Жизнь после Майдана-2, или Поколение «но пасаран»

…А мне понравилось. Ожидал гораздо худшего. Пафосной политической дискотеки. Слава Богу, хватило ума (или чувства меры) не вбивать последний гвоздь в гроб революции.

Гроб этот давно уже соструган по мерке и даже обшит глазетом с кистями. Лучшие безенчуки страны трудились. Только вот одна незадача — покойница скорее жива, чем мертва. Она, как у Маяковского, многолика, миллионноглаза и, к полному удивлению врагов, крепче и суровее, чем год назад.

В годовщине Майдана все было странным и неправильным. Самым неправильным было то, в каком состоянии победители подошли к своему празднику. Разругавшиеся вожди, потерявшиеся в суете обыденной жизни полевые командиры, разочарованные солдаты революции… Да и проигравшие выглядели не в пример лучше, чем год назад. Эдакими серьезными экономистами и радетелями за народ. А совсем не коррупционерами, олигархами и уголовниками. В «праздничном» винегрете все перемешалось и встало на дыбы. Смыслы, персоны и даже сами итоги революции.

Одно хорошо. Прошел всего год, и никаким злым умыслом нельзя исказить тот гигантский массив телевизионной хроники, который был накоплен в те дни. И все сразу встает на свои места. Вы говорите, Янукович и его политическая сила лидируют в социологических опросах? Ну-ну… Посмотрите на досуге, как Виктор Федорович предлагает конфетку Путину или, например, как торжественное собрание в Конче-Заспе с участием не только «проффесора» и его друга Леонида Даниловича, но и канувших в ночь Щербаня и Белоконя прерывается звонком «из Нидерландов». И все, поверьте, становится ясным.

Странным был и сам Майдан. В торжественной обстановке аппаратура, исправно работавшая в долгие революционные дни и ночи, давала постыдные сбои. Да и выступавшие частенько сбивались, чего не позволяли себе год назад. Но самой странной была аудитория Майдана. Если отбросить небольшие группы профессиональных знаменосцев и крикунов, ангажированных не только «оранжевыми», но и «бело-голубыми», на Майдан пришло огромное количество людей, для которых этот день, наверное, до конца их жизни останется самым значительным в календаре. Спокойных, как паровозы. С четким осознанием того, что большинство поставленных задач пока не достигнуто.

Да, они видят, что их вожди зачастую тратят на борьбу за власть больше времени и усилий, чем на общественно полезные работы. Да, они понимают, что все могло быть значительно быстрее, четче и приличнее. Но они сделали свой выбор не ради моральных принципов Виктора Андреевича и прекрасных глаз Юлии Владимировны, а ради собственного достоинства. Достоинства и свободы…

Кому досталось в предпраздничные дни, так это колбасе. Почему-то именно этот весьма уважаемый пищевой продукт стал основным отрицательным аргументом в устах сторонников революции. В интернет-дискуссиях, в газетных статьях и, в конце концов, в выступлениях вождей Майдана рефреном звучало: «Мы тут не за колбасу стояли». Просто само слово «стояли» у всех так или иначе заставших Советский Союз ассоциируется с очередью. За той же колбасой, за водкой, ну а в тяжелый для Родины час — и за хлебом.

Теперь этого добра в магазинах хватает. Деньги есть — покупай, денег нет — помирай… Так что если представить себе Майдан очередью, то стояла она, наверное, за вещами более неосязаемыми, что ли. Одним словом, наверное, мы стояли там в очереди за Украиной.

Однако же год прошел, очередь наша явно продвинулась, но, пардон, до прилавка мы так и не добрались. Во-первых, пацаны все время подходят без очереди. И добро бы по одному разу. Во-вторых, продавцы все время ругаются друг с другом. Потому что в нашем магазине у каждого продавца своя кладовка. И у всех очень вострые глаза. И руки, которые ничего не крадут, а честно берут и уносят из торгового зала. Потому что главная моральная ценность для каждого украинца — это семья. А семью надо кормить.

