Забвению не подлежит

Именно так называется книга последнего министра строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности СССР В.Г.Чирскова, которая посвящена возведению важнейших энергетических магистралей всесоюзного масштаба. Я не случайно упоминаю об этом издании. В редакцию «УЦ» обратился Владимир Ильич Мирошниченко, заслуженный строитель РСФСР, заслуженный работник народного хозяйства Коми АССР, заслуженный строитель нефтегазовой промышленности России, почетный работник Миннефтегазстроя СССР, двукратный бронзовый призер ВДНХ СССР, удостоенный этих наград за свои инженерные разработки. Владимир Мирошниченко не только отдал больше 20 лет жизни обустройству нефтяных и газовых месторождений, чему посвящена не одна глава книги Чирскова, но и построил много зданий и сооружений в Кировограде…

Владимир Ильич является нашим постоянным читателем и после публикации Елены Никитиной о строителе Анатолии Рокитенко тоже захотел рассказать о своих коллегах, вместе с которыми возводил практически всю центральную часть и основные административные здания нашего города. Но в процессе разговора стало ясно — его биография и вклад в создание промышленных объектов Советского Союза и станет основной темой нашего материала. Жизненная позиция и судьба этого человека являются зеркальным отражением судеб тысяч, миллионов людей его поколения, о которых мы ни в коем случае не должны забывать.

НИГДЕ, КРОМЕ СВОЕЙ СТРАНЫ

— Понимаете, то, что мы делали, — это не подвиг одного человека. Это была очень трудная, ежедневная, ежечасная работа целых коллективов, которая нужна была людям, нужна была стране, — и сегодня убежден наш собеседник.

Мирошниченко считает себя потомственным строителем. Его дед работал печником в юнкерском училище и получал большие на то время деньги, отец и дяди были каменщиками, печниками и до войны, и после. Поэтому вопрос «кем стать?» перед Владимиром не стоял. После школы поступил в Кировоградский строительный техникум. А на четвертом курсе, когда оставалось закончить дипломный проект, его призвали на службу в Ленинград, некоторое время он ходил на подводных лодках в Балаклаве, в Крыму.

— Этот отрезок времени я не считаю выброшенным из жизни. Тогда мы общались с людьми, которые воевали, они рассказывали нам, новобранцам, о войне; мы встречались с англичанами, которые прибыли в Ленинград на своем крейсере… Они много говорили о Великобритании, но я считал тогда и считаю теперь — нигде, кроме своей страны, я бы жить не хотел.

Каким я помню послевоенный Ленинград? Это был, есть и будет выдающийся культурный центр. Но я вам должен сказать, что в то время и Кировоград был другим. Он был интеллектуальным городом, даже несмотря на разруху. Люди, работающие на наших предприятиях, были профессионалами, врачи — достойными, имеющими за плечами огромную практику, я уже не говорю об учителях, которые в голодные послевоенные годы подкармливали учеников кусочками хлеба, посыпанного сахаром… И Ленинград был таким же. Мы тогда были изголодавшимися по культуре, телевизоров не было, и люди толпами ходили в ленинградские музеи, театры. Это было прекрасно!

А сейчас что происходит? Инженеры торгуют пирожками, музыкант рояль тащит…

«ВСЕ ЭТО ПОСТРОИЛ ТВОЙ ДЕД»

Когда жена Владимира Ильича Раиса Мирошниченко гуляет с внуком по Кировограду, она частенько объясняет малышу: «Этот дом построил твой дедушка, и этот, и этот…»

В 1955 году Владимир Мирошниченко вернулся из Ленинграда в Кировоград. Пришел в УНР-121 (управление начальника работ — полувоенную организацию, созданную сразу же после освобождения Кировограда в 1944 году, которая занималась восстановительными работами) простым мастером. Он работал под руководством первого начальника УНР Михаила Корнеевича Батистова, который руководил строительством в Кировограде до 1967 года.

— Первый день моей работы начался с 24-квартирного дома на проспекте Коммунистическом, который только-только начал застраиваться. А через год меня перевели на строительство другого объекта — обкома партии (нынешнее здание горисполкома. — Авт.) Начальником участка был мой хороший приятель, который в прошлом году ушел из жизни и которому Кировоград обязан многим — Борис Андреевич Дегтярь. Вы о нем напишите, пожалуйста, — просит Владимир Ильич. — Сколько он на этом объекте пережил и удач, и неудач, не передать! Ведь требовалось выполнить работы высококачественно. Это здание уникальное. В нем сочетаются различные архитектурные формы. Пройдетесь по городу, ни одного похожего дома не увидите, аналогов нет, даже, не побоюсь утверждать, ни в одном областном центре Украины, — колонны, лепка — и наружная, и внутренняя, мраморные лестницы… Это здание спроектировал замечательный архитектор по фамилии Дворжец.

Владимир Ильич вспомнил курьезный случай, связанный со строительством этого учреждения:

— Когда уже были возведены стены, надо было устанавливать карнизные плиты, венчающие здание. Стройка стояла в «лесах», уже была смонтирована верхняя часть колон… Перед тем как класть карниз, мы, строители, вызвали проектантов и сказали: «Он неустойчив. Надо придумать другое решение». Однако те ответили: «Все нормально, делайте!» Мы смонтировали первую часть. Но, как и предполагали, вся эта тяжеленная конструкция с грохотом рухнула вниз, разрушив «леса», технику… Не буду рассказывать, что там было дальше. Все искали виноватых! И, чтобы убедить руководство, мы предложили — давайте при вас снова точно такую же плиту установим на то же место и посмотрите, что будет. Дубль два. Карниз, конечно же, снова упал. После этого были внесены изменения…

Дегтярь в том же, 1958 году его сдал в эксплуатацию. Правда, в период строительства Борис Андреевич несколько лет получал только часть своей зарплаты. Почему? Потому что не «вписался» в выделенные средства, не экономил на оплате труда рабочих…

И теперь Владимир Ильич обращается к нынешней городской власти с конструктивным предложением — в следующем году нашему «дому с колоннами» исполняется 50 лет. Почему бы к этому событию не укрепить на входе мемориальную доску с указанием имени главного строителя Бориса Андреевича Дегтяря? По-моему, идея здравая!

