Льготы или деньги

Боевые действия с фланговыми охватами и стрелами, обозначающими направления передислокации сил, — вот на что больше всего похожи схемы, представленные Министерством труда и социальной политики Украины на заседании Национального пресс-клуба реформ. Около 15 млн. граждан Украины — ветераны войны, чернобыльцы, пенсионеры и другие категории населения — пользуются теми или иными социальными льготами. Какие метаморфозы обещает им новая Концепция Минтруда (а следовательно, и Кабмина) — вопрос далеко не праздный.

Турусы на колесах

Такое, извините, словосочетание просится для характеристики представленной журналистам Концепции. С одной стороны, все в ней как будто ясно — в полном соответствии с заявленным ее авторами принципом “здiйснення соцiальної полiтики… на засадах вiдкритостi, прозоростi”. С другой стороны — вопросов возникает ой как немало.

Для начала: как таковой “Концепцiї забезпечення адресного надання пiльг окремим категорiям громадян” еще нет. Есть лишь ее проект, положения которого к тому же еще только предстоит учесть в Социальном кодексе Украины. Но шаги к прощупыванию общественного мнения и, возможно, его формированию уже предпринимаются. Другое. Словосочетание “адресная помощь” пошло гулять по Украине во времена Кабинета Министров Кинаха. “Запретным” оно стало при Кабмине Януковича. Но в последнее время оно звучит снова — не наводит ли это на мысль о двойственности позиции? Для “политического имиджа” правительства концепция адресной помощи плоха, поскольку уже успела вызвать шквал протестов, но Концепция “адресного надання пiльг” хороша? Хотя, как можно предположить, второе является лишь псевдонимом первого.

Неоднозначным представляется и сам подход. Предоставление “льготных услуг, в том числе в денежной форме” соседствует в Концепции со “сбережением действующей системы”. Зачем же огород городить, если одновременно допускается возможность оставить “все как есть”? В чем смысл реформистских потуг?

Пожалуй, единственная новация, которая однозначно просматривается, — это “запровадження електронного соцiального паспорту для вiдповiдних категорiй осiб на базi системи Єдиного державного автоматизованого реєстру осiб, якi мають право на пiльги”. В предлагаемой схеме предоставления льгот по оплате коммунальных услуг (для участника боевых действий, например) есть только одно отличие от ныне действующей. По нынешней схеме управления, труда и социальной защиты населения подписывают акты сверки, подготовленные совместно с предприятиями, предоставляющими жилищно-коммунальные услуги. По новой схеме — делают то же самое после сверки с базами данных Единого реестра. В обоих случаях доплату банковским учреждениям до полной стоимости услуг, предоставленных на льготных основаниях, производит Госказначейство по платежным поручениям управлений труда и социальной защиты населения.

Но есть и вариант предоставления социальных льгот в денежной форме. Причем никто его насильно якобы навязывать льготнику не будет. Хочешь этого сам — пожалуйста, напиши заявление и пользуйся на здоровье.

В этом случае льготник сам же и оплачивает банковским учреждениям полученные услуги в полном объеме. Сам же получает (живыми деньгами) и разницу между льготной и полной стоимостью услуги.

Но “схема боевых действий” в результате не становится проще. Наоборот, добавляется еще одна цепочка. Платежные поручения управлений труда и социальной защиты населения, как прежде, поступают в Госказначейство. Средства же из Госказначейства идут льготнику — естественно, не напрямую: через управления соцзащиты и почтовые отделения либо банк. Вот вам и еще одно звено. Кто и что от этого выигрывает, трудно сказать. Много ли радости льготнику, если он сможет подержать в руках дополнительные суммы, которые все равно придется отдать? К тому же все недостатки существующей системы, связанные, например, с задержкой прохождения платежей, новой схемой, сами по себе не устраняются. Схема и есть схема: в идеале она всегда красива. Но остается ощущение, что в новом подходе сосуществуют, как мухи и котлеты, две идеи: создание Единого реестра и предоставление социальных льгот в денежной форме. А поскольку вторая заявлена как очевидно половинчатая, то придумана в значительной степени для оправдания первой.

Пофантазируем?

Представляя проект, Минтруда не пожалело красивых слов: дескать, обещает он и “создание действенных механизмов”, и “унификацию”, и “системный подход”, и “усиление контроля”, и т.д. Что, впрочем, было воспринято некоторыми другими участниками заседания пресс-клуба как дымовая завеса. Возможно, уже потому, что любые “реформы” общественное сознание научилось воспринимать только в негативном плане: либо как попытку “все изменить, ничего не меняя”, либо “хотели как лучше, а получилось как всегда”. Дать людям больше денег — прекрасная идея. Но схема, приведенная выше, показывает, что льготнику здесь отводится лишь роль передаточного звена, перед которым стоит еще одно передаточное звено — почта или банк. Можно нафантазировать, конечно что льготник, получив, скажем, живые деньги на проезд в общественном транспорте, начнет больше ходить пешком и что-то сэкономит — для себя. Но дадут ли ему столько, чтобы сумел сэкономить? И как в общественном транспорте отличить получающего льготу в денежной форме от получающего ее “натурой”? “Стой, руки вверх, предъяви социальный паспорт!” — так, что ли? Поделились журналисты, участники заседания, и таким наблюдением. Уже в этом году появилась возможность у льготников получать уголь для отопления не натурой, не талонами, а живыми деньгами. Не всем новшество пошло впрок: истратив деньги (возможно, не обязательно на водку), некторые оказались перед выбором — где бы чего теперь украсть?.. (Впрочем, стричь всех под одну гребенку, считать этакими несмышленышами, нуждающимися в посторонней опеке, — тоже не дело). Прозвучало на пресс-клубе и такое мнение: мы еще не знаем, в каком виде представленный документ попадет в ВР, как на него отреагирует ВР, а еще раньше — профсоюзы и общественность, зато знаем, чем заканчивались некоторые другие реформы: например, борьба за сокращение чиновничьего аппарата — ростом его численности.

