Этот город – самый лучший город на земле, или Лондон без мифов

Провести свой день рождения в Лондоне. Мечта об этой поездке жила во мне очень долго и казалась нереально призрачной, чем-то отчаянно желаемым, но абсолютно недостижимым. Но правду написал бразильский классик – если чего-то очень хочешь, то вся Вселенная будет помогать тебе в исполнении желания. Я очень хотела. И Вселенная помогла. Документы на руках, паспорт с блестящей визой UK, билеты на прямой рейс Борисполь-Гатвик. Три с половиной часа в небе – и вот он, остров, – как на ладони. Зеленый и слегка туманный.

За мои такие короткие 10 дней я самостоятельно освоила лондонское метро, внезапно осознала, что понимаю, о чем говорят люди на улицах, без карты забрела в Гайд Парк, где кормила с руки белок, случайно оказалась на церемонии смены караула в Букингемском дворце, слышала бой Биг Бена, вместе с интернациональной публикой поглощала хот-доги на ступеньках собора Святого Павла, а ночью пыталась рассмотреть огоньки побережья с высоты огромного колеса обозрения – Лондонского глаза…

Наверное, если бы я была только туристом, то многое из повседневной жизни столицы Великобритании осталось бы для меня за кадром. Но поскольку я ездила к друзьям, то имела возможность окунуться, пусть даже ненадолго, в самую настоящую английскую жизнь и теперь позволю себе развенчать отдельные мифы, которые до поездки плотно гнездились в моей голове.

Англия, а судить могу пока только по столичной жизни, совсем не такая, какой мы ее себе представляем. И если вы все-таки рискнете и решите провести за туманами Альбиона долгожданные holiday – то, обещаю, влюбитесь в этот город навечно. И, надеюсь, взаимно.

Миф первый. Визу в Великобританию открыть нереально

Реально. Начитавшись и наслушавшись кучу историй о немотивированных отказах, после которых практически закрыта дорога за любую границу, я почти опустила руки. И все же, основательно все взвесив и решив, что риск – благородное дело, я все-таки начала оформление документов. Визу мне открыли с первого раза. За 5 календарных дней. Единственные затраты – это консульский сбор 900 гривен. Документы очень просты – банковский счет, справки о доходах и анкета. И никакого тебе душераздирающего собеседования с визовым офицером, которое, как стращали, покруче детектора лжи будет. Главное — предоставлять правдивую информацию и понимать, что ее будут проверять. Дают британцы визы украинцам минимум на 6 месяцев. Поэтому не слушайте никаких ужастиков, ведь у страха, как говорится, глаза велики.

Да, кого-то смущает, наверное, авиаперелет. Опять же, спешу успокоить: стоит билет в Лондон дешевле, чем в ту же Москву или Прибалтику – если покупать заранее, то в пределах 2 тысяч гривен. Так что при нынешних ценах на отдых в любой другой европейской стране – Англия вполне доступна любителям путешествий.

Миф второй. Консерватизм и пунктуальность британцев

У нынешних жителей Лондона эти качества лично мне обнаружить не удалось. Меня предупредили сразу – здесь можешь делать все, что захочешь. Правил дорожного движения для пешеходов, по-моему, здесь не существует вообще. Светофоры, безусловно, есть, но только ленивый ждет зеленого цвета. Дорогу – даже шестиполосный первый лондонский мост с бешеным трафиком — пешеходы и бегуны, коих здесь не счесть, перебегают, как Бог на душу положит, прямо под колесами едва успевших притормозить автомобилей. Повсеместные надписи «посмотри направо», «посмотри налево» попросту игнорируются.

Они плюют на привычные для нас правила. Иду однажды по Илфорду (в Лондоне нет районов, есть города в city) и вижу картинку – на пешеходной брусчатке лежат и смотрят в небо две барышни. Рядом небрежно брошены рюкзачки. Кургузые курточки задрались – они голой спиной возлежат на камнях. В ушах плейеры. Они громко подпевают. Люди их спокойно обходят стороной, стараясь ненароком не задеть.

Или другая картинка – теперь уже Стратфорд. Вечереет. Возле шоппинг-центра какой-то балаган. Стоит кучка темнокожих парней и что-то громко то ли поют, то ли просто кричат. Их обступили странно одетые соотечественники, которые двигаются в такт этому ору и выглядят достаточно агрессивно. «Что они делают?» — спрашиваю. «Ничего. Просто так. А что, нельзя?» — спокойно отвечает мой спутник. Спустя некоторое время идем по подземному кристально чистому переходу. Те же или очень похожие парни, но уже в бОльшем количестве, просто мутузят друг друга, поочередно кто-то из участников потасовки с грохотом падает на жалюзи уже закрытых магазинов. Рядом – кто-то шикарно танцует хип-хоп, кто-то виртуозно вращается на голове, покрытой вязаной шапочкой. Вокруг спокойно бродят полицейские в характерных ядовито-салатовых жилетах. Ни слова. Ни жеста. «Если эти люди нанесут ущерб магазину, они его возместят. А так – ничего противозаконного. Полиция просто за ними наблюдает».

По поводу пунктуальности тоже можно поспорить – да, общественный транспорт (а здесь ездят только однотипные двухэтажные просторные автобусы) ходит без перебоев. Даже то расстояние, которое можно прогулочным шагом преодолеть за 10-15 минут, британцы предпочитают проехать на автобусе. Каждые 5 минут блестящие громадины бороздят узкие улочки, но расписания …просто нет. И если люди назначают встречи – то временем здесь и не пахнет. «Увидимся там-то». И все. Можно прийти через полчаса, можно через два – никто тебя не упрекнет. А фраза «подожди, я скоро буду», может растянуться на многоминутное ожидание.

Миф третий. Жители UK чопорны и высокомерны

Постараюсь объяснить на примерах, почему я не согласна с этим утверждением. Первое впечатление о британцах оказалось для меня сильнейшим потрясением. Так получилось, что в аэропорту меня никто не встретил. Представьте ситуацию – вы одна в незнакомой стране на чемоданах, жилья нет, денег не много… Остается только брать обратный билет на тот же день и возвращаться домой. Увидев плачущую у входа в аэропорт девушку, ко мне подошли двое полицейских. Они обстоятельно расспросили о проблеме и без какой-либо просьбы с моей стороны решили помочь. Бесконечно звонили моим друзьям, таскали мои сумки, отпаивали в местном околотке кофе и чаем и все время приговаривали: «Ты не плачь. Все образуется. Если что-то не сложится, ко мне поедешь, у меня жена и дочка твоего возраста, поживешь, мы тебе экскурсию устроим. В Украину ты успеешь вернуться, а Лондон – того стоит. Это хороший город. Ты не останешься одна». И, когда я твердила, что больше сюда не вернусь ни за какие коврижки, один из полицейских, Робби, ответил: «Вернешься. Один раз здесь побывав, возвращаются все…»

Лондонцы хоть и недолюбливают туристов (имеют основания), тем не менее, сделают все, чтобы тебе помочь. Если не знаешь дорогу, свернут с заданного маршрута и проведут к метро. Могут даже карту купить и вручить просто так. А могут в прямом смысле слова спасти, как мне помогла одна женщина, когда я, не сумев справиться с болью в спине, присела на скамеечку, не в силах сдвинуться с места. Пожилая негритянка подошла, спросила, что такое, и тут же куда-то унеслась. Через несколько минут ко мне уже подходили сотрудницы местной аптеки, под руки провели к себе, сделали «заморозку», подождали, пока я смогу идти… и не взяли ни пенса!

Пару слов о здешней строгости нравов. Ночная жизнь Лондона бурная. Начиная с пятницы и все выходные (но апогей всего – это суббота) город не спит. В 4-5 утра полупьяная молодежь выкатывается из одного клуба и перебирается в другой. Здесь не танцуют – по одной простой причине: нет места. Мы втиснулись в один, по словам моих друзей, хороший клуб, встали в тесный кружок, на пятачке посередине положили на пол сумки и верхнюю одежду и стали переминаться с ноги на ногу. Теснота, одну ногу поднимешь, а пристроить ее уже некуда. Поэтому в лондонских клубах народ просто «тусуется» или же «снимается». Какая уж тут чопорность?

Оказывается, в твердыне британских законов мошенников не меньше, чем в нашей Одессе! Например, на улочке с красивым названием Green Line постоянно стоят молодые люди в униформе. Они подходят к каждому и что-то бегло говорят, пытаясь остановить. Я вначале просто проходила мимо, а потом у своего знакомого поинтересовалась – что же они хотят?

— Собирают деньги на лекарства онкобольным.

— Ой, хорошо, что сказал, теперь буду давать.

— Ни в коем случае! Они не кэш (наличные) берут, а спрашивают твой банковский аккаунт. Ты можешь дать им разрешение на снятие 20 паундов, а потом недосчитаешься пары сотен в лучшем случае.

Или другой пример. Какими бы ни были надежными английские банки, это все-таки не Швейцария. При мне мой друг с удивлением обнаружил недостачу на счету. Попросил распечатку. Оказывается, кто-то за него снимал деньги с его кредитки в различных районах Лондона, там, где этот парень последние несколько месяцев вообще не был. Заявление в службу безопасности, куча документов… По сей день деньги, по-моему, не вернули.

Миф четвертый. Англичанин — человек в костюме, при галстуке, в длинном пальто. С трубкой и зонтом-тростью

Здесь нет постоянных дождей и смога, и солнце без труда пробивается из-за туч. Здесь не важно, как и во что ты одет. Ну как вам картинка – по лужам шлепает дородная барышня во вьетнамках, надетых на протертые носки, в шортах и курточке. Нет, она не бомж, просто ей так удобно. Можно закутаться старым шарфом, прикрыв немыслимую разноцветную прическу, но при этом обуться в шикарные сапоги. Практически каждый встречный – я имею в виду не туристические районы, а обычные жилые кварталы – как взъерошенный попугай, при этом уверенный в себе и не выделяющийся из общей массы.

Вообще же мне трудно описать типичного жителя Лондона. Это может быть темнокожий с дредами, работающий в обменном пункте, или колоритный индус, печатающий фотографии, или чахоточная женщина, читающая в метро книгу об искусстве батика… Почему-то мне запомнился один молодой человек, похожий на англичанина, каким он рисовался в моем воображении, – в костюме, в небрежно расстегнутом пальто, высокомерно поглядывающий на окружающих. Но он оказался… русским.

Кстати, о фотомастере- индусе. Англичане до сих пор распечатывают все цифровые фотографии. В фотоцентрах – очереди. Они заказывают фотки пачками, делают футболки со своими смеющимися лицами, наклеивают изображения на чашки, ручки… Вся эта индустрия пользуется большой популярностью и стоит копейки.