Здание обкома-горисполкома с тех пор абсолютно не изменилось, все и сейчас сохранилось в первозданном виде. За исключением того, что «великие умельцы» основание колонн покрасили в белый цвет, на деревенский манер…

Работал наш герой и над реконструкцией облисполкома (нынешняя облгосадминистрация на площади Кирова). Здание, как многие помнят, тогда было двухэтажным. Над ним сотрудниками треста было возведено несколько этажей, само здание расширено.

— Строить этот объект было тяжело. Говорили: «Сдавай все быстро!», и не важно, есть силы или нет…

Дальше… А дальше были возведены целые улицы и кварталы, Владимир Ильич тогда уже руководил трестом «Кировоградтяжстрой» (преемником УНР). В послужном списке нашего собеседика — гостиница «Киев», троллейбусное депо, ДОСААФ, 6-ая школа в нынешнем виде, СДЮСШОР «Надiя».

— Это интереснейшее сооружение. По тем временам в небольшом городе построить здание с бассейном, залами, с огромными витражами было событием. Перед его проектировкой мы ездили в Вишняки (небольшой городок под Москвой) и смотрели на тамошнюю спортшколу. Так вот наша «Надiя» — точная копия Вишняковской, — говорит Мирошниченко.

Он же руководил строительством домов по обе стороны Карла Маркса, по Тимирязева, Луначарского, Шевченко, где до этого ютились старенькие бараки и покосившиеся одноэтажки. В районе «5/5» вообще был пустырь, Ковалевка — глухой частный сектор, на Балашовке просто ничего не было, только старые шахты. И руками строителей и архитекторов город постепенно стал приобретать очертания индустриального и культурного центра.

Настоящий строительный бум в Кировограде начался, по словам нашего героя, в начале 60-х. В последующие годы под руководством и при участии Владимира Мирошниченко была расширена «Красная звезда», построена «Гидросила», чугунолитейный завод, ТЭЦ за железнодорожным вокзалом, «Масложиркоминат», «Пишмаш», «Радиозавод» и Побугский ферроникелевый комбинат(!). Он же строил больницы, школы, детские садики, не говоря уже о жилом фонде. Тогда это были классические хрущевки. Но начали появляться и крупнопанельные дома.

— Если сегодня в Кировограде вводят в эксплуатацию один дом, то руководство все бросает и едет вручать ордера на квартиры, — это для города просто событие! А в то время в Кировограде строилось и сдавалось ежегодно 200-250 тысяч кв. м жилья! И никто из этого помпы не делал… Например, 24-квартирный дом мы выстроили за 24 дня. Или другой пример: 124 квартиры в Ухте люди получили через 28 дней после начала строительства. Это был эксперимент, но он удался!, — говорит Мирошниченко. — Я вам скажу так: мы работали тяжко, но жили весело! И патриотизм был не надуманный. Мы даже не называли это чувство «патриотизмом». Просто считали, что именно так надо работать. Многие наше поколение сейчас критикуют, но разве тогда первый секретарь обкома партии допустил бы такую стихийную застройку, какая сейчас ведется в Кировограде. Все эти рынки повсеместные, пристройки, шалаши… Бардак!

«НО БЫЛА И ЛИЧНОСТЬ…»

Владимир Ильич хорошо помнит сталинское время. И мне было интересно, как в жизни, не «по-книжному» простые люди реагировали на событие 5 марта 1953 года.

— Это был ужас! Мы на самом деле плакали, когда услышали, что Сталин умер. Не знали, что после ухода лидера, вождя будет со страной… Помните, в последнем интервью у Жукова журналистка спросила: «Был ли у Сталина культ личности?» И он ей ответил: «Да, был. Но была и личность!» Жесткость частично была оправдана реалиями времени. Я был знаком с некоторыми людьми, прошедшими лагеря. И не сочтите за крамолу, но они говорили: «Да, нас посадили за кражу 5 кг муки. Но мы понимаем, что мы эту муку съели и выжили. А десяток солдат в это время умерли от голода…» Были и перегибы, это бесспорно.

— Над Хрущевым на самом деле чуть-чуть подсмеивались, — продолжает Владимир Ильич. — И «кукуруза — царица полей» была, и «целина», но! Тяжело представить, что было бы, если бы не было всего этого!

А если говорить о Брежневе, то до определенного времени к нему народ хорошо относился. Начала развиваться строительная индустрия, люди стали брать товары в рассрочки. Вузы не успевали готовить кадры — специалисты во всех отраслях народного хозяйства были нарасхват… Да, всякие приписки в планах пятилеток были: и умышленные, и неумышленные. И закрывались глаза на то, что не все было сделано качественно. Но тот же пример Дегтяря, который потом не всю зарплату получал… А у него же тоже дети, семья… И конец брежневского периода был уже не застоем, а таким надломом, развалом всей этой советской системы…

Вот приведу пример: в Кировоградском горкоме партии тогда работало всего 28 человек, и они со всем справлялись! При этом деления на Кировский и Ленинский районы в городе не было в принципе. А областью руководило 47 сотрудников. Я думаю, сложно даже назвать цифру, сколько там сидит чиновников сейчас…

КРАЙ ТАЕЖНЫЙ

В начале 70-х Владимир Мирошниченко не нашел общего языка с новоприбывшим руководством и отправился в Коми АССР, в рабочий поселок Вуктыл, где прожил 20 с лишним лет. Он пришел работать в трест «Вуктылстрой», потом перешел в систему Миннефтегазстроя СССР начальником главного управления по строительству и обустройству нефтяных и газовых месторождений на европейском Севере. Это строительство Владимир Ильич называет «стройкой века».

