки сельхозпроизводителя, в рамках которой державная казна может в том числе компенсировать аграриям пятую часть стоимости закупаемой ими техники. Естественно, среди этих самых аграриев нашлись такие, кто сразу смекнул, как на этой программе можно «нагреться». Именно: в соответствующее управление подаются документы о покупке, скажем, комбайна или трактора, указывается его стоимость — тысяч, допустим, 800 — и, соответственно, заявляется право на компенсацию 20% этой суммы из бюджета — как положено по программе.

Только на деле в упомянутых случаях никакая техника не закупалась или закупался, грубо говоря, металлолом, стоимость которого в подаваемых документах многократно завышалась или и вовсе «рисовалась» произвольно. Таким образом, не вложив ничего или вложив копейки, предприимчивый аграрий получал государственные деньги в виде чистой, с точки зрения бизнеса, прибыли. Речь идет о сотнях тысяч гривен, только по одному из этих дел сумма, фактически украденная из госбюджета, составила почти 300 тысяч. Теперь эта «прибыль» обернется незадачливым дельцам серьезной статьей — не только газетной, имеется в виду. Правда, автору этих строк, откровенно говоря, не слишком верится и в доверчивость чиновников, принимавших документы и оформлявших компенсации. Но к делу наши подозрения, как говорится, не пришьешь — дела возбуждены только против аграриев.

Зато в двух других делах, отправленных в суд уже в этом году, в качестве обвиняемых фигурируют именно взяточники из бюджетно-коммунальной сферы. Одно из них возбуждено против руководящего работника одного из кировоградских ЖЭКов, попавшегося на сравнительно «пустячной» взятке в 700 гривен, истребованной оным за оформление абсолютно пустячной справки из паспортного отдела. В то же время без этого документа при всей его пустячности невозможно начать, например, процесс приватизации квартиры или комнаты в общежитии. Примечательно, что, хотя выдаваться эти справки по закону должны абсолютно бесплатно, их «неофициальная» цена, по словам Бабикова, может достигать 3-4 тысяч долларов (зависит от платежеспособности клиента). В ходе расследования, к слову, выяснилось, что достаточно много людей, не желавших платить мзду этому же бюрократу, ранее добивались своего через суд, и бумаги были им выданы в принудительном порядке — через исполнительную службу. Приговор чиновнику уже вынесен судом первой инстанции — 3 года лишения свободы с отсрочкой на два года и с запретом занимать руководящие должности, и сейчас оспаривается в апелляционном порядке.

Другой взяточник, дело против которого сейчас рассматривается в суде, относится к преподавательской когорте. В очередной раз принимая экзамен «оптом» сразу у нескольких студентов (недорого, всего за 450 гривен), преподаватель одного из кировоградских вузов не подозревал, что его действия на протяжении всей сессии фиксируются специальной аппаратурой, а показания против него позже дадут все 9 экзаменуемых…

«Жертвы» кризиса

Впрочем, проблемы взяточничества и взяток в нашей стране вполне можно отнести к разряду вечных. А несколько дел иного характера, «всплывших» в прокуратуре за последнее время, правильней назвать сезонными. Точнее, если бы не своеобразный сезон финансово-экономического кризиса, выпавший на долю всех и каждого, этих преступлений могли бы просто… не заметить.

Так, только за первые месяцы этого года прокуратурой взяты в производство два однотипных дела, связанных с оформлением кредитов руководителями коммерческих структур на своих работников. Естественно, в собственных интересах. Точнее, интересах бизнеса, и, опять-таки, по сфальсифицированным документам. Схема следующая: начальство убеждает двух рядовых «работяг» выступить заемщиком и поручителем по крупному потребительскому кредиту, скажем, тысяч на 70 гривен. Для этого руководитель выдает им справки о доходах, заверенные его печатью и подписью, в которых эти самые доходы серьезно завышены — иначе кредит не дадут. Деньги после его получения, естественно, передаются начальнику, он пускает их в оборот, а потом сам этот кредит гасит — постепенно. Если бы не кризис, многих заставивший затянуть пояса, может, ничего бы и не обнаружилось. Но — бизнес начал хиреть, и кредиты перестали погашаться. Банк, естественно, подает в суд. И, естественно, на заемщика — того самого рядового работника. И тут выясняется…

