«Мы с тобой одной крови»

Вся страна готовится к юбилею Великой Победы. Но для ребят из кировоградских поисковых организаций «Звезда» и «Память», которые все свободное время посвящают поиску не захороненных останков советских бойцов, круглые даты не имеют принципиального значения. Много лет подряд, как только сходит с полей снег, они отправляются на раскопки. Несколько сотен солдат и офицеров они подняли и перезахоронили в братских могилах под Вечным огнем.

Поисковики — это особая группа людей. Ни свет ни заря вставать, за собственные средства организовывать экспедиции, да еще иногда и выдерживать натиск чиновников и фермеров, которые ставят палки в колеса, — их могут понять только такие же по крови и духу люди. И не важно, какой ты национальности, где живешь и работаешь. Поисковиков объединяет одна благородная цель, ради которой можно даже в ущерб собственной работе преодолевать тысячи километров, чтобы помочь своим побратимам. Так, сейчас в Кировоград из Санкт-Петербурга приехал Сергей Куксенко только для того, чтобы облегчить работу нашим ребятам из «Памяти». 10 дней подряд интернациональный отряд выезжает в поля под Новгородкой, чтобы продолжить начатые в прошлом году раскопки в районе знаменитой высоты 167, где полегли тысячи советских солдат в наступательной операции осенью 1943 — зимой 1944 гг. Корреспонденты «УЦ» регулярно принимают участие в поисках бойцов, вот и на этот раз мы отправились на незасеянные поля, а уже поздно вечером, когда уставшие от восьмичасовых поисков ребята стали собираться домой, поговорили с гостем из России.

— Сергей, вы лично как увлеклись поисковой работой?

— Да с самого детства, я вырос на этом. Вблизи Санкт-Петербурга в годы войны находился большой Киришский плацдарм, проходящий по реке Волхов. И мы, еще мальчишками, ходили по этой местности, гильзы, осколки, которых полно вокруг, собирали. Ничего толком не выкапывали, просто время так проводили. Постепенно это все затягивало, и лет в 15-16 я вступил в первую поисковую группу. И тут уже началась серьезная работа — первый мой выезд, как сейчас помню, был на майские праздники 1989 года. Мы уже работали по четкому плану, учились, как результативно вести поиски…

Но потом распалась страна, и все советские школьные поисковые организации, которые гороно финансировало, стали распадаться. Те, кто хотел продолжать заниматься поиском останков советских солдат, стали сами думать о деньгах, время ведь было сложное… В начале 90-х во всей Ленинградской области насчитывалась всего-то пара-тройка отрядов. А сейчас их уже порядка сотни…

Я заболел в хорошем смысле слова всем этим, был в разных группах. Сейчас состою в поисковом отряде «Стяг». Это одновременно и учебный центр по подготовке молодых людей к армии, они у нас тренируются на полигоне ВДВ. Ну и в рамках патриотического воспитания мы их приобщаем к поисковой работе. Ведь если в раннем возрасте ребятам привить уважение к памяти о событиях Великой Отечественной войны, то они и вырастут с нормальными идеалами.

— Вы же ведете раскопки не только под Санкт-Петербургом?

— Очень часто и помногу мы работаем в Смоленской области, под Псковом, Новгородом. Да, грубо говоря, охватываем половину России. Некоторые члены нашей организации ездят в Карелию, Мурманск, мы поддерживаем контакты с местными поисковиками. Вот и в Украину приехали, здесь я оказался благодаря своим личным контактам. С ребятами из «Звезды», «Памяти» мы познакомились по Интернету, на сайтах любителей поискового дела, военной истории. Они пригласили в гости, и вот я здесь.

Понимаешь, у нас ведь зима очень длинная — с ноября до конца апреля в наших лесах делать нечего, большое количество воды, непролазная топь. А у вас сейчас погода хорошая, почему бы и не помочь в поисках, если есть возможность? И опять же, сыграл роль вопрос, где работать. Надо копать там, где были серьезные прорывы, стратегические операции, где наши войска понесли большие потери, отыскивать останки бойцов, чтобы потом их перезахоронить…

— Я знаю, на Кировоградщине вы уже бывали…

— Да, я у вас уже второй раз. Первый раз приезжал осенью. Мы тогда тоже выехали на точки, которые наши войска в 1943 году пытались штурмовать, — это высоты вокруг Новгородки. Тогда мы обнаружили яму, в которой лежало 22 человека, гвардейцы, молодые были все. Опознать никого, к сожалению, не удалось, у одного только значок гвардии нашли. Я знаю, перед Новым годом их всех в Кировограде перезахоронили в братской могиле.

Для того, чтобы поиски были более результативными, мы сейчас по просьбе Артема (Артем Кислов — руководитель КОПО «Память». — Авт.) плотно работаем с подольскими архивами, вот с собой привезли часть информации, карты, именные схемы расположения наших захоронений в этом районе. Если повезет, многие погибшие бойцы будут обнаружены. Плохо только, что некоторые места попадают на уже застроенную территорию той же Новгородки, или там сейчас водоемы. По моим предположениям, мы можем найти максимум человек 50. Они лежат в полях между Новгородкой и Новоандреевкой. Однако в масштабах всей операции это капля в море. Но будем стараться выявить и другие пункты, где советские войска несли самые большие потери. У нас в России сейчас человек специально изучает журнал боевых действий 94 стрелковой дивизии, и после его обработки картина потерь еще более прояснится в плане расположения захоронений. Так что будем с вашими ребятами и дальше работать вместе

— Сергей, а как российские власти относятся к поисковым отрядам? Помогают?

— По большей части — да. Я рад, что нынешнему правительству России тема Великой Отечественной войны небезразлична. Но я на данный момент в Кировоград приехал за свой счет. А вообще отношение в России к войне очень трепетное. Хотя многие 16-летние подростки даже и не знают, в чем был ее смысл, у них другие интересы, вот мы и пытаемся их приобщать к нашему делу. А люди постарше — от 25 до 40 лет — очень увлечены всей военной историей.

— Проблема «черных копателей» в России стоит остро?

— На самом деле это вообще не проблема. Для многих людей несанкционированные раскопки — просто способ времяпрепровождения. Половина России когда-то копала, ведь война прокатилась везде. Вот смотри, живет человек в деревне, вокруг него лес, а в лесу были бои. Мужик ходит на охоту и видит какие-то ямы, окопы. Русский человек очень любопытный, вот он и начинает копать, искать чего-то, сам даже не знает чего. По тем или иным причинам он не вступает в поисковые отряды, но это не значит, что он мародер или роет землю в корыстных целях. Допустим, соберет он сотню гильз, сдаст на металлолом да и проживет на эти копейки. Ну и где здесь ужасные «черные археологи»?

А преподносится все в искаженном варианте — мол, все ищут солдат, чтобы снять с них ордена, продать и озолотиться. Бред! Вот на моей памяти за 21 год поисковых работ я нашел только один раз медаль «За отвагу». Больше при мне ничего такого не находили, хотя погибших солдат найдена не одна сотня. Какие там награды? «Черными копателями» просто пугают народ…

— Мы сейчас невольно затронули тему фильма «Мы из будущего». А вторую часть, которая запрещена к показу правительством Украины за разжигание межнациональной вражды, вы видели? Какое у вас сложилось впечатление о фильме?

— К первой его части тоже есть большие вопросы. Непонятно, почему сценаристы начали фильм с претензией на серьезность с такого странного эпизода. Возможно, от недостаточной информированности о специфике. Они хотели картину уж сильно душещипательной сделать, чтобы вышибить слезу, чтобы народ посмотрел и ахнул: «Вот же гады! Неофашисты!» Зрители посмотрели и реально ахнули. И теперь, когда простые люди кого-то видят в поле с лопатой, даже с разрешением, в первую очередь они вспоминают этот фильм. И начинают мыслить далекими от реальности стереотипами. И это очень плохо. На самом деле хорошо было бы, чтобы к созданию таких фильмов привлекались люди, которые смогли бы сценаристов консультировать по вопросам поисковой работы.

На самом деле я единственный раз сталкивался с вандализмом. Мне рассказывали, как один малолетний недоумок черепом пытался в футбол играть в лесу. Моральный урод какой-то. Но это уже зависит от человека, может, у него психическое расстройство было. Я знаю, его потом жизнь все равно наказала, он плохо закончил…

Но вообще среди «копарей», даже тех «черных», вандалов-то нет. Они никогда останки пинать не будут, изгаляться над ними как-то. Никто не копает вот таким скотским образом, как показано в фильме. Эх, напились, выхватили пистолет, давай в череп целиться. Какая мерзота показана, честное слово!