Миф пятый. Жизнь в Лондоне – очень дорогая

А вот это уже не миф. Очень дорогая. Но, опять-таки, цены предельно разбалансированы. Оговорюсь сразу – евро здесь не ходят. Только местные паунды (они же фунты стерлингов) и пенсы. Так вот – паунд дороже доллара примерно в два раза. Соответственно, можно посчитать: молоко – 2 паунда, сыр – 1,5, джинсы – 5-7 на бесконечных распродажах, пиво – 3, кофе – так же, а вот недельный проездной билет (единый на все виды транспорта) – 36! Аренда жилья – дорогая, от 800 паундов в месяц и выше. Коммунальные услуги – тоже дорогие, но я не заметила, чтобы на тепле или воде здесь экономили. За комфорт надо платить – и они с этим согласны. Зато мобильная связь – «копеечная», никакой предоплаты, если правильно заключить контракт, говорить можно 2 месяца бесплатно. С работой сейчас напряженка, особенно для эмигрантов. Ценится рабочая сила, умеющая делать что-то своими руками.

— В университетах учатся не все. Многие плохо оканчивают школу, родители «поступают» их в колледж, они пару годков просидят… и бросают. Или все-таки получают диплом, но потом никакому боссу они не нужны. И приходится идти на стройку, – рассказывали мне.

Поэтому на высокооплачиваемых должностях сидят многие легальные приезжие с мозгами. Они нашли себя в этой стране и считаются достаточно обеспеченными людьми. Рабочий день в Англии четко регламентирован – 8 часов, не больше. За неделю можно заработать 500-600 паундов в среднем, а можно – и ничего, если не повезет.

Медицина здесь дешевая – точнее бесплатная. Но это просто ужасно. Ты можешь вызвать врача на дом и ждать более суток его прихода, а можешь сам прийти, но тебе посоветуют аспирин, если уж совсем невмоготу. Люди предпочитают лечиться дома, да и то больше надеясь на силы собственного организма. Как же были удивлены мои англичане и аптекарша заодно, когда при первых признаках простуды у одного из членов семьи я ринулась за «Фармацитроном». «Мы никогда не пьем лекарств. Само пройдет». И ходят, страдая и умирая, пару дней, а потом заявляют – ну видишь, все прошло же!

Миф шестой. Five o’clock и овсянка

В рацион рядовых жителей Лондона овсянка не входит. Даже любимые нами, украинцами, хлопья – и тех не найдешь в домашних «загашниках». Зато в холодильниках лежат безвкусные помидоры, огурцы, буженина. Как ни странно, но самая любимая и распространенная еда жителей Лондона – это картофельные чипсы и неизменный «чикен» — курятина во всех ее проявлениях. На завтрак – сандвичи, на обед – сосиска с салатом где-то в кафе (кстати, в Лондоне в кафе спиртного не продают, только в ресторанах или пабах), а обед – уже вечером: это может быть суп с хлебом, паста со стейком или что-то такое же не менее калорийное. Украинский борщ мои англичане попробовали, но долго удивлялись, зачем нужна «сметана в суп», чеснок вообще посоветовали убрать, «а то будет плохо пахнуть», а по поводу 50 грамм водки смутились – «как можно пить в среду?».

Да, и еще здесь приветствуется правило: когда я ем, я глух и нем. Вся семья собирается в гостиной, разбирают тарелки и молча уплетают. Можно парой слов перекинуться, но это не обязательно. Готовят как мужчины, так и женщины – никакой дискриминации.

Чай англичане пьют, но не чаще, чем мы. И сорт «Седой граф» (Earl Grey) почему-то не знают, зато всякие пакетированные фруктовые смеси им очень даже по вкусу. Кстати, я ни разу не видела, чтобы чай англичане пили с молоком. Вот кофе – да. Причем молоко должно быть горячим – никаких сливок из пластиковых упаковочек они не признают.

Еще много всего хочется вспоминать и рассказывать. И хорошего, и плохого, и странного, и обычного. Я не была в английской провинции, вполне возможно, что часть перечисленных мною мифов – и не мифы вовсе, и где-то там есть и овсянка, и эсквайры в твидовых пиджаках с накладками на локтях, и чопорные домработницы. Я немного узнала только Лондон – он разный, как и все большие города мира. Может тебя принять с распростертыми объятиями, а может вытолкнуть, как инородное тело. Я думаю, что могла бы там жить. Просыпаться, глядя на бьющее в окно солнышко, наблюдать за бомжеватого вида мужиком, ведущим на поводке ласку, считать каждый паунд, говорить на особенном английском, по выходным проводить время на зеленых лужайках и не исключено, что тяжело работать… Но holiday, как и все хорошее, когда-нибудь заканчивается. Я бросила в желтовато-мрачную Темзу украинскую копеечку – чтоб вернуться. И такую же оставила в аэропорту. Может быть, жизнь сложится так, что я еще скажу «Хай!» знакомому Илфорду, Зеленой улице, подмигну Большому Бену и выпью ирландского пива, традиционно разбавленного льдом, в ближайшем пабе… И подумаю: прав был полицейский Робби, который уверял, что можно жизнь положить, но в Лондон все-таки вернуться…

Они живут рядом с нами

Миша и Андрюша Будницкие рады долгожданной весне. Это значит, что в доме будет не так холодно и, может быть, они скоро перейдут с вынужденной пятидневки в интернате на обычный школьный режим и смогут ночевать дома. В единственной комнате площадью 16 квадратных метров в старом, на глазах разваливающемся доме по адресу пер. Сухумский, 12, кв. 4, живут четыре человека – сами мальчики, их старший брат Сережа и мама Людмила Владимировна.

Это жилище даже с очень большой натяжкой нельзя назвать ни домом, ни квартирой. Деревянный, кое-как сколоченный предбанник с десятисантиметровыми щелями, покосившаяся дверь, везде сырость и плесень. «Это еще полбеды», — говорит Людмила Будницкая. Страшнее становится, когда заходишь в само помещение. Холодное мрачное подобие коридорчика, кухонька, еле-еле тронутая теплом печки, и комнатушка. Кровать на кровати, один стол да сервант. «Шкаф поставить некуда, а вещи складывать надо». Вот сервант и пригодился…

Но хуже всего другое. В этой комнате не то что детям – взрослым жить невозможно. Дело в том, что лет 10 назад стала валиться крыша. Тогда еще можно было спастись ремонтом, но как его затеешь, если даже на несколько дней троих детей перевезти некуда? Людмила Будницкая в то время работала на заводе им. Таратуты и обращалась к Владимиру Пузакову, возглавлявшему в то время предприятие: «Помогите, предоставьте на некоторое время комнату в общежитии!» Но получила отказ.

Время шло, дом приходил в полную негодность. И сейчас над письменным столом зияет дыра где-то полтора метра на метр, а куски потолка касаются чуть ли не головы. Мужа у Людмилы Владимировны нет, да и помощи просить особо не у кого.

— Дело даже не в мужских руках на самом деле. Никакой ремонт наш дом уже не спасет. Крышу надо снимать и перекрывать заново. Но если убрать балки, то рухнут стены. Я подсчитала: для того, чтобы построить новую стену, надо 10 тысяч кирпичей. Каждый кирпичик – по гривне, еще гривню берут за работу. То есть мне только начало стройки обойдется в 20 тысяч. Где я их возьму? Да не потяну ни физически, ни материально, — уверена мама троих мальчиков.

Она крутится, как может, – где только ни работала, хваталась за все. Но зарплата – копеечная, а детей еще обуть, одеть и накормить надо. Многодетная мать уже замучилась обивать пороги горисполкома, просить помощи у депутатов. Все без толку. Хотя некий прогресс наметился – семья Будницких недавно встала в очередь на получение квартиры. Правда, порядковый номер, как вы уже догадались, не обнадеживает – 1446.

— Я очень надеюсь на вас, – говорит Людмила Владимировна. – Нам так надо жилье. Хотя бы 2 комнатки, чтоб мальчики разместились. Я знаю, в нашем районе очень много заброшенных, пустующих домов, может быть, власть пойдет нам навстречу и поселит нас куда-то…

Она прекрасно понимает, что обращается фактически в никуда. Она не знает процедуры вселения в пустующие дома, да и просто уже ни во что не верит. Но очень хочет, чтобы ее детки не замерзали, а обогреватель, включенный еще в октябре, можно было наконец вытянуть из розетки.

В кого стрелял Волкан Озбудак?

До сих пор нет ясности в мотивах, подтолкнувших 29-летнего турка по имени Волкан Озбудак напасть на генконсульство Украины в Стамбуле. Вооруженный пистолетом Озбудак открыл беспорядочною пальбу у здания дипломатической миссии, после чего был подстрелен охраной консульства. Очень велика вероятность того, что предпосылки инцидента следует искать именно в событиях, приключившихся с гражданином Турции во время его пребывания в г.Александрия Кировоградской области.

После инцидента о случившемся резонансном событии сообщили многие информагентства мира, поэтому сегодня у нас нет недостатка в информации о Волкане Озбудаке. Он женат на гражданке Украины Ирине В., родившейся в Кировограде. С 2004 по 2009 год супруги жили на Кировоградщине: год в областном центре, затем четыре в Александрии. Известно, что в начале весны прошлого года Волкан отбыл 15-суточное заключение в Александрийском райотделе милиции, куда был определен по решению местного суда. Одна из версий нападения, озвученная турецкой стороной: проблемы Озбудака с украинскими правоохранительными органами, из-за чего Волкан был депортирован из нашей страны. Об этом заявил руководитель полиции Стамбула Хусейн Капкин. В то же время мэр Стамбула Муаммар Гюлер считает, что причиной инцидента стала ссора Озбудака с его женой-украинкой, и нападение не носит ни политической, ни террористической окраски. Гораздо дальше в своих предположениях пошли некоторые турецкие СМИ, сообщившие о том, что в украинской тюрьме Волкан Озбудак подвергался многочисленным пыткам и другого вида насильственным действиям (что в принципе теоретически могло иметь место, учитывая существующие порядки в отечественных следственных изоляторах и тюрьмах).

Журналист «УЦ» дозвонился до Ирины В., супруги турецкого «стрелка», и попросил женщину ответить на ряд вопросов, которые, возможно, помогут пролить свет на темные события. Естественно, редакция не навязывает читателям мнение жены Волкана Озбудака. Это ваше личное дело, верить словам Ирины или нет…

Итак, по словам Ирины В., некоторое время назад они с мужем продавали через александрийское агентство по недвижимости одну квартиру и покупали другую. После всех сделок риэлторы посчитали, будто супруги остались должны им деньги, и подали иск в суд. Ирина утверждает, что долговые обязательства агентству придуманы, и в действительности они с Волканом риэлторам ничего не должны. Наоборот, Ирина выдвигает имущественные претензии к агентству в отношении личных вещей, куда-то исчезнувших из проданной квартиры (мебель, постельные принадлежности, посуда). Адвокат Ирины обращался по этому вопросу в милицию, но так и не получил ответа.