— С октября до мая там лежит снег. Полярная ночь — обычное явление. Вокруг на тысячи километров тянется тайга. На 22 года Коми стала моим вторым домом. Там выросли дочери, на то время пришелся пик моей карьеры. Мы тогда стояли у истоков газового снабжения всего Советского Союза, и Украины в частности. До сих пор газ к нам поступает по тем сооружениям, качается теми компрессорными станциями, которые были построены нашим трестом.

На базе рабочих поселков рождались города — Ухта, Водный, Вуктыл…

— Представьте, в населенном пункте, где тогда проживало 28 тысяч человек, были свои аэропорт, хлебозавод, зимний сад, детские садики с бассейнами… В той же Ухте (140 тысяч населения) был построен университет на 15 факультетов, два НИИ, известная на весь Союз водогрязелечебница, глазной центр Федорова, информационно-вычислительный центр, и это в то время, когда о компьютерах еще только начинали говорить, — рассказывает Владимир Ильич. — Через нас проходили все газопроводы СССР. На стройку одновременно приезжали по несколько тысяч студентов, с нами работали и условно освобожденные, и те, кто отбывал наказания в лагерях. С ними со всеми надо было как-то справляться, умно руководить…

И когда мы, к примеру, вводили в эксплуатацию огромную столовую на 450 мест вместо пищеблока в бараках, это был для людей такой праздник! Случались и несчастья. В конце декабря 1973 года был разморожен целый поселок. При температуре -42°С полностью прекратилась подача электроэнергии, не запустилась аварийка, и 12 тысяч человек, среди которых много детей, остались на холоде. В течение двух суток непрерывно работали 280 сварщиков. Аварию ликвидировали. Оперативно было завезено 14 тысяч радиаторов для отопления. Через 3 дня (!) все было восстановлено, и Новый год люди встречали в тепле. Подумать страшно, если подобное случится сейчас… Месяц власть будет думать, что делать, копошиться…

Когда я спросила у жены Владимира Ильича, как она относилась к такой напряженной работе супруга, Раиса Мирошниченко с улыбкой пожала плечами:

— Я все понимала. И знала: рубашки всегда должны быть наглажены. Он мог забежать домой в любое время, схватить чистую и умчаться снова по своим делам. А если он где-то на трассе, то вообще вещи не отстираешь — все черные, грязнющие… Мы его фактически не видели. Он мог встать ночью, а в 8 — уже быть в Москве. В 2 часа дня возвращается в Сыктывкар, оттуда улетает в Печору, потом садится на пароход и возвращается к вечеру в Вуктыл… К нему домой люди по разным вопросам приходили и днем, и ночью. За своей работой он только через два дня узнал, что у него дочь родилась…

В 1993 году семья Мирошниченко вернулась в Кировоград. Здесь у Владимира Ильича были квартира, дача, тут похоронены родители. А дети так и не вернулись с Севера. Дочери нашего собеседника пошли по стопам отца: обе — инженеры-строители. Старшая, Наталья, сейчас работает помощником генерального директора «Севергазпрома».

— Я мог бы жить в любом городе Советского Союза, но вернулся домой… А куда же еще?

И, вспоминая прожитую жизнь, наш собеседник резюмирует:

— Было трудно, но я сейчас живу с чувством исполненного долга. Я все, что мог, делал для людей. И когда видишь нынешнее начальство, которое переходит через площадь из обладминистрации в горисполком, а за каждым по охраннику идет, просто грустно становится…

Не верю!

Вот и создали демократическую коалицию. Рекордно быстро — не прошло и двух месяцев после выборов. А радости или чувства глубокого удовлетворения никакого нет абсолютно. Что-то тут не то. Интуиция подсказывает: что-то обязательно в ближайшие дни должно развалиться, не согласоваться, не подписаться…

Знаете, мне уже даже немного стыдно признаться, что на выборах в прошлом году я все еще голосовал за «Нашу Украину». В этом году голосовал уже по-другому. Я, не совру, раз десять бывал в Киеве на съездах этой партии (некоторые проходили в два, а то и три этапа), на каких-то ее конференциях. Царивший «разгул внутрипартийной демократии» меня даже радовал — партия живая, люди спорят, не соглашаются, есть разные позиции! На данный момент демократия перешла в бардак.

Ах, как жаль, что я не был на политсовете «НУ» в среду! Шикарные, великие слова сказал там Павел Жебривский, бывший житомирский губернатор: «Почему нас должны любить наши избиратели, если мы сами не любим друг друга?» Супер! Слова, достойные Харуки Мураками. А главное, правда…

А еще лучше изрек другой малоизвестный «оранжевый» политик Анатолий Гайдамака: «Вот, говорят, Петёвка не подписал, а кто такой Петёвка? Я вообще не знаю, мужчина это или женщина. Почему от него зависят наша партия и страна?» Это уже просто Борхес…

Хотя уже почти все знают или понимают, что двоюродный брат Балоги Петёвка здесь ни при чем. За ним и еще рядом столь же значимых и достойных персонажей стоит Виктор Ющенко, без ведома которого в этой славной партии («Не зрадь Майдан!») стопку бумаги в офис не купят.

Виктор Андреевич продолжает упорно разочаровывать в себе последних уцелевших симпатиков. Грабли не успевают на землю упасть, как он на них снова наступает. Кроме Голодомора его сейчас, видимо, интересует только одно — не пустить Тимошенко наверх. Ну или — не пустить надолго… Типа, с поста премьера ей легче будет в президенты идти. А потому я и сейчас не уверен, что станет премьером именно Тимошенко. Готов спорить: найдутся какие-то волк и семеро козлят («козлят» — это глагол) в «НУ», и вновь какая-то запятая категорически не понравится очередному Петёвке. Не верю я! — хоть и не Станиславский.

