История со СКВЕРным запахом

«Хвосты» есть не только у студентов, но и у депутатов. Кировоградского горсовета в том числе. Еще с февраля тянутся 192 нерассмотренных вопроса. Эту цифру озвучил городской голова Владимир Пузаков, предложив на четырнадцатой сессии пятого созыва в минувший четверг рассмотреть хотя бы 30 срочных «хозяйственных» проектов решений. Как всегда, не обошлось без вопросов, предлагаемых к рассмотрению дополнительно. Один из них вызвал нешуточные споры.

Коротко ситуацию можно описать так. Депутат и доктор Григорий Урсол попросил депутатов рассмотреть протест прокурора относительно планируемой застройки участка между Больницей Святого Луки и облсудом, где еще сохранились остатки некогда знаменитого Каскадного сквера. Депутат и вице-мэр Виктор Кухаренко выступил против, аргументируя тем, что данный кусок земли не является сквером, более того, несколько лет назад его застройка была узаконена в судебном порядке.

Вопрос в повестку дня не включили (всего несколько человек были «за»), но ситуация нас заинтересовала, в связи с чем мы обратились и к Урсолу, и к Кухаренко за комментарием. Григорий Урсол сообщил, что есть решение сессии Кировоградского горсовета, принятое еще в 2000 году, согласно которому участок был внесен в генеральный план города в качестве сквера. На сквер есть паспорт, есть балансосодержатель. «В 2004 году сессия выделила участок фирме “Агрооптсервис” для строительства административного здания. За этим последовал протест прокурора, который на сессии был удовлетворен, то есть решение о передаче участка было отменено. Позже эту же зону снова передали той же фирме – “Агрооптсервис”. И снова был протест прокурора, и снова он был удовлетворен на сессии. 22 июля нынешнего года сессия опять, уже в третий раз, передает сквер под застройку этой же фирме. Я обратился к прокурору, который вынес уже третий протест по этому вопросу. Но, как вы видели, депутаты не захотели его рассматривать», — прокомментировал Григорий Урсол.

Виктор Кухаренко, отвечая на вопрос, почему он против восстановления сквера, сказал следующее: «У меня на личном приеме был руководитель предприятия “Агрооптсервис” (директор Валерий Петрович Будулатий), которому еще 19 октября 2004 года дали согласие на разработку проектной документации для строительства административного корпуса. Человек заказал проектную документацию, проект строительства, то есть шел по процедуре. В свое время действительно сессия удовлетворила протест прокурора по этому вопросу, но предприятие обратилось в суд и выиграло дело: решение сессии горсовета осталось в силе. Уже в этом году была утверждена проектная документация.

Сегодня мы говорим о том, что год назад на этом участке были посажены деревья и вроде бы образовалась зеленая зона. Это то же самое, как если бы на территорию частной усадьбы зашел человек, посадил там деревья и стал утверждать, что это рекреационная зона».

Сравнение, конечно, образное, но к месту ли оно? Ведь на этом участке земли много десятилетий был знакомый каждому кировоградцу Каскадный сквер, а не чья-то усадьба со злыми собаками. И уж тем более не офис малоизвестной фирмы, чьи интересы так яростно отстаивает депутатская группа Кухаренко-Шарова.

Редакция «УЦ» решила разобраться в очередной «скверной» истории Кировограда. Читайте в одном из ближайших номеров.

«Сильная Украина» — не административный, но ресурс

На днях в руководстве Кировоградщины произошли значительные изменения: свою должность оставил начальник управления ЖКХ облгосадминистрации. Для традиционно проблемного в коммунальном плане региона, где руководитель профильного подразделения по весу почти приравнивается к вице-губернатору, — факт, который нельзя оставить без внимания. На чьи плечи лягут теперь заботы о коммунальном благополучии жителей области и в какую сферу направит свой опыт и возможности Виктор Андреев, он рассказал журналисту «УЦ».

— Виктор Иванович, с чем связан ваш уход с должности главного коммунальника области?

— Это решение я принял сразу по нескольким причинам. Во-первых, как известно, я возглавляю Кировоградский областной избирательный штаб политической силы Сергея Тигипко — партии «Сильная Украина». Эта работа занимает много времени, я же считаю недопустимым, чтобы оно, это время, было служебным. Во-вторых, мой уход продиктован и желанием избежать возможных упреков в использовании админресурса, в злоупотреблении служебным положением. Кроме того, закон говорит о том, что чиновник не может заниматься политикой на госслужбе. По крайней мере, в таких случаях нужно хотя бы уходить в отпуск.

— В преддверии отопительного сезона в надежных ли руках вы оставляете коммунальную сферу области?

— За это направление я спокоен. Сегодня обязанности руководителя управления исполняет Николай Вещев — человек с большим опытом работы в этом секторе. Но по сути я по-прежнему буду заниматься коммунальными вопросами. Ведь именно они составляют семьдесят процентов программных положений «Сильной Украины» на выборах в Кировоградский городской совет. Да, есть проблемы и в городской медицине, и в сфере образования. Но, если взять хотя бы звонки, которые поступают на «горячую линию» губернатора, подавляющее большинство их касается именно вопросов, связанных с коммунальными проблемами кировоградцев и областного центра в целом. Тогда как сегодня и управление ЖКХ области, и администрация в целом являются больше статистическими органами, без реальных рычагов административного влияния на городскую власть. Поэтому именно сюда, на коммуналку, мы направим львиную долю наших возможностей и ресурсов.

Конкретное направление — водоснабжение города и области. Ситуация критическая. Непомерные тарифы, которые регулярно поднимает водовод «Днепр-Кировоград» (и как следствие — городские водоканалы), практически на 100% изношенность основных фондов, огромная дебиторская и кредиторская задолженности у предприятий — все это скоро приведет к банкротству всей отрасли в масштабах области. Наши расчеты показывают, что, объединив четыре водоснабжающих предприятия — Кировограда, Знаменки, Александрии и Светловодска — вместе с водоводом, создав на этой базе одно предприятие, можно уменьшить себестоимость услуги минимум на 15%! Но, к сожалению, наша инициатива не была поддержана местными властями городов. У каждого свой интерес…

Ещё один пример — управление жилфондом. Я лоббировал и продолжаю отстаивать необходимость создания кондоминиумов или, другими словами, объединений совладельцев многоквартирных домов. Но даже на должности руководителя управления у меня в этом плане руки были связаны ещё больше, нежели когда я возглавлял общественную организацию этого направления. А всё потому, что данная реформа возможна только тогда, когда её поддерживают городские власти. К примеру, в Киеве, где недавно и.о. председателя горадминистрации назначен Александр Попов (недавно министр ЖКХ), процесс организации кондоминиумов всё больше набирает обороты. Результаты увидим уже через год-два, и я уверен — они будут положительными. Поэтому мы, представители «Сильной Украины», и идем комплексно во власть на всех уровнях, чтобы реформировать эту, наиболее проблемную сферу. Хотя, безусловно, наша команда предложит программу, которая позволит решить многие проблемные вопросы во всех сферах жизнедеятельности города и области. Детально об этом мы расскажем позже в СМИ, в том числе и на страницах вашей газеты.

— По вашим прогнозам, какие результаты «Сильная Украина» получит на выборах в местные советы?

— Должен сказать, что рейтинг в Кировограде и области у политической силы Сергея Тигипко довольно высок — мы уверенно входим в тройку лидеров, причем без значительного отрыва от ведущих партий. Хотя эта социология очень условна. У нас еще два месяца до дня голосования, всякое может быть.

— Если люди доверяют «Сильной Украине», то, по-вашему, могут отдать свои симпатии и кандидату на должность городского головы от политической силы Сергея Тигипко?

— Да, на ближайшей партийной конференции мы выдвинем кандидатуру в мэры города Кировограда от «Сильной Украины». Будут у нас кандидаты и в других городах области.

— Как думаете, отдадут ли однопартийцы при этом должное вашему опыту и возможностям?

— Не исключено. За такое доверие я буду благодарен и, конечно же, буду обязан его оправдать.

— Как проходит Народный праймериз в Кировограде? Насколько интересны кировоградцам представители «Сильной Украины»?

— Безусловно, активность горожан очень высока. Да, звучат и претензии в адрес наших людей: дескать, молодые и зеленые. К тому же — мажоры с известными бизнес-фамилиями. Но, по моему глубокому убеждению, оба этих обстоятельства лишь играют на пользу кировоградским «сильным украинцам».

Во-первых, молодость — это всегда свежий взгляд на привычные проблемы, склонность к поиску новых путей их решения. Это энергия, это напор, это новые, не запятнанные политическими и коррупционными скандалами лица. Да, фамилии многих из них в городе известны как принадлежащие успешным и процветающим людям. А это значит, что их дети смогли получить достойное образование, опыт работы, в том числе и за границей. Во-вторых, быть ребенком известных родителей — это большая ответственность, и они эту ответственность чувствуют. Кроме того, эти люди изначально настроены на достижение результата, на успех, на реализацию своих проектов и идей. В конце концов, неужели нужно в таких случаях вести речь о запрете для продолжателей известных фамилий на публичную деятельность, на право быть избранным, на возможность работать на благо других людей?!

Несмотря на подобные упреки, мы своих партийцев не прячем. Тогда как с большой долей вероятности перед выборами кировоградцы увидят в списках большинства политических сил фамилии тех, кто сегодня «сидит» в горсовете. «Сильная Украина» пытается создать альтернативу этой тенденции, привнести в советы всех уровней свежую, мощную струю. Политическая сила Сергея Тигипко предлагает людям третий путь, предлагает право настоящего, не из двух зол, выбора. Думаю, хотя бы поэтому нашим людям нужно дать шанс.

— Будут ли кировоградские «сильные украинцы», в случае их представительства в горсовете, инициировать пересмотр наиболее скандальных земельных вопросов?

— Да, мы будем инициировать на законодательном уровне принятие нормы, при которой земельные участки должны быть обязательно освоены и использоваться их владельцами по назначению. В Кировограде же сегодня — прямо противоположная ситуация. Мы настаиваем: город должен получать пользу от земли, на которой он стоит.

«Фашистам нет места в наших рядах»

В редакцию «УЦ» пришло письмо от читательницы, которая через нашу газету хочет обратиться к руководству футбольного клуба «Зирка» и к губернатору Сергею Ларину, который является его почетным председателем, с предложением призвать к порядку футбольных фанатов.


«Уважаемая редакция!

Наверняка многие кировоградцы обращали внимание на размалеванные болельщиками “Зирки” дома, заборы, киоски, павильоны. Причем наверняка, как и я, кто вслух, кто про себя, выражали свои эмоции. Я тоже, как и они, возмущалась, но до определенного момента – больше дома или на работе. Теперь же не выдержала и решилась написать письмо в газету.

Наш город не отличается особой чистотой и порядком. Культура моих земляков, к величайшему сожалению, упала, как говорят, намного ниже плинтуса. Мы как-то уже привыкли к тому, что ежедневно на стенах домов, ролетах, закрывающих киоски, заборах появляются все новые и новые надписи – начиная от непонятных символов и заканчивая констатацией того, что “Ярошенко – наш губернатор”. Свою лепту в эти художества активно и регулярно вносят и фанаты “Зирки”.

Однако до поры до времени эти горе-болельщики ограничивались латинскими буквами FCZK, перечеркнутыми кельтским крестом, и указанием 14 сектора, где они всегда сидят. Теперь же непременными атрибутами этих художеств стали надписи латинскими буквами “хулиганы”, “ультрас” и …фашистская свастика. Согласитесь, что в нашей стране символ фашизма, нацизма у большинства людей вызывает резко негативную реакцию. Кстати, и безобидный, на первый взгляд, кельтский крест, в древности символизировавший единство солнца, воздуха, земли и воды, с 80-х годов прошлого века был взят в качестве своего символа неонацистами и национал-социалистическими скинхедами.