Участник заседания Национального пресс-клуба депутат ВР Василий Хмара был достаточно осторожен в оценке проекта. Одна из бесспорных истин, им высказанных, звучит так: чем беднее страна, тем больше в ней льгот — и наоборот. В чем подтекст? Возможно, для нашей страны не исключено произвольное снижение льгот в процессе перехода к их денежной форме — но зато мы начнем считать себя богаче? Похоже, так была воспринята аналогичная идея в России, на опыт которой стоило бы оглянуться: начались массовые протесты, но и правительство страны отреагировало должным образом, развернув широчайшую разъяснительную кампанию. К тому же Россия провела для проверки идеи и широкомасштабный эксперимент, а где он прошел у нас — в двух маленьких городках?

Но, если наша затеянная “реформа” столь половинчата — может быть, пока и разъяснять ничего не нужно? Во всяком случае на заседании прозвучало и такое предостережение: журналистам не стоит категорически выступать ни “за”, ни “против”, увлекая за собой читательскую аудиторию. Все это всего лишь пока только “информация о намерениях”.

Крайне резко оценил озвученный на заседании проект президент общественного объединения “Союз Чернобыль Украины” Юрий Андреев. А идея создания Единого реестра, который должен прояснить, сколько действительно в Украине льготников (чего будто бы никто “реально не знает”), вызвала такую его реплику: это и станет первым шагом к наступлению на права людей, пользующихся льготами.

Одна из самых красивых идей: “просто” установить для пенсионеров достойные размеры пенсий — в соответствии с заслугами и правами на привилегии, включая “чернобыльские” и прочие, а для работающих — достойные уровни зарплат. Неужели мы все еще настолько нищая страна, что не можем себе это позволить? И тогда отпала бы потребность в концепциях, дополнительных звеньях в схемах, а с ними — и потребность в огромных армиях чиновников. Но рупора для этой идеи не нашлось.

А ассоциация со “схемами боевых действий” возникла не случайно. Уже названный Юрий Андреев заявил о намерениях объединения “Союз Чернобыль Украины” пикетировать ВР с целью добиться блокирования заявленной “Концепцii забезпечення адресного надання пiльг”.

“Бесплатная” поверка

С 1 января 2005 года поверка, обслуживание и ремонт счетчиков (водомеров, а также тепловых, электрических и газовых), включая их демонтаж, транспортировку и повторную установку, станут для потребителя бесплатными. В соответствии с Законом Украины, принятым в июне 2004 г. (“О метрологии и метрологической деятельности”), эти работы будут производиться за счет предприятий, оказывающих услуги водо-, тепло-, газо- и электрообеспечения.

На самом деле новое положение, с энтузиазмом воспринятое потребителями услуг — обладателями названных измерительных средств, вызывает немало недоуменных вопросов. Закон, принятый, как у нас обычно бывает, “из лучших побуждений”, задевает, по крайней мере, две болевые точки: интересы свободной конкуренции и интересы самого потребителя — бесплатным, как известно, бывает только сыр в мышеловке. Об этом журналист “УЦ” беседует с директором областного сервисного центра “Каллисто” Виктором Дончевским.

По информации, которой располагает В.Дончевский, “Киевтеплоэнерго” уже повысило (с 1 января 2005 г.) на 3% стоимость отпуска тепловой энергии на объектах, оборудованных тепловыми счетчиками “Суперкал”. Что за этим последует, наш собеседник показывает на примере обычного 100-квартирного жилого дома, в котором на вводе теплосети стоит счетчик.

Если учесть, что в среднем за отопление квартиры потребители платят 100 грн. в месяц, отопительный сезон длится 6 месяцев, а межповерочный интервал счетчика составляет 2 года, то за эти два года жители 100-квартирного дома заплатят теплоснабжающей организации дополнительно 3600 грн. Реальная же стоимость поверки счетчика, говорит В.Дончевский, ссылаясь на опыт “Каллисто”, равна 600 грн. То есть потребители оплатят стоимость не одной, а шести поверок — причем в равной степени будут платить жильцы не только хорошо отапливаемых квартир, но и угловых или тех, в которых батареи по каким-то “объективным” причинам еле теплятся.

Другая сторона — поверка счетчиков, например водомеров, установленных в квартирах. По сложившейся в Украине практике, их установкой главным образом занимались и занимаются конкурирующие между собой предприятия малого и среднего бизнеса — независимые от монополиста-поставщика услуг. По этой причине им же население доверяло и поверку: хотя бы из опасения, что монополисту-поставщику счетчик, врущий в большую сторону, куда выгоднее точного. Кому теперь должен нести потребитель свой счетчик для обязательной “бесплатной” поверки? Частник работать бесплатно не будет. Не верит он и в то, что поставщик услуг начнет перечислять ему деньги за выполнение поверки, поскольку взаимоотношения между поставщиком и поверителем в новом законе не урегулированы. По этой причине его можно считать усиливающим позицию монополиста. Правда, Антимонопольный комитет Украины по этому поводу еще не высказал своего мнения. Он, как следует из его официального ответа, еще изучает возникшую ситуацию.

Еще один вопрос: оснащенность предприятий-поставщиков услуг поверительным оборудованием. Метрологическое оборудование стоит недешево (до десятков тысяч долларов) — его приобретение организациями-поставщиками, не имеющими такового, опять-таки, выльется для потребителя в повышение тарифов. К тому же в письме, адресованном областным сервисным центром в Госкомитет Украины по вопросам регуляторной политики и предпринимательству, высказано и такое опасение: «На крохах метрологического оборудования, которое кое-где есть на таких предприятиях, умудряются так “накручивать” приборы учета, что после этого физические лица обращаются с просьбой о перепроверке».