Александрийский суд принял решение в пользу агентства по недвижимости, после чего Волкан Озбудак сорвался: подошел к судье и в присутствии его коллег по судейскому цеху обвинил служителя Фемиды во взяточничестве, в том, что тот провел исковое разбирательство не по закону. На следующий день Волкана приговорили к административному задержанию на 15 суток. По словам Ирины, на том «судилище» не присутствовали ни адвокат обвиняемого, ни, как минимум, переводчик (Озбудак не слишком хорошо изъясняется на украинском или русском языках), хотя наличие последнего должно быть обязательным, если речь идет об иностранном гражданине, не владеющем государственным языком. «Я не знаю, что говорили на суде, — сказал затем Волкан супруге. — Мне только сообщили, что я нецензурно выражался». Хотя Ирина лично наблюдала перепалку мужа с судьями и готова поклясться, что ее супруг не матерился. Женщина снимала на видеокамеру мобильного телефона всю сцену, но говорит, что у нее отобрали мобильник и удалили все записи. Когда Волкан отбывал административное наказание в райотделе, Ирина приходила в милицию, просила о свидании с мужем, но ей ответили, что свидания ей никто не разрешит.

После ареста Волкан Озбудак не стал ничего рассказывать жене о днях, проведенных за решеткой. Просто сообщил: буду ехать домой. Почему? «Я боюсь…» — ответил турок. И уехал.

С момента разлуки Ирина редко общалась с мужем. Жительница Александрии созванивалась по телефону со свекровью, и та сообщила, что Волкан «закрылся» и ушел в себя. Примерно полгода мужчина вообще не выходил из квартиры, перестал с кем-либо общаться. Родственники показали Волкана врачу, и эскулап сказал, что мужчина перенес сильную психологическую травму.

Прошло еще некоторое время, интернациональная семья восстановила общение в телефонном режиме. «Он звонил, говорил, что собирается вернуться, — рассказывает Ирина. — Волкан говорил: я скоро приеду домой, на родину. Я сначала не поняла, подумала: на какую родину? Ведь он и так находится в Турции. А потом оказалось, что он имел в виду Украину и хочет приехать сюда, в Александрию».

Последний раз супруги созванивались 8-го марта, за день до инцидента. Волкан Озбудак поздравил жену с праздником и в ходе разговора, кроме всего прочего, спросил: не выяснилось ли чего насчет их вещей? Ирина ответила, как есть: никаких новостей. «Возможно, это известие стало дня него последней каплей, — считает женщина. — Я не могу ничего сказать наверняка о мотивах мужа. Может быть, на такой поступок его толкнуло все то, что с ним случилось в Александрии: суды, милиция, вообще несправедливость к людям, которая существует в Украине».

По сообщениям информационных агентств, Волкан Озбудак так попытался объяснить сестре свой поступок: «Хочу, чтобы мой голос услышали. Я хочу, чтобы в Украине люди жили, как люди, чтобы к ним относились как к людям, а не как к животным». Сообщается, что Волкан рассказывал сестре о том, как ему не давали есть, не давали воды, когда он просил, и не выпускали в туалет.

Ирина В. утверждает, что Волкан Озбудак жил в Украине на законных основаниях. За то время, что супруги провели сначала в Кировограде, затем в Александрии, сотрудники органов неоднократно проверяли у турка документы и не находили ничего крамольного. В Украине Волкан занимался тем, что помогал супруге делать ремонт. Планировал открыть свой бизнес, но не получилось: то разрешения не давали, то денег недоставало… Как-то не сложилось. Но больше всего Ирина сожалеет о том, что еще до всех этих событий они с мужем не приняли приглашение свекрови переехать жить в Турцию…

В результате перестрелки возле консульства Волкан Озбудак получил тяжелые ранения, но сейчас его жизнь находится вне опасности. Нападавший переведен из гражданского госпиталя в больницу при тюрьме…

Расследование обстоятельств нападения турецкого гражданина на генконсульство Украины в Стамбуле начинает набирать новые обороты. Как сообщила «УЦ» руководитель центра общественных связей УМВД в области Виталина Бевзенко, начальник областного управления милиции инициировал по данному случаю служебную проверку. Ее проводит инспекция по личному составу. В распоряжении проверяющих есть справка, подписанная самим Волканом Озбудаком после освобождения, где указывается, что гражданин такой-то претензий к работникам милиции не имеет. После освобождения из Александрийского райотдела милиции Волкан Озбудак также расписался в получении 1600 долларов США, которые имелись у него на момент задержания. По мнению В. Бевзенко, если бы гражданин Турции стал жертвой насилия, то у него была возможность обратиться с жалобой или к руководству УМВД области, или в прокуратуру. Но таких жалоб от Озбудака не поступало. Полные итоги служебной проверки будут оглашены уже после ее завершения…


P.S. Как сообщила Ирина В., уже когда ее муж покинул пределы Украины, она обжаловала решение александрийского суда в областном апелляционном суде и в итоге выиграла это дело, отсудив все претензии агентства по недвижимости… Так что же получается, Волкан Озбудак справедливо возмущался вердиктом, вынесенным судом первой инстанции?..

Весна 1945 года

От Советского информбюро

25 марта войска 3-го БЕЛОРУССКОГО фронта, продолжая наступление, овладели городом ХАЙЛИГЕНБАЙЛЬ — последним опорным пунктом обороны немцев на побережье залива ФРИШ-ГАФ юго-западнее КЕНИГСБЕРГА, а также заняли населённые пункты ПАРТАЙНЕН, РЕМЗЕГУТ, КАЙМКАЛЛЕН, БРЕГДЕН, ШТАЙНДОРФ, КАРБЕН, ПРЕЙСИШ БАНАУ, ШЕТТНИЕНЕН, ГЕРЛАКСДОРФ, РААДЕ, ЛЕЙЗУНЕН, БЮСТЕРВАЛЬДЕ, РАУНЕНБЕРГ. В боях за 24 и 25 марта в этом районе войска фронта взяли в плен белее 9000 немецких солдат и офицеров и захватили следующие трофеи: самолетов — 109, танков и самоходных орудий — 65, орудий — 245, пулеметов — 170, автомашин — 3330, бронетранспортёров — 69.

На ГДАНЬСКОМ (ДАНЦИГСКОМ) направлении наши войска, преодолевая сопротивление противника, овладели пригородом ГДАНЬСКА (ДАНЦИГА) — ОЛИВА и заняли населённые пункты БОРГФЕЛЬД, КОВАЛЛ, КАРЧЕМКЕ, КЛАЙН КАТЦ, ВИТТОМИН. За 24 марта в этом районе наши войска взяли в плен более 1000 немецких солдат и офицеров.

Войска 2-го УКРАИНСКОГО фронта, перейдя в наступление, прорвали сильную оборону немцев в горах ВЭРТЭШХЕДЬШЭГ западнее БУДАПЕШТА, разгромили группу немецких войск в районе ЕСТЕРГОМА и продвинулись вперёд на 45 километров.

В ходе наступления войска фронта овладели городами ЕСТЕРГОМ, НЕСМЕЙ, ФЕЛЬШЕ-ГАЛЛА и ТАТА, а также заняли более 200 других населённых пунктов, в том числе крупные населённые пункты ТОКОД, ТАТ, БАЙОТ, ТАВАРОШ, ТАТАБАНЬЯ, БАНХИДА, КЕРНЬЕ, ДУНААЛЬМАШ, НАСААЙ, МОЧА, КОЧ, СЕНД, ЧАСАР. За время этих боёв наши войска взяли в плен 7000 солдат и офицеров противника, уничтожили и захватили 250 танков и самоходных орудий, более 300 орудий и много другого вооружения и военного имущества.

Севернее озера БАЛАТОН наши войска, продолжая наступление, овладели городом и железнодорожной станцией ВАРОШЛЕД, а также заняли более 50 других населённых пунктов и среди них: ПАПАТЕСЕР, БАКОНЬКОППАНЬ, ТАПОЛЬЦАФЕ, БАКОНЬЯКО, МАДЬЯРПОЛАНЬ, СЕНТГАЛ, ТОТВАЖОНЬ, БАЛАТОН-ФЮРЕД, ФЮРДЕТЕЛЕП.

За 24 марта на всех фронтах подбито и уничтожено 147 немецких танков и самоходных орудий. В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 63 самолёта противника.


«Феся, Победа! Ура!»

Владимир Георгиевич Федосеев на фронт ушел вместе с отцом в 1941 году. Мальчишке тогда было всего четырнадцать, и он стал воспитанником полка. Это был запасной полк, который готовил маршевые роты для фронта. В 42-м году полк в полном составе отправился туда, где шли жестокие бои. По дороге, когда поезд стоял в Оренбурге, командир батальона снял пацана с поезда, пожалел. «А иначе, — говорит Владимир Георгиевич, — мы бы, наверное, с вами сегодня не говорили». В 43-м году Федосеев начал учебу в артиллерийской спецшколе, по окончании которой учился в военном училище. Участвовал в освобождении Киева от банд. Служил в 39-м корпусе воздушно-десантной армии. Имеет медаль «За боевые заслуги», орден Отечественной войны и еще очень много наград и поощрений, свидетельствующих о героизме и стойкости этого замечательного человека.

Победу Владимир Федосеев встретил в Бузулуке, в спецшколе. Как и многие из его сверстников, переживших трагичные годы истории, Владимир Георгиевич свои воспоминания записывает «для потомков». Вот как он описал тот знаковый для страны день. «9 мая 45 года. Просыпаюсь, меня обнимают друзья. “Феся! Феся, Победа! Ура!” (Феся — производная от фамилии Федосеев. — Авт.) Выхожу на балкон спальной комнаты — город ликует, шумит, люди спешат на площадь в двух кварталах от спецшколы, на митинг. И такая на меня тоска напала, что я горько заплакал, когда понял, что потерял в этой войне много родных людей. Вытерев глаза и сполоснув лицо, я вышел на улицу и тут же попал в колонну женщин. Они подхватили меня и несли на руках почти целый квартал лишь только за то, что на моих плечах были погоны воина-победителя, воина-освободителя.

После митинга друг сказал, что его родители приглашают ребят в гости. Собралось нас четыре человека. Приходим, на столе закуска, отец достает графин разведенного спирта, говорит: “Празднуйте, а мы уходим к приятелям”. Я первый раз в жизни пил водку. Выпил очень много, но не опьянел. Когда вернулся в спецшколу, ребята спрашивают, где был. Отвечаю: “Пил водку”. А голова совершенно трезвая. Начинают задавать мне вопросы по тригонометрии: тангенс, котангенс, синус, косинус. Отвечаю без запинки, но знаю, что много выпил и пьян. А мозг свеж и работоспособен. Такое состояние у меня было всего один раз в жизни и именно 9 мая 1945 года»…

А потом была служба в вооруженных силах, которая продолжала испытывать Федосеева. Во время одного из прыжков с парашютом Владимир Георгиевич приземлился в обнимку с солдатом, когда у того погас купол парашюта, и тем самым спас его от гибели. Еще раз держал купол парашюта солдата, в котором вырвало квадрат метр на метр, и так до самой земли. А однажды попал в вихрь и разбился — сломал ногу и позвоночник. Полтора года госпиталя, и Федосеев был списан с инвалидностью второй группы. Сам он классифицирует это такими словами: «Был выброшен из жизни, надо было начинать все сначала».