Слава Богу, что пока у нас в Кировограде нет открытых проявлений этих течений и люди, скажем, с другим цветом кожи могут свободно ходить по городу. Страдают от зирковских фанов лишь местные пацаны, которые, в отличие от них, имеют шевелюру попышнее и подлиннее. Но вы можете гарантировать, что те, кто сейчас открыто позиционирует себя как “хулиганы”, завтра не начнут свои крестовые походы против представителей другой расы? Я – нет!

На днях мои сыновья с друзьями показали мне выложенные в Интернете кадры с футбольных матчей на нашем стадионе – в частности, тот самый 14 сектор. Извините, но эти парни четко выбрасывают руки в фашистском приветствии – с раскрытой, а не сжатой в кулак ладонью, и кричат не “Зир-ка!”, а четко слышимое “Зиг хайль!”. Да и лица у большинства из них почему-то закрыты шарфами или платками. Зачем, спрашивается? Господа! Куда мы катимся? Почему не реагирует милиция? Ребята рассказали мне, что однажды попытались указать стоящим недалеко от них стражам порядка на то, о чем я только что упомянула. Реакция милиционера была потрясающей: “Ну так и шо? Воны ж не бьються и кресла не ломають…”

Насколько я знаю, среди болельщиков “Зирки” масса взрослых адекватных людей. Неужели вы не можете научить их человеческим, цивилизованным нормам поведения? Если ты фанат, зачем нужно гадить в городе? К чему эти надписи? Пишите на стадионе – там, слава Богу, вокруг такой заборище, что никакой краски не хватит на то, чтобы его размалевать! Или на новом здании гостиницы на стадионе – на розовом черная краска будет прекрасно смотреться!

Уважаемые Сергей Ларин и Николай Онул! Может, вы, как руководители ФК “Зирка”, попытаетесь привести в чувство этих молодых людей, рассказав им о фашизме, нацизме и т.д., так как они, видимо, в школе не учились, и объясните правила поведения в обществе цивилизованных людей? Кстати, буквально сегодня по телевизору показали, как милиция обеспечила работой фанатов “Металлиста” и “Днепра”, спровоцировавших беспорядки на стадионе, — они убирают улицы, копают клумбы, наводят порядок на стадионе. А может, стоит организовать общественные работы и для кировоградских фанов и заставить их очистить город от своих же художеств? А пока не очистят – на стадион не пускать!

Извините, но я не подписываюсь, так как боюсь за своих детей и их друзей».


Исходя из принципа объективности, мы обратились к представителям группы фанатов кировоградской «Зирки» — «Ультрас» и попросили ответить на интересующие нас вопросы в связи с письмом нашей читательницы. Правда, этим наш разговор не ограничился, поскольку интересно было узнать, что объединяет этих ребят и какие принципы они исповедуют. Наши собеседники были предельно откровенны, правда, попросили не называть их фамилии, так как в фанатской среде не принято акцентировать на себе внимание прессы. Поэтому ограничимся лишь их именами – Виталий и Константин.

— Как вы можете прокомментировать появление подобных граффити со свастикой на улицах Кировограда?

В.: — Сразу скажем, что у нас нет идейных сторонников национал-социализма. Патриоты, исповедующие идеи украинского национализма, присутствуют, но фашистам просто нет места в наших рядах. По всей видимости, это какие-то совсем юные ребята, начитавшиеся в Интернете о фашизме и стремящиеся самоутвердиться таким безобразным способом, не понимая, что они наносят вред имиджу не только нашего движения, но и порочат честь клуба, которому мы преданы всей душой и сердцем.

К.: — К сожалению, в последнее время пошла мода на фанатизм. Кто-то хочет попижонить перед друзьями, говоря о том, что он фанат «Зирки», участвующий во всех наших мероприятиях, в том числе и выездных поединках любимой команды. На самом деле это не более, чем – не нахожу другого слова – понты в стремлении показать, какой он крутой. Если раньше нас было немного и мы все друг друга знали, то сейчас число нашей группы растет, и новые люди появляются едва ли не на каждом домашнем матче. Поэтому становится трудно отслеживать ситуацию и контролировать проявление эмоций.

— Если все-таки вы узнаете, что эти надписи сделал кто-то из вашей группы, то какой будет ваша реакция?

В.: — Поверьте, что разговор с этими людьми будет самый серьезный. Мы заставим закрасить все это непотребство и сделаем все от нас зависящее, чтобы подобного рода надписи никогда больше не появились на улицах нашего родного города. Для нас это дело чести. А что касается рисунков другого содержания, то они появляются во всех странах, где есть фанаты.

— Давайте поговорим о более приятных вещах. Как вы пришли к футбольному фанатизму?

К.: — Футболом я увлекаюсь с самого детства. А первый матч «Зирки» посетил в 1995-м году, когда мне было 8 лет. С тех пор стараюсь не пропускать ни одного поединка любимой команды. Первая организованная фирма (так на фанатском сленге называется определенная группа поддержки. – Авт.) кировоградских фанатов, куда входило от 10 до 15 человек, появилась в 1996-м году, но я был еще маленьким и, естественно, участвовать в этом движении не мог. Новое поколение кировоградских фанатов возникло в 2003-2004 годах, когда «Зирка» во второй раз в своей истории пробилась в высшую лигу. Тогда благодаря почетному президенту клуба Василию Моцному болельщики организованно ездили на выездные матчи, и впервые я посетил поединок в Виннице. Постепенно боление все больше увлекало, и сейчас уже не мыслю своей жизни без этого. Вначале на домашних играх мы базировались в 10-м секторе стадиона «Звезда», но чуть позже отделились от общей группы болельщиков, переместились в 14-й сектор за воротами, стали делать баннеры, выезжать на гостевые поединки самостоятельно, и пошло-поехало… Даже когда команда переживала не лучшие времена, мы были вместе с ней, где бы она ни играла в Украине или в области. С возрождением «Зирки» наша группа снова вошла в число ее самых преданных поклонников.

В.: — Я фанател или, как у нас говорят, – шизел, еще в далеком 1985-м году, когда жил в Донецке и болел за «Шахтер». Затем была служба в армии, а когда демобилизовался и переехал жить в Кировоград, стал болеть за «Зирку». Первым поединком, который посетил, стала игра в высшей лиге против киевского «Арсенала» в 2003-м году, когда мы выиграли – 1:0. С тех пор переживал за кировоградский футбол, радовался взлетам и страшно огорчился, когда команда прекратила свое существование.

— Назовите основные принципы вашей «фирмы»?

В.: – Независимость, организованность и преданность любимой команде при любых обстоятельствах.

К.: – Мы действительно стараемся быть предельно самостоятельными. Мы сами выезжаем на матчи, сами делаем баннеры, розы (фанатские шарфы. – Авт.), сами заказываем себе атрибутику и самостоятельны в принятии решений.

— Откуда берутся ваши кричалки или, как вы их называете, заряды?

К.: — В основном все заряды создавались еще в 90-е годы прошлого века, а мы лишь переделываем их под наше время. А в общем, все это создавалось еще нашими зарубежными коллегами, а в Советском Союзе и позже в Украине адаптировалось к своему клубу. Правда, кое-что придумываем и сами, поскольку нельзя же жить только вчерашним днем.

В.: — В сюжете популярнейшей детской программы «Ералаш» за, если мне изменяет память, 1985 год прозвучал универсальный заряд : «В Союзе нет еще пока команды лучше “Спартака”». Подставьте сюда любое другое название, немного перестроив текст, чтоб было в рифму, и получите «В Украине нет еще пока команды лучше, чем “Зирка”», а дальше у киевлян «“Динамо” с Днепра», а у нас: «“Зирка” с Ингула» и т.д, и т.п.

— Как вы относитесь к нецензурной лексике, звучащей в зарядах?

В.: — Конечно, иногда проскакивает, но в основном в кричалках мата у нас нет. И скажите, разве вы смотрите футбол без эмоций, выражаясь исключительно литературным языком? И все же мы понимаем, что нецензурной бранью в адрес арбитров, файерами и хулиганскими действиями на трибунах мы наносим вред клубу, который может понести серьезное наказание. Поэтому стараемся вести себя в рамках приличия, хотя иногда очень хочется сказать все, что ты думаешь по поводу действий арбитра или команды-соперников.

К.: — Можем, правда, немного посостязаться на словах во время игры с фанатами другой команды, которые делают закидоны в нашу сторону. В этом плане нашими самыми непримиримыми противниками являются александрийские фаны, позволяющие себе много лишнего.

— В фанатских разборках, о которых сейчас так много говорится, вам доводилось принимать участие?

К.: – Без комментариев.

В.: — Присоединяюсь к коллеге. Скажу лишь, что, отправляясь на выезд, мы готовы отстоять честь клуба любым способом, поскольку шоколадом нас там никто не угощает.

— Вы выезжаете на каждый матч «Зирки»?

В.: – По мере сил и возможностей стараемся бывать на всех выездных поединках. Тратим собственные средства, поскольку за 2 года было только два организованных клубным руководством выезда.

К.: — Только не подумайте, что мы жалуемся. Просто не всегда желания совпадают с нашими возможностями.

— Кого больше в ваших рядах – истинных любителей футбола или просто тусовщиков, которым за счастье покричать, покуражиться и выпить?

В.: — Сейчас у нас около ста человек, из них где-то пять процентов составляют представительницы прекрасного пола, и есть, конечно, такие, о которых вы говорите. Но это в основном совсем юные болельщики, которые пытаются самоутвердиться через фанатение. Но, чем старше человек становится, тем больше он понимает всю прелесть игры и старается вникать во все футбольные тонкости. Кстати, вы можете не верить, но в последний год мы категорически не приемлем чрезмерное употребление спиртных напитков до и во время футбольных матчей. Для куража чуточку можно, но в меру…

К.: — Это абсолютная правда. Раньше бывали случаи, когда мы болели сильно нетрезвыми, но это только создавало дополнительные проблемы и сложности. Сейчас мы не допускаем в свои ряды неадекватных людей и стараемся, чтобы даже рядом таких «Кузьмичей» (пассивный и равнодушный болельщик. – Авт.) не было.

— Есть ли «фирмы», на которые вы хотели бы равняться?

В.: — В последнее время доводилось плотно общаться с представителем фанов московского ЦСКА. Конечно, нам до такого уровня еще, как от земли до неба, но есть горизонт, к которому нужно стремиться.

К.: — В идеале хотелось бы быть такими же, как фаны моей любимой «Барселоны» или неподражаемые болельщики «Ливерпуля», но у них — сказка, а у нас – реальность. И все же нужно стремиться к лучшему. И еще хочу сказать, что мы с громадным уважением относимся к одному из самых старейших фанатов Сергею Фурсикову, который, как никто другой, заслужил право называться фаном «Зирки» номер один, и хотя сейчас он по состоянию здоровья не может поддерживать «Зирку» на выезде, но более преданного команде кировоградского болельщика встречать не доводилось.

— И в завершение не самый приятный для всех наших болельщиков вопрос. Как вы переносите нынешние неудачи «Зирки» и что хотите сказать футболистам и тренерам?

В.: – Другой команды у нас нет, и мы всегда будем поддерживать «Зирку» в радости и в горестях. Уверены, что неудачи – явление временное, и поражения останутся позади, а вскоре мы вместе будем радоваться новым победам. Если же ругать команду последними словами и гнобить футболистов и тренеров, играть от этого лучше они не станут.

К.: — Для нас главное – чтобы «Зирка» играла, а черная полоса когда-нибудь закончится. Главное, чувствуйте нашу поддержку, даже проиграв, не забывайте, что у вас есть фанаты, которые готовы пережить все, кроме равнодушного отношения к любимой команде.

Все не в нашу пользу

Очередной тур первенства Украины в первой лиге не принес радости болельщикам Кировоградщины. И если «Зирка», в общем-то, по делу уступила «Крымтеплице», то ПФК «Александрия», также проводивший свой матч в гостях, в третий раз подряд сыграл вничью. Причем, как и в домашнем противоборстве с ахтырским «Нефтяником», у александрийцев снова возникли вопросы к арбитру, назначившему в ворота Юрия Панькива два пенальти. Кстати, первый во многом решающий мяч кировоградцы также пропустили после удара с одиннадцатиметровой отметки. Так что в этот раз судьи были строги к нашим землякам, но справедливы ли?..