Тем не менее, по мнению Виктора Дончевского, есть цивилизованный способ разрешить ситуацию. Первое — потребителю необходимо оставить право выбора, кому он отдаст свой счетчик (который он установил за собственные деньги) для поверки. Если частной организации — то, естественно, потребитель же и оплатит ей стоимость поверки. Второе — тепло-, водоснабжающая организация компенсирует потребителю же понесенные им затраты. Если, скажем, поверка водомера стоит 10,5 грн., то при перерасчете после поверки зачтет в его пользу объем отпущенной воды на сумму 10,5 грн. Что и будет соответствовать букве закона: “поверка… за счет предприятий и организаций, предоставляющих услуги электро-, тепло-, газо- и водоснабжения”.

Все, что нужно для реализации такой идеи, — это разработка соответствующих рекомендаций Госжилкоммунхозом Украины.

Впрочем, опасения, что и эта схема не ударит по карману потребителя, причем даже не имеющего приборов учета в своей квартире, все равно остаются. Монополист — под засчитываемую в услугах потребителям стоимость поверок — немедленно попытается поднять тарифы. Ведь это проще, чем сэкономить за счет снижения потерь или энергосбережения. И воспрепятствовать ему в этом могут только органы местного самоуправления, за которыми закреплены право пересматривать тарифы и обязанность отстаивать интересы территориальной общины.

“Нация, которая не уважает мертвых, не может уважать и живых”

7 ноября в обстановке, давно лишенной пышности и торжественности, будет отмечаться 87-я годовщина со дня Великой Октябрьской социалистической революции. О месте октябрьких событий в истории человечества и о нынешнем времени мы решили поговорить с человеком, 25 лет из 36 проработавшим заведующим кафедрой политэкономии КГТУ, заслуженным работником культуры советской Украины, членом бюро Кировоградского горкома КПУ Василием Яковлевичем Пыхтиным.

— В преддверии 7 ноября как вам, коммунисту и преподавателю с огромным стажем работы видится: что же все-таки произошло осенью 1917 года? Раньше это событие называли октябрьской революцией, совсем недавно — переворотом и захватом власти, но все эти определения сути процесса не меняют, как вы думаете?

— Я думаю, что все-таки в 1917 году произошла революция, в основе которой лежали субъективные и объективные причины. Она была так же неизбежна, как в свое время Великая французская революция. Она была подготовлена всем ходом развития Российской империи и всего мира. Абсолютно не правы те, кто считает, что октябрьская революция — это переворот и захват власти. В тот момент сложилась такая ситуация, что власть никто не хотел брать, и только коммунисты ее взяли в свои руки. Они были готовы к этому, у них была своя программа. Они опирались на знание объективных законов общественного развития. Почему не говорят о негативных явлениях и процессах, произошедших во Франции в конце XVIII века, и называют те события великой революцией, а не каким-то переворотом? А ведь она была более кровавой, чем наша. Подобные формулировки мне кажутся проявлением новой идеологии.

— Сейчас, спустя 87 лет после революции, скажите, пожалуйста, кто на самом деле пришел к власти? Кто выстроил и составил эту новую властную вертикаль?

— По моему мнению, новую властную вертикаль выстроили, создав первое наше правительство, самые культурные, образованные и грамотные в плане понимания законов общественного развития люди. Все, кто окружал Ленина, те же Луначарский и Красин, и сам Ленин. Они четко представляли, чего хотят. В правительстве были представители интеллигенции, выходцы из буржуазии и рабочего класса. Это были борцы за идею, хорошо понимавшие ее, верившие в нее. А потом, в 70-х, пришли новые люди, которые на первый план начали выдвигать личные интересы.

— Почему именно в 70-х? Разве этот процесс не начался лет на тридцать раньше, когда не осталось людей, участвовавших в XVII съезде ВКП(б)?

— С одной стороны, да, но это было перерождение лишь среди небольшой части руководства. Перерождения народа не было. Люди верили в социалистические идеалы и шли этой дорогой. Мы бы тогда не победили в войне. Первые послевоенные годы мы тоже жили на энтузиазме, а потом он иссяк. Нужно было включать рычаги материального стимулирования, но этого не произошло.

— В истории Союза были как белые, так и черные страницы. Если вслед за Юрием Олешей мы разделим лист пополам, какие дела можно занести в графу “добро”, а какие в графу “зло”? За что мы должны благодарить революцию, а за что проклинать?

— Благодарить революцию мы должны за то, что каждому она дала работу, образование, гарантированный минимальный уровень жизни, чувство коллективизма, уважительное отношение друг к другу, ликвидировала дикую эксплуатацию человека человеком, и, самое главное, дала народовластие. Мы построили крепкое государство, которым гордились мы и которое уважали и боялись другие. А слово “проклинать” я бы заменил. Не революция породила негативные явления, а дальнейшее развитие общества. Вот в эту графу я бы отнес неуважительное отношение к труду, уравниловку, расхождение между словом и делом.

— А репрессии?

— Вспомните Столыпина, при котором людей вешали на каждом столбе. Было даже выражение “надеть столыпинский галстук”. Другое дело, что перегнули страшно. Я считаю, хотя со мной многие не согласны, что здесь большая вина Сталина. Нынешние коммунисты отрицательно относятся к массовому раскулачиванию, репрессиям, допущенным явлениям, которые получили название голодомор, культ личности…

В жизни и в работе я придерживаюсь двух принципов: принципа объективности и принципа относительности. Сквозь их призму очень многое можно понять. И судить, что было плохого, а что хорошего. Я горжусь советской властью, потому что мне, парню из деревни, она дала абсолютно все: образование, жилье и самое главное — любимую работу. Надо было только трудиться. Одной из ошибок было то, что мы не отработали настоящего механизма стимулирования труда, чтобы он был ощутим. Разве у нас могли быть богатые и бедные? При социализме — никогда, мы всех выровняли, сделав, к сожалению, бедными. Революция несла прекрасные идеи, но выработать оптимальный механизм их реализации мы так и не смогли.

— В России бурно обсуждается вопрос предания земле тела Ленина. В этом, наверное, есть рациональное зерно — попытка наконец прекратить разговоры о поклонении трупу, убрать из общества неуважение к праху. А вы как думаете?

— Сейчас не время обсуждать эту проблему. Это вызовет огромное брожение в обществе и еще более острый социальный конфликт. Общество должно устояться и встать на ноги.