В первой части определенная логика и идея, безусловно, есть: найти солдата, вернуть ему имя. Но второй фильм, по моему мнению, такой же смысловой. Именно там, где касается нашей современной жизни. Лично мне он понравился. А что касается межнациональной вражды… Наоборот, по-моему, цель фильма — показать, что люди двух государств — России и Украины — одинаковые, они братья, и делить им нечего. Если кто-то внес в наши головы непонятную идею о вражде, и некоторые даже поначалу ее придерживались, то жизнь все расставила в фильме по своим местам. В итоге западноукраинские и русские ребята могли сидеть в одном окопе, есть и пить из одного котелка, а до этого они готовы были при встрече порвать друг друга на куски. И в плане отношений между россиянами и украинцами фильм, считаю, получился.

А в части, где речь идет об УПА… Ну а что? Войска УПА поддерживали немцев? Поддерживали. Дивизия СС «Галичина» была? Была. Надо просто воспринимать это как исторические факты, которые сценаристы взяли за основу. Если честно, когда я смотрел фильм, в тот момент думал меньше всего о том, «какие плохие эти» и «хорошие те». Всем известно, кем были бандеровцы. Но и в России тоже воевали всякие власовцы, но это ж не значит, что весь народ такой. И Украина — не вся такая. И почему возник вопрос об антиукраинских настроениях, я действительно не понимаю…


Огромную благодарность Сергей Куксенко выражает руководителю Кировоградской областной комиссии по увековечиванию памяти жертв войны Павлу Фещенко за помощь при оформлении разрешительных документов на поисковую работу на территории Украины, которые необходимо предъявить при пересечении государственной границы.

Весна 1945 года

От Советского информбюро

Сегодня наши войска начали штурм города и крепости КЕНИГСБЕРГ. За день ожесточённых боёв войска 3-го БЕЛОРУССКОГО фронта, наступающие на КЕНИГСБЕРГ с северо-запада, прорвали внешний обвод крепостных позиций и вошли в город. Войска фронта, наступающие на город с юга, заняли Главный вокзал, Кенигсбергский порт и, форсировав реку ПРЕГЕЛЬ, заняли городской район КОССЕ, где соединились с войсками, наступающими на КЕНИГСБЕРГ с северо-запада. Тем самым войска фронта завершили окружение значительной группы войск противника, обороняющего город и крепость КЕНИГСБЕРГ.

За день боя войска фронта взяли в плен свыше 15000 немецких солдат и офицеров.

Северо-восточнее и севернее БРАТИСЛАВЫ войска 2-го УКРАИНСКОГО фронта, продолжая наступление, заняли на территории Чехословакии более 60 населённых пунктов. Одновременно войска фронта, форсировав реки МОРАВА и ДУНАЙ северо-западнее и западнее БРАТИСЛАВЫ, захватили плацдарм и вели бои по его расширению. В боях за 7 апреля войска фронта взяли в плен более 2300 солдат и офицеров противника.

В районе ВЕНЫ войска 3-го УКРАИНСКОГО фронта, продолжая наступление, заняли города ТУЛЛЬН, НОЙ-ЛЕНГБАХ и вели успешные уличные бои в южной и западной частях города ВЕНЫ, заняв при этом арсенал, восточный, южный и западный вокзалы.

Одновременно южнее и юго-западнее города ВИНЕР НОЙШТАДТ войска фронта с боями заняли на территории Австрии более 80 населённых пунктов. В боях за 7 апреля войска фронта взяли в плен свыше 5000 солдат и офицеров противника и захватили следующие трофеи: самолётов — 8, танков и самоходных орудий — 32, полевых орудий — 107, пулемётов — 190, автомашин — свыше 300, паровозов — 14, вагонов — 1058.

За 7 апреля на всех фронтах подбито и уничтожено 60 немецких танков и самоходных орудий. В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 38 самолётов противника. Кроме того, 50 самолётов уничтожено на аэродромах в районах КЕНИГСБЕРГА и ПИЛЛАУ.

«7 мая бой, а 8-го уже Победа»

В июне 41-го Виктор Золотаренко, будучи мальчишкой, находился в пионерском лагере в Одесской области. 22-го числа была экскурсия в катакомбы. И прямо туда, под землю, забежал какой-то человек и сообщил, что началась война. Детей погрузили в поезда и отправили домой. Здесь, в оккупированном Кировограде, надо было как-то выживать. Пошел работать в близлежащий колхоз за пшеницу. В апреле 1944 года Виктор Федорович Золотаренко ушел на фронт. Тогда ему было 18 лет. Две недели обучения военному делу, после чего — оборона плацдарма в Румынии, на берегу Днестра, с последующим наступлением.

Служил Виктор Федорович в одной из бригад механизированного корпуса. Солдат вспоминает такой эпизод. Двигались к Вене. Впереди головная походная застава: самоходка с пушкой, танк и бригада. Вдруг навстречу немецкий танк прямо на машины. В панике машины разъехались во все стороны. Фашистский танк тогда погонял полуторки, одну раздавил и укрылся в лесу. Командир приказал уничтожить вражескую технику, и три солдата с гранатами пошли в лес. Приказ был выполнен. Это один эпизод, а всего в этом бою было уничтожено восемнадцать «Тигров». Когда колонна двинулась дальше, подбитые машины то и дело встречались на пути.

Победу Золотаренко встретил под Веной, в окопе. 8 мая пришло сообщение о безоговорочной капитуляции Германии. Город был окружен, и из Вены тогда была одна дорога, по которой немцы убегали кто куда. Еще 7 мая был бой – несколько солдат, в составе которых был Виктор Федорович, попали под пулеметный обстрел немцев. А на следующий день — уже Победа. Стреляли в воздух, кричали, обнимались. Было чем отметить. Окружая Вену, наткнулись на погреб, который был доверху заполнен бутылками с шампанским. Решили взять с собой «на всякий случай» бутылок триста, которые погрузили в машину. Вечером 8 мая Золотаренко отправили в разведку. «Иду и думаю: триста бутылок на шестьдесят человек… Мне должно хватить выпить за победу», — вспоминает Виктор Федорович. Но, когда вернулся в бригаду, оказалось, что нет ни одной бутылки. Пришлось еще доставать.

Военный путь Виктора Золотаренко в наградах – медали «За отвагу» (в Австрии было дело, когда на спящих советских солдат напала группа немцев. Отбились), «За взятие Вены», «За освобождение Праги».

На вопрос, как сейчас живется солдату, Виктор Федорович пожаловался на плохое самочувствие. Упал во дворе и сломал бедро, теперь не может ходить. Это обстоятельство мешает его активности, ведь Золотаренко — член городского совета ветеранов и возглавляет совет ветеранов войны на Алексеевке, где живет. Если улучшится состояние, обязательно пойдет на Валы: встретиться с ветеранами, поклониться погибшим – это святое.

Войну закончил в Болгарии

Великая Отечественная война застала Леонида Фильштейна 15-летним юношей. За месяц до начала войны Леонид как раз окончил восемь классов школы в Кировограде, затем еще успел подать документы в военное училище. Увы, в училище Леонида не приняли по возрасту, даже не посмотрели, что абитуриент окончил школу с отличием. А потом началась война…

«Отца вызвали в военкомат, — вспоминает Леонид Михайлович, — и отправили под Ленинград. Перед отъездом он сказал: “Леня, есть первые данные о том, как фашисты поступают с еврейским населением, семьями партийных активистов. Их расстреливают на месте. Поэтому ты не должен оставаться в городе, когда сюда придут немцы”. И вот в начале августа мы с мамой вместе с отступавшими нашими солдатами, покинули Кировоград. Пешком дошли до Ростова-на-Дону, там сели на поезд и добрались до Сталинграда. Перебрались на другой берег Волги, и в итоге оказались в Саратовской области, в поселке Малая Узень. Там я пошел в школу, сразу же окончил курсы трактористов и к весне 1942 года уже работал на машинно-тракторной станции. Осенью я успешно сдал экзамены в техникум путей сообщения, стал учиться, получил отсрочку от призыва. А как раз в это время — декабрь 1942 года — наши войска начали освобождать Украину. Тогда мы, хлопцы из Украины, пошли в Саратовский военкомат и записались на фронт добровольцами. Нас подключили к мобилизационной бригаде, и через некоторое время мы все оказались в Харькове, уже после того, как город освободили от немцев, в составе пехотной дивизии. До этого я окончил 27-ю школу отличных стрелков снайперской подготовки (стрелял очень хорошо), но воевать меня направили в пулеметный батальон — пульбат. Был командиром отделения пульбата, потом стал помощником командира взвода. Наша дивизия с боями прошла всю Украину, на территории Молдавии был контужен и попал в дивизионный медсанбат. После лечения мне дали инвалидность третьей группы по зрению и перевели в штаб пехотного полка»…

Весну 45-го Леонид Фильштейн провел в Болгарии, в городе Ямбол. Воинская часть, в которой он служил, уже вышла из регулярных боев, но в период с февраля по май продолжала вести т.н. бои местного значения. В то время на территории Болгарии действовали разрозненные подразделения разбитых немецких и румынских войск, и бойцы Советской Армии участвовали в операциях по устранению этих формирований. Когда 9 мая пришла весточка о капитуляции Германии, солдаты и офицеры приняли известие с большой радостью, вспоминает ветеран. Солдаты старшего возраста, те, кто прошел всю войну, даже плакали, потому что у многих из них на войне погибли родственники, друзья-товарищи. В то же время у всех было огромное стремление поскорее вернуться домой.