Странная получается штука. Мы стоим не за колбасой, а за вершинами человеческого духа, а люди эту колбасу на наших глазах тырят и тырят. И до вершин человеческого духа им, как до Киева на старом раздолбанном «Икарусе» с помаранчевой ленточкой. Это не яркий образ, это правда жизни. В день годовщины Майдана мы с друзьями ехали в столицу из Кировограда. Этот самый ржавый «Икарус», под завязку набитый революционерами, стоял на въезде в город Смела, и работник Госавтоинспекции чего-то там проверял. Кто-то сказал: «Шо? Опять?»

Дежа вю? Все по новой? Мне кажется, да. Символично как: день Майдана практически совпал по времени со стартом новой избирательной кампании. И, простите за кликушество, но все точно так же неопределенно, как и год назад. Все висит на волоске. Плохое предчувствие, знаете ли…

Вот ведь парадокс. Почему люди, которые так блестяще организовали и провели Майдан не только в Киеве, но и во всей стране, так блекло, а порой и бездарно работают над воплощением его программ? Почему за год Киеву так и не удалось убедить Донецк и Симферополь в правильности выбранного пути, а слово «демократия» потихонечку становится чуть ли не ругательством?

И самое главное. Почему власть продолжает идти проторенным путем Леонида Кучмы, вмешиваясь в область личных свобод человека? Пытаясь по-своему решить национальные, языковые, религиозные проблемы украинского общества.

Надо бы уже выстроить политическую систему попроще. Партия Запада, Партия Востока, Партия Центра. А то, несмотря на цветастые идеологемы, наши политики продолжают опираться главным образом на территориальные различия частей украинского народа. Параллельно с киевской годовщиной в Донецке проходил свой Майдан. Майдан позора. Где власть Ющенко была подвергнута уничтожающей критике. В общем, дискуссии продолжаются. «Оранжевые зомби» и «бело-голубое быдло» с прежним азартом крушат друг друга все теми же аргументами.

И все же пациент жив. На многих оживленных перекрестках Киева 22 ноября молодые люди размахивали флагами Партии Регионов. И вопрос не в том, делали ли они это за деньги, или от души. Радует сам факт того, что это возможно. И, может, сторонники Януковича упрекнут меня в предвзятости, но я уверен, что при другом исходе президентских выборов оранжевым флагом махать можно было бы только на свой страх и риск.

Я тоже оранжевый зомби. Но порой вся моя преданность демократии, свободе и толерантности улетучивается при виде очередного правдоборца и обличителя с олигархическим прошлым и настоящим. Хочется, чтобы Луценко посадил, СБУ разобралась с врагами, народ заклеймил предателей. Ан нет. Стоп машина. Ведь если мы будем поступать, как они, мы станем ими. Без всяких поправок на большие цели и великие идеалы.

В одной из сетевых дискуссий встретилось такое мнение. Мол, пробуксовки оранжевой революции в том, что она была абсолютно мирной и бескровной. Мол, не повесили кое-кого на Майдане в те дни, вот и нет общей ответственности за совершенное. А так, конечно, карнавал карнавалом — и результат его всегда един. Мусор на площади и больная голова. Как сказал поэт, взгляд, конечно, варварский, но верный.

Нет, господа хорошие, все-таки НЕ верный. Ведь в метафизическом плане революция ничего не проиграла. Тогда, в один из майданских дней, уже ближе к победе, Виктор Андреевич озвучил тезис, который, к сожалению, потом мне лично слышать больше не доводилось. Будущий президент говорил о том, что Майдан — это пример не только для народов, находящихся под властью олигархов и тоталитарных правителей, но и для Запада, чья демократия становится все более и более карикатурной и порой живет по законам двойных стандартов. Наверное, в этом и был смысл. И этот смысл есть до сих пор.