— Сколько же на это уйдет времени?

— Не нужно устанавливать сроки. Мы уже собирались прийти к коммунизму через двадцать лет. В России Явлинский говорил, что достаточно пятисот дней, чтобы построить рыночную экономику. Уже прошло более десяти лет, а страна еще не достигла уровня производства 1990 года.

— Тем не менее, проблему-то нужно решать…

— Сначала нужно выяснить, какая часть общества так думает. А, может быть, большинство считает, что все должно оставаться на своих местах? Почему во Франции есть пантеон, где хранятся сердца людей, стоявших по разные стороны баррикад? У них есть прекрасная поговорка: нация, которая не уважает мертвых, не может уважать и живых. Сейчас говорят, что Ленин — террорист. А давайте разберемся, кто этот террор устроил первым? Белые, когда захотели вернуть себе власть. Заявляют, что у Ленина не было программы строительства социализма. Да, шли методом проб и ошибок. Не получилось с военным коммунизмом? Перестроились и пришли к НЭПу. Это была очень хорошая идея. Так что вопрос о захоронении я считаю преждевременным, но в любом случае он должен решаться путем референдума.

— Политическая жизнь в своем развитии движется по принципу маятника. В советское время коммунизм был новой религией, с начала девяностых массы бросились в другую, противоположную сторону, а совсем недавно Ющенко сказал, что время дремучего антикоммунизма прошло. С вашей точки зрения, какую роль может играть Коммунистическая партия в типичном западном демократическом обществе?

— Я стараюсь избегать банальностей, но все же хочу отметить: коммунизм — не религия, а наука. Общественная жизнь протекает по определенным объективным и доказуемым законам, а суть религии, прежде всего, в вере. Что же касается крайностей, конечно, хорошо, что время дремучего антикоммунизма прошло. Нельзя огульно охаивать и растаптывать свое прошлое. В нем было много хорошего, что можно и нужно было сохранить. Например, чувство любви к родине, родной земле, уважительное отношение к истории. Если говорить о Сталине, я отрицательно отношусь к репрессиям, но я уважаю его как государственного деятеля и строителя сильного государства. После него ведь не было такой сильной личности.

В демократическом же обществе, если Коммунистическая партия окажется у власти, она будет строить общество на принципах научного социализма и коммунизма. Если она будет в оппозиции, она должна выполнять конструктивную роль. И такая оппозиция нужна любому государству.

— Социологические опросы свидетельствуют о том, что коммунистический электорат устойчив, как никакой иной. Если так, то возникают большие сомнения в объявленных по результатам первого тура выборов президента 5 процентах, набранных Петром Симоненко. Может, голоса коммунистов просто были переданы представителю власти? Что, с вашей точки зрения, произошло с самым устойчивым электоратом? И вообще, как вы оцениваете результаты выборов?

— По поводу такого маленького процента могу сказать следующее. Есть несколько пунктов, объясняющих сложившуюся ситуацию. Нас упрекают, что мы через Верховную Раду мало сделали практических дел для народа. Но ведь мы не составляли большинство, хотя работали над многими законами и принимали их. А люди все равно разочаровались. Они привыкли, что раньше за все отвечала партия, с нее был спрос. К тому же слишком сильна была пропаганда основных претендентов, люди пошли за новыми лозунгами и идеями. Хотя в борьбе за элементарное выживание они не вдумываются в то, что им предлагают. Да и просто людей пожилого возраста, а именно они составляют основную массу коммунистического электората, по объективным причинам становится все меньше…

— То есть вы не верите, что на участках были нарушения?

— Я не могу говорить обо всех, но на моем участке, в 11-й школе, где я был членом избирательной комиссии, все было спокойно, уважительно, без эксцессов, хотя подготовка к выборам в стране шла в ужасных условиях и безобразно. Я глубоко убежден: выборы должны проходить честно и открыто. А право народа — выбирать.

Типичный участок “атипичных” выборов

Поскольку автору этих строк пришлось целый день дежурить в редакции и отвечать на звонки читателей, возмущенных ходом голосования на выборах президента Украины, я имел возможность реально оценить происходящее практически в масштабах всего города. И ситуация, сложившаяся на избирательном участке №65, выглядела, в общем-то, типичной для нынешних, в целом весьма необычных выборов. Единственный нюанс: этот участок расположен непосредственно в том же здании, где находится редакция “Украины-Центр”.

По всей видимости, председатель участковой избирательной комиссии Василий Данилов попросту не учел того, что его деятельность находится под пристальным вниманием журналистов “УЦ”.

С раннего утра к участку начали подъезжать микроавтобусы с черкасскими, донецкими и днепропетровскими номерами. Из них выходили бритоголовые личности сомнительного вида, которые по счастливой случайности решили “волеизъявиться” именно здесь. Когда же один из местных координаторов этих так называемых избирателей заметил, что к участку направляется мой коллега, достаточно известный в журналистских кругах, эти люди постепенно ретировались. Однако 28 человек все же успели проголосовать…

Очень скоро выяснился еще один интересный факт. Когда наблюдатели и журналисты попросили главу комиссии предъявить списки избирателей перед подсчетом голосов, в них удивительным образом обнаружилось, что жильцы дома №2 по улице 50 лет Октября, как ни странно, практически все родились в 1984-85 годах. Мы попытались отыскать этот загадочный дом, но при всем желании найти его не смогли.

Всего из дома-призрака должны были проголосовать 180 человек. Уважаемый председатель комиссии после долгих дебатов назвал нам именно эту цифру. Но где есть 180, там может быть и 300…

Дальше — больше. К вечеру ситуация на участке накалилась до предела. Несмотря на то, что голосование продолжалось, председатель решил провести заседание участковой комиссии, с целью вывести из ее состава представителя от оппозиции Аллу Маркину. Формально поводы для этого были, поскольку член комиссии действительно допустила ряд ошибок. В этот момент очень кстати на участке появились международные наблюдатели. Честно говоря, они были обескуражены происходящим. Когда же после окончания голосования отлучившихся на несколько минут наблюдателей и вовсе не пустили на участок, они окончательно определились с мнением по поводу нашей местной демократии.