Под «статью» кризис подвел и руководителя одного из предприятий, торгующих нефтепродуктами, заключившего в свое время договор о хранении некоторого количества этих самых нефтепродуктов с государственной структурой. Возникшие проблемы с долговыми обязательствами толкнули руководителя на самовольную реализацию части государственного имущества — на «кругленькую» сумму в почти полтора миллиона гривен. Опять-таки, предприниматель, скорее всего, рассчитывал перекредитоваться, закрыть недостачу, и может, ему бы это удалось, и никто ничего бы не заметил. Но, опять-таки, кризис внес свои коррективы, недостача всплыла, и вот — уголовное дело…

Риэлторы «по-черному»

Никакими экономическими, да и какими-либо другими проблемами нельзя оправдать изощренный грабеж среди бела дня, жертвой которого становится пожилой инвалид. Так, жил себе один дедушка — старенький, одинокий, да еще и незрячий, в обычной неприватизированной квартире. Конечно, нашлись люди, имеющие достаточно уголовной смекалки для того, чтобы этим воспользоваться. И не ведает дедушка ни сном ни духом о том, что в его квартире уже прописан еще один, совершенно незнакомый человек, что сама квартира уже давно приватизирована, и ее счастливым собственником является как раз этот самый незнакомец.

Подобные дела для кировоградской прокуратуры — не в новинку. На сегодня информация, имеющаяся в распоряжении работников структуры, возглавляемой Александром Бабиковым, позволяет говорить о том, что в городе действуют две-три серьезные группы, занимающиеся квартирным промыслом. От себя хотелось бы добавить: очевидно, что в подобных махинациях только уголовными методами не обойдешься. Думается нам, что задействованы здесь, как минимум, работники ЖЭКов, возможно — паспортных столов, почти наверняка — ЗАГСы и юристы с вполне реальными лицензиями…

Дела городские

И напоследок — о наших любимых «баранах», точнее — зеленых зонах вкупе с земельным фондом. Конкретно — о Сквере Центральном, к акциям протеста против предполагаемой застройки которого, взбудоражившим Кировоград совсем недавно, активно присоединилось и наше издание. По словам Александра Бабикова, городской прокуратурой в отношении указанного сквера проведена тщательная проверка, запросы были поданы во все контролирующие ведомства — от ГАСКа и архитектуры до санстанции, пожарных и коммунальников.

В результате удалось выяснить, что, хотя объект действительно находится в аренде печально известного ООО «Укрсфера» с 2006 года, никаких разрешений, согласований, проектной документации, касающейся постройки на месте зеленой зоны какого-либо комплекса, не существует. Сейчас никакие работы в сквере не ведутся, а ситуация в нем по-прежнему под контролем прокуратуры. Но вот спать спокойно защитникам сквера Бабиков не советовал бы: по его мнению, стенд, анонсирующий якобы грядущую стройку на территории зеленого уголка, скорее всего, был размещен для проверки реакции горожан. Возможно, если бы никто на него не отреагировал, какие-то действия по застройке действительно могли бы начаться. В общем, ухо стоит держать востро.

И уж совсем напоследок — о «хорошо забытом старом». Прокуратурой города выиграно в суде первое дело по одному из пунктов пресловутого 405 решения горсовета, окрещенного журналистами «новогодним пакетом». Помните, которым Горсад с Лесопарковой раздерибанили? Впрочем, это уже другая история, продолжения которой, думается, можно ожидать в одном из ближайших номеров «УЦ». Будет интересно!