Не знаю, как назвать это. Искреннее общество? Общество реального понимания? Бог его знает. Может, подтянутся политологи, как-то нормально сформулируют. Ведь что правители, если нас самих постоянно тянет в грязюку интриг? Чьих флагов было больше? Кто сколько платит активистам? У кого в предвыборном списке больше бандитов с большой дороги? Мы превратили слово «пиар» из рабочего термина в определение вранья. Мы нагрузили слово «патриот» таким негативом, что любить свою страну — ну несколько моветон! Как-то пора разобраться со всеми этими вопросами и двойными стандартами. Дать четкие определения. Может, в этом и есть украинская национальная идея… Просто сформулировать вопросы и найти на них правильные ответы, а не прятаться всю жизнь за ложной моральностью, выдуманными победами и быть родоначальниками всех культур на земле, гробя культуру на своей родной почве.

И все-таки мне понравилось. Понравилось то, что не было прогнозируемого гламурного поцелуя между Ющенко и Тимошенко. Ожидал этого с ужасом. Пожалуй, это окончательно разрушило бы возможное сотрудничество. Не бывает любви по праздникам. Любовь прошла, и слава Богу. Просто есть надежда на то, что совместное проведение годовщины Майдана позволит былой любви перерасти в честную дружбу, а не в обмен гадостями друг о друге.

Начинается новая эпоха в жизни украинского государства. Она началась 22 ноября 2005 года и может либо продлиться на долгий срок — на срок, который принято считать историческим, либо умереть в марте 2006-го. Нас ждут первые выборы без страха и, надеюсь, нажима на избирателей. Мозги, конечно, полоскать будут от всей души, но до увольнений и угроз дело, скорее всего, не дойдет. В общей массе люди в Украине стали смелее. Огромное количество акций типа «Защитим скверик» или «Где горячая вода?» — на самом деле главный успех революции. Ведь боялись же, боялись страшно. И не только старики, женщины и дети, но и здоровые мужики, и под афганскими пулями побывавшие, и бизнесом в начале 90-х занимавшиеся. Сейчас в этом отношении все стало просто. За «Регионы»? Да флаг тебе в руки! За Наталью Михайловну экзальтированную? Иди ори! За Юлю? Кохай до нестями! И если до революции сказать «я поддерживаю линию президента» мог себе позволить только государственный чиновник, то теперь и от абсолютно незаангажированного избирателя это услышишь.

Так что пока — песня. Даже невзирая на отдельные выхухоли в виде закона о выборах. Депутаты обещали журналистам изменить дискриминационное положение, как обычно, сделали полдела, ну да ладно. Была дискуссия в обществе, по результатам ее были предприняты конкретные шаги. Уже хорошо. Остальное журналистам придется доказывать своей честностью и профессионализмом.

Вопрос в другом. Социология рисует нынешней власти достаточно мрачные перспективы на парламентских выборах. Не дернется ли у кого рука врубить немножко приржавелый, но весьма дееспособный рычаг админресурса? Пусть не везде, а на местах (как будто у нас эти места не везде). В славной армии, в сумасшедших домах, в милых сердцу фальсификаторов больницах. А вот интересно, если такое начнется, найдутся ли моральные силы у тех, кто год назад вышел на Майдан протестовать против фальсификаций Кучмы, Януковича и Медведчука?

И тут, мне кажется, ответ положительный. На наших глазах в Украине появилось новое поколение. Поколение «но пасаран». Спокойное, как двери, и по-украински упертое. Которое действительно стояло не за колбасу. И не за кабанчика. И не за свой менеджерский оклад или студенческую стипендию. И их много. Не так много, как хотелось бы, но не так мало, чтобы профукать эту страну собачьим блохам. Мне жаль, но в свои тридцать два, наверное, уже стар для того, чтобы быть среди них. То ли слишком отравлен, то ли глотнул слишком много противоядия.

И все-таки мне понравилось. Мне понравилось, когда Юлю Тимошенко несли на руках. Мне вообще нравится, когда женщин носят на руках. Хорошая традиция может зародиться. 22 ноября — День ношения женщин на руках. Духи не покупаем, демонстрируем физическую форму. И мне, честно говоря, плевать, пиар это или не пиар. Потому что это красиво. Согласитесь, если б на руках несли Виктора Андреевича, зрелище было бы уважительное, но гораздо хуже эстетически.