Неужели некому объяснить Ющенко, что этими неуклюжими телодвижениями он каждодневно только укрепляет позиции и рейтинг Юлии Владимировны? И мне кажется, что я уже знаю фамилию следующего украинского президента. Заканчивается на -енко, но зовут не Виктор. И это не мужчина. Заметьте, я совсем не уверен, что это будет хорошо для страны…

Коалиция есть. А что дальше будет — не знаю. И знать особо уже не хочу — надоело! Не уверен, что знает это и Виктор Андреевич. Видимо, надо подождать еще пару лет этой многострадальной стране, чтобы ее политика стала понятнее и честнее. Станет спикером Яценюк, который еще моложе Кириленко (ему в вину ставили молодость и неопытность), ну и Бог с ним. Хотя до следующего вторника, когда будут голосовать за Яценюка и Тимошенко, многое еще может случиться. И случиться может исключительно что-то пакостное — вот в это я верю!

Гидравлика без границ

Около двух месяцев назад «Украина-Центр» рассказывала о визите на кировоградское предприятие «Гидросила» Вольфганга Вейссера, вице-президента немецкого концерна «Зауэр-Данфосс» — одного из крупнейших мировых производителей гидравлических узлов и агрегатов (еще во времена Советского Союза «Гидросила» освоила производство гидростатической трансмиссии по лицензии «Зауэр»). Руководство двух предприятий договорилось «дружить домами», и вот недавно делегация «Гидросилы» в составе директора департамента гидравлики машиностроительного холдинга «Гидрокомплект» Юрия Титова и председателя наблюдательного совета «Гидросилы» Павла Штутмана побывала на заводах фирмы «Зауэр-Данфосс», расположенных в Словакии и Германии.

Своими впечатлениями от увиденного в командировке поделился бывший генеральный директор «Гидросилы» Юрий Титов:

— «Гидросилу» и «Зауэр» нельзя назвать предприятиями-конкурентами, так как мы присутствуем на разных рынках. Хотя мы понемногу выходим на рынки, где они работают, они — на рынки, где работаем мы…

Сегодня в управлении фирмой «Зауэр» находится 22 завода по всему миру. Мы с Павлом Штутманом посетили два словацких предприятия компании, в городах Дубница-над-Вагом и Поважска Быстрица, а также головной завод компании в Ноймюнстере (ФРГ). Предприятие в Поважской Быстрице выпускает комплектующие и гидроузлы для бетоносмесителей, которые затем отправляются в Германию на крупноузловую сборку, завод в Дубнице, как и «Гидросила», раньше производил гидротрансмиссию 20-й серии по лицензии «Зауэр». После развала соцлагеря немцы просто выкупили это предприятие. «Зауэр» закрыл производство трансмиссии 20-й серии и комплектующих для нее на заводах в США и Японии и перенес производство в Словакию.

И в Словакии, и в Германии мы увидели прекрасно организованные, современные машиностроительные производства.

До этого визита я уже два раза был на заводе гидроузлов в Дубнице. Один раз — еще во времена существования СЭВ. Тогда этот завод как две капли воды был похож на все типовые машиностроительные предприятия стран соцлагеря. В следующий раз я посетил это предприятие в 2001 году, когда завод уже стал частью корпорации «Зауэр». Уже тогда изменения на предприятии произошли кардинальные. Нынешний завод «Зауэр» в Дубнице разительно отличается даже от того, что я видел шесть лет назад. Они полностью поменяли подходы к организации производства, перешли на японскую методику, в основе которой заложены такие критерии, как бережливость и высокая производительность труда.

Для этого завода точка отсчета «новой эры» — 1995 год. «Зауэр» приобрел предприятие в 1992 году, несколько лет ушло на реструктуризацию, и где-то с 95-го здесь освоили серийный выпуск нескольких типоразмеров гидротрансмиссии. Меня очень поразило, каких весомых производственно-экономических показателей предприятие добилось за это время.

Сейчас завод в Дубнице за год выпускает порядка 40 тысяч аксиально-поршневых машин одной серии и еще 16 тысяч — другой серии, тогда как «Гидросила» в 2007 году планирует выйти на показатель 44 тысячи узлов. В текущем году словацкое предприятие реализовало продукции на 3 миллиарда 717 миллионов крон (примерно $166 млн.), в 1995 году объемы реализации не превышали 6 миллионов крон ($268 тыс.).

В 1995-м на предприятии работало 50 человек, сейчас — 1110. Из них 55% — это рабочие, занятые в основном производстве, 11% — вспомогательные работники, 34% — ИТР, администрация завода, плюс подразделения сбыта продукции. Двенадцать лет назад зарплата по заводу составляла (в пересчете на евро) 200-250 евро. Сейчас средняя заработная плата на предприятии где-то 600 евро. В Германии на таком же заводе — 2000-2200 евро…

Ну а завод «Зауэр» в Ноймюнстере поражает своей технической оснащенностью! Производственные площади занимают 28 тысяч квадратных метров, цеха укомплектованы оборудованием по последнему слову техники, здесь есть все: современные обрабатывающие центры, новейшие системы измерений и контроля качества. На металлообрабатывающих станках установлены видеокамеры. Инженер-технолог может, находясь дома, через Интернет посмотреть, как работает оборудование. В третью смену станки работают автоматически, без участия человека (потому что рабочая сила дорогая).

Следующий момент, который меня поразил, — это то, что на заводах Германии изменились подходы к системе нормирования рабочего дня. Конкуренция со стороны китайских производителей заставляет постоянно повышать продуктивность. Если необходимо, рабочие проводят на предприятии по 12 часов в день, выходят на работу в субботу и воскресенье. Профсоюзы с этим согласились. Единственное условие — общее рабочее время за год не может превышать определенную величину. Когда есть заказы, завод работает круглосуточно, семь дней в неделю. В выходные рабочие трудятся по 12-часовому графику, в будние дни — по 8 часов в три смены.