Увы, после окончания голосования подсчет голосов не начался, как того требует закон о выборах. Председатель снова стал требовать выведения Аллы Маркиной из состава комиссии. При этом Василий Данилов поставил на голосование вопрос о своем отъезде в территориальную комиссию для решения этого, по его мнению, не терпящего отлагательств вопроса. Затем Василий Анатольевич сказал, что ему необходимо срочно посоветоваться с вышестоящими инстанциями и …закрыл заседание комиссии, обескуражив тем самым не только наблюдателей, но и собственных подчиненных.

В теризбиркоме заявили, что это дело не стоит выеденного яйца и заниматься такими мелочами в то время, когда подводятся итоги выборов, никто не будет. В результате председатель все-таки вынужден был в первом часу ночи начать подсчет голосов. Его итоги оказались не в пользу единого кандидата от провластных сил. За Виктора Ющенко проголосовало 497 избирателей, за его основного конкурента Виктора Януковича — 346, а за Александра Мороза — 115 кировоградцев из более чем полутора тысяч человек, внесенных в списки на этом участке…

Владимир Яворивский. Не только о выборах

Одним из тех, кто во время президентских выборов в Кировограде отстаивал интересы Виктора Ющенко, был народный депутат, глава подкомитета Верховной Рады по вопросам свободы слова, глава Союза писателей Украины Владимир Яворивский. В прошлую пятницу в областном штабе блока “Наша Украина” состоялась пресс-конференция с участием Владимира Александровича.

Конечно же, большинство вопросов так или иначе затрагивали главную причину визита Яворивского в наш город, но к моменту выхода этого номера “УЦ” они уже утратили актуальность. Поэтому мы приводим только те кусочки беседы, которые не были напрямую связаны с выборами президента (по крайней мере, с первым туром этих выборов).

Один из самых насущных вопросов — ситуация со свободой слова в Украине.

Владимир Яворивский:

— Вы знаете, в 90-м году свободы слова было намного больше, чем сейчас. Даже при той административной машине я как народный депутат СССР мог прорваться на центральный телеканал, сделать там какие-то заявления. Сегодня ничего такого сделать просто невозможно. Если разбираться в причинах, почему так получилось, нужно искать первоисточник, откуда вышли все эти “темники”. Все это пошло из Администрации Президента. Какого бы мнения мы ни были о Медведчуке, который разработал эту ужасную машину, нужно признать, что его система сработала. То, в каком виде существуют Первый канал, “Интер”, “1+1”, — его заслуга. В этом отношении он человек гениальный, но беда в том, что его гениальность — со знаком минус.

Журналистов не нужно учить — люди, будьте независимыми и т.д., они и так все прекрасно понимают. Прессе просто нужен сигнал — вы свободны, не бойтесь, “темников” нет, пишите то, что считаете нужным. И Ющенко так и сделает… Если вы помните, Виктор Андреевич был единственным премьером, который не препятствовал работе СМИ, которые его критиковали. Он продемонстрировал, что власть должна быть терпимой к тому, что пишет пресса, нравится ей это или нет.

Также кировоградским журналистам, что называется из первых уст, была рассказана история противостояния в Союзе писателей Украины.

— Союз писателей всегда был очагом сопротивления криминальной власти. Я ожидал, что реакция на мои письма, на все наши выступления обязательно будет. Я ждал финансового давления, проверок, но никак не ночного штурма Союза писателей…

Недовольные есть всегда, тем более сейчас, когда большинство писателей живут бедно. Книги не издаются, гонораров практически нет. Вы не поверите, если я вам скажу, что до последних дней Павло Загребельный получал пенсию 178 грн. Ему гонорары выдают книжками! Вы себе можете представить, что Загребельному — человеку, который создал целую библиотеку, — нечем заплатить за коммунальные услуги?..

Так вот, начали искать недовольных, собирать подписи против Яворивского. В Киеве это не прошло, тогда они пошли по областям — наобещали издать книги и собрали таким образом со всей Украины 40-50 человек, которые имели в Союзе писателей право голоса. Они за полчаса приняли решение уволить Яворивского, и вечером эту новость крутили уже по всем телевизионным каналам.

Сначала на эти манипуляции я смотрел с удивлением, но потом, когда была дана команда судьям и суд, не выслушав ни меня, ни кого бы то еще, принял решение признать то устное собрание легитимным, мы поняли, что ситуация серьезная. Завтра могут забрать печать, средства, а главное — здание, в котором находится Союз (этот дом на Банковой пришелся по душе Кучме, там он планировал открыть свой Фонд). После того, как я узнал о постановлении суда, я приехал в Киев, по дороге подняв на ноги коллег-депутатов, кого только мог. Вместе нам удалось отстоять здание.

Затем было принято решение собрать нормальный, легитимный съезд. Я обратился к писателям-членам Союза: приезжайте и сами решайте судьбу Союза (хотя от имени нового руководства им всем разослали телеграммы с предложением не приезжать на съезд, даже я ее получил). Заседание пришлось проводить под открытым небом — уникальный в истории литературного движения случай. Из 1470 человек, имеющих право голоса, на съезд собралось 984. И они все расставили по своим местам. Точку в деле поставил Верховный суд, принявший решение в нашу пользу.