И начал, и у него получилось. Работа на «Красной звезде» отмечена множеством наград и высоким признанием. Сегодня Владимир Федосеевич грустит о прошлом, хотя утверждает, что в Кировограде нет большего оптимиста, чем он. «Вряд ли наш труд, военный и гражданский, тронет нежные души молодого поколения», — с грустью говорит он.

На вопрос, как будет отмечать День Победы, Владимир Георгиевич сказал: «Наверное, никак. Я уже давно забыт. Раньше ходил на Валы, получал поздравления из военкомата, а сейчас ни поздравлений, ни здравствуй, ни прощай. Единственное, может, пригласят на “Красную звезду”, ведь я там отработал 38 лет».

«Танков не подрывал, в атаки не ходил»

Петр Николаевич Петров, живущий в Знаменке, сам родом из Башкирии. В армию его призвали в ноябре 1943-го, как только ему исполнилось 17 лет. Так как он учился на связиста, в связь его и определили. Начал свою войну он в Белоруссии.

— Да что обо мне писать, — говорит Петр Николаевич. — Танков не подрывал, в атаки не ходил. Всю службу вкапывал столбы, лазил на «кошках» по ним, ну бегал по полям с катушками с проводами. Я из своего карабина за всю войну по врагам практически ни разу и не выстрелил.

На самом деле Петров очень скромничает. Иначе почему в таких якобы «тепличных» условиях он трижды был ранен?

Пройдя Белоруссию, Польшу, Восточную Германию, весну 45 года он встретил под Кенигсбергом. За один боевой эпизод той весны он был награжден орденом Боевого Красного Знамени — награда, которую давали далеко не всякому и далеко не за всякие заслуги. «Да просто все было», — говорит Петр Николаевич. Бой шел, связь с передовой прервалась. Пошел один связист кабель восстанавливать, потом второй, потом третий — их тела потом даже найти не смогли. Командир их отдельной роты связи построил состав. И приказать кому-то идти следующим он не мог по совести, по жизненной правде. Но кому-то надо было это сделать. «Добровольцы есть?» — спросил. Петр Петров вызвался. И пошел по проводу, нашел обрыв, восстановил связь. И тут же был ранен в ногу осколком снаряда. Но свои нашли, оттащили его назад в расположение части. За этот рядовой, с его точки зрения, эпизод Петр Николаевич и был удостоен высокой награды.

Еще был случай там же, под Кенигсбергом, ставший семейным преданием. Петр Петров в поле начал ладить порванный кабель, сам подсоединился. И тут ему орет начальство — быстро, пять секунд на все, сейчас по этой линии будет говорить Сталин! Времени на нормальный ремонт уже не было, и Петр Николаевич бог знает сколько времени пролежал в луже среди поля, держа концы кабеля в руках и обеспечивая связь. Говорил ли на самом деле тогда Сталин по этой линии — неизвестно, но долг свой Петров выполнил.

Пролечился после ранения, вернулся в роту, и тут же наконец-то наши взяли Кенигсберг в апреле 45-го. Но город Петров толком и рассмотреть не успел. Его отобрали для участия в Параде Победы — главном, самом знаменитом параде всех времен. Как отбирали? Молодых, красивых, статных, и обязательно моральные качества принимались в расчет — Петр Николаевич по всем статьям вышел.

Полтора месяца в Подмосковье они проходили парадную выучку. Мужчин, умеющих убивать, маскироваться, ночевать зимой в окопах, надо было научить маршировать…

И вот оно 24 июня, легендарный парад на Красной площади. Петр Николаевич помнит все — как докладывал Рокоссовский Жукову, видел Сталина на Мавзолее. «Погода была плохая — моросил противный дождь. Но это не портило настроя. Это один из самых памятных моментов моей жизни».

После парада Петрова откомандировали в Белоруссию. До 47 года он работал, служил по специальности — восстанавливал связь в разрушенной республике, всю ее исколесил вдоль и поперек. А потом гвардии рядового Петрова перевели в Москву, в знаменитую Таманскую дивизию. И служил он в ней до 1950 года. Сам не понимает, почему так долго держали в войсках. Зато, кроме главного Парада Победы, принимал участие еще в шести парадах на Красной площади — на 9 Мая и 7 ноября. Из Москвы поехал на Дальний Восток, в Хабаровский край на стройку — хорошие связисты везде были нужны. Там и познакомился с Надеждой Гавриловной, своей будущей женой, она туда приехала работать из Знаменки. Кстати, Надежда Гавриловна тоже в войну, будучи еще ребенком, партизанила под Знаменкой — возила в лес продукты и воду нашим, была связной.

Поженились, приехали жить в Знаменку, где и живут счастливо по сию пору. Дети, внуки, правнуки… Петр Петров ни на что не жалуется, глядит оптимистом, а вот домочадцы обижаются — наша страна мало ценит таких людей. Вот лично от президента Белоруссии Александра Лукашенко в прошлом году пришла Петру Николаевичу награда — орден и подарок, а наши иной раз и просто поздравить с Днем Победы забывают…

На фото: Петр Петров (слева) и Владимир Федосеев.

В ожидании стабильности, в ожидании реформ…

Министров учат работать, взамен лишая интима; сор из семейной избы выносится на политическую арену; профессиональный праздник становится поводом для увольнения, а персональный водитель – признаком наличия насекомых. А ещё Россия снова воюет, а афроукраинцы осваивают «мову» качественнее, нежели отечественные «високопосадовці»…

Новая русско-финская?!

Россия развязала очередную войну. На этот раз – не телевизионную, с Грузией, а газетную – с Финляндией. Вслед за нашумевшим репортажем грузинских телевизионщиков военные действия начали финские газетчики – опубликовав в одном из изданий план оккупации своей страны Россией. По мнению аналитиков издания, информационная война, которую ведут российские власти против Финляндии, неизбежно приведет к двустороннему вооруженному конфликту. Схему новой русско-финской готовили эксперты, подробно расписав детали военных действий: российская крылатая ракета, разрушившая хельсинкский телецентр, всеобщая мобилизация, военное положение, введение цензуры, эвакуация парламента и правительства, русские парашютисты, мотопехота, идущая на Хельсинки, и танки, устремившиеся к финнам из-за Урала, беженцы, хаос и паралич мобильной связи… В общем, в век высоких информационных технологий журналисты всё чаще становятся военкорами, не вставая из-за компьютера, а войны, развязанные СМИ, как правило, не оборачиваются реальной кровью. Пока?

Не его день…

Язык мой – враг мой: из-за неуместной инициативности должности лишился председатель госдепа по вопросам исполнения наказаний. В отличие от десятков чиновников, оставшихся без работы на волне нынешних массовых кадровых зачисток, Александр Галинский вырыл себе яму сам – предложив Президенту учредить официальный день работников возглавляемого им ведомства. Проще говоря, попросил у Виктора Януковича позволения отпраздновать, простите за сопредельный этой системе жаргон, день вертухая. Инициатива, как водится, оказалась наказуемой, а предполагаемый день профессионального праздника – роковым для руководителя службы: через несколько дней после раздраженного президентского «Праздник может быть, конечно, но уже без кое-кого» сыгравший на грани фола чиновник был уволен распоряжением Кабмина.

Не одна сатана

События, которые разворачивались на этой неделе, вполне могли бы стать сюжетом оригинальной семейно-политической саги. Исходный момент – назначение Дмитрия Табачника министром образования. Начало интриги – приход супруга заклятой недоброжелательницы нового министра, председателя совета партии «Наша Украина» Веры Улянченко, Виктора Ивченко, в кресло его заместителя. При этом сама она настаивает именно на увольнении босса своего супруга, хотя нашеукраинцы требуют как раз отказа второй половины Веры Ивановны от должности в недружественном Кабмине. Пока бедная женщина разрывается между мужем и партией, горячая нашеукраинская молодёжь начинает сдавать партбилеты: заявление о выходе из НУ уже написал председатель Молодёжного союза «Наша Украина» Степан Барна. Вот оно, новое украинское кино…

Министерская шпаргалка

Дабы научить правительство профессионально работать, для новых министров написали шпаргалку. Вернее, документ под названием «Повестка дня нового министра». В настольной книге члена Кабмина счастливым обладателям министерских портфелей подробно расписали, чем они должны заниматься и что нужно для этого делать. Кроме того, в качестве ликбеза в министерском букваре доступно рассказано о структуре органа, в котором они теперь работают, а также о том, что такое бюджет, государственные закупки и финансовый контроль. По замыслу коллектива авторов издания, оно «станет надежным помощником в работе и поможет избежать ошибок и проблем, с которыми сталкиваются новоназначенные руководители». Вообще-то даже студенты практику только после изучения теоретического курса проходят…

В Кабмине секса нет?!

Шпаргалка есть, интима – нет. По крайней мере, плотских утех предлагают лишить украинских министров активистки известного женского движения FEMEN. Скандальные барышни, мягко говоря, не согласны с позицией нового, сугубо мужского, Кабмина относительно роли и возможностей женщины в политике. Посему они призвали жен и любовниц министров… отказать членам правительства в женской ласке из-за того, что новая власть, по их мнению, нарушает гендерное равноправие в стране – утверждениями о том, что место женщины на кухне и не их дело проводить реформы. Согласились ли спутницы министров наказать заодно и себя – пока неизвестно.

Проверка на вшивость

Виктор Янукович объявил крестовый поход против чиновничьей братии. «Под раздачу» в первую очередь попадут служащие среднего и низового уровня, пользующиеся государственным автомобилем с персональным водителем. Таковые однозначно зачислены главой государства в разряд … «вшивых», они в первую очередь и должны обеспечить оптимизацию расходов на содержание государственного аппарата.

«Речь не идет, что должны произойти сокращения и из-за этого ухудшатся показатели работы. Речь идет о наведении порядка, чтобы с нас не смеялись в мире», – объяснил Янукович. Несмотря на некоторую, мягко говоря, эмоциональность оригинального определения, трудно не согласиться.

Я мову бы выучил только за то…

На конкурсе чтецов памяти Тараса Шевченко победил …нигериец из русскоязычного Донецка. По мнению жюри, студент факультета компьютерных наук и технологий Донецкого национального технического университета Осикойя Айо обошел более полусотни остальных претендентов со стихотворением «Якби зустрілися ми знову…», покорив ценителей поэзии Кобзаря «отшлифованным украинским языком». Как говорится, “учітеся, брати мої, думайте, читайте…”.

Область в дорожной петле

На прошлой неделе губернатор Кировоградщины Владимир Мовчан разбирался, как обходится область со своей главной приметой и головной болью, а именно местными дорогами – строит, ремонтирует, содержит, расходуя на это благое дело немалые деньги налогоплательщиков.