Это общая тенденция, сейчас в мире растет потребность в строительной, сельскохозяйственной технике, в конструкции которой используются гидравлические узлы. Следовательно, растет спрос и на гидравлику, и у «Гидросилы» есть определенный шанс воспользоваться сложившейся конъюнктурой, чтобы «зайти» со своей продукцией на новые рынки сбыта.

Ищут пожарные, ищет милиция…

Нет, мы, конечно, давно что-то эдакое предполагали и серьёзно подозревали, но не до такого же цинизма! Честно говоря, не хотелось бы увидеть лица рядовых избирателей, которым с голубого экрана одни их избранники сообщали, что их, бесценных обладателей мандатов, хотели купить за 20 миллионов долларов (небось, в колбасном отделе некоего специального депутатского супермаркета). А другие с не меньшим апломбом заявляли, что для их коллег «что три, что пять» и т. д. (в смысле, миллионов тех же долларов) вообще не деньги… Не, ну как тут душевное равновесие сохранить — при отсутствии депутатского иммунитета?!

СТОЙ, СТРЕЛЯТЬ БУДУ!

Действительно тяжелую (не чета этому самому душевному равновесию рядовых избирателей!) потерю понес на этой неделе нардеп Владимир Сивкович: неизвестные избиратели цинично вскрыли дорогущий Lexus парламентария, похитив из салона аж тысячу гривен. Впрочем, пропажа столь смехотворной с учетом вышеизложенного суммы огорчила пострадавшего не так, как отсутствие …пистолета. Да, нардеп-регионал ездит, оказывается, с оружием. Правда, по информации правоохранителей, Сивкович владеет «Вальтером» калибра 7,65 мм вполне законно еще с 98-го. Вот только зачем депутату «ствол», вопрос еще тот. Стрелять или отстреливаться? Так или иначе, одно из двух…

КТО ВИНОВАТ? БЕН ЛАДЕН?!

По крайней мере, едва ли не след террориста №1 в мире усмотрело следствие в процессе изучения трагедии на шахте имени Засядько. Шутка ли, сам Генпрокурор допускает теракт как одну из версий произошедшего, хотя и как «перестраховочную». Любопытно, а в том, что злополучная шахта чаще других упоминается в связи с гибелью шахтеров, тоже виноват международный терроризм? А что — вариант: злобные арабы ополчились против почтенного иудея Звягильского. Чем не мотив? А еще любопытней, готов ли господин Медведько с его параноидальными заявлениями ответить на соответствующие вопросы СБУ? Хотя для господина Рудьковского такая «перестраховка» прошла, как оказалось, на этой же неделе, безнаказанно: за ложную в итоге информацию о готовящемся теракте, якобы задуманном на Банковой, ему даже не попеняли. В общем, мели, Емеля — твоя неделя…

ПРОГРЕССИВНОЕ СЕМЕЙСТВО

Пикантный эпизод случился на днях в рядах соратников Натальи Витренко. Дело было так: в дежурную часть Центрального РОВД Николаева обратилась депутат Николаевского областного совета от партии ПСПУ. Заявительница сообщила, что её сожитель, который, кстати, на 12 лет младше неё, на почве ревности устроил дебош. Примечательно, что «шкандаль» приключился …в помещении местного офиса ПСПУ, где, собственно, и жила (?!) знойная парочка. Как сообщают правоохранители, мужчина якобы обвинил хозяйку в неверности, выражался нецензурной бранью и при этом разбил монитор компьютера и принтер. Что думает по поводу столь принципиальных, хотя и неидеологических разногласий собственных партийцев сама их патронесса, неизвестно.

НА ШУФРИЧА НЕ КЛЮЕТ

«Крокодил не ловится, не растет кокос…» — песня из любимого старого фильма обрела с недавнего времени новую жизнь, став альтернативным гимном МЧC образца министра Шуфрича и времен неуловимого крокодила Годзиллы. Комично-позорная эпопея с охотой доблестных эмчеэсников на гадкое земноводное, длившаяся с лета (!), закончилась до обидного банально: беглеца, несколько месяцев водившего за нос спасателей, поймал, наконец, обыкновенный рабочий. Героем оказался простой труженик «Мариупольмонтажа» Василий, обнаружив «большую крокодилу» в колодце отстойника ТЭЦ меткомбината «Азовсталь». Однако Нестор Иванович всё же умудрился «снять пенку» с неудачного сафари, по крайней мере, устами своих политических единомышленников: «Вроде бы и лесные пожары затушил, и желтый фосфор с земли собрал, и Керченский пролив от заморского мазута очистил, даже черноморского крокодила ЧУТЬ БЫЛО не поймал» (Сергей Кивалов). Сергей Васильевич, так и Виктор Фёдорович президентом ЧУТЬ БЫЛО не стал? Вашими, кстати, стараниями…

«Общество без бюрократов не может…»

Бюрократический аппарат — государственные служащие, управленцы, чиновники местного самоуправления на украинских просторах в большинстве своем давно и надежно заработали в народе реноме касты труднодоступных и не менее трудно «проходимых» мздоимцев. Это cоциологический факт.

Начальник Главного управления государственной службы Украины Тимофей Мотренко — один из тех, кто эту ситуацию пытается менять. Через усовершенствование законодательства и в первую очередь увеличение прозрачности госслужбы. «Дело в том, что наша тотальная коррупция на всех уровнях резко отличается от крупной коррупции на Западе. У нас коррупция не только в борьбе за ресурсы, но и за качественную услугу — учителя, медики… И эту проблему примитивными чистками кадров не решить», — считает Мотренко.

На своем посту, что показательно, он — один из немногих чиновников высшего звена — пережил президента Кучму. На сегодняшний день возглавляемое им управление имеет безупречную репутацию у представителей бизнеса. Это практически единственная структура в Украине, куда можно пожаловаться на противозаконные действия чиновников и быть уверенным, что там сделают объективные выводы.