Служба в армии после завершения войны Леониду Михайловичу также запомнилась неординарными событиями. Его часть пешком прошла из Болгарии в Одессу и была приписана к Одесскому военному округу в то время, когда его возглавил маршал Победы Георгий Константинович Жуков. Солдаты-фронтовики по вечерам патрулировали город, вместе с местной милицией участвовали в ночных облавах, отлавливали бандитов и дезертиров. Эти события показаны в популярном телевизионном сериале «Ликвидация». Хотя, по мнению Леонида Фильштейна, то, что происходило тогда в городе, было не совсем так, как показано в фильме…

После войны Леонид Михайлович Фильштейн на протяжении многих десятков лет трудился в различных финансовых учреждениях Кировоградщины, а затем его пригласили на работу в Кировоградский институт сельскохозяйственного машиностроения, где Леонид Фильштейн стал одним из основателей экономической научной школы. По сей день доктор экономических наук, профессор Леонид Михайлович Фильштейн работает в университете, учит студентов и аспирантов премудростям экономики…

На фото: Виктор Золотаренко (слева) и Леонид Фильштейн

«Мне бы преклонить голову к могиле отца…»

До мая 2008 года кировоградец Евгений Волченко не знал практически ничего о том, как сложилась судьба его отца. Из рассказов матери выходило, что его отец в 1942 году попал в окружение под Харьковом. Больше никто ничего о нем не слышал. Не помогли Евгению Волченко пролить свет и многочисленные запросы в официальные инстанции. Больше, чем стандартная формулировка «пропал без вести», военкомовские извещения сообщить не могли… И вот однажды произошло маленькое чудо. Небольшая заметка в «УЦ» подсказала Евгению Яковлевичу место и дату смерти солдата Красной Армии Якова Автономовича Волченко…

Яков Волченко родился в 1906 году в селе Аджамка Кировоградского района в большой крестьянской семье, где, кроме него, росли еще пятеро детей. Окончил школу, отслужил в армии. Перед самой войной работал слесарем на Кировоградском масложиркомбинате. Призвали его на фронт 23 июня прямиком с рабочего места, так что Яков Волченко даже не успел попрощаться с семьей: двумя сыновьями, четырех и двух лет от роду, и женой Анной, беременной третьим ребенком.

«Я родился в ноябре 1941 года, уже кода немцы находились в Кировограде, так что отец меня так и не увидел, — рассказывает Евгений Волченко. — Фактически я родился 7 ноября, в годовщину Октябрьской революции. Но так как среди населения ходили разговоры, что всех родившихся седьмого ноября немцы уничтожают, мама записала дату моего появления на свет двумя днями позже. Из военного времени у меня осталось только одно яркое, четкое воспоминание (мама потом подтвердила, так и было). Уже когда немцы отступали через Аджамку, в нашем доме стали на постой солдаты вермахта. Тогда в селе оставалось три уцелевших дома. Сельчан они загнали в погреба и сараи, а сами заняли дома. Женщин немцы заставляли готовить им еду. В один из вечеров мама чистила картошку, я стоял возле нее, и тут в дом вошел немец в заснеженной шинели. Увидел меня и говорит: “Киндер, кляйне киндер”, затем вытащил кусок шоколада и дал мне. Это все, что я помню».

Через несколько лет после окончания войны, когда Евгений уже стал достаточно взрослым, он стал просить маму рассказать об отце.

«Мама говорила только, что у них с отцом была хорошая счастливая жизнь, — вспоминает Евгений Яковлевич. — Но о самом отце говорила очень немного, даже когда мы расспрашивали. В то время было такое психологическое состояние населения: люди боялись вести разговоры о человеке, в отношении которого уже был официальный ответ: “пропал без вести”. То есть раз пропал на войне без вести, значит, мог оказаться в плену. А на военнопленного автоматически навешивали ярлык предателя родины, и мало ли чем это могло обернуться для его родственников. Поэтому лучше было на такие темы не распространяться. Уже когда наступила хрущевская оттепель и стало более-менее спокойно, мама без боязни отправляла запросы в Москву, писала в МВД, КГБ. У нас дома хранилась целая папка переписки с официальными органами. Отвечали нам всегда одно и то же: пропал без вести в марте 1944 года. Потом в доме случился пожар, и папка с бумагами сгорела. Из документов об отце осталась только копия извещения о пропаже без вести (оригинал изъяли в собесе, когда на нас троих назначили пенсию)» .

От родственников Анна Николаевна Волченко узнала немного больше, чем говорили в военкоматах. Как оказалось, первым весточку с фронта принес брат Якова, Мефодий Волченко. Их призвали в один день, в одном военкомате, так что братья служили в одной воинской части, даже больше — в одной роте. Вместе попали в окружение под Харьковом 25 мая 1942 года, вместе оказались в плену. При распределении военнопленных немцы коммунистов и активистов сортировали отдельно, беспартийных — отдельно.

«Дядя Мефодий ответил, что он крестьянин из села, и его отпустили домой, а отца забрали на пересылку и дальше отправили в концлагерь, — продолжает Евгений Волченко. — Жена дяди, тетя Маруся, рассказывала, как он пришел из плена в каких-то обмотках, почти босиком. Во время оккупации дядя работал в колхозе, не на немцев — просто для сельской общины. А когда наши войска освободили Кировоград, его в тот же день полевой военкомат снова призвал на фронт. По рассказам дядиных сослуживцев, оставшихся в живых односельчан из Аджамки, новобранцев даже не переодевали в военную форму. Как были в гражданской одежде (их еще называли “чернопиджачниками”), так их и бросили прямо на пулеметы. Из каждой сотни 90-95 человек легли под огнем на поле боя. Где-то в первый месяц после освобождения Кировограда дядя Мефодий и погиб. И его семье тоже пришло извещение: пропал без вести».

Подобно миллионам вдов погибших на войне советских солдат, Анне Волченко пришлось самой поднимать на ноги троих детей. Страшная тогда была жизнь, вспоминает Евгений Волченко: «Работы после войны не было, и мама зарабатывала на жизнь тем, что ходила по дворам копать людям погреба, мазать хаты, крыть полы, копать огороды, стирать на дому. Ей предлагали отдать нас в детский дом, но она отказалась, сама нас всех троих вырастила. Я уже в пятилетнем возрасте пошел работать на стройку подсобным рабочим. Потом окончил восемь классов вечерней школы рабочей молодежи. Тяжело ли нам жилось? Я так скажу: до 1965-67 года жили в беспросветной бедности. До службы в армии у меня были две рубашечки, один пиджачок, одни брюки и одна пара туфель на выход. Хорошую колбасу или конфеты хорошие я первый раз попробовал где-то в 1968 году… Демобилизовавшись из армии, я устроился на работу электриком, потом поступил в институт — Кировоградский филиал Харьковского политехнического института. Окончил три курса и перевелся в Одесский институт связи. После окончания института пошел работать инженером по сигнализации связи в УВД области. Потом окончил юрфак Киевской высшей школы милиции. Потихоньку дослужился до звания подполковника, вышел на пенсию. Старший брат тоже уже на пенсии, а средний брат умер четыре года назад…»