«На критику я имею полное моральное право»

Мы неоднократно встречались с Анатолием Гриценко – как в бытность его министром обороны государства, так и в период предвыборной кампании в качестве кандидата на пост президента. На данный момент Анатолий Степанович продолжает возглавлять Комитет Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, имеет свою точку зрения на многие процессы, происходящие в стране, и публично предлагает свое видение ближайшего будущего Украины. Анатолий Гриценко во вторник побывал в Кировограде с рабочим визитом и дал эксклюзивное интервью «УЦ».

— Когда смотришь наши многочисленные политические ток-шоу, создается впечатление, что выборы продолжаются. Для вас лично выборы уже закончились, признаете ли вы их результаты как данность и на каком этапе находится сегодня политик Анатолий Гриценко?

— Выборы закончились. Я не голосовал за Януковича, но он победил, это абсолютно очевидно, его команда получила шанс и взяла на себя ответственность. Очень важно, чтобы хотя бы часть предвыборных обещаний они выполнили. Я вижу, что Янукович и его команда в очередной раз показали способность быстро восстанавливать вертикаль власти, спокойно, без судов, чиновники садятся в кресла. Теперь важно, какие сигналы будет транслировать эта структура, ведь другие ветви власти исполнительная фактически подминает под себя. В этом я вижу опасность, система может пойти вразнос. Не может быть сильной власти и слабой оппозиции по определению. В интересах страны надо иметь парламентские и непарламентские институты контроля, которые удержат действующее руководство от непродуманных решений.

К сожалению, Янукович повторяет путь Ющенко и теряет первые месяцы. Понимаете, период в 100 дней исключительно важен психологически. За этот срок, я считаю, власть должна сделать 2 вещи: выполнить до конца несколько предвыборных обещаний, которые ощутят люди, и это вселит уверенность, что они проголосовали правильно; и второе – начать системные реформы, которые дадут результат через три, пять и даже 10 лет. Именно первые 100 дней – время наибольшей поддержки власти населением. Дальше этот показатель будет падать объективно, он падал у Меркель, у Обамы, у Ющенко, он будет падать и у Януковича. Напоминая об этом, я искренне не хочу, чтобы Виктор Федорович потерял свой шанс.

Что касается Гриценко… Я просто выполняю свою предвыборную программу. Я не победил, но под каждый пункт своей программы я вношу законопроект по ее реализации: вернуть в школу 10-летку, ликвидировать налоговую милицию, поддержать малый бизнес, местное самоуправление…

— Но если быть объективными, то ни одно правительство ни в одной стране в мгновение ока не выполняло свои обещания, все политологи это подчеркивают. Может быть, сейчас надо не критиковать, а дать новому Президенту время?

— Я с вами соглашусь и искренне желаю команде Януковича успеха. Если на фоне последних 5 лет хаоса они не сделают что-то путное для страны, то нам будет совсем тяжело. Но на критику я имею полное моральное право. И подтверждаю это своей работой — как раньше на посту министра обороны, так и сейчас как председатель комитета.

— Анатолий Степанович, выборы — дело, как говорится, прошлое. В украинском политическом бомонде признают профессионалов, независимо от их политической принадлежности. Скажите, а вам не предлагали поработать в правительстве Азарова и в команде Януковича?

— Мне не предлагали по одной простой причине. Я уже работал с Януковичем, и сам Виктор Федорович прекрасно знает: если я сказал «да» — это «да», если «нет» — значит, «нет». И когда я еще в ходе предвыборной кампании объявил, что не буду работать ни в правительстве Тимошенко, ни в правительстве Януковича, то они знали, что это окончательное решение. Это не означает, что я работаю в режиме «а Баба Яга против». Как народный депутат, я написал 5 предложений Президенту, где изложил, что, на мой взгляд, он должен сделать в сфере оборонно-промышленного комплекса, реформирования силовых структур, формирования бюджета…

Моя позиция состоит в том, что я буду поддерживать любые разумные шаги новой власти и голосовать за них, но точно так же я буду критиковать публично законопроекты, которые несут негатив для страны. И каждый раз, критикуя, я буду предлагать свое решение проблемы.