Именно по инициативе Мотренко разработан проект нового закона о госслужбе, который должен будет установить четкие стандарты в сфере кодекса поведения госслужащих, создать действенный механизм поощрений и дисциплинарных взысканий, развести госслужащих и политиков и так далее…

О том, почему чиновник в Украине фактически стал врагом всякого гражданина, совсем не обязательно занимающегося бизнесом, почему количество бюрократов увеличивается ежегодно, «как с этим бороться», и не только об этом, Тимофей Мотренко рассказал журналисту «УЦ» в эксклюзивном интервью.

— В советское время в Кировоградском горисполкоме работало 27 человек, в областном — 47. Сейчас, несмотря на развитие информационных технологий, количество местных чиновников измеряется сотнями. Почему так происходит, зачем нам армия бюрократов?

— Общество движется по направлению от авторитаризма к демократизации. Авторитарное общество нуждается в сильной правоохранительной системе, которая будет подавлять ненужные и вредные, с точки зрения власти, желания и потребности, которые будут возникать у гражданина. По сути репрессивная система. Поэтому советская система управления имела раздутые штаты правоохранительных органов, а в горисполкоме действительно сидело намного меньше людей.

Что происходит в демократическом обществе? Оно готово удовлетворять возросшие потребности людей. Им уже мало «хлеб, сахар, соль, спички». Они хотят широкий набор услуг. А каждая услуга, которая предоставляется государством или органами местного самоуправления обществу, требует человека — это очевидно…

В Украине, кстати, один из самых низких в мире коэффициентов соотношения количества бюрократов к численности населения. Где-то на уровне 0,55%. Польша — 0,8%, Франция — 5,2%, Штаты — почти 10%. Почему? Это более демократические общества. Они борются с бюрократами, они их костерят, каждый новый правитель, приходя, урезает их количество… Но к концу срока правления, через 4 года, оно возвращается в прежние рамки. Общество без них сегодня не может.

На Западе пошли по другому пути: передали часть функций частным структурам — они работают лучше. Поэтому те функции, которые не связаны с обороной, национальной безопасностью, не требуют государственной монополизации, они делегируют негосударственным организациям. Это, с одной стороны, разгружает бюрократический аппарат, с другой — дает заработать бизнесу.

Это один путь. Второй — компьютеризация, информационные технологии. В тех же Британии, Германии, Франции, США все разрешительные процедуры осуществляются только через безличностные контакты — ты посылаешь запрос по электронной почте, и тебе таким же образом приходит лицензия — электронный документ, электронная подпись.

У нас информационное общество не развито, давайте говорить честно — вы хотите сказать, что в сельской местности у нас хотя бы у 50% населения есть компьютеры? У нас нет и возможности передачи услуг в негосударственную сферу — этот бизнес у нас не развит. Поэтому нам придется пока мириться с тем, что в ответ на требование общества предоставить как можно больше услуг государство будет вынуждено расширять штат тех, кто эти услуги будет предоставлять.

— По вашим словам, наш аппарат — сравнительно небольшой. Но почему он в таком случае один из самых «труднопроходимых» — в кабинеты невозможно пробиться, а разрешительная система просто кровь пьет из людей…

— Я абсолютно с вами согласен: у нас сформировался клан бюрократов, которые используют государственные должности с целью создания преимуществ для себя лично, своих родственников, семей, друзей. Это бросает тень и на тех остальных, которые работают честно. А таких — подавляющее большинство, просто пена всегда на поверхности.

Это происходит из-за несовершенства украинского законодательства, описывающего действия человека на государственной службе и в органах местного самоуправления, в том числе и из-за несовершенства механизма привлечения его к ответственности. Поэтому мы и пытаемся делать то, о чем сегодня говорили: добропорядочное поведение, дисциплинарный кодекс, конфликт интересов — надо описать каждый шаг чиновника. Все наше законодательство о госслужбе, если его в толщине показать, это будет сантиметров 10. В США, например, это 35 томов мелким шрифтом, в каждом от 1,5 до 3,5 тысяч страниц! Там описан «каждый чих»…

Если мы не хотим развалить национальную идею путем создания аморфного, коррумпированного, латиноамериканского типа государства, то наша задача — закрывать законами все криминальные лазейки. Чем я и пытаюсь заниматься.

— В проекте нового закона значительное внимание уделяется системе взысканий за дисциплинарные нарушения чиновников. С помощью каких инструментов она будет реализовываться?

— Мы заинтересованы в том, чтобы система поощрений и, скажем так, нежно, взысканий была максимально прозрачной и не позволила ущемлять права государственных служащих, не использовалась как инструмент давления. Для этого мы предусматриваем в новом проекте закона о госслужбе наличие так называемых дисциплинарных комиссий, которые будут создаваться из наиболее опытных, авторитетных служащих в том или ином органе, независимо от руководителя министерства или администрации — они политики. Это как профком, который должен давать согласие на увольнение. Комиссия рассматривает нарушение и санкционирует наказание. Это, безусловно, не дает ответа на все вопросы, но надо с чего-то начинать, двигаться…

— Возможно, вы знакомы с ситуацией в Кировоградском городском совете — увольнения одних замов, потом других, восстановления через суд… Каким путем можно урегулировать ситуацию?

— Только нормативным. Проблемы, которые есть здесь, бывали ранее и в других городах. Это проблемы отсутствия четкого регулирования законодательной базы. Я уверен в том, что после каждых выборов могут меняться только те, кого выбирают. Все остальные должны наниматься на работу по процедуре, то есть на конкурсной основе.