На поле «КТ Спорт Арены» встретились команды, которые решают в этом сезоне разные задачи. «Крымтеплица», кажется, вновь нащупала свою игру и догоняет лидеров первой лиги, а кировоградцы лишь в предыдущем туре сумели заработать первое очко в сезоне. Причем не где-нибудь, а в поединке с одним из претендентов на повышение в классе — ФК «Львов». Правда, затем был еще неудачный вояж в Калинино, где в кубковом противоборстве подопечные Александра Дериберина уступили «Фениксу-Ильичевцу»(3:4), выигрывая по ходу встречи — 2:0. Но, как бы там ни было, во Львове собранно сыграли в обороне, а в кубковой игре смогли трижды поразить ворота соперников, что говорило об определенном прогрессе в атаке. Правда, зачем-то возвратились домой из Крыма, чтобы через несколько дней снова вернуться сюда, прилично устав от этих переездов.

Может, поэтому тренерский штаб кировоградцев решил пойти на определенный риск в игре с «тепличниками». С первых минут в группе атаки на поле вышли Вячеслав Самойленко и Ярослав Галенко, которые должны были привнести в командные действия больше скорости при развитии контратак при помощи более опытных Олега Давыдова, Александра Кочуры, Евгения Атаева и Максима Костюченко. А вот в обороне обошлось без неожиданностей, и в основе появились Сергей Шматоваленко и Денис Стоян в центре, Андрей Смалько с Тарасом Пинчуком — на флангах. Место в воротах занял проведший две отличные выездные встречи в Белой Церкви и Львове Артем Коледа. Забегая вперед, скажем, что уже через 20 минут не попавшего в игру «перегоревшего» Самойленко заменил опытнейший Алексей Городов. Именно Городов имел в первой половине встречи наиболее реальный шанс для того, чтобы отличиться, получив передачу от Александра Кочуры в штрафной хозяев. Но пробить как следует хавбек кировоградцев не смог, и момент был упущен.

Крымчане же с первой минуты стали диктовать соперникам свои условия. Вначале заставили поволноваться кировоградских фанов, приехавших поддержать любимую команду, Абляметов, чуть неточно пробивший штрафной, и Малюк, прострел которого не успели замкнуть партнеры. Затем экс-игрок «Зирки» Владислав Голоперов сбросил мяч под удар Александру Антонюку, но капитан крымчан с убойной позиции в ворота не попал. В середине тайма Голоперов пробил уже сам, однако на месте оказался Артем Коледа. На 28-й минуте подопечным Александра Севидова удалось забить, но арбитр встречи отменил взятие ворот, усмотрев нарушение в действиях Владимира Симончука. И все же своего крымчане добились, когда в противостоянии Голоперова и Шматоваленко в нашей штрафной рефери увидел толчок в спину со стороны защитника «Зирки» и указал на точку. Сам пострадавший пробил пенальти не так, как в прошлом сезоне в игре «Зирки» с ПФК «Александрия», когда подарил мяч голкиперу. В этот раз Голоперов был предельно хладнокровен, не оставив шансов Артему Коледе.

В начале второй половины матча команды обменялись острейшими моментами. Сначала сверхактивный Голоперов ворвался в штрафную, но запустил мяч над перекладиной. А затем Александру Бандуре пришлось проявить все свое вратарское мастерство, чтобы перевести на угловой опаснейший удар сменившего после перерыва Максима Костюченко Александра Сытника. Подопечные Александра Севидова от греха подальше забили второй мяч, чтобы обезопасить себя от нервной концовки. Симончук эффектно ушел от Тараса Пинчука и прострелил на Абляметова, который, опередив Сергея Шматоваленко, полуударом или полунавесом все же поразил дальний угол. Этот гол надломил кировоградцев, а крымчане не стали сбрасывать обороты. «Крымтеплица» была намного ближе к победе с разгромным счетом, чем «Зирка» к тому, чтобы отыграть хотя бы один гол. Хорошие моменты упустили Трухин и Бойко. Дважды мог забивать вышедший на замену Сулейман Диаби. В одном из эпизодов темнокожий форвард не использовал выход один на один, пробив в считанных сантиметрах от дальней стойки ворот кировоградцев. Отчасти помогло крымчанам и то, что последние 10 минут они играли в большинстве. С поля за вторую желтую карточку был удален Александр Сытник. Финальный свисток арбитра зафиксировал очередную победу «тепличников» и при этом первую одержанную над «Зиркой» в первой лиге, а кировоградцам победы пока только грезятся. Но, может, в игре с алчевской «Сталью» удастся прервать эту неприятную серию, хотя для этого с одним из лидеров нужно будет сыграть на пределе сил и нынешних возможностей.

А у александрийцев сейчас задача — играть на победу в каждой встрече. Вот и в игре с ФК «Винница» с первых минут матча гости завладели инициативой и с каждой минутой действовали все уверенней. Первый опасный момент случился на 11-й минуте, когда после флангового навеса защитник хозяев Воронин срезал мяч в сторону собственных ворот и голкипер был бессилен, но выручила перекладина. Впрочем, спустя десять минут помочь винничанам сохранить ворота в неприкосновенности уже не мог никто. Удар Андрея Запорожана со штрафного метров с 30-ти выдался шикарным, и мяч в обвод стенки поразил ближнюю «девятку» ворот Гайдаржи.

Хозяева пытались огрызаться, но без особого успеха, а гости ловили соперников на контратаках. На 32-й минуте Василий Грицук возле штрафной площади винничан красиво накрутил нескольких защитников «Нивы» и отдал точную передачу на Грибанова, который был точен. Однако арбитр встречи Алексей Лаврив зафиксировал офсайд и гол не засчитал. Если же вспомнить, что аналогичным образом поступали арбитры и в двух предыдущих встречах, то это становится уже какой-то нехорошей традицией. Добавьте к этому, что в Виннице арбитр дважды указывал на одиннадцатиметровую отметку в штрафной гостей, а это уже заставляет серьезно задуматься. Причем нарушения со стороны подопечных Владимира Шарана были далеко не бесспорные, но Герасимец на это внимания не обратил, дважды четко исполнив приговор. Во втором случае на 80-й минуте Юрий Панькив угадал направление полета мяча, но достать его не сумел. Мириться с такой несправедливостью подопечные Владимира Шарана не собирались. Ничейного результата гостям удалось добиться, когда после навеса с левого фланга защитники «Нивы» позволили дважды наносить удары нашим форвардам. С первым Гайдаржи не без труда справился, а вот отразить повторный выстрел вышедшего несколькими минутами ранее на замену Юрия Фурты страж ворот винничан оказался бессилен.

В оставшееся время обе команды могли вырвать победу, но счет не изменился.

19 лет вопреки

Девятнадцать лет назад, 24 августа, в 18 часов 36 минут на свет появилось, вначале на словах и бумаге, новое государство — Украина. Многие тогда радовались, многие горевали. Через 19 лет после этого события все так же одни радуются независимости, другие не очень, правда, уже в других пропорциях.

Увы, за эти 19 лет никто до сих пор не дал ответа на очень простые и столь важные вопросы, — хотя, казалось бы, без четкого ответа на них государственность вовсе невозможна. Но Украина — уникальная страна… Никто нам до этого дня определенно и конкретно не ответил, какой общественный строй мы строим. Капитализм с человеческим лицом? Социализм с элементами капитализма? Китайскую модель? Шведский социализм? Ответа нет, все политики страшно боятся его дать. А ведь, сдается, без осознания того, куда идешь, зачем и что там должно быть, держав не строят. Но Украина несомненно великая страна — без плана, без стратегии, разрываемая на части большими и малыми властителями, у которых разный взгляд на то, что мы строим, она все равно движется вперед.

Нет ответа — что строим? И, по сути, нет ответа и на другой, страшный, пугающий, чудовищный вопрос: а зачем строим?

Россияне хоть придумали суверенную демократию энергетической сверхдержавы, какие-то рамки, осязаемую модель твердой власти в обмен на нефтегазовый достаток. Украина такого не имеет, была у нее за все годы единственная прочно вошедшая в обиход макрополитическая (и поэтому и макроэкономическая) конструкция – «многовекторная политика». Сейчас и того нет в милой нашему сердцу Неньке. Так, рулим куда-то с чисто обломовским фатализмом и маниловскими мечтаниями, — авось лихая вынесет и будет всем нам счастье.

Объединяющей национальной идеи по-прежнему пока нет. Есть неумелое сопротивление тесным дружеским объятиям России и вовсе слоновьи попытки европеизироваться. Растет число вышиванок на душу населения. Все больше молодежи гордится Украиной. Но все так же мучительно тужатся от напряжения очередные поколения школьников, когда пишут сочинения на обязательную тему «Что для меня Украина». Пишут одно и то же второе десятилетие: «безмежні лани», «родюча земля», «Шевченків край», «нащадки славних предків — козаків», «солов’їна мова». Почти то же самое писалось и в советское время, достаточно было вставить, что все это лишь в вольной братской семье советских народов стало возможно.

Ау, философы, мыслители, искатели и писатели, дайте еще Украины! Не только шароварно-галушковой.

Ну да ладно уж грустить в такие-то дни. Большинство из нас, живущих здесь, Украину любит, некоторая часть к ней ровно дышит, другая – вовсе терпит ее вокруг себя. Но уж День независимости знают сегодня все. А ведь еще с десяток лет тому назад соцопросы показывали, что процентов 40 наших сограждан затруднялось даже назвать дату украинской независимости. Украинское проникает все глубже в нас. Уже почти никто не ошибется, какой цвет в нашем флаге сверху. Уже первый куплет гимна страны самостоятельно выучило большинство. И язык… Не стоит преуменьшать значение всех этих символов для государственности и формирования гражданина. Если бы эти атрибуты державы не уважали, тогда точно крест можно было бы ставить на стране. Но такому не бывать.

Украина себя еще покажет во всей силе и красе, уверен. Да, процесс становления затянулся. Долго запрягаем. Однако потом как рванем вперед, быть этому! Знать бы только точнее, куда надо направить это грядущее рвение. Думай Украина, думай, вечно праздничная моя страна. Лучшая в мире…

Карлсон, который живет в Кируне

Наш сегодняшний разговор с Карлсоном, который живет в Швеции. Правда, не на крыше стокгольмской многоэтажки, а в собственном доме в Кируне, городе, где зафиксирован самый большой процент суицидов. У нашего Карлсона нет пропеллера, зато есть доска для виндсерфинга. Он не сладкоежка и каждое воскресенье готовит борщ. Единственное, что объединяет нашего собеседника с персонажем повести Астрид Линдгрен, – это любовь к мясным тефтелькам.

Итак, о жизни в Швеции нам расскажет Петтер Карлсон, архитектор, который активно учит русский язык и совершенствует его, кстати, читая интернет-сайт «Украины-Центр».

История семьи наших Карлсонов очень интересна. Только в самом конце разговора выяснилось, что Петтер, собственно, наполовину украинец. Правда, никогда здесь не был – только собирается. Его мама, Наталья, родилась и выросла в Киеве. И у нее был наш, отечественный жених. Все шло к свадьбе, пока в Москве, куда девушка поехала на недельку на экскурсию, она не встретила высокого голубоглазого блондина. И мир перевернулся – во-первых, блондин оказался иностранцем, что для сознания правильной советской девушки было катастрофой, во-вторых, он плохо знал русский язык, а она – даже по-английски мало что понимала. А в-третьих, все родные, друзья, знакомые устроили романтически настроенной «диссидентке» полнейшую обструкцию. Но молодые люди решили не расставаться. Вначале письма, телефонные звонки. Потом поход по всевозможным инстанциям – Петтер плохо понимает, зачем это было нужно, да и его мама, как я поняла, особо не распространялась, – и Наталья Уланова уехала в Швецию к любимому. Думала, сыграет свадьбу вначале в Мальме, потом – в Киеве. Уезжала ненадолго, а получилось навсегда. Она до сих пор ни разу не возвращалась на родину, Петтер говорит, что только однажды украинская бабушка приезжала к ним, но он ее плохо помнит. Умерла, когда мальчик был совсем маленьким.