Еще на двух вопросах, озвученных в ходе пресс-конференции, хотелось бы остановиться подробнее: использование админресурса и повышение цен в канун выборов. Вот что по этому поводу думает Владимир Яворивский:

— Использование админресурса неизбежно, мы все об этом знаем. Для чиновника что главное? Продержаться до последней возможности. Но наступит момент выбора, когда эти люди скажут: “Сколько ж можно, да пропади оно все пропадом…” Даже психологически будет другое отношение к указаниям, давлению сверху…

Вы сами понимаете, что сейчас в стране уровень инфляции сдерживается искусственно. Это будет колоссальной проблемой для нового правительства. Союз писателей расположен возле Нацбанка, и я с ужасом смотрю на те колонны “деньговозов”, которые стоят возле банка. Маховик инфляции раскручен. Ведь “пустые” деньги выпущены не просто потому, что Тигипко хочет остаться в истории, поставив свою подпись на этих купюрах. Они нужны для других целей… Сейчас в Киеве купить валюту невозможно. На один обменный пункт в день выделяется 100 долларов, и только для продажи иностранцам. То, что они сделали, — это преступление против экономики. И еще хватает наглости сваливать всю вину за повышение цен на “спекулянтов”…

Таких не берут в космонавты

Те неразбериха, шатание, ошибки и откровенное пренебрежение взятыми на себя обязательствами, которые мы наблюдали на выборах и во время их подготовки, подтолкнули к простой мысли: интересно, а кто те люди, которые агитировали за кандидатов, участвовали в работе комиссий, координировали работу штабов и так далее? Ответить на наши вопросы мы попросили заместителя главы ПП “Яблуко” в Кировоградской области, доверенное лицо Михаила Бродского по 100-му избирательному округу Руслана Соляра.

— Руслан Владимирович, так кто же на этих выборах взял на себя роль агитаторов и агитируемых?

— Ни для кого не секрет, что на официальные политические мероприятия людей (педагогов, медиков, рабочих) просто сгоняли, мотивируя это тем, что, мол, вы все равно на работе, это время оплачивается, так что будьте любезны. Понятно, что никто не хочет рисковать своим местом. Студенты на подобные акции ходили либо, опять же, под давлением, либо за небольшую мзду. Ну а за агитацию, что также вполне естественно, платили по 30-40 гривен в день. Для студента или безработного — это вполне солидный заработок.

— Что вы можете сказать о том, как люди попадали в участковые и территориальную избирательные комиссии?

— Нынешние выборы президента показали очень интересную картину. Огромное количество технических кандидатов и, соответственно, их представителей в комиссиях дало возможность власти лоббировать исключительно свои интересы, не допуская оппонентам возможности принять ни одного решения. И понятно, что большинство членов комиссий — люди, на которых можно было оказать давление. Откуда такая мощь у технических кандидатов, которых в Кировограде и в глаза не видели, чтобы собрать стольких сторонников? За некоторых кандидатов в 100-м округе людей проголосовало меньше, чем у них выдвиженцев в комиссии и наблюдателей. Какие методы убеждения использовались при этом? В общем, лишь два — давление (от уговоров до угроз) и материальное вознаграждение.

В комиссиях оказалось очень много людей, которые участвовали в парламентских выборах 2002 года и выборах кировоградского головы. Кое для кого эта деятельность становится профессией. И весьма доходной…

— Как формируются штабы кандидатов, какие люди туда попадают?

— Опять же, для большинства выборный процесс — возможность получения хорошо оплачиваемой работы. Человек может не разделять убеждений кандидата, на которого он работает, но его труд оплачивается, и этим все сказано. Обычно людей подбирают через друзей и знакомых, как говорится, своих людей. Мало кого берут со стороны.

— В ночь с 31 октября на 1 ноября на некоторых избирательных участках появились бритоголовые парни. Чем заканчивались их визиты, уже знают все. Откуда же берутся люди, готовые на все? В каких парикмахерских их стригут?

— Об этом нужно спрашивать у правоохранительных органов, у УБОПа. В ночь выборов мы видели яркие примеры организованной преступности. И, думаю, наши правоохранители знают о местах их взращивания.

“Привет, красавица!”

В прошлый вторник вечером в Новоукраинке, в квартире представительницы штаба Виктора Ющенко, члена территориальной комиссии 101-го избирательного округа Валентины Гуцалюк раздался телефонный звонок.

“Привет, красавица!” — произнес незнакомый, явно искаженный мужской голос.

Продолжение разговора оказалось далеко не таким галантным. Звонивший посоветовал авторитетной и энергичной активистке “подумать над тем, кого выбирать” и за кого агитировать. Иначе, пообещал незнакомец, женщине придется думать над …выбором места на кладбище. После этого в трубке раздались короткие гудки.

Итак, ющенковцев боятся. Похоже, оппоненты исчерпали все методы борьбы и довольствуются теперь дешевыми хулиганскими выходками и мелкими пакостными “диверсиями”. Впрочем, недооценивать серьезность их намерений все же не стоит: разговоры о кладбище и прочие “милые” шуточки свидетельствуют о том, насколько ожесточенным будет “последний и решительный бой”. Хочется верить, что у чересчур ретивых исполнителей хватит разума или хотя бы инстинкта самосохранения остановиться до или сразу после первой крови…

P.S. На следующий день нам сообщили, что подобные звонки с угрозами поступили и другим членам того же теркома: Вере Яшиной, Любови Гейко и Юрию Погребному.

“Народне слово” вновь становится народным?

1-го ноября вестник Кировоградского областного совета и Кировоградской облгосадминистрации “Народне слово” отметил свое 14-летие. Праздника не получилось — в этот день выпуск газеты-именинницы был сорван.

Как рассказали коллеги из “Народного”, причиной нарушения производственного процесса здесь стало указание, якобы полученное в понедельник вечером руководством областной типографии — приостановить печать тиража газеты. Ключевым материалом подготовленного к выходу 2-го ноября номера якобы должна была стать публикация о том, как прошли выборы в Кировограде, под названием “Кiровоград вiдзначився масовими порушеннями закону про вибори”. По словам сотрудников редакции, накануне газетные пленки просматривал один из вице-губернаторов и предложил снять статью из номера. Однако главный редактор “НС” Валерий Мятович дал добро на печать…

Утром следующего дня, 2-го ноября, приостановленный процесс был снова запущен — в доме на площади передумали. Газета вышла почти в срок.