— Давайте немного сменим тему. С точки зрения военного министра и хорошо информированного человека, что произошло с самолетом президента Польши?

— Я могу говорить, как авиатор по образованию. Мне доступна не вся информация, но, складывая кусочки мозаики в единое целое, я вижу ряд вопросов. Часть проблемы связана с личностным фактором командира корабля и руководителя полета, и второе – оборудование для посадки на смоленском аэродроме. Командир корабля – достаточно опытный летчик, он ранее производил посадки на этом аэродроме. Думаю, сработал личностный фактор. Да и с наземной частью посадочного оборудования аэродрома надо еще разбираться. Плюс психологический фактор, который ставит командира корабля в рамки повышенной ответственности, а значит – нервозности. Он понимал, очевидно, что уход на запасной аэродром – это срыв очень важного мероприятия, на котором высшее руководство Польши должно было оказаться вовремя. Что еще настораживает – это противоречивая информация. Вначале сказали, что было 3-4 захода на посадку, потом – только 1. Сначала сказали, что он упал на расстоянии 1,5 км от полосы, затем оказалось – метров 700. Не все складывается в этой мозаике. Я надеюсь, что польская и российская стороны впоследствии смогут назвать четкие причины этой страшной катастрофы…

Отзовись, Узбекистан!

Мы не раз обращались к теме идентификации останков бойцов Великой Отечественной войны, найденных членами кировоградских поисковых организаций. Это большая редкость и на самом деле археологическая удача — под толщей земли обнаружить не только безымянные кости, но и предмет, прямо или косвенно указывающий на принадлежность к воинской части, а тем более — с именем человека. Дело в том, что в 1942 году, чтобы скрыть массовые потери, медальоны смертников отменили, и учет солдат велся по красноармейским книжкам, которые сохранялись только в военкоматах. Поэтому большинство останков бойцов, найденных в полях и лесах, так и остались безымянными, перезахороненными в братских могилах.

Души этих воинов упокоились, но не успокоились их родные, которые так до сих пор и не знают, что случилось с их отцами, дедами, прадедами, какую судьбу на самом деле скрывает горькая повестка «пропал без вести»… В ходе поисковых работ возле села Свердликово Новоархангельского района Кировоградской области поисковым отрядом «Зеленая Брама» были подняты останки погибшего в начале августа 1941 года воина Красной Армии. Он был убит во время попытки прорыва из так называемого Уманского котла частей 6-й и 12-й армий. Поисковики обнаружили при нем эбонитовый пенал, тот самый «смертный медальон», в котором частично сохранился заполненный от руки бланк с установочными данными погибшего.

Документ отдали на экспертизу, уж очень долго пролежал пенал в земле, и время стерло многие буквы. Тем не менее, эксперту удалось установить, что обнаруженные останки принадлежат уроженцу Самаркандской области Узбекистана, сельсовет Санчикул, село Ч…индул. Воин 1918 года рождения, нечетко просматривается его имя — вроде бы Худылбиз, а с фамилией возникли еще бОльшие проблемы — все, что удалось прочитать, это « …ерды…».

Ничего более точного эксперты при всем желании сказать не смогли. Ветеран органов безопасности, полковник запаса, краевед-поисковик Василий Даценко, который долгие годы занимается изучением событий периода Великой Отечественной войны, в первую очередь судьбами бойцов и командиров частей
6-й и 12-й армий, окруженных в конце июля-начале августа 1941 года под Уманью, попытался дополнить пробелы в бланке.