Отец Петтера – строитель. У них семейный бизнес: в Швеции нет понятия «архитекторы», «прорабы», «подрядчики». Например, если человек хочет построить новый дом, он обращается в фирму. И те делают все: утверждают план, делают проект, нанимают рабочих, сами контролируют все от начала и до конца.

Мама, сколько он себя помнит, все время была домохозяйкой. Обеспечивала надежный тыл и комфорт мужу, сыну и двум дочерям.

Но особо над ними не тряслась – дети росли, судя по воспоминаниям нашего собеседника, без излишних контроля и опеки. Когда маленькому Петтеру что-то было не по нраву, он просто убегал из дому. Мама бегала искать, но не наказывала, в угол не ставила, тем более не била. Бывало, приведет домой, накормит – и снова иди на все четыре стороны. Городок, где раньше жила семья Карлсонов, находился прямо на берегу моря. Поэтому любимым занятием мальчишек было купаться и нырять. Freediving, или свободное погружение на глубину без акваланга, маленький Петтер освоил в детстве. 25 метров – его рекорд, но потом любовь к морю переросла в полупрофессиональное увлечение серфингом. Это – один из любимых видов спорта шведов.

— Как только есть ветер и свободное время, я сажусь в машину и еду на пляж. Он пустынный, там только песок и камни. Я выхожу в открытое море, и нет удовольствия больше, чем кататься на волнах или делать трюки. Да, это опасно, я катаюсь без страховки, но как прочищаются мозги! Когда вокруг – ни души, только море, ты и ветер, кажется, вот она – настоящая свобода!

Вообще же наш швед еще тот экстремал. В 2007 году он с отцом и друзьями на шхуне пересек Атлантику. На это ушло 7 месяцев. Петтеру очень понравилось, хочет вскоре морское путешествие повторить.

А еще каждый год он уезжает на месяц-два на острова – в Таиланд или на Бали. Исключительно для серфинга. Там, на запредельных волнах, ловит ни с чем не сравнимый адреналин.

— Страшно?

— Нет (смеется. – Авт.). Один раз только испугался, когда в десяти метрах от себя увидел акулу. Но здесь надо просто успокоиться: акулы – как собаки, главное – не делать резких движений и не показывать свой страх. Я замер на воде, она поплавала-поплавала вокруг и уплыла совсем.

Родители увлечение сына морем разделяют. Например, еще в детстве перед сном мама рассказывала маленькому мальчику не сказки о добрых феях и злых гномах, а удивительную романтическую историю, которую он запомнил на всю жизнь:

— Однажды мальчик плавал в море и нашел бутылку. Ему стало интересно, что там внутри, он вылез на берег и открыл ее. Там оказалось письмо. Какая-то девочка искала друзей среди русалок. Она была очень одинока и написала всем морским жителям свой адрес. Мальчик пришел домой и на следующий день ответил незнакомке. Они стали переписываться. 10 лет они писали друг другу. А потом он приехал к ней. Молодые люди поженились.

Долгое время Петтер думал, что это сказка, пока мама не рассказала ему, что на самом деле это – реальная история, которую она прочитала в какой-то газете. 12-летняя девочка из Ирландии потеряла родителей и от одиночества писала письма морю. А 14-летний шотландец одно из них случайно нашел.

Вот на таких светлых историях Петтер и вырос. Когда не может уснуть, до сих пор считает розовых овец. О том, что можно считать обычных серых слоников, услышал от меня и очень удивился: «У вас тоже есть такая традиция?»

Кстати, повесть о Карлсоне и Малыше, которую мы знаем фактически наизусть, он так до конца и не дочитал.

– Он такой скучный, этот Карлсон. Толстый, неповоротливый. И мальчик – глупый. Мы в школе это не проходили, просто пару раз я начинал читать и бросал. Есть гораздо более интересные сказки.

Как мы уже говорили, Петтер сейчас живет в городке Кируна на севере Швеции, где действительно по статистике совершается самое большое количество самоубийств в стране.

– Я не знаю, шведы в принципе люди не депрессивные. Просто у нас очень холодно. Все время идут дожди, вот недавно целую неделю гремели грозы, мрачно, в домах периодически гаснет свет. Это, наверное, влияет на общее настроение. К тому же в нашем регионе очень мало женщин. Они все уезжают на юг. А у нас только мужчины, которые работают в рыболовной сфере. Поэтому и не выживают. Невест найти трудно…

Вообще же в Швеции сейчас вошли в моду серьезные отношения. Плейбои и мачо здесь подвергаются порицанию. Ты можешь быть знаком с девушкой недолго, но если вы нравитесь друг другу, то можно смело съезжаться. Жить в гражданском браке или расписаться, не важно, все равно бюджет семьи формирует мужчина. Еще шведы очень не любят альфонсов. Женщина может работать, если хочет чем-то себя занять. Но даже в бедных семьях кормилец – муж. Кстати, бедных там на самом деле не много – средняя годовая зарплата – 150-300 тысяч шведских крон (приблизительно 1:1 с гривней).

Естественно, раз уж речь зашла о взаимоотношениях между мужчиной и женщиной, я не могла не спросить о «шведской семье».

– У вас есть такое понятие?

– Ох, шведская семья очень хорошая, крепкая, – вначале не поняв вопрос, Петтер стал расхваливать свои устои, чем меня искренне рассмешил. Потом, правда, уяснил суть выражения и был в шоке.

– Что только не придумают эти сумасшедшие русские! Нет-нет, у нас так не живут. Я бы не смог делить девушку еще с кем-то. Хотя, если наоборот, почему бы и нет, – смеется. – Я расскажу друзьям, что о нас в Украине думают. И, может быть, мы попробуем…

А потом стал вполне серьезно рассуждать, что в принципе он не видит в такой семье ничего крамольного, но только должна быть 100% уверенность партнеров в том, что им это подходит. Вообще я поняла, что шведы очень лояльно и толерантно относятся ко всему, что для нас на первый взгляд кажется неприемлемым.

Это касается как семейных отношений, так и стиля жизни. На все вопросы Петтер отвечает: «Почему бы нет? Зачем нужны кем-то придуманные запреты?»

Он – спортсмен, который следит за своим здоровьем, может в гостях на вечеринке покурить марихуану, хотя обычные сигареты курить даже не пробовал. Может выпить бутылку «Столичной» водки, которую друзья регулярно привозят из России, и запить парой бокалов польского пива. Потом пойти в клуб и всю ночь танцевать, «как Майл Джексон», набить фэйс парню, который будет некрасиво приставать к девушке друга, наутро мучиться похмельем, но никаких зароков, мол, все, «год не пью» при этом не давать.

— Полтора литра молока – и ты в порядке, — смеется он.

В общем, гуляют и веселятся шведы так же, как и мы. Перед свадьбой устраивают мальчишники и девичники со стриптизом, правда, очень любят проводить последнюю ночь свободы не в своих городах, а почему-то в Копенгагене, каждую субботу посещают ночные клубы…

Впрочем, со спиртным здесь наблюдается определенная проблема. Типичная бакалея напоминает музей – ходишь, смотришь, а купить не можешь – дорого. Напитки под номерами – перед кассой очередь, где люди терпеливо ждут, когда продавец им принесет вино, скажем, №31. Закрываются такие магазины не позднее, чем в 7 вечера. Поэтому шведы в будний день закупают пиво ящиками – чтоб на выходные хватило.

Культа одежды в Швеции нет. Даже такой состоятельный мужчина, как Петтер, говорит, что, вот, четвертая пара туфель – это излишество. «Для работы, для деловых встреч и для вечеринок – достаточно». Девушки тоже не особо балуют себя пестрыми нарядами. Такое впечатление, говорит Петтер, что им все равно, как они выглядят со стороны. Белесые, без макияжа, довольно упитанные. Хотя, судя по высказываниям нашего собеседника, всю жизнь прожившего в «блондинистой» среде, темноволосых барышень он просто не воспринимает.

Каких-то особых национальных традиций в Швеции нет. Они празднуют Рождество в тесном семейном кругу, так же, как и мы на Новый год, любят смотреть добрые старые фильмы. Но – не отечественные.

— Я не знаю шведских фильмов, даже как они называются. У нас все знают английский, это второй язык. Мы смотрим фильмы на английском, внизу могут быть субтитры на шведском.

Кстати, о Рождестве. В Швеции много разных христианских конфессий, так сложилось исторически. Но сам Петтер, как и большинство его друзей, атеист.

– Мама еще в детстве сказала нам: если хотите, можете ходить в церковь. Если нет – не надо, выбирайте сами. И я, и мои сестры отказались. Я мог бы быть буддистом, мне это учение ближе. А вообще все в руках каждого человека. Я живу по религии Петтера Карлсона, у меня свои заповеди…

Новый год шведы празднуют в компании, но не особо ярко. Елку наряжают не все – по желанию. День Святого Валентина – формальность. При встрече редко пожимают руки, могут поцеловать в щеку или… хлопнуть по заднице. Этот жест не несет панибратски-фривольной нагрузки, просто «Привет!». Хлопать по попе могут мужчины женщин и мужчины мужчин – а что тут такого?

По поводу еды – думаю, мы бы, оказавшись в Швеции, не чувствовали никакого дискомфорта. Овощные салаты, супы, макароны, картошка, мясо, рыба. Единственное отличие – это специфика соусов, например, любимое Петтером брусничное варенье он может добавлять куда угодно, даже в холодец. Очень распространенное блюдо – знаменитые тефтельки (meatballs), которые так любил поглощать сказочный Карлсон. Их Петтер сам готовит почти каждый день и говорит, такое надоесть не может.

А вот знаменитую шведскую тухлую рыбу (surstrоmming) и кровяную запеканку (по-нашему жареную кровь) он не очень любит. Да дома ее и не готовит никто – сказываются мамины украинские корни.

Ну а после плотного ужина из 2-3 блюд он обязательно ест мороженое. Причем по 4-5 пачек за раз. Говорит, это нормально, мороженое в Швеции любят все.

– Как ты думаешь, шведский язык – сложный?

– Я думаю, да. Он даже сложнее русского. У меня девушка живет в Украине, и, наверное, мне будет проще выучить русский, чем ей – шведский. Я люблю новые языки, когда учился в университете, специально занимался русским с учительницей, сейчас вот вспоминаю то, что знал. Тяжело в вашем языке не слова выучить, а кириллица и грамматика, но я тренируюсь. А в шведском очень сложное произношение гласных – их у нас 11. И порядок слов, от этого зависит смысл.

Помогает Петтеру в языковой практике девушка его друга, Елена. Она попала в Швецию из Эстонии по программе au-pair. Да так там и прижилась.

Еще один интересный момент – шведы, как и мы, с дорогой душой «косят» от армии. Точнее, «косили», так как сейчас отменена обязательная воинская служба. Как-то в разговоре мой собеседник упомянул, что он – хороший наездник, а учился этому искусству в Техасе, где работал на ранчо по разведению буйволов.

– Как ты туда попал?

– Да после школы не хотел идти в армию и убежал в Америку, подальше, чтоб не нашли. Пару лет там проработал, потом призывной возраст закончился, и я вернулся домой. Поступил в университет… Так, кстати, многие мои друзья делали.

– А что, у вас в армии тоже дедовщина?

– Нет-нет. Просто я не привык тогда к строгому порядку – одеваться в форму, вставать и ложиться по команде. А сейчас вот повзрослел и пошел бы служить, да никто не берет…

Вообще же после долгих разговоров с Петтером я поняла, что эта северная культура не больно-то от нашей и отличается. Одинаковый юмор, очень похожие взгляды на жизнь. Флаги – и те одной сине-желтой расцветки. Да, наши страны разделяют 3200 километров, но вот дружить, общаться и строить отношения с этими северными викингами очень и очень просто.