Как выяснилось, этот “подарок” коллективу издания от его учредителей не стал для наших коллег неожиданностью. Судя по их словам, конфликт между властями и их вестником начался еще после выхода в свет в четверг, 28 октября, номера газеты сразу с несколькими “неправильными”публикациями: о пребывании в Кировограде Виктора Ющенко, о поддержке журналистами “НС” оппозиционного “5-го канала”, о том, что студентам местных вузов запретили приходить на встречу с Ющенко, о том, что «мы — не “За” кандидата от власти». Словом, коллектив провластной газеты занял принципиальную, но “не ту” позицию.

Руководство области, входящее в редколлегию “НС”, попыталось было приструнить “зарвавшихся” газетчиков. Сотрудники редакции рассказали, что на заседании редколлегии на следующий день после выхода “крамольного” номера властные мужи поставили условие: перед выходом каждого номера приносить пленки на вычитку в облгосадминистрацию. Голосовали. Не прошло.

Сегодня, по словам журналистов “НС”, власти пытаются договориться с вышедшими из повиновения газетчиками “по-хорошему”… Что из этого выйдет — покажет время. А за коллег приятно. Ведь профессиональный долг и чувство собственного достоинства работников державного рупора наконец оказались сильнее набившей оскомину цензуры и властной хозяйской руки…

Один голодающий и пять тысяч протестующих

Как только депутат Юлия Тимошенко заявила, что Украина изнасилована фальсификаторами выборов, но никогда не выйдет за них замуж, — ее коллеги тут же проголосовали за уменьшение допустимого срока аборта с 28 до 22 недель. За это депутаты выступили так активно, как ни за одну политреформу — 281 “за” вместо нужных 226.

При этом парламентарии категорически отказались корректировать закон о выборах президента, мотивируя тем, что на переправе коней не меняют. Вопреки предложению спикера Литвина, паспорта украинцев не станут мечеными. Литвин настаивал, чтобы каждому избирателю ставили клеймо “проголосовал”. При частых украинских выборах этим штампам вскоре не хватило бы места.

А лидер коммунистов Петр Симоненко на этой неделе рассуждал о том, какое лицо у Верховной Рады. Оказалось, что оно будет честным, если Рада проголосует за политреформу. За честность лица вступился не только Симоненко, но и социалист Александр Мороз. Они пообещали отдать свой электорат оппозиционному кандидату в президенты Виктору Ющенко, если он поддержит политреформу.

Ющенко, не очень верящий в передачу голосов и не очень желающий политреформы, на коммунистов смотрит с ленинским прищуром. Нынешнее лицо Виктора Андреевича стало проблемой парламента и всей украинской избирательной кампании. Историю появления у лидера оппозиции этого лица снова пытался прояснить депутат Владимир Сивкович, глава следственной комиссии по отравлению Ющенко. Сивкович говорит, что Генеральная прокуратура для него — не указ, а закрытие “дела Ющенко” — не показатель. В период между выборами Сивкович делает карьеру. Ранее не признавший факт отравления Ющенко, теперь он говорит: с ним случился не герпес.

В соответствии с жанром детектива Сивкович уверяет, что ему угрожают. Он недоволен тем, что Рада третью неделю обсуждает, купил ли Сивкович санаторий в Крыму на деньги, вырученные за заявление о “неотравлении” Ющенко. Теперь Сивкович осознал истинную цену своих слов и будет произносить их часто, регулярно и с удовольствием — особенно между двумя турами выборов.

Ющенко старается на это не реагировать. Если он и бывает в Раде, то недолго. На ходу говорит в кулуарах “дайте мне три недели, и вы увидите меня прежнего” и уверен — у него украли победу в первом туре, подтасовав голоса…

На этой неделе под Верховной Радой собрались 5000 протестующих и один голодающий. Протестовала молодежная “Пора” — против фальсификации выборов. Голодал депутат Червоненко — из-за попытки лишить его украинского гражданства. 2 ноября Евгений Червоненко получил в президентской администрации информацию, свидетельствующую: МВД и АП намерены сделать его неукраинцем. А все из-за журналиста Дмитрия Понамарчука. Он, бродящий в парламентских кулуарах, рассказал нам, что прознал о втором, израильском паспорте Червоненко, сигнализировал об этом в Центризбирком и предложил выяснить, имеет ли право израильтянин быть украинским депутатом. При этом Понамарчук оригинала паспорта не видел, а копии — не имеет.

Но тут в дело вмешался украинский Президент, теперь не очень отягощенный делами. Явно не имея других занятий, Кучма изучает дело Червоненко.

Он, представитель “Нашей Украины” — не единственный, имеющий проблемы с гражданством. Они есть у жены Ющенко Кэтрин Клэр. Как рассказал нам сам Ющенко, его супруга лично ходила в МВД подавать документы на украинское гражданство, но их не приняли, потребовали метрики ее родителей. “Это очень трудная бюрократическая процедура”, — констатировал Ющенко.

Червоненко же остается только восклицать: “Я был, есть и буду гражданином Украины. Я — не израильтянин, а украинский еврей!” Депутатов забавляет, что история с Червоненко произошла, когда Украина практически согласилась на двойное гражданство с Россией: “Может, пусть Червоненко поменяет израильский паспорт на русский?” При этом слово “антисемитизм” в Раде не произносят, его заменяют эвфемизмом “предвыборная провокация”.

Глядя на голодающего Червоненко и бушующие под окнами митинги с оранжевыми флагами, депутаты категорически не могут работать. Как сказал Леонид Кравчук, “мы никаких серьезных вопросов до выборов не решим”…

Чужого горя не бывает

В стремительном потоке жизни мы часто проходим мимо тех людей, которые больше всего нуждаются в нашем понимании и участии. Государство же обычно вспоминает о них лишь в Международный день инвалидов или в преддверии очередных выборов. Они же, превозмогая душевную и физическую боль, берут инициативу в свои руки и объединяются в организации — так значительно легче преодолевать нелегкие жизненные рубиконы, а проще говоря, выживать. Ровно 5 лет назад была создана и Кировоградская областная организация инвалидов.