Через материалы объединенного банка данных ОБД «Мемориал» министерства обороны РФ ему удалось уточнить только населенный пункт и район Самаркандской области, уроженцем которых был воин, погибший в бою. Это село Санчикул Пастдаргомского района. Возможно, фамилия воина Пардыев, отчество Парды-оглы. Но это всего лишь предположения, требующие дополнительного подтверждения. «На самом деле, не такое уж большое это село Санчикул. Наверняка там до сих пор живут люди, которые помнят, кто с похожим именем ушел на фронт и не вернулся. Я уверен, что наверняка и родственники погибшего бойца тоже живут в том районе. Как бы хотелось, чтобы там, на месте, нам немного помогли с поисками», — говорит Даценко.

На одном из интернет-сайтов Василий Всеволодович нашел материал о том, что поисками пропавших в годы войны без вести воинов-узбеков занимается корреспондент газеты «Самаркандский вестник» Шавкат Мухитдинов, проживающий по адресу: Республика Узбекистан, Самаркандская область, Пастдаргомский район, г.Джума, ул. Айбека,14. Но, к сожалению, по почтовому адресу связаться с этим человеком нашему краеведу не удалось, а никаких других координат узбекского журналиста у него нет. И эта ниточка оборвалась.

Василий Даценко неоднократно обращался в Посольство Узбекистана в Украине, чтобы оттуда пришла хоть какая-то помощь в установлении пока неизвестного защитника Родины через материалы Книги памяти Узбекистана, архивы военкоматов, воспоминания старожилов. Однако пока никакого вразумительного ответа он не получил. Складывается впечатление, что чиновники не слишком заинтересованы в сотрудничестве на почве памяти событий 65-летней давности. А никакой другой цепочки, связывающей с далеким Узбекистаном, у наших поисковиков нет…

Останки погибшего в бою воина-уроженца Узбекистана сданы на хранение в Кировоградскую областную комиссию по вопросам увековечения памяти жертв войны и политических репрессий. «Очень хотелось бы установить его имя, чтобы перезахоронить солдата на родине с соблюдением надлежащих обрядов. Ведь говорят, что душа непохороненного воина страдает в другом измерении», — говорит Василий Всеволодович.

Мы со страниц газеты и интернет-сайта обращаемся ко всем читателям, кто живет в Узбекистане, имеет родных и знакомых в Самаркандском регионе. Может быть, самая небольшая зацепка и поможет расшифровать записку из медальона, и в далеком степном поселке еще одна семья узнает судьбу своего родного человека…

Весна 1945 года

От Советского информбюро

В течение 22 апреля Центральная группа наших войск продолжала вести наступательные бои на ДРЕЗДЕНСКОМ и БЕРЛИНСКОМ направлениях.

На ДРЕЗДЕНСКОМ направлении наши войска заняли города ЛЮБЕНАУ, ДАМЕ, ШЛИБЕН, ЗОННЕВАЛЬДЕ, ФИНСТЕРВАЛЬДЕ, РУЛАНД, ЕЛЬСТЕРВЕРДА, ШВЕПНИТЦ, БУРКАУ, БИШОФСВЕЙДА.

По предварительным данным, с 17 по 21 апреля на этом направлении наши войска взяли в плен более 10000 немецких солдат и офицеров и захватили 96 самолётов и свыше 150 танков и самоходных орудий противника.

На БЕРЛИНСКОМ направлении наши войска заняли города БИЗЕНТАЛЬ, КАЛЬБЕРГЕ, КЛЕЙНШЕНЕБЕК, ФРИДРИХСХАГЕН, ФЮРСТЕНВАЛЬДЕ и пригороды БЕРЛИНА — ГЛИНИККЕ, ЛЮБАРС, БЛАНКЕНФЕЛЬДЕ, РОЗЕНТАЛЬ, БУХХОЛЬЦ, КАРОВ, БЛАНКЕНБУРГ, МАЛЬХОВ, ВЕЙСЕНЗЕЕ, ХОЭНШОНХАУЕЗЕН, МАРЦАН, БИСДОРФ, МАЛЬСДОРФ, ШЕНЭЙХЕ, ФИХТЕНАУ, ВИЛЬГЕЛЬМСХАГЕН. По предварительным данным, с 17 по 21 апреля на этом направлении наши войска взяли в плен более 13000 немецких солдат и офицеров и захватили следующие трофеи: самолётов — 60, танков и самоходных орудий — свыше 100, полевых орудий — более 500.