«Помогите ради праздничка», или Час на паперти

Хорошо помню, как однажды в нашем любимом летнем кафе я первый раз увидела этого старичка. Очень ухоженный дедушка, с грустными глазами ходил мимо столиков, заставленных пивными бутылками, и ненавязчиво просил «копеечку». Что-то больно екнуло в сердце, и мы все моментально полезли в кошельки.

Потом долго обсуждали — надо же, не бомж, что ж его, ветерана, так заставило унижаться? Прошло несколько дней. И снова на летней площадке появляется тот же дедуля. Потом еще раз и еще раз. И весной, и летом, и зимой, с периодичностью в пару дней, наш старичок заученными фразами собирал деньги. Причем мог по нескольку раз подойти к одним и тем же людям, абсолютно не запоминая, кто ему сколько пожертвовал. «Мы вам уже давали», — говорили ему, но дедушку это нисколько не смущало. И как-то постепенно жалость стала улетучиваться.

Стало понятно: попрошайничать — это его профессия. И, похоже, профессия прибыльная.

А еще я хорошо знаю одну цыганскую семью. Разудалый смуглый отец с тройкой малолетних грязных детей, путающихся под ногами или спящих на руках, ходил «в народ» сразу после «грустного дедушки». Вел он себя просто нагло: для того, чтобы разжалобить публику, давал подержать младшую дочку на руках, как обезьянку, и мог грубо ответить тем, кто отказывался подать «на пропитание». Мы видели, как из месяца в месяц у его жены увеличивался живот, как потом они ходили уже с новорожденной крохой. И опять возникла мысль — если было бы невыгодно, не промышляли бы они попрошайничеством, это же очевидно.

И вот однажды возникла крамольная мысль — на собственном примере узнать, каково оно, быть кировоградским нищим? Проверить, насколько это прибыльно, правда ли, что всех «крышуют», и вообще, слегка познакомиться с их жизнью. А тут еще и повод нашелся — 14 августа весь православный мир отмечал праздник Маковея.

И началась подготовка к моему «внедрению». Как полагается, перво-наперво надо было придумать легенду: что отвечать людям на вопросы — а вдруг зададут? Во-вторых, самой постараться разговорить «товарок», ведь без личного примера, как утверждают психологи, на контакт люди обычно не идут.

Итак, я — русская женщина, приехавшая из Молдавии. Вначале хотели взять за основу для правдоподобности наводнение в Западной Украине, которое якобы разрушило мой домишко, но «западенский» акцент за неделю не выработаешь, да и, к стыду своему, плохое знание разговорного украинского языка, усугубленное стрессовой нестандартной ситуацией, могло меня «выдать». Как в «17 мгновениях весны» — в случае чего, кричала бы «мама» на родном русском. Так я стала русской молдаванкой.

«Муж» у меня приехал в Кировоград на заработки. Поначалу писал, звонил, а потом пропал. Я бросилась на поиски, истратив все имеющиеся в наличии средства на билет. Мужа не нашла, зато нашла его работодателя. Оказывается, мой благоверный мало того, что сбежал, так еще и деньги, выданные авансом, не отработал. А я, на свою беду, попавшая к нему в руки, должна эти деньги отработать. В девушки легкого поведения не гожусь, а вот просить на паперти — самое то.

Кстати, на ходу придуманного «крутого хозяина» мы тоже решили использовать для усиления эффекта. Редактор журнала «ЦРУ» Андрей Лысенко, бритый налысо, одетый в «злую» футболку с черепами и в специально купленных по случаю зеркальных очках должен был подойти ко мне и на глазах у всех забрать выпрошенные деньги. Так мы тоже хотели привлечь дополнительное внимание к моей скромной персоне, спровоцировав соседок на разговор.

У нашего маленького симпатичного фотокорреспондента Аллочки тоже была своя роль в этом мини-спектакле. Она должна вначале подать всем рядом сидящим, но остановиться возле меня и подробно расспросить, как же я — молодая и здоровая — докатилась до жизни такой. В общем, что-то да сработает, думали мы.

От идей перешли к практической реализации плана. Для начала на картонке написали черной ручкой текст «ПОМАГИТЕ ДАЕХАТЬ ДАМОЙ». Потом стали общими усилиями собирать мне гардеробчик — убогую юбочку по щиколотки, не менее убогую кофточку, изумительной красоты платок на голову, главное достоинство которого было в расцветке и в люрексе, порванные носочки и старенькие сандалики. Общий образ должен был дополнить специальный макияж, который сделал бы меня менее узнаваемой для знакомых. Признаюсь честно, как бы меня ни подогревал журналистский кураж, выйти в нищенском наряде на улицу было весьма неловко…

Мы заранее узнали, что служба в Кафедральном соборе (напротив спортшколы) начинается в 9 утра, поэтому решили, что начинать попрошайничать надо как раз в это время. Из соображений безопасности почти все коллеги должны были находиться в непосредственной близости и в случае чего меня страховать…

В общем, с самого утра в субботу, нарядившись и накрасившись (наша подруга-визажист потрудилась на славу), для пущей убедительности я вымазала руки в земле из комнатного вазона, «припудрив» ею же щеки и шею. Перебежками добежала к такси и вышла в 9.20 прямо за храмом.

Там уже было море народу. Сколько прихожан, столько же продавцов всяческого разнотравья — чернобривцев, пшеницы (3 стебелька которой на «ура» расходились за 3 гривни) и полевых цветов. Прохожу мимо — внимания никто не обращает, к «дамам» в такой одежде здесь все привыкли. Нахожу свободное местечко за входом в церковь, что ближе к пешеходному переходу. Достаю свой пледик, пытаюсь усесться и тут же слышу грубоватый окрик: «А ну вали отсюда, иди-иди!» Захожу с другой стороны главного входа, от речки. Тут тоже есть свободный пятачок. С опаской поглядывая на «коллег», раскладываю манатки. Все тихо — значит, разрешили…

Объясню сразу — дело в том, что большинство прихожан заходит в церковь именно со стороны большого перекрестка, так удобнее идти с остановок. Соответственно, люди обычно подают до того, как зайти в храм, и одной-двум попрошайкам, не больше. Поэтому кто займет людное место — тому и достанется больше. Мне — чужой — там было не место, а вот сидеть за входом — пожалуйста.

Оглядываюсь по сторонам, хочу сразу оценить обстановку. На том самом лобном пятачке, откуда меня согнали, и по обе стороны самого входа в церковь разместились цыгане: беременная женщина с парой-тройкой шустрых цыганчат и ее подруги.

Тетки навязчиво цепляются к каждому прохожему, буквально в лицо им суют пластиковые стаканчики для мелочи. При этом бодро приговаривая: «Подайте ради праздничка!» Их немытые дети шастают в потоке людей, хватают их за одежду, руки, ноги. К кому бы из других нищенок люди ни подошли с подаянием, цыганчонок уже тут как тут, моментально переключает на себя внимание, получает вожделенную копеечку (или 5 гривен, и так бывало) и с гордостью орет матери, мол, смотри, какая выручка.

Как я успела заметить, дети здесь «зарабатывают» на порядок больше, чем взрослые. И отнюдь не жалостью «выбивая» гроши, а просто играя на том, что нашим людям лень разбираться, кто есть кто, заглядывать в лица просящих и вычленять из них действительно нуждающихся.

Так, с цыганами более-менее понятно. Они ведут ровную тему, каждый третий, если не второй, прихожанин кидает им монетки.

В более плачевном положении находятся две старушки, что сидят прямо напротив меня. Такое впечатление, что не совсем в себе, они примостились на стульчиках, как изваяния, не мигая, смотрят в одну точку и, кажется, совсем не заинтересованы в деньгах. По крайней мере, ничего для этого не делают. Единственное, что немного их оживляет, — это регулярные перекусы. У каждой в сумке по буханке круглого хлеба, они его разрывают руками и жадно запихивают в рот каждые минут 20. Кстати, пожилые нищенки не жадные — видела, как пару раз они ходили друг к дружке и давали куски. Никто, кстати, не отказывался. Еда, как я поняла, на паперти незыблемый культ.

А еще, немного позже, я поняла почему бабульки так нехотя просят, вроде повинность отбывают. Бросилось в глаза странноватое поведение двух явно криминального вида молодых людей, стоящих напротив меня. Они ничего не делали, просто стояли, курили и наблюдали за процессом. Когда в мою коробочку упала первая купюра (коллеги мне, бедной, двадцати гривен не пожалели) — один из них, с разбитой рукой, наклонился к бабульке: «Ты давай, давай, говори что-то, че просто так сидишь?» Вот вам и ответ: старушкам по барабану, сколько им подадут, главное — поесть. А молодые люди — та самая пресловутая «крыша», которая все деньги отбирает тут же…

Первые минут 15 я просто осматривалась по сторонам. Поняла, что коробку (мы специально нашли такую характерную из-под давно исчезнувшего из продажи масла «Рама») надо взять в руки и держать на весу. Но толку, честно говоря, никакого. Кроме «двадцатки» и «двушки», что по очереди бросали коллеги, в моей коробочке больше ничего не было. И я, мысленно попросив у Бога прощения, первый раз в жизни произнесла: «Помогите, пожалуйста!» Получилось как-то тоненько, голос сорвался. На второй и третий разы уже выходило пободрее. Но все равно без толку. Люди с равнодушными лицами проходили мимо.

Вы знаете, человек — странное создание. Он, по сути, очень быстро привыкает к предлагаемым обстоятельствам. Я как-то сразу забыла, что у меня редакционное задание, что все это — блеф, а стала мыслить другими категориями: «Что ж будет, если никто не подаст?» Потом в голове пронеслись мысли о человеческом равнодушии: ну почему же большинство проходит мимо и не дает ни копейки? «Почему мы такие черствые?» А еще я с самой натуральной завистью, сидя в закрытой одежде на колючем пледе и обливаясь потом, смотрела на проходящих мимо красиво, по-летнему одетых барышень, которые буднично что-то обсуждали или просто улыбались, надевая на голову легкие платочки. «Они живут по-другому. Они — счастливые. А я должна здесь сидеть, как будто бы на обочине жизни» — вот как меняется сознание на паперти.

Теперь я уже не просто говорила «Па-ма-гите, пожалу-ста», а подходила к процессу избирательно. На самом деле по лицам подходящих людей заранее можно понять: дадут или не дадут, и не стоит почем зря открывать рот. Дают молодые красавицы на шпильках, которые хотят доказать свое превосходство над такой же молодой нищенкой. Дают женщины лет 55-60, искренне считающие, что милостыня зачтется на небесах, но с выражением лица, мол, отвяжись, подала — и долг свой выполнила. И только пожилые пенсионерки, еле-еле бредущие с палочкой, дают искренне. Вот у них брать было действительно стыдно…

Тут подоспела и вторая провокация. Наша Аллочка, купив цветочки и подав всем, кого видела, стала расспрашивать, как и планировалось, что ж меня на паперть привело. Я в ответ односложно мычала: «Из Молдавии. Муж. Приехал работать. Уехал. Денег должен. Сижу здесь».

Аллочка слушала, а потом почему-то подошла к цветочнице. Как потом оказалось, она ее подозвала сама: «Ты ей не верь, — показывает на меня. — Посмотри, какая у нее обувь, а раскрасилась-то как! Она тут все время сидит, ниоткуда не приезжала. А еще я ее часто вижу под Преображенской церковью… Не давай ей ничего, все равно все пропьет или прогуляет…»

Это был удар ниже пояса. Очень сильно пришлось сдерживаться, чтоб не ответить — да первый раз я! Чего ты врешь? Но промолчала — зато теперь в редакции появилась новая шутка. Коллеги пообещали, что не поверят, если я буду отлучаться по делам, — мол, знают, по каким: быстренько переодеться — и на паперть, «ну, как ты это обычно делаешь».

Фотокор ушла, а я продолжала с обиженным видом твердить: «Помогите, пожалуйста!» Правда, теперь злость мне придала смелости, и я стала добавлять «Ради праздничка». Мелочь в коробку стала сыпаться — не рекой, конечно, а тоненьким ручейком. Цыганчонок, проследив, что я делаю успехи, тут же беспардонно уселся рядом и стал повторять за мной все слова и действия, а еще креститься и бить поклоны. Способность к мимикрии у них потрясающая — такое впечатление, что эти дети русского толком не знают, а текст подхватывают на лету.