Как умеют укатывать катками наши гривни кировоградские, с позволения сказать, дорстроевцы, читателям, думается, рассказывать не нужно. Кто из нас не видел асфальтоукладчик, работающий под проливным дождём? Или не пускал слезу над действительно плачевными последствиями любимого приёма кировоградских дорожников – ямочного ремонта? Не возмущался «горбылями», которые остаются на месте более серьёзных вмешательств в состояние дорожного покрытия? Об открытых посреди дороги люках, куда время от времени «ныряют» легковушки, и говорить не приходится: кто не был – тот будет, кто был – не забудет…

Честно говоря, уже порядком надоела и бесконечная возня вокруг единственной более-менее пригодной для проезда улицы областного центра – Карла Маркса, которую, как известно, снова то ли открывают, то ли закрывают, упорно не замечая того факта, что не только на городских окраинах, но даже на параллельных главной городских улицах проезд практически невозможен. А значит, полноценной альтернативой Большой Неперспективной в нынешнем своём состоянии они стать никак не могут.

Прожектами пока остаются и амбициозные намерения кировоградских властей проложить две дороги для связи удаленных районов города (Волкова с Балашовкой и Полтавской со Школьным) – пока воображаемое кольцо выглядит вполне реальным нулём… При этом, как известно, с упорством, достойным лучшего применения, в областном центре регулярно обновляется асфальт исключительно на двух-трёх улицах. Трудно даже вспомнить, сколько раз за последние годы «перестилали» улицу 50-летия Октября. Тогда как в любом отдаленном районе города можно запросто найти пару-тройку улиц, где не то что легковым авто не проехать – у КАМАЗов дворники при виде такого «светлого пути» опускаются…

Но вернемся к разговору, анонсированному нами в начале. Официально губернаторское мероприятие было определено как совещание по вопросам строительства, ремонта, обслуживания и содержания автомобильных дорог государственного и местного значения. Таковых в области насчитывается 6,2 тысячи километров, из них 5,5 тысяч километров имеют местную «прописку». Нужно ли говорить о том, что подавляющее большинство путей сообщения с твёрдым покрытием находится в более чем плачевном состоянии? Ведь, как известно, именно «убитые» дороги являются визиткой Кировоградщины, куда не то что из столицы – из соседних регионов лишний раз заезжать избегают…

Почему кировоградские дороги считаются одними из худших в стране? Исключительно ли из-за недостатка финансирования дорожной сферы? По мнению руководства области, это обстоятельство является хоть и немаловажным, но всё же второстепенным. И на первое место нужно ставить всё-таки умение строить, желание ремонтировать и способность изыскивать необходимые ресурсы. Что касается первого, то оно давно стало притчей во языцех – тут все ясно и без комментариев.

Примером горячего желания ремонтировать может послужить тот факт, что в этом сезоне снег на выездах из областного центра, по утверждению губернатора, «снимали вместе с асфальтным покрытием, на четыре сантиметра», причем какая из организаций проявила такое усердие и с кого теперь спрос, ответа тоже получено не было.

И, наконец, о ресурсах. Технических. Как выяснилось, 60 процентов местных производителей не в состоянии выпускать асфальтно-бетонную смесь. А асфальт варят частники с сильным акцентом, производя в сутки 40-50 тонн продукции. При этом возможности того же автодора позволяют работать в сто раз продуктивнее, однако вместо необходимых для ремонта едва ли не всех дорог области полумиллиона тонн асфальта предприятие в прошлом году выработало лишь треть этого объема…

В связи с этим логично было бы остановиться на сегодняшнем состоянии дел в первую очередь в районных автодорах. По крайней мере, именно на имеющийся в их распоряжении ресурс должны рассчитывать ответственные чиновники районного уровня. Но информация, озвученная в стенах облгосадминистрации руководителями районов, отнюдь не располагает к оптимистической оценке такого сосуществования.

Так, зачастую районное руководство вынуждено изыскивать производственные и транспортные возможности «на стороне», у частных предпринимателей – дорожная техника районных автодоров во многих случаях либо изношена донельзя, либо ремонту вообще не подлежит. К тому же, как выяснилось, материалы, которые используют дорожники, дешевле закупать у частных дорструктур, нежели у государственных, причем разница довольно существенна. При этом местные производители, как говорят в районах, более контролируемы на предмет качества стройматериалов, нежели, скажем, службы, находящиеся в том же областном центре. В связи с этим блоком проблем звучали предложения силами районов создать некие совместные, кустовые автодоры, куда каждая территория обеспечит взнос в виде имеющейся техники, предприятий по производству асфальта и т.д. Тогда, дескать, не придётся возить асфальт через пол-области или идти на поклон к бизнесу за техникой – впрочем, тоже не за бесплатно. К тому же средства на ремонт дорог решениями областного совета распределяются не по районным бюджетам, а по отдельным сельсоветам (на основании заявок, подаваемых районами). А между тем дорожникам областного уровня совершенно невыгодно гнать технику за сотни километров, чтобы отремонтировать участок сельской дороги протяженностью 2-3 километра…

И ещё один немаловажный момент: местные власти, как правило, устранены от процедуры приёмки выполненных на подчиненных им территориях дорожных работ и не имеют возможности претендовать на компенсацию за некачественно сделанную работу. Проще говоря, если по весне снег сходит вместе с асфальтом, то вытребовать у исполнителей работ компенсацию либо вынудить их бесплатно исправить огрехи практически нереально…

Помимо качества, стоит остановиться и на темпах, с которыми ремонтируются дороги региона. Судите сами: за последние пять лет дорожники потратили на эти цели около 900 миллионов гривен. С учётом того, что каждый отреставрированный километр обходится в 4-5 миллионов гривен, то за это время можно было привести в порядок около 180 километров дорожного покрытия, то есть по 36 в год. Тогда как в прошлом году эта цифра составила всего 10 километров… Кстати, небезынтересной, с нашей точки зрения, выглядит и ещё одна цифра: по подсчётам Владимира Мовчана, чтобы привести дороги области в относительный порядок, необходимо потратить около 560 миллионов гривен – естественно, без учёта долгов автодора. То есть, надо понимать, за те деньги, которые закатали в асфальт дорожники, уже можно было положить по… два его слоя?!

Теперь – собственно о деньгах. По смете, предложенной губернатором, из более чем полумиллиона гривен бОльшую часть (400 миллионов гривен) должен вложить именно облавтодор, причем 300 из них нужно потратить именно на строительство, а не на ремонт. Ещё сто миллионов планируется «наскрести» из местных бюджетов, остальное – взять с инвесторов и спонсоров.

Что же касается вышеупомянутых ста миллионов, то, по замыслу Владимира Мовчана, по 30 миллионов обеспечат средства с транспортного сбора, увеличенного налога на недра, налога с физических лиц, остальные десять миллионов можно получить за счёт налога на землю и арендной платы за её использование. На все эти деньги область сможет построить аж 70 километров дорог, провести капремонт и реконструкцию ста километров дорог государственного и 130 – местного значения…

Как и в каждом проекте, в этом есть немалая доля рационализма. К примеру, почему бы действительно не поработать с крупными промышленными предприятиями региона, которые вовсю гоняют тяжелую технику с сырьём, а потом с продукцией, разбивая и без того разбитые окрестные подъездные пути. С другой стороны, законных оснований для этого нет, а прозвучавшее предложение «скинуться по тысяче — вот и деньги на ремонт» определенно отдает добровольно-принудительным способом отъема денег.

Рискованно, как выяснилось, надеяться и на прочие источники «дорожных доходов». Так, скажем, ту же плату за недра, по видению губернатора, нужно обеспечивать за счёт развития горнодобывающей отрасли, причем на уровне каждого района. Тогда как, напомнил председатель областного совета Николай Сухомлин, в 2007-2008-м годах взимание налога на недра для уранодобывающих предприятий было заблокировано, в результате чего область теряла по 14 миллионов гривен в год. И этот вопрос до сих пор актуален… Не гарантирует запланированных 400 миллионов и автодор – с 2007-го по 2009-й год выплаты на область по этой линии были уменьшены в два раза и составили в прошлом году около 70 миллионов гривен…

В качестве резюме Владимир Мовчан предложил думать не о деньгах, а о дисциплине и задаться целью «морально удовлетворить людей за рулём». Кировоградцам, кстати, в этом плане удовлетворение пока не светит. Поскольку участие руководства (в лице мэра Владимира Пузакова и его профильного зама Виктора Кухаренко) города с самыми проблемными в области дорогами в столь жизненно важном совещании в целом ограничилось всего лишь молчаливым присутствием.

Кировоград. Намедни. 1972.

В память народную он вошел многим. Мир потряс теракт на Мюнхенской Олимпиаде. 5 сентября 1972 г., в 4:10 утра, восемь вооружённых террористов радикальной палестинской группы «Чёрный сентябрь» ворвались в резиденцию израильской делегации в Олимпийской деревне Мюнхена, расстреляли на месте двоих спортсменов, а ещё девятерых взяли в заложники. Террористы требовали освободить содержавшихся в то время в израильских тюрьмах членов Организации освобождения Палестины. Затем террористов вместе с заложниками вывезли из Олимпийской деревни, посадили на вертолёты и доставили на военный аэродром Фюрстенфельдбрук около Мюнхена, где их ожидал самолёт, отправляющийся в Каир. Последовала крайне неудачная операция спецназа по освобождению заложников, в итоге погибли 11 заложников-спортсменов, 5 террористов и 1 полицейский… Вышли в прокат фильмы, вошедшие в историю как лучшие на все времена, – «Крестный отец» Копполы и «Солярис» Тарковского. Из СССР выслан поэт Иосиф Бродский. 2-28 сентября впервые в истории хоккея была организована серия матчей между лучшими профессионалами Канады и сборной Советского Союза, вошедшая в историю как Суперсерия-1972. А 29 ноября этого года компания Atari выпускает первую в мире коммерческую видеоигру — Pong. С целью изучения спроса игровые автоматы были установлены в двух калифорнийских барах. На следующий же день с момента открытия заведения стояла целая очередь желающих сразиться в электронный вариант настольного тенниса.

А чем жили в тот год Кировоград и Кировоградщина?

Уже не в первый раз начинать приходится с упоминания того, что чуть не все происходящее в тот год приурочивалось к дате. В этот раз — к празднованию 50-летия создания Союза Советских Социалистических Республик. Многие объекты и свершения на Кировоградщине также были привязаны к этой дате.

В Кировограде решили сделать приличную набережную реке Ингул. В 1972-м областной и городской советы дали задание Кировоградскому филиалу института «Укрюжгипроводхоз» разработать план регулирования вод Ингула в Кировограде. Причиной стало постоянное подмывание каждой весной зданий и сооружений в центре города.

Построено известное здание Дома политпросвещения, ныне там учебное заведение — учебно-научный педагогический комплекс. Еще в этом году Центральный рынок стал крытым, на месте торговых рядов под открытым небом появилось просторное основательное здание.

К 1972 году на Кировоградщине было построено 10 АТС общей емкостью в 20 тысяч номеров. По количеству телефонов в сельской местности Кировоградская область заняла 9 место в республике. А про количеству установленных радиоточек Кировоградщина была первой в Украине. В 1972-м в областном центре введена в эксплуатацию АТС-3 на три тысячи номеров. Но все равно домашний телефон был еще дефицитом, предметом престижа, для его установки у себя в квартире люди в Кировограде (что уж говорить о других населенных пунктах области) простаивали в очереди иногда по десятку лет! В те времена это зависело не от того, дашь ли ты взятку за ускорение процесса, а от района города – не во все было удобно и недорого тянуть связь.