А может, нужно менять в целом систему местного самоуправления. Например, в США она совсем другая — там есть городской совет, который состоит из 80-5-6 человек, в зависимости от населения города. Они объявляют всеамериканский конкурс и нанимают исполнительного директора. Он работает как наемный менеджер — занимается водопроводом, канализацией, дорогами и так далее. Зарплата достаточно высокая — 70-90 тыс. долларов для городов с населением 11-20 тысяч жителей. Работает эффективно — хорошо, нет — «до свидания»…

В любом случае исполком не должен быть органом, выполняющим чьи-то капризы. Это должны быть эффективные менеджеры…

Переходим на личности

В прошлом номере «УЦ» мы объявили одноименную акцию — вместе с вами, уважаемые читатели, с приглашением экспертов определить трех жителей Кировоградщины, которые по итогам года (а может, и нескольких лет) имеют право называться: Лидер года, Моральный авторитет года, Надежда года. Номинирование, выдвижение, так сказать, уже пошло.

И приносит пока довольно интересные и неожиданные результаты. Есть уже свои заявки от десятка журналистов, есть звонки и письма читателей.

В качестве Лидера года наши респонденты видят людей, понятно, известных. Среди них: глава облгосадминистрации Анатолий Ревенко — объяснимо почему. Называют предпринимателей Павла Штутмана и Александра Табалова — первый возвращает Кировограду славу машиностроительного центра, второго номинируют уже за то, что у нас пока еще хлеб один из самых дешевых в стране. Прозвучали имена начальника УКСа областного центра Виктора Ксенича, мэра Долинской Сергея Зеленокоринного, президента футбольного клуба «Александрия» Николая Лавренко, ставшего на днях народным депутатом Юрия Литвина. А еще — хирурга и предпринимателя Григория Урсола, который строит первую в наших краях основательную, модерновую клинику имени Святого Луки.

У вас другое мнение насчет того, кто у нас на самом деле лидер? Пишите, звоните, учтем.

Насчет морального авторитета прогнозируемо оказалось сложно ответить всем опрашиваемым. Но чаще всего называли главу областного совета Николая Сухомлина и его заместителя Якова Бондаря. А кто-то увидел качества, достойные такого высокого звания, в предпринимателе Александре Никулине, руководителе «Красной звезды» Александре Саинсусе, секретаре Кировоградского горсовета Руслане Мишериченко, в тренере детей-инвалидов Александре Редозубове. Но в немалой части заполненных анкет в этой графе стоял прочерк…

Надежда года подарила несколько сюрпризов. Все еще впереди, и он себя еще покажет! — так думают об упомянутых уже выше Юрии Литвине и Руслане Мишериченко. Еще только начинает себя раскрывать журналист, редактор газеты «Новий погляд» и координатор Кировоградского пресс-клуба Виктория Талашкевич. Но несомненное лидерство у двух юных спортсменок — Валентины Голенковой (спортивная гимнастика) и Анны Евчак (плавание). Обе девушки — члены национальных сборных Украины в своих видах, призеры множества украинских и международных соревнований, Валя — участница чемпионата мира, будет представлять Кировоград на следующей Олимпиаде в Пекине.

Мы перечислили далеко не всех уже «зарегистрированных» претендентов. Наш конкурс, назовем его так, только начинается. Не останьтесь в стороне при определении лучших людей Кировоградщины! Заполните анкету и пришлите нам или позвоните.

Оборотная сторона прогресса

Общеизвестно, что люди сегодня делятся на психически устойчивых и тех, кто не может и дня прожить без компьютера. Этой болезнью нашего времени успешно пользуются многие неразборчивые в источниках дохода люди, подсаживая на «иглу» виртуальных забав все больше малолетних приверженцев модного вида досуга.

Еще до недавнего времени село Луганка Петровского района и не подозревало о той опасности, которую несут в себе компьютерные игры. До тех пор, пока один местный предприниматель не придумал открыть в селе компьютерный клуб. Причем открыл его не где-нибудь, а возле самой школы. С точки зрения маркетинга, удачный ход, что и говорить. Но, с точки зрения родителей учащихся, в селе начался сущий кошмар. Даже те отцы и матери, которые поначалу радовались за своих чад, тщательно изучающих возможности «умного ящика», сейчас обеспокоены всерьез. Теперь детей просто не загонишь домой. Малолетние виртуальщики мало и плохо спят, у них краснеют и слезятся глаза, они неохотно идут в школу, уже не говоря о том, что все карманные деньги они просаживают за мониторами. В школе заметно упала посещаемость, дети стали рассеяннее, раздраженнее, хуже схватывают знания, быстрее устают, жалуются на боли в спине. Проводить воспитательную работу с ними бесполезно…

Жители села не раз и не два обращались к директору клуба с просьбой закрыть заведение или хотя бы перевести его на режим работы, учитывающий особенности школьного контингента. А лучше и вовсе перенести его в другое место, подальше от школы. Уже приходила к бизнесмену и какая-то проверка, но воз, как говорится, и ныне там…

Профсоюзы бьют тревогу

В четверг, 29 ноября, в Кировоградском пресс-клубе реформ состоялась пресс-конференция членов профсоюзного комитета ООО «Водное хозяйство». Речь на ней шла о последствиях, к которым ведет дальнейшее затягивание процедуры согласования новых тарифов на услуги централизованного водоснабжения и водоотвода.

Как сообщил журналистам председатель первичной профсоюзной организации Виктор Таран, несоответствие тарифов реальным затратам предприятия поставило коллектив перед реальной угрозой, что уже с этого месяца начнутся задержки с выплатой заработной платы. По словам Виктора Александровича, до сих пор зарплата выплачивалась своевременно исключительно за счет накопления предприятием долгов по налогам.

Ольга Шибакина рассказала о проблемах, возникающих вследствие постоянной нехватки оборотных средств: нет аварийного запаса материалов и запчастей, поэтому все ремонты выполняются «с колес» — вначале нужно закупить детали и материалы, а уже после этого начинать работу, какой бы срочной она ни была. Предприятие стоит перед постоянной угрозой отключения от электроснабжения и так далее. Негативно оценила О.Шибакина и идею проведения на предприятии аудита: единственным органом, который вправе дать заключение об обоснованности тарифов, является государственная инспекция по контролю за ценами. А ее вывод предприятием уже получен, но как раз с ним и не хочет считаться городская исполнительная власть.