До недавнего времени у братьев Волченко единственной документальной памятью об отце (не считая устных рассказов родственников) была фотографическая карточка 1937 года, на которой запечатлен Яков Волченко в военной форме: это его призывали на трехмесячные курсы переподготовки. Фотография обнаружилась в 1975 году в семейном архиве потомков дяди Мефодия, обитающих в Кривом Роге. Евгений Волченко одно время пробовал продолжить начатое матерью дело выяснения судьбы отца. Но из военкоматов различных уровней по-прежнему поступали извещения со знакомым с детства текстом. «Пропал без вести»… «Пропал без вести»… «Пропал без вести»…

Казалось бы, никакого просвета, но тут журналист «УЦ» Елена Никитина написала в нашей газете заметку об интернет-проекте российского министерства обороны под названием «Объединенная база данных “Мемориал”», предоставляющем широкий доступ к информации о погибших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны воинах Красной Армии…

«У меня до сих пор в памяти тот день — 8 мая 2008 года, — вспоминает Евгений Волченко. — Еду из центра города на троллейбусе в сторону Крытого рынка. И вдруг, как будто бы что-то кольнуло. Думаю: выйду на остановке “Типография”, куплю в киоске “Украину-Центр”. Беру в руки газету, а на первой полосе — статья по ОБД “Мемориал”. Прочитал, пришел домой и сразу же позвонил в редакцию, продиктовал по телефону фамилию, имя, отчество отца, год и место рождения. А 10-го мая мне перезвонили и сообщили: приезжайте, нашлись материалы о вашем отце…»

Это оказалась карточка военнопленного, составленная на немецком и русском языках. Документ гласил, что Волченко Яков Автономович, солдат, украинец, плененный 25 мая 1942 года, лагерный номер 38924, умер в немецком плену 10 марта 1944 года от истощения и тифа, Шталаг VI K (326). (Шталаг, нем. — Stalag, — сокращенная форма от Stammlager, применялась для обозначения лагерей для интернированных военнопленных во время войны.) Но, увы, сканированная карточка военнопленного не смогла дать ответ на один из ключевых вопросов: где именно покоится прах Якова Волченко?

С того момента Евгений Волченко начал разыскивать место захоронения отца. Писал запросы в Центральный архив министерства обороны России (ЦАМО), российское Общество Красного Креста, национальный комитет Общества Красного Креста Украины, бургомистру немецкого города Дорстен, в районе которого вроде бы располагался этот лагерь военнопленных. Пользы от этой переписки было мало. Бургомистр Дорстена Ламберт Люткенхорст написал, что архивы по военнопленным находятся в другом городе, но найти там что-то будет сложно, так как все эти документы до сих пор не разобраны и не каталогизированы. Ответы же из ЦАМО никакой новой информации в себе не несли.

«У меня сейчас одно желание, — напоследок говорит Евгений Волченко. — Пока еще живой, найти могилу отца, поехать туда, взять землю с могилы матери и младшего брата, отвезти на могилу отца, а оттуда привезти землю с его захоронения и положить на их могилки… Ваша редакция один раз уже помогла мне установить судьбу отца, может быть, вы поможете разыскать его могилу…»

Что ж, постараемся сделать все, что в наших силах. Как минимум — побеспокоим запросами международные общественные организации, специализирующиеся на поисках мест захоронений военнослужащих и военнопленных Второй мировой войны. Вдруг что-нибудь и получится…

«А висвітлює політику паркан!»

На этой неделе в Украине пропадали важные документы и находились не менее важные письма. А где-то за границей несмываемым позором покрывались «их» депутаты и увековечивались наши премьер-министры…

Их нравы

Можете ли вы представить себе украинского парламентария, сдающего мандат после того, как ему вменили в вину голосование, как минимум, за половину отсутствовавших в зале коллег по фракции? И правильно, не можете. Потому что, несмотря на соответствующую норму регламента, в кнопкодавстве как новой политической профессии даже спикер ВР вины не видит.

А вот японскому парламентарию впору делать депутатское харакири — его заклеймили позором после того, как… поймали в объектив в момент голосования вместо отсутствовавшего коллеги.

Избранник, не вынеся тяжести общественного порицания, тут же отказался от депутатства, хотя состоял в парламентариях четверть века. При этом он пояснил, что на поступок, который был назван «надругательством над демократией», его не иначе как бес попутал. А вот нашим бы впору говорить — босс попутал…

Ищите мужчину!

Найдены документальные доказательства козней, которые предположительно строил предыдущий президент предыдущему премьеру. При этом Виктор Андреевич в намерениях извести Юлию Владимировну (как минимум, из Кабмина), не пощадил даже самолюбие главы МВФ. Так, бывший глава минфина Игорь Уманский рассказал о том, как Виктор Ющенко ставил палки в колеса кредиту stand-by, выделенному Украине в 2008-м году.

«Я хорошо помню, как сидел напротив Стросс-Кана (Доминик Стросс-Кан — директор-распорядитель МВФ), а он показывал мне пачку писем от президента (речь идет о Викторе Ющенко. — Ред.), в которых говорилось о том, что программа сотрудничества с МВФ — это зло для Украины и продолжение сотрудничества даже не нужно обсуждать. И что он, Ющенко, будет делать все возможное, чтобы эта программа умерла в таком виде и при таком правительстве», — сообщил Уманский.

Он также уверен, что президент специально подписал закон о повышении социальных стандартов, который был резко раскритикован со стороны МВФ.

«Более того, перед тем как Ющенко визировал этот закон, ему три дня звонил Стросс-Кан с просьбой не делать этого, но Ющенко отказался с ним общаться, чем, естественно, обидел главу МВФ. Стросс-Кан, насколько мне известно, воспринял это как личную обиду», — заявил экс-руководитель минфина.

Операция на органах

Новая власть продолжает избавляться от остатков старой. При этом не только головы летят, но под нож идут целые органы. Так, Виктор Янукович уже ликвидировал Политический совет при себе, Президенте, а также любимый орган своего предшественника — Совет по вопросам создания «Художественного арсенала».

Заодно Виктор Фёдорович «легким движением руки» прекратил существование ещё почти трёх десятков советов-комитетов — как за несоответствие новой политической конъюнктуре (как, скажем, Межведомственный комитет по подготовке вступления Украины в НАТО или Комиссию по разработке Концепции реформирования органов внутренних дел), так и за банальной ненадобностью. Таких оказалось особенно много. Это же какая армия «директоров и председателей, секретарей и заместителей» тянула синекуру в «конторах» типа Совета общественности, Экспертной группе по подготовке проектов международных договоров Украины о правовых отношениях и правовой помощи в гражданских и уголовных делах или Координационном совете по вопросам государственной службы… А подозревали ли вы о существовании таких замысловатых образований, как Комиссия по разработке и комплексному решению вопросов реализации государственной политики в сфере рационального использования и охраны земель, Консультативный совет по вопросам развития сельского хозяйства и сельских территорий или Межведомственная экспертная группа по вопросам развития рынков капитала в Украине? Интересно, во сколько обошлась налогоплательщикам бурная и очень важная деятельность Рабочей группы по разработке концепции совершенствования законодательства по вопросам приватизации, Рабочей группы по подготовке предложений по развитию местного самоуправления, Рабочей группы по вопросам строительства доступного жилья и Межведомственной рабочей группы по вопросам ценообразования на лекарственные средства и изделия медицинского назначения, государственных закупок и регистрации лекарственных средств?

Как вы думаете: кто-то заметит ликвидацию этих органов, кроме их высвобожденных членов?

Его пример — другим наука?

Дело Николая Азарова достали из архива, куда его списали после школьного выпускного в средней школе №5 города Калуги (Российская Федерация). Здесь собрали материалов о знаменитом выпускнике на полноценный музейный стенд — с детскими фотографиями, письмами к учителям, вырезками из газет, в том числе и сообщающими о присуждении Н.Я. Азарову премии Ленинского комсомола. По словам учителей, материалы нашлись в архиве школы и у одноклассников. Впрочем, учится Николай Янович до сих пор — языку страны, в которой он — премьер-министр.

Дорог не подарок?!

Эта цифра тоже впечатляет — в прошлом году Ринату Ахметову преподнесли подарков почти на два миллиона гривен. Сумму в размере 1888435,47 гривни он указал в своей декларации за 2009-й год в разделе о доходах. Эта статья оказалась второй по величине после процентов по депозитам и почти в десять раз превышает зарплату нардепа Ахметова. Что именно дарили уважаемому человеку, в документе не указано.