Тут наш спектакль стал подходить к решающей фазе. «Крутой пацан» в зеркальных очках, медленно дефилируя и демонстрируя всем своим видом превосходство, направился ко мне. Сел на корточки, молча высыпал из коробки деньги. Покровительственно потрепал по голове, мол, нормально, работай дальше. И так же неспешно отбыл.

Тетка, которая минут 15 назад меня выводила на «чистую воду», тут же спохватилась:

— Это твой? («Крыша», имелось в виду)

— Да-да-да, — активно закивала я.

— Ты, дытына, умнее будь, — со знанием дела стала просвещать. — Тебе денюжку дадут, а ты ее сразу в пакет высыпай, чтоб он не понял, сколько дали. Бумажки высыпь, а с мелочью сиди.

После этого «ликбеза» я поняла, почему у всех нищенок, где бы я их ни видела, пустые коробки и пластиковые стаканы. — А вообще-то, дали тебе здесь чуть-чуть, ты и беги в другое место, пока его нет. А то все, гад, отнимет! Сколько тебе еще на дорогу надо? — внезапно спросила она.

— 50 рублей, — я сказала первое, что пришло в голову.

— Не переживай, день длинный, еще больше насобираешь, — успокоили меня. В общем, «местные» новенькую уже взяли под покровительство…

Я, натыкаясь на ее цепкий взгляд, так и делала. Поэтому, когда «мой» подошел второй раз, коробка снова была почти пустая. «Еще 15 минут, и уходи», — смилостивился «хозяин». Меня долго уговаривать не пришлось. Быстренько собралась — и «тикать».

В это время редактор «ЦРУ», вошедший «в образ», решил спровоцировать на разговор цыганку.

— Тебе «крыша» нужна? — с места в карьер спросил он.

— Нет-нет, — та отмахнулась. — Я сама справляюсь…

Как выяснилось, в день цыганка зарабатывает гривен 250, живет в частном доме, сама может позволить себе перекрыть крышу (настоящую). Для пущей убедительности Андрей еще походил кругами минут 10, все ждал, когда ж к нему настоящая «цыганская крыша» на разборки подойдет. Но — бесполезно. Этих ребят вычислить не удалось. А может, на самом деле их просто нет?..

Под бурные крики и объятия коллег я «сдала пост» и наконец посмотрела на часы. Думала, просидела часа 3. Оказалось, намного меньше. Тут же подсчитали выручку — за 1 час я насобирала «чистыми» 15 гривен 90 копеек. Если умножить часов хотя бы на 5 (неполный рабочий день), получается 80 гривен. То есть при полной «занятости» в месяц набегает 2400. Ладно, не каждый час или день может быть урожайным. Но то, что больше полутора тысяч в месяц — абсолютно точно!

Что и требовалось доказать: нищенство — дело прибыльное. Не зря же дедуля и цыган с потомством так упорно ходят по кировоградским кафе. И резюме №2 — теперь я знаю ответ на вопрос по поводу мелочи в кошельке: «Ты что, под церковью сидела?»

— Да! — могу с чистой совестью сказать я. — Сидела, но, надеюсь, в первый и последний раз.

В заключение хотелось бы добавить: редакция журнала «ЦРУ» искренне просит прощения у прихожан, кто подавал милостыню нашему агенту в тот день. Не разочаровывайтесь в добрых делах, не все нищие, сидящие под храмами, подставные, но, люди добрые, не надо быть такими наивными! Цыгане, бабульки под «крышей» — может быть, не надо десятью копейками через них выпрашивать у Господа снисхождения?

Кстати, все 15 гривен 90 копеек мы спустя час отдали одной аккуратненькой старушке, сидящей с протянутой рукой под Преображенским собором. Очень бы не хотелось в ней тоже ошибиться…

Детсадовские тарифы

Сейчас, в конце августа, в детских садах пустынно. Только небольшие стайки разновозрастных малышей играют на площадках, не доставляя особых хлопот воспитателям, из спален доносится едва уловимый запах краски, а администрация занята последними штрихами по облагораживанию помещений. Но не думайте, что демографический кризис настолько захлестнул Украину и Кировоград в частности, что детсады пустуют. На самом деле уже на следующей неделе сюда массово сойдутся мамы и папы, приведя за руку своих чад. Их ждут отремонтированные спальни, выдраенные до блеска столовые, заново раскрашенные сказочными персонажами игровые.

Но далеко не всем малышам и их родителям повезет. Дело в том, что нынче попасть в садики областного центра — большая удача. Группы преимущественно переполнены, и если вы — недальновидная мамочка и не записали свое дитя в удобный садик загодя, когда ему едва полгода исполнилось, то, уверяю вас, вы столкнетесь с реальной, трудноразрешимой проблемой.

Да, заранее стать в очередь, чтобы ее избежать, конечно, можно. Но ведь не всегда жизнь идет по плану, и, согласитесь, сложно четко спрогнозировать то, что будет года через полтора, когда вопрос поиска садика в вашей семье станет более чем остро.

Вас могли незапланированно рано — о, счастье! — пригласить на работу. Такая надежная бабушка, что обещала помощь еще в течение, как минимум, полугода, вдруг решила вернуться домой. Вы переехали в другой район города, и тот сад, что был под боком, уже не годится и т.д. Ситуации бывают разные. Вот о том, что ждет молодую маму, которая попала в одну из них, мы постараемся в этом материале рассказать.

Случайно услышав возмущенный монолог одной знакомой, которая ужасно расстроилась после посещения сада, где у нее попросили для начала «материальную» помощь размером в 800 гривен, мы подумали — а почему бы не проверить это на собственном опыте. Корреспондент «УЦ» обошла 5-6 детских садов в разных районах Кировограда, пытаясь «пристроить» по легенде свою дочь двух с половиной лет от роду.

Скажем сразу, сейчас не имеет никакого значения, находится садик по месту жительства или нет. Хотя в первую очередь они обязаны принимать детей из близлежащих жилых кварталов, а потом — всех остальных желающих, на практике такой принцип далеко не всегда срабатывает. И многие родители, переступая порог детсада, все чаще сталкиваются с весьма жестким приемом. Всех «новоприбывших» ждет одна и та же процедура. Поэтому оперировать понятием «это мой садик» не стОит. Бесполезно.

Итак, первый детсад, что находится в спальном районе улиц Попова-Жадова, поначалу приятно удивил. Да, выглядит он скромно, ремонтом здесь особо не пахнет, забор во многих местах распилен и, видимо, давно сдан на металлолом, территория большая, но какая-то запущенная. Ну да ладно.

Заведующая, поинтересовавшись возрастом ребенка, сразу же меня отвела к медсестре.

— Заведите специальную тетрадку, пройдитесь по врачам, они сделают все отметки. Потом придете к нам, только в конце месяца. Мы посмотрим тетрадь и потом можете приводить ребенка.

Оказывается, здесь свободные места есть — по всей видимости, этот садик пользуется не очень большой популярностью. Персонал говорит, что записывались многие, но потом почему-то не пришли. Поэтому сейчас в младшей группе насчитывается всего 18 человек. Хотя если я не потороплюсь, то могу и не успеть — предупредили, чтобы поддержать репутацию востребованности.

Никто ни словом, ни намеком не дал понять, что за это мне надо что-то «сверху» платить.

— Стандартная цена — 6 гривен в день. Потом на родительском комитете вы уже будете решать, сколько надо сдавать в фонд группы…

В общем, выглядело все жизнеутверждающе. Пока напоследок мне не сказали: «Ну и благотворительный взнос — 300 гривен. Платите в самом начале». Сумма фиксированная для всех. Заплатил — приводи ребенка. Никаких проблем…

Следующий садик, в который я отправилась, был полной противоположностью предыдущему. Наверное, если бы мне сейчас действительно надо было куда-то устраивать ребенка, то я его отдала бы только в этот, что в районе «Типографии». Ухоженная уютная территория, все раскрашено в яркие цвета, много старых деревьев, оригинальные пеньки, в самом здании — чистота и какая-то уж совсем домашняя обстановка, пахнет вкусной едой, персонал приятный.

Но вот как раз в этот детский рай просто так и не попадешь. Здесь очередь на два года вперед, родители записывают малышей, как только те родились. Группы переполнены, в ясельной, например, уже более 30 человек.

Со мной говорят душевно, выслушивают, вникают в трудности, всячески пытаются помочь, рассказывают в ответ о своих проблемах. Оказывается, сейчас в садике заканчивается ремонт. Осталось ковровые дорожки купить. Финансирование скудное, остается надеяться только на помощь благодарных родителей. Сложно, как и везде, но ничего, справляются.

Я усердно киваю головой, соглашаясь со всем. Даю понять, что материально не стеснена и, в общем-то, поучаствовать в общем деле совсем не против. Минуте на двадцатой конструктивных разговоров «за жизнь» мы приходим к консенсусу. Моего не по годам развитого ребенка могут определить в другую группу, тоже забитую, но не настолько. Я, естественно, садику буду помогать. Но, оговорюсь сразу, материальную помощь здесь сами не требовали, просто не отказали, когда я предложила.

Покупать вещи (мебель, краску и т.д.) мне не надо. Достаточно деньги принести — а дальше администрация разберется, на какие нужды их потратить. Прекрасно понимая, что речь не идет о сотне-двух, говорю наобум (ну не зря же я — человек обеспеченный): «Тысячи полторы, нормально?»

Народ смущается. Вроде бы многовато, но почему бы и нет? До этого максимальную помощь родители оказывали в сумме одной тысячи гривен.

Вот так, ко взаимному удовлетворению, мы заключили негласную сделку. Впрочем, после общения с приветливыми руководителями никакого неприятного осадка не осталось. Вы знаете, сюда на самом деле денег не жалко. Видно же, что не в карман их прячут, а в ремонт вкладывают.

В следующих нескольких садиках мне вежливо, но настойчиво отказали. «Мест нет, надо было заранее записываться». Может, если бы еще несколько раз туда пришла, мне бы сумму и озвучили, но пока — без вариантов.

Кстати, не всегда заведующие намекают на помощь в первом же разговоре. Так, в одном из балашовских садиков вначале мне традиционно ответили, что группы переполнены, но когда я туда обратилась во второй раз — дали понять, что были бы совсем не против заиметь в группе новое пластиковое окно. «Вашему ребеночку же должно быть тепло, правда?» Конечно, должно, кто ж спорит. Правда, предложили возможность «скидки» — стеклопакет можно поставить «на двоих». Если я найду себе напарницу, то и ее ребенка в группу возьмут. Где 30 детей, там и 32, почему бы и нет?

На следующий день после этого журналистского эксперимента я поговорила с несколькими подругами, которые уже прошли всю эту «вступительную» процедуру.

Одной сказали, надо сто долларов платить или «до свидания». Та подумала-подумала и решила, что все-таки «до свидания», о чем через знакомых в садик и сообщила. Но там решили «пойти на уступку»: «Нет сотни, ну и ладно». Ребенок в садик пошел, но его мама тут же заплатила обязательный взнос размером в 500 гривен. Не сто долларов, конечно, но 2/3 суммы садик «отбил».

Другая молодая женщина, Ирина, дополнила общую картинку своими впечатлениями — как выяснилось, у матерей-одиночек проблем с устройством ребенка возникает намного больше.

Ирина, как полагается, записалась в близлежащий садик заранее, постоянно туда наведывалась, напоминала о себе. «Все нормально, — говорили ей. — Приводите, когда придет время». Она и поверила. Больше нигде не узнавала, зачем, место-то забронировано. Но когда пришла с сынишкой за руку, то услышала резкий отказ: «Мест нет».