Несмотря на то, что Кировоградская областная организация инвалидов является самым молодым структурным подразделением Союза инвалидов Украины, она считается одной из наиболее активных. Возможно, потому, что создал и возглавил ее деловой и целеустремленный руководитель — инвалид войны в Афганистане, ныне успешный бизнесмен Сергей Подорожный. Ему удалось сплотить вокруг себя людей и вселить в них надежду. К нему приходят и родители с больными детьми, и взрослые — за поддержкой и помощью. Благодаря настойчивости и вместе с тем дипломатичности Сергея Михайловича ему навстречу идут чиновники самых разных рангов. Не так давно Кабмин выделил Кировоградской областной организации инвалидов почти 4 миллиона гривен на создание центра реабилитации детей-инвалидов.

Рассказывает Сергей Подорожный:

— Когда возглавляемая мною организация только становилась на ноги, я думал, что финансовая поддержка со стороны государства и спонсоров будет регулярной. Однако регулярными оказались только проверки, что не самым положительным образом, разумеется, сказывалось на психике и настроениях и без того обиженных судьбой людей. Мне же, в свою очередь, приходилось доказывать, что свои деньги я зарабатываю сам. Парадоксально, но бытует мнение, что если предприниматель за что-то берется, то его цель — непременно нажиться на этом. А мои заверения о том, что я действительно хочу, чтобы инвалидам у нас жилось лучше, подчас воспринимались с иронией.

Для примера расскажу один случай. Пришла как-то на нашу организацию гуманитарная помощь. Мы, как и полагается, распределили ее между нашими инвалидами, при этом оформив все документально. Практически следом приходят работники соответствующих органов и начинают подробно изучать все бумаги по освоению этих средств. Мало того, они начинают ездить по адресам и проверять правдивость подписей инвалидов. Вы бы видели реакцию тех людей, которым пришлось столкнуться с этой комиссией, и слышали бы их истерики — они-то ведь попросту боялись, чтобы у них не отобрали то, что перед этим дали. Объехав только несколько адресов из сорока, имеющихся в списке, проверяющие не выдержали сами…

Сейчас гуманитарная помощь на нашу организацию практически не приходит. А выживаем мы за счет того, что о нас не забывают областные власти — ежегодно под нашу организацию они закладывают в бюджет 20-30 тысяч гривен, также финансируемся мы за счет нашей центральной организации и, естественно, ищем спонсорскую помощь. Приходится добывать деньги и под какие-то мероприятия — фестивали, концерты. Пока, к сожалению, это один из самых действенных способов привлечь внимание тех людей, которые могут помочь. Хотя за границей, например, сделать благотворительный взнос на развитие организации, подобной нашей, считается абсолютно нормальным и даже престижным. Там люди в очереди для этого стоят — у них просто так принято. Как принято и то, что бизнесмены там создают рабочие места для инвалидов. У нас же в области, да и в Украине в целом, меценатское движение развито очень слабо. Судите сами: чтобы создать одно рабочее место для инвалида, — а это и специально оборудованный санузел, и комната разгрузки и отдыха, и пандус для въезда в здание на инвалидной коляске — предпринимателю нужно где-то от 40 до 80 тысяч гривен. Поэтому ему гораздо легче откупиться от государства 4% налога.

Как выяснилось, на сегодняшний день на Кировоградщине существует 11 предприятий, где инвалиды разных групп инвалидности могут найти применение своим способностям. Среди их создателей — такие известние своими регулярными меценатскими деяниями бизнесмены, как Александр Табалов, Виктор Шмидт и, естественно, Сергей Подорожный. А еще у Сергея Михайловича есть мечта — создать лучший в Украине центр медико-педагогической, социальной и трудовой реабилитации для нуждающихся в ней юных граждан нашей области от 6 до 18 лет.

— Поначалу центр планировал начать свою работу на базе детского дошкольного учреждения №35, что по улице Родниковой. Оно было передано городскими властями Кировоградской областной организации инвалидов вместе со всем содержимым — детьми и работниками садика. Помещение вскоре пришло в негодность — там полопались трубы и начали рушиться стены. Коллектив садика оттуда выселили, а мы до сих пор рассчитываемся с долгами перед воспитателями и нянечками. Такое “мудрое” решение принял суд. Если саму задолженность по зарплате мы уже выплатили, то остались еще налоги и отчисления в Пенсионный фонд. Именно под это здание мы выбивали у правительства два миллиона гривен, но при содействии Александра Табалова Кабмин, обстоятельно изучив все наши документы, выделил почти 4 миллиона гривен. А недавно нашей организации было передано еще одно здание — детской поликлиники “Добруджа”. Это помещение находится в гораздо лучшем состоянии по сравнению с детским садом, поэтому реабилитационный центр мы решили расположить там.

В перспективе мы запланировали реализацию особой программы где начиная практически с детсадовского возраста до совершеннолетия воспитанники будут находиться под пристальным вниманием психологов, педагогов и медработников. Таким детям здесь также можно будет освоить и профессиональные навыки с учетом специфики медпоказаний ребенка-инвалида — например, овладеть компьютерной грамотой. Хотелось бы, чтобы дети-инвалиды свободно посещали бассейн, тренажеры, сауну, восстанавливали свое здоровье с помощью грязевых, радоновых и хвойных ванн. Однако без соответствующего финансирования “Добруджу” может постигнуть участь здания детсада №35. Поэтому мы приняли решение все же оставить в нашем уже помещении детскую больницу вместе с ее оборудованием и таким образом совместить социальную реабилитацию с медициной. Исходя из сложившейся финансовой ситуации, это будет самой правильной схемой.

К слову, в этом центре, по словам Сергея Подорожного, обязательно будет часовня. Ведь говорят же, что, если судьба вынесла человеку такой приговор, значит, в его роду кто-то здорово нагрешил, и грехи эти нужно обязательно замаливать.

Сейчас же в нашей области зарегистрировано около 7 тысяч инвалидов. И создание такого реабилитационного центра — это еще один шаг на пути к тому, чтобы юные судьбы его воспитанников наполнились новым смыслом, а грехи предков или роковое стечение обстоятельств не стало их горьким клеймом на всю жизнь…