Вывод прозвучал не радующий: затягивание процедуры рассмотрения и согласования новых тарифов — это прямой путь к разрушению предприятия и ограничению услуг, предоставляемых потребителям. Альтернативой же может стать только выделение дотации из городского бюджета на водоснабжение для населения в размере более 15 млн. грн.

Но одновременно бьет тревогу по поводу возможного повышения тарифов на тепло- и водоснабжение и областная федерация профсоюзов. Ее руководство направило мэру Кировограда письмо, в котором выражена обеспокоенность, что повышение тарифов ударит по карману рядового потребителя услуг, то есть по членам профсоюзов в областном центре. Кроме того, по мнению руководства ФПО, сама процедура формирования тарифов на услуги представляется недостаточно прозрачной.

Пограничное состояние

Помните, как в одной из серий киношные «менты» из двух разных районов пытаются спихнуть друг на друга разбирательство по поводу угнанного автомобиля? Сцена, когда парни в штатском перемещают машину с одной территории на другую, выглядит невинно и даже вызывает снисходительную улыбку. Но совсем не до смеха было жителям села Попельнастое Александрийского района, когда правоохранители двух соседних областей почти два месяца не могли «поделить» … труп.

Еще в средине лета тракторист одного из местных хозяйств случайно наткнулся на труп неизвестного мужчины. Мертвое тело лежало в посадке между селами Попельнастое и Рублевка Пятихатского района Днепропетровской области. Никто из людей, позванных трактористом на помощь, установить личность явно убитого человека не смог, поэтому решили оповестить о страшной находке сельское руководство. Сельский голова, в свою очередь, незамедлительно дал знать о происшествии в районный отдел милиции.

Однако с реакцией у местных оперативников, очевидно, не сложилось. Иначе как можно объяснить тот факт, что через месяц кто-то из сельчан снова наткнулся на тот же труп? Вернее, даже не наткнулся, а решил выяснить причину стоявшего в округе смрада. Представьте себе реакцию этого человека, когда он увидел разложившееся и наполовину обглоданное собаками мертвое тело, на которое к тому же слетались птицы…

«Невероятную» оперативность обнаружили и сотрудники милиции Днепропетровской области, куда местные жители тоже сообщили о находке. Оно и понятно, кому хочется браться за «мокруху», когда почти на сто процентов понятно, что дело — «глухарь». Если сначала и можно было о чем-то говорить, то сейчас даже личность убитого установить вряд ли удастся — время и животные стерли и без того не слишком надежные приметы. А так труп лежит на самой границе двух территорий, и его вполне обоснованно можно спихнуть на соседа…

«Первый раз от вас слышу о том, что где-то залежался труп по нашей вине, — прокомментировал ситуацию начальник Александрийской районной милиции Георгий Волков. — Про убийство в Попельнастом 29 сентября, как раз накануне выборов, знаю. Оперативники провели работу, подозреваемые по делу уже задержаны, ведется следствие. А такого, как вы говорите, даже теоретически не может быть!»

Тем не менее, по словам жителей Попельнастого, с момента той жуткой находки прошло почти два месяца, но милиция, несмотря на частые напоминания, так и не занялась расследованием, кому принадлежит труп на границе областей. Закончилось все тем, что местный фермер дал трактор, изрядно выпившие для храбрости трактористы погрузили останки в кузов и куда-то их вывезли. Как говорится, нет человека — нет проблемы… Просто еще одной неотпетой, неоплаканной и непогребенной по-людски душой стало больше…

Причин для беспокойства нет?

Жители микрорайонов Большая Балка и Молдаванка, расположенных в непосредственной близости от шахты «Центральная» Восточного горно-обогатительного комбината, жалуются на подземные взрывные работы, нарушающие целостность их жилья, на уровень шума от работы вентиляторов и повышенный уровень запыленности. Начальник Кировоградского территориального отделения госнадзора за охраной труда дал команду создать комиссию, чтобы разобраться, соответствуют ли изложенные в жалобе факты действительности.

Руководство шахты пригласило за круглый стол также жителей микрорайона Большая Балка, представителей экологического, архитектурного управлений Кировоградского городского совета и других. Аргументы уранщиков были подкреплены данными экспериментальных исследований. Замеры звукового давления показали, что уровень шума в микрорайоне Большая Балка находится в пределах допустимых норм. Возле первых домов переулка Ананьевский, который расположен на расстоянии 100-120 метров от ствола шахты, уровень шума в дневное время суток зафиксирован в пределах 55-59 децибел, в ночное 47-55 децибел — при норме 55 децибел внутри жилого помещения. Невысокий уровень исходящего от шахты шума объясняется тем, что в прошлом году на вентиляционных стволах были установлены новые системы пылеподавления.

Исследования по уровню сейсмических возмущений, вызванных взрывными работами, проводили не работники Ингульской шахты, а специалисты Государственного научно-исследовательского горнорудного института (НИГРИ) из Кривого Рога. Руководство города рекомендовало привлечь к этим замерам независимых экспертов. По словам представителя института, все взрывные работы, проводимые на шахте, строго выдержаны в рамках существующих требований по безопасности. Нарушений нет, за второй год исследований превышения уровня вибраций не зафиксировано (замеры проводились на улицах Запорожской, Криничеватой, Матросова). Для примера специалисты НИГРИ установили по улице Матросова несколько сейсмостанций и замерили уровень колебаний, вызванных проездом по улице автомобиля КАМАЗ, груженного песком. Вибраций возникло гораздо больше, чем во время взрывных работ.

Один из главных выводов, к которому пришла комиссия, – необходимо успокоить общественное мнение, сбить градус напряженности путем информирования населения о реальных аспектах деятельности Ингульской шахты.