Кировоград. Намедни. 1974

В память народную он вошел многим. Президент США Ричард Никсон ушел в отставку из-за уотергейтского скандала. Причина, по украинским современным меркам, просто смешна – журналисты раскопали, что в отеле «Уотергейт», где был штаб конкурента Никсона на президентских выборах Говарда Макговерна, велась прослушка разговоров его сотрудников. В Москве было то, что вошло в историю как «бульдозерная выставка». Двадцать московских художников-авангардистов выставили на открытом воздухе на окраине города, в Беляево, свои работы. Но выставка моментально была жестоко подавлена властями с привлечением большого количество милиции, а картины просто переезжали бульдозером, отчего событие и получило своё название. Из СССР был выслан Александр Солженицын. Венгерский скульптор и преподаватель архитектуры Эрне Рубик создал механическую головоломку, известную как кубик Рубика. Кубик — лидер среди игрушек по общему количеству продаж за все времена: по всему миру было продано порядка 350 миллионов кубиков Рубика. Шведская группа «АББА» победила на «Евровидении». Спустя 29 лет после окончания Второй мировой войны филиппинским властям сдался последний солдат японской императорской армии Хиро Онода, скрывавшийся в лесах, он думал, что война все еще не закончилась… БАМ объявлен всесоюзной коммунистической стройкой.

А чем жили в тот год Кировоград и Кировоградщина?

Насколько известно, наибольшее количество комсомольцев из Кировоградской области поехало на Дальний Восток из Александрии. Вероятно, с этого года один из районов Александрии неофициально начали называть БАМ.

А в Кировограде широко и достойно отметили 30-летие освобождения города от фашистов. На празднование приехал гвардии генерал-лейтенант Александр Родимцев, освобождавший наш город во главе своего корпуса.

В 1974-м впервые закрыли на капитальный ремонт и реставрацию нашу гордость — театр корифеев, театр имени Кропивницкого. Он был построен и открыт еще в 1867 году, больше ста лет простоял без ремонта. Горе-ремонт длился два года и, как многие знатоки считают, пошел не на пользу зданию. Что-то перестроили, что-то достроили. Здание утратило и уникальную акустику, и красоту внутренней отделки. После его и вовсе изуродовали.

Орденом Трудового Красного Знамени в 1974-м была награждена Новоукраинская районная организация Ленинского комсомола Украины. По тем временам это была честь высочайшая, за все время такой награды удостоены меньше десятка комсомольских организаций в Украине (и больше никакая в Кировоградской области). Возглавлял на тот момент организацию Николай Суворов, впоследствии он занимал многие руководящие посты в Кировограде. Поговаривали тогда, что высокую награду пролоббировал наверху (это так сегодня называют) Александр Гиталов, знаменитый хлебороб из этого края. Но против этого говорят сами за себя цифры статистики — Новоукраинский район стабильно много лет давал лучшие урожаи даже во всеукраинском масштабе, и комсомольская молодежь в этом тоже была «виновата». Кстати, в этом году Новоукраинский комбинат хлебопродуктов, мощнейший в области, отметил восьмидесятилетие.

В Кировограде заработал завод «Сегмент», начавший выпуск штампов высокой сложности и литья из пластмассы. В Александрии запустилась на полную мощность фабрика диаграммных бумаг (официально была открыта в прошлом году).

Районный центр Ульяновка в 1974-м стал городом, согласно соответствующему постановлению Совета Министров СССР. В Ульяновке живет сегодня меньше семи тысяч человек, в 1974-м жило немного больше, но в Кировоградской области есть населенные пункты с населением и побольше, но они по-прежнему не имеют статуса города (к примеру, в соседнем Голованевске жителей больше, но он — поселок городского типа). За что Ульяновке такая честь? Да просто это был год пятидесятилетия со дня смерти Владимира Ленина, настоящая фамилия которого Ульянов. В его честь два слившихся в одно села — Грушка (точнее даже Грушковский выселок) и большая Данилова Балка и были в 1924-м названы Ульяновкой. К очередной годовщине смерти Ильича месту и был дан статус города, и не зря — это дало толчок и импульс к развитию этого симпатичного уголка Кировоградщины.

Природный газ по трубам пришел в Светловодск, второй газифицированный город после Кировограда. Кстати, в этом же году светловодский яхт-клуб, называвшийся тогда «Металлург», набрал среди школяров первый курс яхтенных рулевых. В следующем году они уже получили свои вполне серьезные удостоверения. Ходили по воде тогда на яхтах «Дракон» (она, кажется, жива и по сию пору), «Финн» и «Эмка». Руководил курсом Тарас Иванович Труба — знатный человек, помнить его будут долго. В Школу юнг (так она впоследствии стала называться) Светловодска тогда мечтали попасть все поголовно мальчишки города и добрая половина девчонок. У автора этих строк есть довольно взрослые знакомые из Светловодска, которые и по сей день при упоминании об этой школе мечтательно закатывают глаза…

В 1974-м была окончательно утверждена «Схема генерального плана регулирования русла речки Ингул в городе Кировограде». И начались работы по углублению русла нашей реки и подготовка к постройке набережной в центре.

Впервые в Украине, в Гайворонской районной библиотеке для детей, начал работать кружок юных информаторов. Не подумайте, что это был кружок юных друзей КГБ, нет. Просто ребята готовили для своих сверстников познавательные не уроки, а своего рода постановочные пьесы о великих писателях прошлого и о современных, разыгрывали в ролях сценки из произведений. Об этом начинании в 74-м писала как республиканская, так и всесоюзная пресса. Всего провели таких Дней информации шесть — не много, но все же.

С 1974 года город Кировоград стал состоять из двух районов. Решение разделить было принято в декабре прошлого года, а уже в начале января были срочно организованы «выборы» Кировского и Ленинского райсоветов, и 15 января они провели свои первые установочные сессии.

Главное предприятие города — «Красная звезда» — широко отметило столетие со дня основания завода. Тогда имена братьев Эльворти было как-то не очень принято упоминать, просто говорили: был основан завод. Гулянья были на весь город, в парках и на площадях, с концертами.

В честь 30-летия освобождения Кировограда от немецко-фашистских захватчиков на улице Медведева был установлен памятник рабочим завода «Красная звезда», погибшим в Великой Отечественной войне. Здесь увековечены имена наших земляков — много, слишком много имен…

Памятник создали скульпторы Аркадий Мациевский (увы, уже покойный…) и Виктор Френчко, архитектором был Анатолий Губенко, начальник управления строительства и архитектуры облисполкома. Как рассказал «УЦ» Виктор Васильевич Френчко, это была, по сути, его первая самая серьезная и ответственная работа в Кировограде, в который он только недавно приехал. И в принципе на 90% проект и эскиз памятника принадлежат именно Френчко, но лавры больше достались мэтру Мациевскому. Макет из глины лепили в компрессорном цеху «Красной звезды», на заводе же потом отливали сам монумент. Затем его фотографии возили в Киев, на утверждение худсоветом (в те времена даже доску памятную на дом нельзя было поставить без высочайшего соизволения). И тут Френчко забирают в армию. В виде исключения, в нарушение всех правил он, уже прописанный кировоградец, остался служить в Кировограде, в десантной части. Тогда с этим было строго — боец должен служить как можно дальше от дома, даже в родной области нельзя было служить срочную. А Френчко оставили, чтобы он смог участвовать в завершении проекта. И на открытие памятника его отпустили, правда, в сопровождении старшего по званию…

В 1974-м Игорь Крутой окончил Кировоградское музыкальное училище и начал свой путь на музыкальный олимп. А еще родилась Олеся Дудник, самая титулованная гимнастка из наших краев, но о ней мы расскажем позже.

В тот год в Кировограде впервые за всю историю у нас осудили человека за религиозные убеждения. В сентябре Кировоградский областной суд приговорил Марьяна Цыбульского по статье 209 Уголовного кодекса УССР («Посягательство на личность и права граждан под видом исполнения религиозных обрядов») к 5 годам лагерей строгого режима. Марьян Цыбульский сам был родом из Западной Украины, но после трех отсидок за убеждения и «пропаганду» поселился в Кременчуге. Свидетель Иеговы, активный проповедник. Судили его у нас, на закрытом заседании, и газеты об этом не писали.