Севернее ВЕНЫ войска 2-го УКРАИНСКОГО фронта, продолжая наступление, с боями заняли на территории Австрии более 30 населённых пунктов и среди них ДРАСЕНХОФЕН, ОТТЕНТАЛЬ, ВИЛЬДЕНДЮРБАХ, НОЙДОРФ, АЛЬТЕНМАРКТ, АЙХЕНБРУНН, МЕРКЕРСДОРФ, СИМОНОФЕЛЬД.

На других участках фронта — бои местного значения и поиски разведчиков.

За 21 апреля на всех фронтах подбито и уничтожено 156 немецких танков и самоходных орудий. В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 56 самолетов противника.

«Меня могли расстрелять…»

За месяц с небольшим до начала войны мальчишке из Новоукраинки Косте Врадию исполнилось всего 16. К этому времени он учился на первом курсе строительного техникума в Кировограде. И вряд ли, строя планы на будущее, в которых войны никак не должно было быть, мог предполагать, что проведет долгих восемь месяцев под угрозой расстрела…

До самого освобождения города от фашистов 17 марта 1944 года паренек действовал в составе молодежной подпольной группы Владимира Поповкина в Новоукраинке. «Фашисты меня искали — сначала расстреляли одну учительницу, затем — одного из моих товарищей по группе, — вспоминает Константин Тимофеевич. — Но дома я тогда почти не появлялся — изредка заходил ночью за бельем или чистыми бланками — моя сестра работала в той же группе в «паспортном столе», делали документы, кому это было нужно». Тогда в доме юного подпольщика ничего не нашли — незадолго до прихода непрошенных гостей его сестра перепрятала, по его совету, документы, зашив их в манжет жакета… После освобождения паренек тут же отправился добровольцем на фронт — в составе 106-го гвардейского полка 36-й дивизии. Затем ранение, госпиталь. Долечиваться молодого бойца отправили домой. И долечиваться, и доучиваться — техникум он всё-таки закончил. Потом работал первым секретарем Кировоградского горкома комсомола, снова вернулся в армию и отслужил ещё шесть лет в Забайкалье…

Но это будет уже потом. А тогда, 9 Мая 1945 года, Константин Врадий праздновал долгожданную Победу в кировоградском общежитии на улице Киевской. «Помню, шум поднялся ночью, стрельба стояла такая, что как только обошлось без случайных жертв?», — вспоминает бывший подпольщик. Кстати, пистолет нынешний полковник в отставке сдал только через год или два после войны — конфисковывал ставшее незаконным оружие у него лично начальник новоукраинской милиции…

Интересно, что, кроме работы в подполье и службы в армии, уже после войны был в биографии Константина Тимофеевича ещё один бой, за который он, возглавляя уже организацию кировоградских комсомольцев, едва не поплатился партбилетом. Сейчас Константин Тимофеевич говорит об этом с улыбкой, а тогда, в 50-м, только армия спасла его от серьёзных оргвыводов по партийной линии. «Вместе с тогдашним городским военкомом Николаем Климовым и секретарями комсомольских организаций городских предприятий мы устроили за городом, на аэродроме аэроклуба, маневры для допризывников. Как положено, их разделили на оборонявшихся и нападавших, дали в руки винтовки — правда, без патронов. С неба самолеты аэроклуба бомбили мешками с, кажется, мелом, вместо танков были мотоциклы. Понятно, был и концерт артистов самодеятельности между “боями”… Словом, мероприятие удалось отменное». Однако на этом история не закончилась: как оказалось, машины с бойцами, выезжавшие к месту «боевых действий» по улице Карла Маркса, видели местные жительницы. И…ударились в плач: дескать, опять война?! Каким-то образом слух об этом дошел до… «Голоса Америки»… Словом, скандал был нешуточный.