Что делать? Куда обращаться? На работу ведь выходить со дня на день. Мы опустим долгие последующие перипетии. Интересно другое — Ира уже потом узнала причину этого нелепого отказа. Оказывается, у нее в паспорте нет штампа о регистрации брака, живут родители вместе много-много лет, нерасписанные. Вот заведующая и посчитала — зачем им какая-то мать-одиночка? Которая еще в старых джинсах явилась и с сумкой тряпичной? Что с нее возьмешь? Голытьба, да и только. Вот и выперли, не понимая, что этот спортивный стиль просто Ире нравится, а с мужем они могут себе позволить в принципе все, что захотят.

— Потом мне сказали, что можно туда еще раз прийти, сто долларов заплатить (видимо, это наиболее распространенная такса. — Авт.). Но это было бы просто предательством по отношению к моему масику, к которому чужие тетки отнеслись, как к ребенку второго сорта. Он стоял тогда рядом со мной и все слышал. Эти большие заплаканные глазищи… Я подумала, что вот этим-то я точно платить не буду.

Она по рекомендации благополучно устроила сынишку в другой, хороший сад. Там с нее никто ничего не требовал, отнеслись по-человечески.

— Еще и о другой проблеме напишите, — говорит Ира. — Смотрите, выпускной в садиках в мае. А в школу — только 1 сентября. Куда девать на лето этих деток? По документам мы в садике числимся, но группы расформированы, и нас там никто не ждет. Попробуй, приведи. Посмотришь, что будет…

И напоследок, в подтверждение выше сказанного, предлагаем выдержки из кировоградского интернет-форума RKS. Там люди обсуждали как раз интересующую нас тему.

AlinkaF: «…А я сначала попыталась за “так”, месяца два меня кормили завтраками “пока мест нет” и т.д., каждый раз просили напомнить, кто такая … Пока муж не пошел и напрямую не спросил сколько. Мы облаготворительствовали садик на 200 грн. + по списку мыльно-рыльно-постельное. Так что 50/50, может, если у кого побольше настырности, и попали б бесплатно. Но не секрет ведь, что все родители при поступлении в сад деньги готовят. Так что, может, кто-то и найдется, кто бесплатно попал, но у меня так не вышло. А по поводу сумм, то некоторые до 500 долларов платили… Но меньше, чем мы (200), я не слыхала…»

Wollfy: «Кстати, оказалось, что 500 гривен — это цветочки. Знакомая заплатила полторы тысячи, чтоб устроить ребенка в обычный садик на Николаевке.

P.S. Нашла я все-таки садик бесплатный и без предварительной записи за год. Хороший, еврейский».

Kryzhanivskaov: «Я в безкоштовний вступ до дитячого садочка не вірю. Ми записались за рік до того, як мали іти, а коли прийшов час, нам сказали: “Немає вільних місць”. Бігали з чоловіком, поки з ніг не валились, а потім знайома порекомендувала садочок №__. Підійшли, нормально поговорили, в фонд дали 200 грн., ну і від себе уже сумку за вдячність, бо бачили, як в інших садочках до нас відносяться. Зараз дитина нормально ходить в садочок, і я ні до кого не маю ніяких претензій, і з завідуючою можна нормально розмовляти, і вихователі до дитини нормально відносяться. Я вважаю, що ми відбулись “легким переляком”, порівняно з тим, як знайомі розказують, що заплатили за вступ 500 грн., а зараз їм там не подобається геть».

An: «…Моя подруга двоих близняшек не могла устроить по месту жительства до 3,5 лет, у них прям под домом “глазной” садик, и у деток туда показания. Одинокая мама, на работе прижимают, что пора выходить, денег даже на необходимое не хватает. Она пороги обивала почти год и в поликлинике, и в садике, пока не написала какую-то кляузу в исполком, так ей через неделю уже место нашли…»

…Но не будем пессимистами. Несмотря на то, что на самом деле родители, которые хотят отдать ребенка в детский сад, должны располагать суммой от 500 до 1000 гривен, как же это здорово — иметь повзрослевшее, забавное, самое любимое чадо, которое не перестает удивлять с каждым новым днем! И поверьте, траты на садик не идут ни в какое сравнение со «школьными». Но это уже совеем другая история…

Юрий Медведенко: «Справедливость скорой не бывает»

30 июля вступил в силу Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей». Какие основные изменения в систему судопроизводства привнес этот нормативно-правовой акт? Насколько изменится доступ к правосудию для рядовых граждан? Что нужно знать о новом законе людям, не читавшим документ от корки до корки? Ответы на эти и другие любопытные вопросы — в интервью «Украине-Центр» главы Апелляционного суда Кировоградской области Юрия Медведенко.

— Закон, действительно, сам по себе непростой. Его сложность состоит в том, что он достаточно серьезно изменяет некоторые ключевые моменты, по сравнению с той системой, которая существовала ранее. Однако ряд положений нового закона, на мой взгляд, мягко говоря, не очень совершенны. Возможно, это вызвано тем, что закон составлялся и верстался в сжатые сроки и недостаточно обсуждался в государстве, отчасти в судейской среде и среде юристов.

Говорить о новшествах закона, в общем-то, можно долго. Прежде всего необходимо выделить то, что обозначилась структура органов судебной власти. То есть сейчас четко определено: органы судебной власти состоят из местных судов (как судов первой инстанции), апелляционных судов (как судов второй инстанции) и высших судов (как судов кассационной инстанции).

Новым законом ограничены возможности и полномочия Верховного суда Украины. ВС выделен как высший судебный орган, но его полномочия реализуются только в форме принятия решений после разрешения отдельных споров в Европейском Суде по правам человека. Кроме этого, под юрисдикцию Верховного суда отнесены споры, связанные с деятельностью Президента. Верховный суд будет пересматривать дела после высших судов только в случаях неодинакового применения законодательства, неодинаковой судебной практики. Но такие дела попадают в Верховный суд Украины только в том случае, если их допускает к подобному рассмотрению один из высших судов.

Другой важный момент: согласно новому закону, уголовные дела, которые апелляционные суды раньше рассматривали по первой инстанции (например, умышленные убийства) переданы под юрисдикцию судов первой инстанции. Это изменение можно оценивать, в общем-то, двойственно. С одной стороны, сама по себе передача такой категории дел в суды первой инстанции соответствует Конституции. Ведь когда апелляционные суды рассматривали эти уголовные дела по первой инстанции, а после нас Верховный суд их ревизовал в качестве кассационной инстанции, у граждан терялось право на апелляционное рассмотрение.

Апелляционный суд имеет возможность устранять недостатки судебного следствия суда первой инстанции. Он может допросить свидетелей, может перепроверить те или иные доказательства (если раньше не проверялись), заслушать или допросить участников процесса. Другими словами — слушать дело «вживую». Кассационный суд проверяет дела по материалам дела, стороны заслушивает только по их желанию, но допрос свидетелей и исследование доказательств не осуществляются. Таким образом, ранее апелляционная инстанция выпадала из системы судопроизводства, а это противоречило Конституции. Сейчас такое несоответствие исправлено, и это очень положительный момент.

Но в то же время существует целый ряд отрицательных моментов, связанных с нашими реалиями. Суды первой инстанции несколько не готовы (я не хочу сказать: «судьи не готовы») к рассмотрению такой категории дел, и, в первую очередь, не готовы экономически. Увеличивается нагрузка на судей районных судов, и, чтобы организовать рассмотрение дел в разумные сроки с надлежащей эффективностью, необходимо решать вопросы кадрового обеспечения — то есть увеличивать численность судейского корпуса.

Потом процессуальное законодательство предусматривает, что данная категория дел рассматривается с участием народных заседателей (состав коллегии: два судьи и три народных заседателя). Поэтому для начала рассмотрения этих уголовных дел необходимо, как минимум, избрать народных заседателей районных судов. Новый закон начал работать, прокуратура уже направляет уголовные дела по убийствам в суды первой инстанции, но вопрос с народными заседателями пока еще в процессе решения… До тех пор, пока корпус народных заседателей не сформируется окончательно, такие уголовные дела в судах первой инстанции слушаться не будут.

— Юрий Сергеевич, «УЦ» отслеживает судьбу судебных разбирательств ряда громких уголовных дел, в частности, по убийствам Андрея Петрова, таксиста Игоря Ратушняка, которые длятся уже четыре-пять лет. Если теперь слушания будут начинаться в судах первой инстанции (причем зачастую сами подсудимые либо их адвокаты затягивают процесс), затем продолжатся в апелляционной и кассационной инстанциях, то промежуток времени от передачи материалов в суд до вынесения приговора растянется до семи и больше лет? И потом, хватит ли судьям районных судов квалификации для рассмотрения сложных уголовных дел по обвинениям в убийствах?

— Квалификации хватит. В общем-то, уголовные дела по ряду составов преступления (тому же разбою) очень близки к уголовным делам по убийствам. Кроме того, новый закон установил, что апелляционные суды должны оказывать теоретическую и методическую помощь местным судам.

Что касается сроков рассмотрения дел и дополнительного расследования, то здесь я должен сказать, что справедливость скорой не бывает. А тем более, если решение суда связано с жизнью человека. Безусловно, и обвинение, и защита имеют право использовать любые допустимые методы, находящиеся в рамках закона. В том числе изменение показаний, выдвижение новых версий, которые суд обязан перепроверять. Никуда мы от этого не денемся. Иначе ставится под угрозу судебное решение, мы можем утратить момент истины, отойти от обязанности суда защищать права граждан (а подсудимый — тоже гражданин). Поэтому существует институт дополнительного расследования. Насколько он эффективен — другой вопрос…

С точки зрения уровня квалификации, судьи районных судов готовы рассматривать дела по убийствам. Суды первой инстанции не готовы к наплыву новых уголовных дел в силу существующих нагрузок. Чтобы сесть, спокойно разобраться с делом, выслушать подсудимого, потерпевших, свидетелей, подумать над материалами дела, необходимо время. А если в производстве судьи одновременно находится 300-500, 1500 дел? Их же все необходимо прочитать! Содержащаяся в делах информация несет в себе большой негатив. Судьи — живые люди, и поглощение негативной информации сказывается на их настроении, восприятии и так далее.

Еще один момент, который нельзя оставить без внимания, — неготовность судов с точки зрения помещений. Это очень серьезный момент. Ведь правосудие становится авторитетным и эффективным не только от того, как, но и от того, где оно осуществляется. Если дело рассматривается в тесном, неотремонтированном, душном, невентилируемом кабинете, при плохой акустике, плохом освещении, когда стороны не могут нормально разложить бумаги на столе, — это очень большая проблема. Отсюда возникает и уважение к суду, и уважение к государству, отсюда возникает вера в правосудие, авторитет правосудия.

К сожалению, у нас в области большинство зданий судов не приспособлены для осуществления правосудия. Даже Апелляционный суд Кировоградской области, в котором мы сейчас находимся, располагается в помещении площадью (с учетом того, что мы освоили подвалы, увеличили количество залов) 3200 квадратных метров, при расчетной потребности 7800 кв. метров.

Да, в Украине существует проблема сроков и оперативности правосудия. Я не говорю, что правосудие должно быть скорым, оно должно быть оперативным. Как правило, затягивание в рассмотрении уголовных дел по убийствам происходит в силу сложности дела, необходимости исследования доказательств, проведения экспертиз и т.д. Хотя существует волокита при рассмотрении в районных судах и не очень сложных дел. Опять-таки, в силу чрезмерной загрузки судей, проблем экономического плана. Иногда судам просто не хватает денег на почтовые марки, на конверты, на бумагу…

— Вы произнесли ключевую фразу: «Справедливость скорой не бывает». «УЦ» это очень хорошо прочувствовала на собственном опыте, пройдя судебные тяжбы с известным вам господином Ярошенко. Речь идет о решении Европейского суда по правам человека (см. «УЦ» №31 от 5 августа 2010 года. — Авт.), признавшего нарушения Украиной права газеты на свободу выражения взглядов, права на справедливый суд. Хотя шесть с половиной лет назад нашу «вину» усмотрели сначала Ленинский райсуд Кировограда (судья Бутельская), затем — коллегия судей судебной палаты по гражданским делам Апелляционного суда в Кировоградской области (судьи Вербицкий, Егорова и Дуковский) и Верховный суд Украины. Так вот, какая предусмотрена мера ответственности для судей, чье решение было отменено судами более высокой инстанции?