По сути, именно в 1972 в Голованевском районе появился поселок Побугское. Официально он родился в 1959-м, но реально строиться начал позже. Своим появлением на свет поселок обязан начавшемуся строительству мощного предприятия — Побужского ферроникелевого комбината. Комбинат – это первое и единственное на сегодня в бывшем Советском Союзе предприятие, производящее в промышленном масштабе из бедных окисленных руд ферроникель – сплав железа и никеля, попутно получается еще и хром. Генеральным проектировщиком предприятия был ленинградский институт «Гипроникель». В декабре 1972 года была введена в эксплуатацию первая очередь комбината (две трубчатые вращающиеся печи, одна руднотермическая электропечь и 4 конвертера).

Пока Украина импортирует руды для работы комбината. Но построен он у нас в связи с хромитоносными массивами гипербазитов в Побужье. Предварительно оценено, но так до сих пор толком и не разрабатывается Капитановское месторождение, прогнозные ресурсы которого составляют 7 миллионов тонн при среднем содержании окиси хрома в 28%. В худые времена, с 1996-го по 2001-й, комбинат попросту стоял. Но сегодня на нем работают почти две тысячи человек, и условиям жизни в Побугском позавидует любой горожанин. Цены на квартиры там сейчас не очень отличаются от кировоградских.

28 апреля 1972 года – официальная дата образования шахты «Смолинская» в Маловисковском районе. Самого поселка Смолино тогда еще не было, он официально появится лишь через несколько лет, на том месте было село Березовка.

1972-й — переломный момент для Кировоградского завода дозавтоматов. Ранее он еще назывался Кировоградский завод весоизмерительных приборов, в нашем описываемом году был переименован в Кировоградский опытный завод особого конструкторского бюро средств измерения масс объединения «Союзточмашприбор» Министерства приборостроения СССР. Начат выпуск качественно иной весовой техники для авиации, министерства обороны, лабораторных весов I класса.

Александрийский завод подъемно-транспортного оборудования начал производство козловых кранов грузоподъемностью 8 и 12,5 тонн, а в дальнейшем – 16 тонн, специально для лесной промышленности. Ранее завод выпускал только мостовые краны. В настоящее время завод известен как «Вира-Сервис».

По инициативе коммунистов Головковского углеразреза на предприятиях Александрии широко развернулось соревнование за право быть награжденными Юбилейным почетным знаком в честь 50-летия создания СССР. И по итогам первого квартала угольное объединение, впоследствии названное «Александрияуголь», заслужило переходящее Красное знамя Министерства угольной промышленности СССР и ЦК профсоюза работников отрасли. Бригада проходчиков шахты «Светлопольская», которую возглавлял почетный шахтер И.М.Хворостина, на протяжении июня 1972 года прошла 624 погонных метра бортового штрека. Каждый работник выполнил норму на 206 процентов. Достигнутые темпы проходки – рекорд для буроугольных шахт страны. Эта бригада и другие передовые коллективы Александрии первыми по решению облпрофсовета и редколлегии газеты «Кировоградская правда» занесены в Книгу трудовых свершений трудящихся Кировоградской области в честь 50-летия создания СССР.

По итогам работы в прошлом году Помошнянское локомотивное депо стало победителем среди профильных предприятий страны и завоевало переходящее Красное знамя Министерства путей и ЦК профсоюза железнодорожников. А коллективу энергоучастка №6 во втором квартале 1972 года было присуждено переходящее Красное знамя управления Одесско-Кишиневской железной дороги.

В 1972 году по инициативе нашего новатора аграрного производства Александра Гиталова механизаторы Кировоградской области выступили с призывом ко всем механизаторам страны развернуть движение за лучшее использование сельскохозяйственной техники. Обращение было одобрено Центральным Комитетом КПСС и «…повсеместно горячо поддержано. В Кировоградской области в этом направлении проведена большая работа» – это цитата из выступления Гиталова на XXV съезде КПСС в 76-м году.

В этом славном году двум моделям женских пальто производства Кировоградской швейной фабрики присвоен государственный Знак качества, рассказал «УЦ» многолетний директор фабрики Владимир Курбатов. Эти пальто, созданные модельером-конструктором Валентиной Шевченко, стали первыми в Кировоградской области товарами, удостоенными столь высокой отметки.

В августе 1972 года торжественно открыта Кировоградская детская областная больница.

В ноябре 1972 года в Бобринце, в центральном парке, был открыт памятник Марку Лукичу Кропивницкому. А в Кировограде — памятник Герою Советского Союза Алексею Егорову на Валах.

В 1972-м молодой человек по имени Михаил Черновол закончил КИСМ. А через 24 года стал ректором этого вуза.

В этом же году закончил летное училище Юрий Буланов, уроженец Кировограда. Ныне он префект (глава) Южного административного округа Москвы. В его подчинении такие знатные районы, как Царицыно, Бирюлево, Нагатино, Москворечье, Орехово-Борисово и Чертаново, на территории которого, кстати, находится улица Кировоградская.

В 1972-м, после прохождения службы на Тихоокеанском флоте, начал свою трудовую деятельность в Кировограде Яков Бондарь. Начинал он инженером-конструктором специального конструкторского бюро Кировоградского завода радиоизделий. Позже он много лет возглавлял профсоюзы Кировоградщины, сегодня Яков Андреевич – заместитель председателя областного совета.

В 1972-м при Кировоградской областной филармонии создан ныне уже легендарный камерный оркестр «Концертино» под управлением Юрия Хилобокова. Школу этого коллектива прошли по сути все до единого известные кировоградские музыканты.

9 Мая 1972-го в селе Подвысокое Новоархангельского района состоялась первая после войны встреча ветеранов и родственников погибших солдат, участвовавших в сражении под Зеленой Брамой. Это сражение, еще известное как Уманский котел, – одно из самых страшных в истории Великой Отечественной. Десятки тысяч людей погибли из-за чудовищных ошибок командования, были убиты и взяты в плен несколько генералов – впервые с начала войны. До этого момента – августа 1941-го – еще ни разу фашистам не удавалось убить и пленить столько военачальников. О тех суровых событиях написал повесть «Зеленая Брама: документальная легенда об одном из первых сражений Великой Отечественной войны» знаменитый поэт Евгений Долматовский, лауреат Сталинской премии, сам воевавший в то время здесь, участвовал он и в той памятной встрече. Книга «Зеленая Брама» пережила много переизданий. Писал ее Евгений Аронович с 1979 по 1989-й, хотел раньше, но ему давали понять, что не стоит афишировать бездарность советского военного руководства в первые месяцы войны.

Сразу нескольким нашим паркам – Ковалевскому (на то время парк Ленина), Онуфриевскому, парку имени 50 лет Октября (более известен сегодня как дендропарк), парку Победы – и источнику Холодные ключи присвоен статус памятников садово-паркового искусства местного значения.

В популярном журнале «Турист», в №12 за 1972-й год, в разделе «Сто путей, сто дорог» описан как один из лучших по привлекательности для водных туристов в Украине маршрут 2-й категории сложности по реке Южный Буг. А именно – от поселка Тывров в Винницкой области до города Гайворон. Тогда все наши многочисленные туристы даже писали в редакцию возмущенные письма – «как можно!?». Действительно, все водные туристы Украины и СССР знали и по сей час знают, что лучший водный маршрут – это не до Гайворона, а от Гайворона до Южноукраинска. И конкурировать с ним может только спуск по Черемошу в Ивано-Франковской области. Поверьте автору этих строк, не раз проходившему этот маршрут.

Еще первые годы начала семидесятых были отмечены на Кировоградщине (как и во всем СССР) небывалым всплеском рождаемости. Демографы объясняют это тем, что вошло в возраст первое послевоенное поколение, плюс жизнь стала более-менее уверенной и не голодной, рожать не боялись. В те годы в ЗАГСах Кировограда брачующимся раздавали такие нарядные приглашения (на фото)…

Теперь его зовут Вика

Если не знать истории этого человека, то при первом знакомстве ни у кого не было бы сомнений, что это женщина. Но Вика (так она просила себя называть) сейчас находится на нелегком, тернистом, полном препятствий, часто унижений, пути по смене пола. В недавнем прошлом это был мужчина, имеющий друзей, семью, строящий планы на будущее. Но самым главным в этих планах было избавиться от многолетних мучений – ошибки природы – и стать женщиной. Вика сама обратилась в редакцию «УЦ» с предложением написать о проблемах транссексуалов. Проблем у этих людей действительно очень много: финансовых, этических, моральных, социальных и правовых. О них и поговорим.

До девяностых годов прошлого века транссексуализм классифицировался как половое извращение. А позже, после того, как наше общество стало более открытым для внешнего мира, транссексуализм стали определять как «желание жить и быть принятым в качестве лица противоположного пола, обычно сочетающееся с чувством неадекватности или дискомфорта от своего анатомического пола и желанием получать гормональное и хирургическое лечение с целью сделать свое тело как можно более соответствующим избранному полу». К тому же специалисты говорят, что это состояние меньше всего имеет отношение к сексуальной извращенности. Следует обратить внимание несведущих людей на то, что транссексуал – это не трансвестит. Последний всего лишь переодевается для создания образа противоположного пола, в то время как транссексуал намеренно идет на гормонотерапию и оперативное вмешательство для того, чтобы избавиться от ненавистной ему оболочки, вызывавшей дискомфорт и мучения довольно продолжительное время.

Но вернемся к Вике. По ее словам, «что-то не то» она начала чувствовать еще в возрасте пяти-шести лет. Но ребенок в таком возрасте, да и гораздо позже, не может объяснить, что с ним происходит. Вика говорит, что она в школьные годы, когда идентифицировалась всеми как мальчишка, смотрела на девочек не как на противоположный пол, а восхищалась ими и завидовала им, что они такие.

И в школе, и во время учебы в институте трудно, просто невозможно было кому-то рассказать о неудовлетворенности своим полом. Жизнь шла, но радостей в ней было намного меньше, чем огорчений, разочарований и мучений. Но не было отчаяния. Когда стал доступным Интернет, Вика узнала, что не одна такая. Самое главное – то, что она узнала о путях исправления ошибки природы.

Между прочим, однозначной трактовки, почему люди рождаются «другими», нет. Однако все больше ученых предполагают, что происходит сбой на ранних стадиях беременности мамы ребенка, и половые гормоны не оказывают обычного воздействия на развивающийся мозг зародыша. В результате ребенок рождается «не в своем теле». Ученые не сомневаются, что воспитание девочки, которая ощущает себя мальчиком (и наоборот), причиняет такому малышу глубокий дискомфорт, умственные мучения и страдания, которые усиливаются по мере взросления.