В стране введен паспорт нового образца, тот самый, всем известный — красная книжица с тиснеными золотом гербом и буквами СССР. Но в Кировограде, насколько известно, первые такие паспорта появились лишь в 1976-м. У всех были еще старые, зеленого невзрачного цвета. А в сельской местности у большинства вовсе не было паспортов! Их давали только тем, кто часто ездил в командировки, шоферам, а также служащим. В паспорте нового образца появилась и пресловутая графа «национальность», в прежних документах ее не было. Зато в старые паспорта в обязательном порядке заносились данные о роде деятельности и социальном статусе человека: «колхозник», «крестьянин-единоличник», «служащий», «учащийся», «художник», «артист», «кустарь», «пенсионер», «иждивенец».

Кроме обычных сведений о гражданине, в него иногда заносились и такие сведения, как право на ношение радиостанции и запрет нахождения ближе 101 километра от режимных городов.

Середина семидесятых — первое по-настоящему сытое время со времен войны, так многие помнят и считают. Колбасы было всего несколько видов, но зато ее наконец-то стало достаточно в кировоградских магазинах. А цены, цены! 1 рубль 70 копеек, 2,20 и 2,70… Мясо и птица все так же оставались редкостью на прилавках. Конечно, больше всего в магазинах было морской капусты, вермишели, березового сока и кильки в томатном соусе, но перестали быть дефицитом молочные продукты. Молоко с крышечкой из фольги металлического цвета, кефир — с зеленой крышечкой, топленое молоко — с желтой в полосочку, ряженка — оранжевой, — всего этого было вдосталь. Кстати, в это время во многих других местах СССР, за Уралом и в Сибири, в основном сливочное масло, мясо, колбасу, водку и другие продукты давали по талонам. Но у нас, в благодатной украинской глубинке, слава Богу, с основными продуктами было нормально. Хотя бананы дети тех времен видели только в книжках, а мандарины — только на Новый год.

Немало кировоградских продуктов поставлялось напрямую в Москву. Помнится, когда в юности мы были всей студенческой группой «на картошке» в Ольшанском районе, нам местное начальство говорило, что овощи пойдут в Москву. Шла в столицу страны продукция кировоградского птицекомбината, кондитерской фабрики. Уважаемые читатели! Просьба к знающим и помнящим — напишите нам, какие еще товары и продукты из нашей области поставлялись в Москву. Хотелось бы иметь полный список. Кстати, в то время любой товар/продукт, поставляемый в Москву, однозначно был высшего качества, это было своеобразным мерилом и эталоном. За такими продуктами и вещами и у нас гонялись. Много ли нынешнего кировоградского товару встретишь в столицах сегодня? Не очень. Однако таковые есть. Но это уже другая история.

Пародия на рейд

Видимо, «куриная мафия» таки бессмертна. Начали за здравие – выступили с отличной идеей. Она состоит в том, что рейды по борьбе со стихийной торговлей будут проводить комплексные бригады. В состав таких групп должны входить представители управления торговли, специнспекции, городской дружины, санстанции, налоговой службы, ветеринарной медицины, «защитники» прав потребителей и правоохранители. Согласитесь, солидная компания. Но первый рейд, состоявшийся во вторник, показал чистейшее прожектерство этой идеи.

Начнем с того, что состав бригады был традиционным, то есть на борьбу вышли те, кто и до этого пытался упорядочить торговлю в центре города. Это представители управления торговли, специнспектор и дружинник. Полномочия у перечисленных официальных лиц ограниченные, они могут только составить административный протокол. При этом данные нарушителя они записывают со слов самого нарушителя, поскольку не имеют права потребовать документы, удостоверяющие личность. Нарушитель, в свою очередь, имеет право вообще ничего не говорить.

Утром во вторник группа вышла к Центральному рынку. Надо заметить, что у входа в рынок не было ни одной (!) торговки сигаретами. Не было привычных батарей бутылок с молоком, кульков с творогом, стройных рядов типа домашних кур и кучек как бы домашних яиц. То есть «хорошо организованные стихийщики» были предупреждены и вовремя все убрали. Даже беглый взгляд дал понять, что спрятались они недалеко: на привычных местах стояли тетки с полными сумками явно в ожидании окончания рейда.

Правда, около супермаркета «АТБ» несколько бабушек были «застуканы» за противоправными действиями – торговлей молоком, яйцами и курами. Обычные бабушки, не похожие на реализаторов сотен литров, явно предлагающие свое. Участники рейда предложили им перейти на территорию рынка. А что еще можно сделать в такой ситуации? Тем более что одна бабушка сказала: «Я вас не боюсь! Я немца в войну не боялась, не то что вас»…

Хочется сказать, что мы абсолютно ничего не имеем против таких бабушек. Вынесла десяток яиц – пусть будет прибавка к пенсии. Но с теми, кто химическим путем превращает синих кур в желтых, кто специально пачкает куриные яйца, чтобы выглядели домашними, кто реализует сотни литров молока, добавляя в него соду, чтоб не скипелось, надо что-то делать. Вопрос: кто это будет делать? Почва для борьбы подготовлена. Есть договоренность с руководством рынка, которое выделило склад для конфискованных товаров. Но конфисковать некому. Суд должен решать, что делать с продуктами и с промышленными товарами, реализующимися незаконно. Но пока дело дойдет до суда…

В общем, такими рейдами порядок в городе навести нереально. Хоть и говорят: было бы желание, но оно, к сожалению, есть у немногих.

Пядь нашей общей земли

Есть понятие «наша общая», а есть «моя». Противоречивость этих понятий и стала причиной возмущения кировоградской городской общины по поводу намерений власти отдать Сквер Центральный под застройку. Общественность настроена решительно против. Был предпринят ряд вполне корректных действий. Если не поможет – Конституция разрешает более решительные шаги.

Напомним, что первым шагом было письмо к мэру от имени архитекторов города с просьбой отменить решение о реконструкции сквера. В то же время архитекторы сомневаются, что такое решение существует, так как все должностные лица, к которым они обращались за разъяснениями, заявили, что не подписывали никаких разрешительных документов. Не исключено, что они просто что-то скрывают.

За письмом последовала «предупредительная» акция: в сквере собрались люди, дабы обратить внимание мэра и его команды на то, что Центральный сквер – единственное в центральной части Кировограда место, где можно отдохнуть, спрятаться от жары под кронами деревьев и подышать относительно чистым воздухом. Во время акции под текстом очередного обращения к Владимиру Пузакову собирали подписи. Архитекторы, журналисты, учителя, юристы, инженеры, депутаты местных советов, госслужащие, пенсионеры высказались против того, чтобы сквер превращался в очередной рынок. Коллектив «УЦ» принял в мероприятии активное участие. Хотим сообщить городской общине, что обращение к градоначальнику было оформлено надлежащим образом, зарегистрировано в отделе обращения граждан с присвоением входящего номера. Нам пообещали дать ответ в течение 15-ти дней, то есть до 16 апреля.

Пока подождем. Но если письмо уже попало к мэру (а нам сказали, что он увидит его в день обращения), то хотим напомнить Владимиру Тихоновичу о существовании Закона «О планировании и застройке территории». Именно на этот документ ссылается директор Государственного научно-исследовательского института проектирования городов «Діпромісто» в письме к главному архитектору Кировоградской области. В письме, текстом которого располагает «УЦ», в частности, значится: «Кировоград находится на границе лесостепной и степной зон, что делает более ощутимым дефицит зеленых насаждений в городе – средняя обеспеченность по городу составляет около 6-ти квадратных метров на одного человека. Генеральным планом предусмотрено увеличение площади зеленых насаждений города с доведением их до нормы – 20 квадратных метров на человека». И ниже – «застройку участков за счет уничтожения существующих зеленых насаждений институт считает недопустимой»…

Как известно, так называемая реконструкция Центрального сквера предусматривает вырубку двадцати деревьев. Получается, что нарушаем закон? Власть прикрывается планируемой детской площадкой в центре сквера, которая в перспективе будет по периметру окружена торговыми павильонами. Кому нужна такая площадка? Чьи дети там будут играть, когда рядом и жилых домов практически нет?

И вообще, господин Пузаков, дайте команду арендаторам навести в сквере элементарный порядок, у вас для этого есть возможности, после чего вы, вероятно, увидите, что менять что-либо можно только в лучшую сторону, то есть благоустраивать. Кстати, «благоустраивать» — значит, устраивать благо. Очень важно устраивать его для большинства, для общины, для общественности, а не в угоду паре заинтересованных лиц.

«Баранки» от соседей

К сожалению, очередные матчи футбольных клубов Кировоградщины в первой лиге принесли разочарования нашим болельщикам. «Зирка» и ПФК «Александрия» с одинаковым счетом (1:2) уступили ближайшим соседям по турнирной таблице.