В мае 2010-го Константину Тимофеевичу исполняется 85 лет. Несмотря на то, что, как и у всех людей преклонного возраста и трудной судьбы, пошаливает сердце, он каждый раз 9 Мая приходит на Валы. А ещё — непременно возлагает цветы на родные для него могилы. И пишет. О товарищах по новоукраинскому подполью. О партизанах Кировоградщины. За то, чтобы издать новую книгу (литературный псевдоним Константина Врадия — Берест) ветерану пришлось заплатить почти полторы тысячи гривен… «Это — моя одиннадцатая книга и, видимо, последняя», — с грустью говорит он. Пишите, Константин Тимофеевич — ваша память, ваши воспоминания нужны не только как дань уважения мертвым, но и как урок мужества и патриотизма нам, живым.

«Девчонки от радости бросались подушками»

С первых дней войны Екатерина Фокеевна Михайленко находилась в Москве. Будучи родом из Саратовской области, в столицу, где жила сестра, в сороковом году приехала учиться. Поступила в техникум, но учиться было тяжело, к тому же Екатерина была сиротой. Пошла работать на фабрику — шила сумки для противогазов.

Как только началась война, фабрику эвакуировали. Двадцатилетняя Катя с подружками пошла в Красный Крест с намерением стать дружинницей, чтобы со всем советским народом бороться с врагом. Спустя восемь месяцев, в 42-м, Екатерину призвали в армию — в 312-й отдельный московский городской батальон. С самого начала войны молодые хрупкие девчушки на носилках переносили раненых в палаты. «Госпиталь был в здании школы. Привозят раненых, кладут их в вестибюле на полу, а мы перекладываем на носилки и — по палатам, на второй или третий этаж. Дежурили возле них сутками, перевязки делали», — вспоминает Екатерина Фокеевна. Выходных не было. Во-первых, война, не до отдыха. А во-вторых, когда не было дежурства, девушек отправляли в Подмосковье собирать на болотах торф…

9 Мая 1945 года Екатерина находилась в общежитии, это был редкий день отдыха. «Мы чувствовали, что вот-вот настанет День Победы. Исход войны был очевиден, и, тем не менее, когда пришла весть о Победе, эмоции проявлялись очень бурно. Девчонки от радости бросались подушками. Прыгали на кроватях, кричали, пели», — рассказывает Екатерина Михайленко.

Сразу после окончания войны Екатерина была демобилизована и работала в поликлинике. Так получилось, что с армией она была связана еще долгие годы. Еще в 42-м году познакомилась по переписке с бойцом, который после войны приехал в Москву и забрал свою Катюшу. Кадровый офицер увез жену в Германию, где он продолжал службу. Там у супругов Михайленко родились мальчики-близнецы. Потом были Румыния, Украина.

Когда сыновьям было по пять лет, Екатерина Фокеевна, будучи проездом в Москве, нашла свою сослуживицу. Встретились, долго вспоминали годы войны, оборону Москвы, бомбежки, бессонные ночи в госпитале, долгожданную Победу. Для Екатерины Москва осталась в памяти такой, какой мы видим ее на черно-белых кадрах кинохроники. Ее Москва — без небоскребов, бизнес-центров, автомобильных пробок, но с людьми, которые были готовы на самопожертвование ради родного города, своей страны. Именно о такой Москве она рассказывала своим детям и внукам.

Сейчас Екатерина Фокеевна Михайленко, отдыхая во дворе на скамейке с соседками, все меньше говорит о прошлом, все больше — о будущем. Есть внуки, о судьбе которых бабушка очень беспокоится. Хочет, чтобы у них все сложилось удачно, чтобы осуществилось все, что они задумали, и чтобы на их долю не выпала страшная война.

На фото: Екатерина Михайленко и Константин Врадий