Чтобы положить конец страданиям, Вика решилась на первый шаг – пошла к одному из кировоградских сексопатологов. Доктор прописал пациенту мужские гормоны, решив «вылечить». Но за плечами Вики институт, факультет, связанный с химией и биологией, так что «мужетерапия» не прошла. Вообще такой подход специалиста удивляет, ведь из данных разных исследований следует, что транссексуальность — врожденная аномалия, не поддающаяся психологической, психиатрической или гормональной коррекции ни в каком возрасте. Затем были еще врачи, которые стали началом лестницы со множеством ступеней к поставленной цели, отказаться от которой у Вики нет ни желания, ни сил, ни возможности.

Сейчас Вика на гормонах, которые придется принимать всю оставшуюся жизнь. Пройден первый этап операции по изменению физиологического пола. Операции очень дорогие. В Украине это около двух тысяч долларов, но качество оставляет желать лучшего. Дело в том, что у нас не так часто их делают, в отличие от других стран, — там операции делают стабильно успешно, поскольку процедуры разрешений на изменение пола значительно упрощены, да и к самому явлению транссексуализма относятся спокойно. Можно сделать операцию в России, а можно в Таиланде, где стоимость процедуры составляет около восьми тысяч долларов.

До того, как дойти до операции, необходимо пройти множество подготовительных процессов. Один из них – специальная комиссия, которая в нашей стране одна и которая собирается довольно редко – до двух раз в год. Специалисты разных сфер решают судьбу человека, определяют, показана ли ему операция по смене пола. Это сложное испытание на грани стресса. Могут рекомендовать, а могут отложить рассмотрение вопроса до следующего раза, а то и вовсе отказать. Говорят, что есть случаи суицидов после таких вердиктов вершителей судеб.

Обязательным для всех является заключение психиатра об адекватности человека, решившегося на такое радикальное изменение жизни. Для этого необходимо в течение месяца пробыть на стационаре в психбольнице. Только после того, как специалист подтвердит, что человек не имеет психических расстройств, начатое можно продолжать.

Но и это все можно преодолеть. Самое сложное – найти понимание среди родных и близких людей. Друзья у Вики по большей части в Интернете. Еще такие, как она, транссексуалы, с которыми она встречается в разных городах, куда они съезжаются, чтобы поддержать друг друга, помочь советом, рекомендацией. «Те, кто много лет был друзьями, теперь отворачиваются. Сплошное непонимание. Приходится терять друзей, от этого никуда не денешься. Но больше всего меня убивает то, что друзья, знакомые, которые знают, на что я решилась, обращаются ко мне в мужском роде и по-мужски протягивают руку для приветствия», — говорит Вика.

И еще о проблемах. Вика выглядит вполне Викой в то время, как документы у нее прежние, «мужские». Сменить документы можно будет только после последнего этапа операции. В ситуации с Викой это еще два года. Устроиться на работу с таким диссонансом маловероятно. А представьте, что человек попадает в больницу. В какую палату его класть – согласно документам или внешности и собственной идентификации человека? А если гипотетически представить, что это тюрьма? Что тогда? Вот и проблема. Пару лет назад пытались это решить на уровне министерства здравоохранения, даже был проект нормативного акта, но он почему-то не был рассмотрен.

Говорят, что в Украине явление транссексуализма не распространено. Но количество сменивших пол определяют по количеству прошедших транссексуальную операцию. Предполагают, что людей, родившихся не в своем теле, около двух процентов на планете. Вот и считайте, сколько их может быть в нашей стране. И представьте, что чувствует человек, живущий в глухом селе, не имеющий доступа не только к Интернету, но и к газетам, при этом страдающий от того, чему он даже не знает названия. Понятно, что в школе это не введешь отдельным предметом или даже темой отдельного урока. При этом реакция общества на подобные явления негативна, близка к клеймению. И членов этого общества тоже можно понять. Вика не показывала свой паспорт и не говорила, откуда она родом. Если мир тесен, то Кировоград – тем более, и Кировоградская область в том числе. Так получилось, совершенно случайно, что автору этих строк удалось пообщаться с одноклассником Вики. Современный, образованный, как говорится, продвинутый, но не понимает, не приемлет. Он говорит, что психологическая поддержка нужна не героине нашей статьи, а ему и другим людям, много лет знавшим ЕГО и отказывающимся признать ЕЕ.

Большинство транссексуалок отличается инфантильностью и замкнутостью, а Вика не такая. Она называет себя революционеркой. Еще бы, бросить такой вызов судьбе! Она даже приняла участие в программе «Справжні лікарі» на канале «1+1». Все, обратной дороги нет. Хотя Вике назад абсолютно не хочется. Как-то в Интернете она познакомилась с транссексуалкой, которая уже в довольно зрелом возрасте, около пятидесяти лет, решилась сменить пол с мужского на женский. Много общались, сдружились. И однажды Вика узнала, что новая старшая подруга – ее бывший преподаватель института…

«Куриная мафия» бессмертна, или Почему непобедима стихийная торговля

С наступлением весны кировоградская городская власть снова приступила к борьбе с торговлей в неустановленных местах, в том числе подакцизными товарами. Для разработки стратегического плана борьбы было собрано расширенное совещание с участием представителей множества ведомств, от которых напрямую зависит решение данной проблемы.

Директор департамента развития торговли, бытового обслуживания, транспорта и связи – заместитель городского головы Николай Цуканов предложил рассмотреть сложившуюся в этой сфере ситуацию с точки зрения экономики. Экономика – это цифры, и цифры впечатляют. Вот несколько примеров. В целом по городу осуществляют торговлю сигаретами и другим товаром без разрешительных документов более 70 человек. «Нелегалы» торгуют табачными изделиями 60-ти наименований. При этом в магазинах и специализированных киосках наименований гораздо меньше. Наблюдения показали, что с одной торговой точки в день реализуется от 20 до 50 пачек сигарет по цене от 4 до 12 гривен. По ориентировочным подсчетам, ежемесячно в городе незаконно продается более 73 тысяч пачек на сумму более 500 тысяч гривен. За год – 882 тысячи пачек на сумму 6 миллионов 200 тысяч гривен. Вот такая экономика – и все, как говорится, мимо кассы.

Хотя в чью-то кассу эти деньги приходят. Как и деньги от реализации самогона, свежей рыбы, молочных продуктов, грибов, кур, а также пирожков домашнего приготовления и кровяной колбасы. Все это – без разрешений, а значит, вне закона. Уточняем сразу, о бабушках, продающих петрушку и кабачки с собственного огорода, разговор сейчас не идет. Речь идет о постоянной, ежедневной торговле «с земли», которую ведут даже не перекупщицы, а постоянные торговки «левым» товаром.

Подразумевается, что со всем этим «неподобством» кто-то борется. На совещании выяснилось, что борьбу ведет специнспекция, но она наделена полномочиями составлять админпротоколы только о нарушении правил благоустройства города. Начальник специализированной инспекции Виктор Иванов признался, что вынужден наказывать нарушителей за то, что «загораживают тротуар». На большее прав нет, инспектора даже не могут потребовать документ для установления личности.

Сотрудники городской санэпидстанции тоже не имеют полномочий для ликвидации стихийной торговли, но могут участвовать в рейдах, во время которых будут «давать разъяснения». Ветеринарная медицина работает исключительно на рынках. А сотрудники милиции, которым и своей борьбы с преступностью хватает, как-то отдалились от проведения рейдов по выявлению и наказанию нарушителей. В общем, тупик.

Тем не менее, на совещании звучало много предложений по искоренению зла под названием «стихийная торговля». В частности, заместитель начальника УМВД в области Александр Спинул предложил «разработать план мероприятий» по борьбе с нарушителями. А именно, создать комплексные бригады, которые будут работать ежедневно. В бригаду войдут представители от всех служб, которых касается эта острая проблема. В идеале это может быть действенным. Представьте: подходит такая бригада к тетке, торгующей битыми курами, милиционер требует документы, удостоверяющие личность, санврач – санитарную книжку, налоговик – декларацию, ветеринар – документы на курицу, а специнспекция составляет протокол за загораживание тротуара. Вместе – сила! Но скептики говорят, что все это уже было, комплексные бригады уже ходили вдоль рынков, а в итоге злополучная тетка поплачет пару раз, заплатит штраф, а потом будет платить «откупные», как делала это раньше, но не одному милиционеру, а целой комплексной бригаде…

Многие участники совещания сошлись на том, что бороться с «бабой Машей» смысла нет. «За бабами Машами стоят серьезные люди. Мы отрубим хвост, но он отрастет, как у ящерицы. Надо рубить голову!» — заявил полный решимости Юрий Арбатов, начальник Управления по делам защиты прав потребителей в Кировоградской области. Он добавил, что на него и его управление можно рассчитывать в плане борьбы с нарушителями, но при этом заметил, что управление имеет право работать только с официальными торговыми точками.

С тем, что надо «отрубить голову гидре», согласился начальник специнспекции, неутомимый Виктор Иванов. Участники совещания напряглись и насторожились, а журналисты приготовились записывать, когда Виктор Анатольевич сказал: «Я знаю, где голова этой гидры. Она в этом зале. И это – мы все, не способные решить проблему стихийной торговли раз и навсегда».

Эх, как хорошо сказали, господин Иванов! Вполне вероятно, что одна, а то и несколько голов этой гидры на совещании присутствовали. И вопросы они задавали как бы сами себе: где склады, на которых хранятся тысячи пачек сигарет? Откуда везут молоко, если одна точка за один день продает 800 литров? Где берут «домашних» кур, если одна торговка реализует до 80 штук в день? А самогон? Одна точка в районе рынка «Август» — три тысячи литров в месяц! И кто, в конце концов, содержит и контролирует целые цеха по выпуску товара для десятка стихийных рынков Кировограда?

Есть в этом всем еще один аспект, на который следует обратить внимание. И самогон, и молоко, и кур, и колбасу, и пирожки покупает большое количество людей, что дает возможность «гидре» иметь огромные прибыли. А ведь качество этих продуктов, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Каждый вспомнит какую-либо претензию в отношении купленного с рук. Например, что куры крашеные. Одна наша читательница внутри птицы нашла забытую там упаковку от желтого химического красителя. Молоко зачастую отдает содой. Ее, наверное, добавляют, чтобы продукт не сворачивался при кипячении. И тому подобное практически по каждому продукту. А что, если сделать анализ всего перечисленного и рассказать людям, что содержится в продуктах и чем это грозит? На подобное предложение корреспондента «УЦ» главный санитарный врач Кировограда сказал, что его служба не имеет права делать подобные анализы, что они заведомо считаются некачественными. А народ-то покупает и потребляет…

Можно согласиться с тем, что гонение бабушек в очередной раз не даст результата. Так же, как бесспорно и то, что гидра сама не станет откусывать одну из своих голов. Что же делать? Участники совещания решили «продолжить работу по ликвидации торговли в неустановленных местах». Кроме того, в местах стихийной торговли будут установлены щиты следующего содержания: «Вниманию жителей и гостей города! Торговля с рук в неустановленных местах запрещается». И еще обратиться к облпотребсоюзу с предложением расширить на рынках города зоны для продажи сельскохозяйственной продукции за счет сокращения зоны продажи непродовольственных товаров. Возможно, у кого-то есть предложения эффективнее? Предлагайте! Пришла весна – гидра оживилась.