В Ахтырке «нефтяники» до этого противостояния трижды расходились с кировоградцами «сухим» миром, но в этот раз подопечным Сергея Шевченко удалось забить быстрый гол: отличный удар из-за пределов штрафной площади удался защитнику Сергею Карпенко, и мяч влетел в верхний угол ворот Александра Чурилова. Самым активным в составе хозяев поля был капитан команды, бывший игрок «Зирки» Богдан Есып, который не только постоянно держал защитников соперников в напряжении, но и несколько раз был близок к успеху. Судя по мнению очевидцев противостояния (поддержать свою команду в Ахтырку прибыло более 50 верных болельщиков), в первом тайме игра в атаке у подопечных Игоря Жабченко не получалась, а вот ахтырцы в нескольких эпизодах «простили» кировоградцев, да и Александр Чурилов в ряде случаев оказался на высоте. И все же нацеленность хозяев на ворота гостей привела к тому, что арбитр усмотрел нарушение на Есыпе в штрафной площади на 42-й минуте, а Витер четко пробил с одиннадцатиметровой отметки.

Получив солидный перевес, после перерыва подопечные Сергея Шевченко старались играть на удержание счета, а кировоградцы, произведя две замены, стали действовать гораздо интереснее и разнообразнее, нежели в первой половине встречи. Активно вошел в игру Павел Черномаз, который на 50-й минуте классно пробил низом в угол ворот Сергея Дайнеко. Больше ошибок защитники и голкипер «нефтяников» не допускали, а гости, несмотря на все усилия, свести матч к ничьей не смогли.

Александрийцы до домашней игры с алчевской «Сталью» не проигрывали на протяжении 7 матчей, а после досадной ничьей с аутсайдером ФК «Харьков» горели желанием вернуться на победную стезю. Алчевцы же, по словам главного тренера «сталеваров» Анатолия Волобуева, отправлялись в Александрию с некоторой опаской, памятуя о том, что их очные противоборства всегда складывались непросто. Но, видимо, опытнейший наставник смог отыскать нужные слова, поскольку в дебюте встречи гости смотрелись быстрее, мобильнее и разнообразнее. Особенно хорош на протяжении всего поединка был настырный и техничный бразилец Алан, через которого строилась каждая вторая атака алчевцев.

Подопечные Владимира Шарана первые 30 минут играли скованно, с большим количеством технического брака, что приводило к напряжению у ворот Юрия Панькива. И хотя гол гостей получился достаточно курьезным, нелогичным его назвать нельзя. А к взятию ворот привела неуверенная игра защитников хозяев поля, которые позволили Алану сбросить мяч под удар Сергею Назаруку. Голкипер александрийцев среагировал на удар, но, дезориентированный рикошетом от ноги собственного защитника, выручить команду уже никак не мог. Добившись успеха, «сталевары» по инерции провели еще несколько неплохих атак, но затем отошли к своим воротам, предоставив александрийцам больше свободы действий на переднем рубеже. После поединка Анатолий Волобуев назовет эти 15 минут абсолютно провальными, но, увы, подопечные Владимира Шарана воплотить свой большой игровой и территориальный перевес в забитый мяч не смогли. Чрезмерное желание отыграться приводило к излишней спешке в решающие моменты. В конце первого тайма атака александрийцев следовала за атакой, опасные удары наносили Запорожан, Иващенко и Зейналов, но ни один не привел к взятию ворот «Стали».

Казалось бы, хозяева нащупали свою игру, и начало второй 45-минутки подтвердило эти наблюдения. Снова у ворот Бабака было жарко, но, увлекшись атакующими действиями, александрийцы пропустили контрвыпад, после которого мяч угодил в руку кому-то из защитников хозяев поля в штрафной, и у арбитра были основания указать на 11-метровую отметку. Лучший игрок матча Алан шансов Юрию Панькиву не оставил, разведя мяч и голкипера по разным углам.

Владимир Шаран в стремлении переломить ход встречи бросил в бой Александра Кочуру и еще одного дебютанта — Олега Мозгового. Мозговой уже первым касанием мог сократить отставание наших земляков до минимума, откликнувшись на передачу с фланга, но с эффектным ударом форварда с разворота невообразимым образом справился Александр Бабак. Что до Кочуры, то экс-лидер кировоградской «Зирки», играя на позиции левого защитника, постоянно шел вперед, не забывая о своих прямых обязанностях, а один из мощнейших дальних ударов Александра едва не достиг цели. Но все это были лишь отдельные эпизоды, более того, на исходе поединка Алан издевательски «обокрал» Кирилла Сидоренко и вышел один на один с Панькивом. Здесь бразилец мог отдавать мяч находившемуся рядом партнеру, но, решив эффектно вколотить мяч в сетку, пробил выше перекладины. Александрийцы же сражались до самого конца, и на 4-й компенсированной минуте Евгений Колесник по бильярдному уложил мяч в угол метров с 18-ти, но тут же прозвучал финальный свисток, зафиксировавший, по большому счету, вполне заслуженную победу алчевцев.

Главный тренер александрийцев Владимир Шаран всю вину за поражение на послематчевой пресс-конференции взял на себя, признав, что его подопечные абсолютно не выполнили установку на игру, а соперники четко воспользовались просчетами хозяев поля. Владимир Богданович посетовал, что в этот день ребята не проявили характера и на поле не нашлось лидера, который бы повел партнеров за собой. В причинах спада необходимо разобраться достаточно быстро, поскольку впереди матчи с не менее грозными конкурентами.

Наставник алчевцев Анатолий Волобуев был очень доволен достигнутым результатом, заметив, что удалось обыграть хорошую и дисциплинированную команду, которая, несмотря на это поражение, остается в числе основных претендентов на выход в элиту. Сверхзадач же перед «Сталью» никто не ставит, ведь в тех случаях, когда алчевцы повышались в классе, их к числу фаворитов никто не причислял. Получится в этот раз — прекрасно, а нет — никто трагедии делать не будет. Главное — чтобы молодые ребята, которых в «Стали» большинство, почувствовали уверенность в собственных силах и прогрессировали, подчеркнул наставник алчевцев.

Сергей Ларин — губернатор Кировоградщины!

Указом № 514/2010 от 6 апреля с.г. Президент Украины назначил новым председателем Кировоградской областной госадминистрации Сергея Ларина, народного депутата, руководителя областного избирательного штаба Виктора Януковича на прошедших президентских выборах. Соответственно был уволен его предшественник – Владимир Мовчан.

Сразу после обнародования указа Президента новый губернатор в своем экспресс-комментарии «УЦ» заявил, что категорически не согласен с теми, кто называет Кировоградщину «депрессивной» областью. «Есть народная мудрость, что тот, кто хочет работать – ищет возможности, а кто не хочет – ищет причины. Я приложу максимум усилий, чтобы сделать Кировоградскую область регионом прогрессивным, центральным в Украине и европейским не только по географическому расположению, но и по экономическому, социально-культурному потенциалу и развитию», — отметил Сергей Ларин.

Среди своих первоочередных задач Сергей Ларин назвал формирование и внедрение профессионального, эффективного государственного управления на Кировоградщине: «Беспредела» в области не будет! Будет работать четкий механизм государственного управления, который, в свою очередь, предусматривает жесткую борьбу с коррупцией на всех уровнях. Я не имею на Кировоградщине кумов, сватов, родичей. И не имею намерений покрывать бесчинства при власти. Власть должна работать для людей. Это касается в первую очередь правоохранительных органов, судебной власти.».

Кроме того, задачей номер один для нового губернатора станет немедленная подготовка качественного, выверенного бюджета области, с которым, по словам Сергея Ларина, Кировоградщина должна не только выживать, но и развиваться. При этом Ларин предупредил: чиновникам в области придется «зашить дырявые карманы» и работать в условиях жесткой экономии бюджетных средств. Также важнейшей задачей для себя новый губернатор считает недопущение срыва выплат пенсий, стипендий, зарплат в области. Привлечение в область инвесторов – как отечественных, так и зарубежных – еще один приоритет в деятельности нового губернатора.

Наша справка. Сергей Николаевич Ларин – народный депутат четырех (III, IV, V и VI) созывов, член Президиума Политсовета Партии регионов.