— Я не могу сейчас давать оценку действиям судей апелляционного суда, хотя бы в силу того, что не принимал участия в рассмотрении дела, поэтому с моей стороны было бы неправильным комментировать их судебное решение.

Что касается ответственности судей, ни старый, ни новый законы не устанавливают ответственности судей за решения, которые были отменены. Более того, я совершенно убежден — так и должно быть! Потому что процесс судопроизводства предполагает механизм обжалования. Ведь при рассмотрении любого дела, оценке тех или иных доказательств, безусловно, присутствует фактор субъективизма. Любой судья оценивает материалы дела в силу своего понимания закона, в силу того, что он увидел и услышал в судебном заседании. И это право отнимать у судьи никто не должен. Во всех государствах существует процедура обжалования судебных решений. Во всех государствах существует практика отмены тех или иных судебных решений, в том числе и в Украине.

Ответственность судьи наступает только в том случае, если присутствует и доказан элемент злого умысла по отношению к судебному решению либо заинтересованность судьи в определенном исходе дела. В таком случае существует порядок разрешения вопросов об ответственности судей. По старому закону, этот вопрос мог инициироваться определенным кругом лиц (в частности, председателем Совета судей области или членом Совета судей Украины от региона), которые выходили с соответствующим представлением в квалификационную комиссию. Далее квалификационная комиссия давала свою оценку этим представлениям: либо возбуждала дисциплинарное производство, либо нет. К примеру, в 2008-09 годы мною и председателем Совета судей области было инициировано свыше полусотни дисциплинарных производств в отношении кировоградских служителей Фемиды.

Так вот, новым законом изменен порядок привлечения судей к ответственности. Отныне этим вопросом будет заниматься Высшая квалификационная комиссия судей Украины. Обращаться в ВККСУ может любой гражданин, любая организация, любое должностное лицо. Если вы считаете, что в данной ситуации со стороны определенных судей был допущен дисциплинарный проступок, вы можете обратиться в ВКК, которая будет создана в этом году. Будет ли Высшей квалификационной комиссией инициировано дисциплинарное производство, будут ли судьи привлечены к ответственности, я сказать не могу.

Комиссия в составе одиннадцати человек должна будет работать на все суды Украины (вы учтите, что ВКК также занимается вопросами назначения на должности судей впервые, приемом экзаменов и рекомендациями к избранию судей бессрочно). По моим прикидкам, в Украине на действия 8000 судей, не связанные с процессуальными моментами, ежегодно поступает порядка 40 тысяч жалоб. Я слабо представляю, как может быть объективно и оперативно с принятием каких-то решений рассмотрено такое количество жалоб, если раньше над разбирательством жалоб работала целая система судейского самоуправления и судебные администраторы?..

— Юрий Сергеевич, а какова текущая обстановка в делах председателя суда Новоархангельского района и судьи Кировского райсуда Шиловой, обвиненных в получении взяток? Эти люди продолжают вершить правосудие?

— Все, что я знаю по председателю районного суда, — ведется следствие, судья сейчас не работает, находится на больничном. Что касается судьи Шиловой, насколько мне известно, ее уголовное дело по апелляции прокуратуры сейчас находится на рассмотрении в Верховном суде. Она давно уволилась, на освободившуюся должность уже рекомендован другой человек.

— Вы лично возглавляли коллегию судей, рассматривавшую меры пресечения арестованным, привлекающимся к ответственности по резонансному уголовному делу Евгения В., подозреваемому в мошенничестве на суммы в сотни миллионов гривен. Были ли в этом случае попытки давления на суд?

— Под давлением вы имеете в виду предложение, от которого нельзя отказаться?

— Не только. Еще могут быть телефонные звонки от чиновников высокого ранга…

— Нет. Абсолютно никакого давления. Знаете, мне с этим повезло. За все двадцать лет, что я работаю судьей, я никогда не ощущал на себе какого-либо особого давления. По делу, о котором вы спрашиваете, никаких звонков не было. Вопрос меры пресечения я рассмотрел с учетом существовавших обстоятельств.

— Тогда последний на сегодня вопрос. В соответствии с новым законом, до 1 сентября судьи должны начать декларирование своих финансовых доходов. Как протекает этот процесс в Кировоградской области? Можно ли рассчитывать, что декларации судей будут опубликованы?

— Что касается процедуры подачи деклараций, то в этом отношении ничего не изменилось. Если раньше судьи декларировали доходы в соответствии с Законом «О государственной службе», то сейчас — в соответствии с Законом «О судоустройстве и статусе судей». Для меня лично это ничего не меняет. Декларации кировоградских судей всегда подавались своевременно, они находятся в их личных делах. Единственная разница, теперь декларации должны быть опубликованы на сайте Государственной судебной администрации. Я не вижу проблем в том, что эти документы будут публиковаться. Впрочем, не исключено, что на первых порах могут возникнуть проволочки с передачей информации и внесением в базу данных. Но это технические вопросы, не более того…

«День рожденья — грустный праздник»?

К очередной годовщине независимости Украина подошла с железными трусами, островом Крым, пьяными псевдороссиянами и геями от минздрава. Что празднуем, господа?

Народные мздители

Сумма мзды, которую дают сегодня в Украине, в среднем приблизилась к …25 тысячам гривен. Об этом честно отрапортовали на днях отечественные правоохранители. Как и следовало ожидать, наиболее алчными оказались чиновники администраций разных уровней и работники контролирующих органов, также руководители вузов и медработники.

Значительная часть благодарственных подношений связана, понятно, с незаконными операциями с землей — в основном в Крыму, Днепропетровской, Донецкой, Закарпатской, Запорожской, Киевской, Луганской, Львовской, Одесской областях и в Киеве. Как говорят сами правоохранители — «в экономически развитых областях Украины, а также в областях с высоким рекреационным потенциалом».

Казалось бы, можно облегченно вздохнуть — хоть в этот черный список Кировоградщина не попала. С другой стороны, ситуация с земельным дерибаном в самом центре «экономически неразвитого» с «невысоким потенциалом» региона наводит на невеселые мысли о том, что в этом малопочетном рейтинге нам бы занимать одну из верхних позиций…

Обойдёмся петардами?!

Нет нас и в списке городов, которым официально разрешено отметить День независимости традиционным праздничным фейерверком. В связи со снижением погодного градуса минобороны сняло запрет СНБО на проведение «огнеопасных» салютов, но только для девяти городов. Так, 24 августа небо расцвело, понятно, в Киеве и Днепропетровске, Севастополе и Одессе, Керчи и Львове. В этом же списке оказались также Винница, Житомир и Ровно — города, по характеристикам вполне сопоставимые с Кировоградом. Остается только гадать, почему наш областной центр оказался чужим на этом государственном празднике жизни: то ли соответствующие службы не дали гарантий безопасности, то ли экономные местные власти, наоборот, только порадовались табу на это традиционное дорогостоящее мероприятие…

«И дым Отечества нам…»

Жительница российской столицы судится с властями из-за… смога. По мнению истицы, именно бездействие ответчиков в этой ситуации привело к резкому ухудшению её здоровья, ущерб которому подлежит компенсации. Интересно, считал ли кто-то, какой урон наносит здоровью и безопасности горожан кировоградская власть? Аварии на разбитых дорогах, часто — с летальным исходом; испарения от гниющего, замусоренного Ингула в самом центре города; углекислый газ, поглощать который в условиях тотальной вырубки деревьев в областном центре просто нечему; синяки и ушибы после прогулок по изувеченным, неосвещенным тротуарам… Список, понятно, можно продолжить. Но найдется ли суд, который возьмётся объективно и непредвзято рассматривать подобные дела?

Девочки на шаре

Это вам не Пабло Пикассо с его почти одноименным шедевром — в Киеве установили целый железный земной шар, завешанный… нижним женским бельём. Весит эта красота 300 килограммов и, по замыслу скульптора, её же, красоту, и символизирует. «Планета Железяка», затянутая в пикантные предметы дамского туалета, — не единственное креативное творение кузнеца Владимира Белоконя. Но, пожалуй, наиболее неоднозначное. И ещё один интересный момент: открытие памятника 23 августа приурочено к неофициальному празднику — Всеукраинскому дню белья. Хорошо хоть «танга» (под песню «Дадим шар земной стрингам!») в этот день на флагштоках не висят — напомним, в этот же день страна отмечает праздник официальный — День Флага.

«Летите, голуби, летите!»

Голубой цвет в нашей стране отныне окончательно в законе. Как, справедливости ради отметим, и розовый — Минздрав Украины официально объявил гомосексуальность нормой, а не патологией. Об этом на днях торжественно сообщено на гей-форуме Украины со ссылкой на президента Ассоциации сексологов и андрологов Игоря Горпинченко, который, в свою очередь, озвучил эту радостную для адептов суровой мужской дружбы и нежной женской привязанности весть по поручению минздрава. Осталось объявить государственным праздником день рождения Элтона Джона и сообщить футбольным арбитрам, что отныне им на «пративных» болельщиков-гомофобов обижаться нечего…

«Это наша Раша, держава наша…»

Братья-россияне обиделись на наше телевидение из-за ролика, посвященного, вот незадача, единству братских Украине народов ко Дню независимости нашей страны. Стереотипы о титульной в РФ нации, бытующие среди братьев-славян и изображенные в ролике где россияне поют гимн Украины, возмутили общественное движение Севастополя «За единую Русь».

«Евреи показаны в школе, армяне — за работой, грузины — на танцевальных подмостках, цыгане — в поле, с гитарой. У всех полные вдохновения, умные лица и правильная речь, а русские наоборот — главный герой спит на улице, просыпается, чешет низ живота, сам небритый, в рубашке и морской фуражке, встает и пьет рассол, а потом появляется компания с гармошкой. Гармонист в каких-то шортах, босиком, у всех небритые лица, мягко говоря, невдохновленные», — заявил лидер движения Владимир Тюнин.

Организация потребовала немедленно снять ролик с эфира, украинская сторона всё отрицает. Дескать, в каждом случае (а таких «национальных» роликов выпущено 14) рассказан всего лишь добрый музыкальный анекдот. А посему ролик исправно крутился до самого 24 августа. Как, впрочем, до сих пор идёт в России и известная передача «Наша Раша», против героев которой, Равшана и Джамшута, считая их унизительной насмешкой россиян над их народом, неоднократно протестовали таджики…

«Остров Крым»

Почти в духе знаменитого романа Василия Аксенова высказался на днях глава украинского Гидрометцентра Николай Кульбида. Главный на сегодняшний день в стране человек (в эти дни его слушают внимательнее, чем Президента) объявил, что, мол, Крым скоро станет… островом. Аргументы Петросян от погоды привел весьма наукообразные, многие поверили — таянье ледников и, как следствие, повышение уровня моря. Потом, правда, во всём сознался: сами, дескать, дураки, нечего глупые вопросы задавать.

«Это была шутка. Задали глупый вопрос и получили глупый ответ. Слова не имеют никакой научной основы, потому что этими вопросами никто серьезно не занимается. Неизвестно, какими темпами будет подниматься уровень моря. Все теперешние заявления могут быть на уровне фантазии и шуток. Но не исключено, что Крым может стать островом, но где-то через тысячу лет». В общем, как водится, после нас — хоть потоп.

Пчелы против мёда?!

Мы уже привыкли к регулярным сообщениям в СМИ о коррупции среди людей в белых халатах. Нынешняя история — зеркальное отражение этой грустной тенденции. На сей раз журналист требовал взятку у врачей, те неподдельно возмутились и сообщили куда следует. Правда, скандальный казус случился не в Украине, а в Азербайджане, где наш горе-коллега вымогал деньги от руководителей медучреждений. На кону стояло молчание «акулы пера», вернее, он обещал за определенную плату не писать о нарушениях, якобы имеющих место в той или иной больнице.

Кстати, у нас в Кировограде такой «номер» вряд ли бы имел смысл — сколько ни пиши о «художествах» местного медицинского руководства, собака, как говорится, лает — караван идёт…