Чтобы вспомнить, какими мы были

Давайте перелистаем семейный альбом. Достанем тяжелую, слегка запылившуюся от времени и забвения толстую книгу жизни, увидим своих бабушек, дедушек, родителей, себя — молодыми, счастливыми, глядящими вдаль или прямо нам в глаза, и что-то кольнет в глубине души.

В семейном фотоальбоме — жизнь не одного поколения. Вот бабушка — она еще студентка, точеные черты лица, затейливая прическа, пухлые, почти детские губы. А вот она уже — молодая жена, уговорила своего вечно занятого мужа на прогулку и затащила в фотоателье. Он, может, и не хотел, но не смог отказать: на снимке совсем не улыбается, считая, что плотно сжатые губы — признак особого мужества и знак времени. А вот они уже втроем — о, да этот пухлый карапуз с опухшими от слез глазками и мышиным белесым хвостиком на макушке, сжимающий в руках какую-то пластмассовую телефонную трубку, — оказывается, твоя мама. А еще через несколько страниц — и не карапуз она вообще, а примерная школьница в пионерском галстуке, с наглаженными крылышками белого фартука и длинной толстой косой. Пыль стряхивается с листов фотоальбома, его персонажи оживают и даже начинают говорить, надо только уметь слушать. Бабушка, дедушка, мама — снова на очередном снимке. Какие же они красивые! И не знают они в тот момент, что всего через пару лет у них появится новый карапуз. Уже мамино чадо. И будет это чадо тоже хныкать перед фотографом, а потом держать телефонную трубку — правда, другого аппарата — и большого розового зайца, именно розового — потому что эта фотография уже цветная, или таращиться в раскрытую наобум книгу… Давайте перелистаем наш семейный альбом. И вспомним, что большинство этих знаковых снимков за полувековой период делал один человек — Борис Дозорец, который проработал в фотоателье на углу Луначарского-Ленина более 40 лет. Это его работы хранятся в наших альбомах, это он подарил нам возможность полагаться не только на память.

В начале апреля одному из самых известных фотографов нашего города, Борису Антоновичу Дозорцу, исполняется 70 лет. Через призму его фотообъектива прошло без преувеличения тысяч сто жителей Кировограда и области, гостей города, от партийных бонз до известных театральных актеров. Он — не только хранитель истории тысяч семей, его жизнь — это история отечественной фотографии, и, конечно, мы не могли в канун юбилея не поговорить с этим уникальным человеком.

Борис Антонович родился в Черкасской области за год до начала войны. Он ничего не помнит о годах оккупации, уже потом узнал, что с фронта не вернулся отец, а мама с бабушкой, как могли, старались выжить в то страшное время и сохранить жизнь единственному ребенку. Одно из первых детских воспоминаний — это голод весны 47-го, когда только чудом оставшаяся корова спасла семью от голодной смерти. Тем не менее, когда через год мальчик пошел в 1 класс, в обычной сельской школе на линейке первого звонка стояло аж 29 бедно одетых худеньких малышей…

Сколько Борис Дозорец себя помнит, он увлекался фотографией. С 13 лет — серьезно. Первый фотоаппарат «Любитель» — роскошь по тем временам, подарила мама, поддавшаяся на уговоры сына. «Пленок не было, реактивов не было. Старался раздобыть их в районной фотографии, но не всегда получалось. Поэтому тренировался без пленки, просто так — на кошках, собаках, детях, выстраивал композицию и щелкал пустым затвором. Всем интересен был именно процесс, и мне не отказывались позировать». Когда появилась пленка, все задуманное стало получаться. И увлечение фотографией постепенно превратилось из хобби в возможность дополнительного заработка. Так, в Львовском сельскохозяйственном техникуме, где наш герой проучился несколько лет, он уже работал вовсю — свадьбы, снимки в газеты.

— Я помню свой первый заказ. В Западной Украине, несмотря на то, что религия не приветствовалась советской властью, осталось много церквей. И вот однажды ко мне пришли от местного священника и попросили снять обряд крещения. Я пришел, сфотографировал, получил 30 рублей — хорошие деньги на то время. Когда принес батюшке снимки, тот одобрил. И благословил меня на фотографию…

С фотоаппаратом Борис Дозорец не расставался и в армии, где прослужил 3 года. Он попал в авиационную связь, служил в Грузии, в местах недавних военных конфликтов. Его снимки печатались в газете, портреты лучших солдат, сделанные им, красовались на Доске почета… После армии Борис Антонович приехал в Кировоград. Жену по распределению направили в наш город, а самому фотографу в то время было все равно, где жить. В том далеком 1964 году он сразу устроился на работу в горбыткомбинат «30 лет Советской Украине». Это предприятие объединяло фотомастерские и парикмахерские всего города, было монополистом в сфере бытового обслуживания. Месяц испытательного срока — и Борис Дозорец уже работает в фотоателье на Луначарского, 25, там же, где, собственно, и сейчас.

— В то время очень много людей ходили к нам фотографироваться. Особенно по субботам и воскресеньям. Люди старшего поколения помнят традицию в выходные гулять семьями по улице Ленина: одни пары неспешно шли в сторону парка, другие возвращались. И к нам заходили по дороге…

Художественный постановочный снимок был тогда в моде. Фотографы предлагали образцы вариантов на выбор — сидя, стоя, с руками, без, с предметом или без него. Приводили и малышей — начиная с трех месяцев. «В ателье были специальные кресла, стульчики. Для деток постарше — телефоны, книги, игрушки. Специально мы держали всякие свистки и пищалки, чтобы развеселить расплакавшегося ребенка…» — говорит наш собеседник.

На снимках, сделанных в 60-70-х, все лица получались классически красивыми, правильными, без всех этих нынешних компьютерных программ.

— Нет нефотогеничных людей. Особенно женщин. Вы знаете, женщина раскрывается перед доктором, священником и фотографом. Надо просто знать, с какого ракурса снимать: если лицо красивое, то с близкого расстояния, если есть дефекты, то подальше. Мы всегда делали несколько вариантов. А потом над ними же еще группа ретушеров работала, не забывайте: ретушеры-портретисты, художественные ретушеры, технические…

Тогда модно было не глядеть в объектив, и на фотографиях люди всегда устремлялись «орлиным» взглядом куда-то вдаль. Но если уж мастер решил рискнуть, то получались абсолютно шикарные снимки — «С какой стороны ни глянь на фотографию, складывается впечатление, что человек смотрит прямо тебе в глаза».

Старые фотоаппараты были огромными — на треногах, с плоской пленкой, размер которой соответствовал размеру будущей фотографии. Стоили фотографии доступно — купить 6 карточек размером с открытку можно было всего за рубль 90 коп. Спрос на них был большим — в месяц по 500 снимков Борис Антонович иногда делал. В то время в Кировограде было всего 2-3 фотоателье, а мастерская Дозорца пользовалась самой большой популярностью. Он блестяще справлялся со своей работой и «дослужился» до мастера высшего класса.

Особой строкой в творческой биографии Бориса Антоновича стоят бракосочетания. На улице Луначарского долгое время был ЗАГС. И все свадьбы, зарегистрированные там на протяжении четырех десятилетий, остались на фотографиях Бориса Дозорца.

— Тогда была традиция — делать несколько свадебных фотографий: пара, вчетвером со свидетелями и общая групповая. Сразу после росписи молодожены шли ко мне в павильон, но, как бы я ни распределял время, все равно выстраивалась живая очередь. В день могло быть и по 50 свадеб, без перерыва с 8 утра до 5 вечера. Люди же не жили тогда гражданским браком, поэтому сразу расписывались…

Он старался не обращать внимания на своих «моделей», «просто выполнял работу». Но все равно подмечал характер взаимоотношений между молодыми супругами: если женщина командует в павильоне, значит, лидер, а если капризничает не в меру — балованная. А иногда родители всем процессом заправляли, значит, думал фотограф, и в жизни будут во все вмешиваться. Приходили и беременные невесты, и пары с большой разницей в возрасте, всякое бывало, главное — виду не подать, что удивлен…

Но техника она и есть техника, и иногда случались досадные огрехи. Приходилось вызывать заново молодоженов, те приходили в фотоателье, облачались в свадебные наряды, женщины делали прически, макияж — и начиналась новая фотосессия…

А еще Дозорец фотографировал всех партийных бонз. Каждый год его ангажировали на встречи с Героями Советского Союза и кавалерами ордена Славы. «Придворный фотограф» — так Борис Антонович сам себя в шутку называет.

— Не было опасений, что снимок неудачным получится?

— Были, конечно. Вы знаете, я всегда волнуюсь, даже сейчас вот фотографирую клиентов, а на лбу испарина появляется, очень хочется, чтобы человеку понравилось… Помню, как волновался, когда свадьбу дочки Василия Мухина снимал…

Все фотографии в личных делах, удостоверениях первых секретарей, да и вторых, и третьих, а потом депутатов, мэров и губернаторов делал он. Вот только последнего главу ОГА Владимира Мовчана Борис Дозорец не снимал, эту миссию почему-то поручили другому человеку.

— Начальство привозили ко мне в ателье. Нормально люди реагировали. Я всегда говорил: «Так, на эти 10-15 минут я руковожу вами, а вы — подчиненный», — начальники смеялись и соглашались…

А еще Борис Дозорец хорошо помнит свою любимую работу, которая победила на республиканском конкурсе. С этой фотографией связана трагическая история. В году 1981 в фотоателье пришла семья — бабушка и молодая мама с грудным ребенком на руках. Сфотографировали малыша с мамочкой, а потом он внезапно расплакался. Ну женщина и решила его покормить прямо здесь. Борис Антонович глянул… и сразу же понял — вот он, эпохальный кадр «кормящая мать». Длинные волосы женщины прикрывали грудь, малыш чмокал и улыбался… Дозорец спросил разрешения запечатлеть этот момент, мама колебалась, а бабушка разрешила.

— Я им потом подарил фотографию на память, а еще одну копию повесил на стену студии.

…А спустя год в ателье зашла та самая бабушка. И попросила фотографию снять. Оказывается, и мама, и ребенок погибли в автомобильной аварии. Муж гнал машину и не справился с управлением. Сам выжил, а жена с малышом — нет… Борис Дозорец был на Дальневосточном кладбище, видел могилу. На надгробном памятнике фотография длинноволосой красивой женщины, которая держит ребенка на руках. Это — та самая фотография, сделанная Борисом Антоновичем тогда.

По сей день Борис Дозорец работает в ателье на Луначарского, которое сейчас называется красивым украинским словом «Світлина». Они с коллегами адаптировались к новым условиям, изо всех сил стараются держаться на плаву.

— Сейчас фотографии все больше похожи на ширпотреб. Каждый, у кого есть цифровой фотоаппарат, возомнил себя фотографом. Но я даже своих родных не критикую, хотят снимать — пусть снимают, — говорит Борис Антонович. — Люди в основном в ателье сейчас делают документальные фото или печатают снимки. Постановочные художественные фотографии ушли в прошлое. Но жизнь продолжается, и надо жить по ее законам…