Родился 11 января 1962 года в городе Харцызске Донецкой области. В 1990 году окончил Харьковский инженерно-педагогический институт, инженер-электромеханик. С 1981 года работал на Харцызском трубном заводе. В 1990 году был избран депутатом Харцызского горсовета. В 1991-1996 годах работал председателем комитета по молодежной политике Харцызского горисполкома. В 1997-1998 гг прошел путь от консультанта до заместителя начальника управления Донецкой облгосадминистрации.

С 1998 года четырежды избирался народным депутатом Украины. В Верховной Раде VI созыва – глава подкомитета по международно-правовым вопросам Комитета по иностранным делам, член Счетной комиссии ВР, руководитель групп по межпарламентским связям с Государством Кувейт и Республикой Корея.

Награжден орденом «За заслуги» ІІІ степени.

Женат, имеет дочь и сына.

Алла Мигай: «Красоте нужно учить»

Далеко не каждая эстрадная знаменитость оставляет о себе столько радостных воспоминаний, сколько оставила их нашим детям сказочница тетя Алла. Ее музыкальные мартовские встречи в Кировограде и Знаменке уже неоднократно становились предметом обсуждений в школах, семьях, ну и, конечно, в кругу сверстников. А дело всего лишь в том, что каждый из этих детей побывал на концерте детской филармонии, где получил мощный заряд бодрости от общения с известным автором детских песен Аллой Мигай.

— Петь я начала раньше, чем говорить, сочиняла колыбельные песни для своих кукол, причем слова и музыку одновременно. В доме всегда звучали песни — народные, эстрадные, арии из опер. Красиво пели мама и бабушка, папа играл на мандолине. Друзья семьи посоветовали купить для меня пианино. Стала подбирать мелодии по слуху. Потом были музыкальная школа, училище, консерватория. Всегда хотела быть только композитором, примером для подражания у меня была Александра Пахмутова. Первым учителем композиции стал Платон Майборода, именно он и сказал: «Эту девочку незачем учить. Она уже Пахмутова». Мне было тогда 12 лет. А еще я с детства писала стихи, вела дневники, много читала, любила поэзию. Писать было легко, сочинять стихи и музыку — тоже.

— Алла, а как рождаются ваши сказки?

— Сказки начала писать, когда сама стала мамой. К своим сказкам сочиняла стишки, загадки и песенные тексты, подбирала музыку, делала аранжировки. Очень поддерживал второй муж — покупал необходимую технику, записывал фонограммы, помогал издаваться. Последняя книжка стихов тоже вышла за его счёт, хотя мы уже давно не живём вместе.

— В вашем активе уже более четырех сотен музыкальных сказок. Как вам удается совмещать работу в музыкальной редакции с гастролями, написанием песен и книг? Что становится толчком к появлению новых произведений?

— Вдохновляет жизнь — дети, интересные встречи, яркие личности, приключения, которыми богата моя жизнь. Очень помогает профессия журналистки и режиссёра — поездки, путешествия, впечатления. Много стихов и мелодий приходят в дороге. Люблю вокзалы, поезда, попутчиков, которые открывают душу, как будто исповедываются, видя меня в первый и последний раз. Эти разговоры запоминаются на всю жизнь, это — материал для книг, которые не написаны, и песен, которые не спеты. И, конечно, любовь! Мне важно научить людей не скрывать своих прекрасных чувств. Бог награждает любовью не каждого, а только своих любимых детей. Я отношу себя к таким.

— Как и в каком направлении сейчас развивается песенное творчество для детей?

— Песня — это произведение для пения, а не для шоу, дискотек и стриптиз-баров. Какую песню в последний раз вы пели? Думаю, что народную. Потому что современные авторы не умеют писать музыку, но пишут много и плохо. Всё это мы видим по телевизору и думаем, что так и нужно. Как-то попросила детей спеть что-нибудь для своей программы, они спели гимн Украины, потому что других песен не знают. Это факт.

— На ваш взгляд, что именно стало причиной перемен, которые произошли в детской музыкальной культуре за последние годы?

— Страна забыла о детях. Для множества людей культура превратилась в устаревшее понятие. На их взгляд, шоу – вот это современно! В результате возникли новые музыкальные направления — то, что давно перестало радовать слух. Музыканты страдают безвкусицей и бездуховностью. Спросите детей, кто такой Бетховен, и они ответят — собачка сенбернар из американского фильма. Как им рассказать о красоте, если вся страна превратилась в мусорку, такой же мусор в душе взрослого человека? Если человек думает только о том, как заработать денег, как прокормить семью, как побольше урвать, — это жизнь, в которой нет места культуре.

— Как вы думаете, можно ли решить вопрос повышения детской музыкальной культуры на государственном уровне и если да, то каким образом?

— Исправить ситуацию с духовным воспитанием детей путём каких-то законодательных актов мы не можем. Всё слишком запущено. Это можно сделать только на уровне каждой отдельной семьи. А для этого надо начинать с воспитания родителей. Как? Этого никто не знает. Нет таких учебников. Есть рекомендации психологов, можно читать Леви, Норбекова… Есть Библия, в которой можно найти ответ на любой вопрос. Но ее тоже нужно хотеть читать, а люди не читают, поэтому и считают свою Украину потерянной страной. Виновато и прошлое, и то идущее из прошлого настоящее, которое нам навязывают сейчас.

Подобные задачи может решить только президент, если он способен на это. Была бы президентом я, создала бы бесплатные школы для особо одарённых детей — гениев, которые и вывели бы нас из этого духовного и экономического провала, а детскую филармонию ввела бы особым предметом в школьные программы. И, естественно, подняла бы оплату работникам культуры, просвещения и здравоохранения. Это — главное.

— Правда ли, что Кировоградская областная детская филармония стала первой и пока что единственной, которая предложила вам долговременное сотрудничество?

— Да, кировоградская детская филармония уникальна. Тут впервые ребёнок открывает мир красоты. Я слышала много отзывов по поводу работы ее руководителя Ирины Полонской и ее проектов. Один из них — кстати, теперь я тоже задействована в его реализации, — детский музыкальный лекторий «С музыкой от “А“ до “Я”».

Даже в Киеве, даже на Первом национальном канале очень трудно сдвинуть с места завязшего в болоте бегемота. Тяну уже 30 лет, а сказки-то нет… Не думаю, что скоро что-то изменится. Моей жизни, наверное, не хватит. Хотя какую-то капельку всё-таки я успела. Уже выросло первое поколение моих зрителей. Они скоро придут к власти. А я их многому научила, и в первую очередь — добру и красоте.

— Если вы продолжаете работать с детьми и для детей, значит, все-таки верите в лучшее, видите пользу от своего творчества?

— Я верю в то, что в каждом ребенке можно зажечь лучик добра. У меня на концертах все поют. Я стараюсь так писать, чтобы пелось. Оздоравливаю таким способом маленькую детскую душу. А может, и не такую маленькую, у некоторых детей она побольше, чем у взрослого. Если ребёнок не понимает искусства, можно объяснить ему все в интересной игровой форме, завлечь его в игру, похвалить, костюмировать, дать необходимый реквизит — и вот уже новый человек познаёт таинство, магию искусства. Он уже навсегда наш, творческий, талантливый, активный.

— Далеко не все творческие личности живут в ладу со временем…

— Увы. Мне всегда жаль утраченного времени. Это самая большая потеря в жизни. Я много отвлекалась на второстепенные вещи — статьи, передачи, концерты, телевизор, то, что ничего не давало ни для духовного развития, ни для полезного творчества. Сейчас, когда я стала «взрослой», ничего уже не наверстаешь, нужно просто работать ускоренными темпами, чтобы всё успеть. А всё — это неспетые песни, неснятое кино, неизданные сказки, несостоявшиеся встречи с удивительными людьми. Это и есть мои творческие планы. Дети — ангелы. Когда они поют, они счастливы. Когда они смеются, я чувствую себя счастливой. Во что бы то ни стало хочу сделать их счастливыми, подарить радость своими песнями и сказками. Стараюсь писать смешно, не боюсь выглядеть клоуном. Пусть смеются. Так мало радости в жизни! Надеюсь, взрослые меня поймут и поддержат, ведь родители тоже любят мои сказки. Ребёнок радуется солнышку и цветам, смеётся от счастья просто так, без причины. Давайте и мы улыбнёмся нашим детям! Будут ли они счастливы, если не увидят красоту жизни и человеческих отношений? Красоте тоже нужно учить. Вот поэтому такие «ненормальные», как я, пишут детские песни, издают красивые книжки, снимают кино за свой счёт и ездят на гастроли на край света, чтобы увидеть улыбку ребёнка.