Статья получилась сумбурная. Ни тебе аналитики, ни тебе юмора. Этакая сплошная постпраздничная какофония. Ну, для кого праздник, для кого нет. Это уж дело такое. В любом случае красные дни календаря проходят и остаются суровые будни. Правда, в нашей стране количество суровых будней уже сравнялось с количеством праздников. Но эти самые будни неумолимо диктуют следующее: ни одна политическая сила в стране не предлагает четкого осмысленного плана развития государства и общества. Ну кроме Натальи Михайловны, конечно. А времени для верстки такого плана осталось совсем немного. Наверное, украинский народ не то чтобы поумнел, народ у нас и был ничего себе, но, по крайней мере, стал обращать больше внимания не на предвыборные подачки и фокусы-покусы, а на конкретное наполнение предвыборных программ. Во-вторых, электорат наверняка ждет от соискателей больше искренности, этакого шоу за стеклом. В этот раз политикам придется раздеваться практически до трусов. И если раньше дядька в селе только бурчал себе под нос «откуда, сину, в тебе грошi?», то теперь может и послать подальше сына или доцю, которые оставят без внимания источники своих доходов.

А вы говорите, революции не было. Путч, оранжевый проект Вашингтона, сговор Кучмы и Ющенко по передаче власти. Была! И до весны никуда не денется. Надеюсь, в марте 2007 года мы не будем праздновать День настоящей свободы и годовщину правильного Майдана. Очень хочется верить, что вожди, дискредитировавшие ее по самое немогу, не предадут ее теперь ради лишнего десятка мест в парламенте и даже поста премьер-министра.

Потому что нам — нравится. Нравится чувство свободы, чувство собственного достоинства. Потому что мы предпочитаем новые возможности перед запрограммированным существованием. Потому что мы искренне считаем, что наша жизнь в наших собственных руках. Пусть это иллюзия, но это наша иллюзия. Мы за нее и горло перегрызем.

От «прихода» — к приговору

В редакцию «УЦ» приходит много писем — с просьбами помочь, иногда с советами, бывают хвалебные, встречаются и «ругательные». Но случаются и исключения — письма, которые нельзя читать без содрогания, которые невозможно просто отложить и забыть.

Недавно к нам попал именно такой отклик на материал о наркотиках в молодежной среде — «Что выбирает новое поколение?», — опубликованный в одном из октябрьских номеров «УЦ». Точнее, даже не отклик — скорее исповедь, предупреждение, если хотите.

Это обычная история — так утверждает ее автор. Обычная история парня, который, раз попробовав «запретный плод», спохватился слишком поздно. «Плод» этот, правда, если верить его словам, запретным является только на бумаге. Речь идет о медикаментозном препарате, созданном для того, чтобы облегчать боль, но по ряду обстоятельств, сложившихся в нашем далеко не самом здоровом социуме, каждый день приносящем муку тысячам семей, ломающем судьбы тех, кто поддался искушению и не смог остановиться.

Трамадол — это название у наших сограждан ассоциируется не с больницей и аптекой, а с бессмысленными глазами подростков, с идиотской улыбкой слоняющихся по улицам с бутылкой минералки в руках, которых мы стараемся просто не замечать, обходя, тем не менее, десятой дорогой — ведь поведение человека в состоянии «прихода» часто бывает неадекватным, и ожидать от него можно чего угодно.

Мы не будем публиковать письмо полностью, остановимся только на основных вехах жизненного пути нашего респондента, описанного им достаточно подробно. И может быть, хоть один из тех молодых людей, которым этот материал попадется на глаза, уже не станет пробовать наркотик «ради интереса», а может, кто-то из тех, кто уже «закидывался», раз и навсегда решит, что продолжать не стоит.

История эта началась несколько лет назад, когда наш герой, назовем его Александром, достаточно молодой, судя по всему, человек, учился на втором курсе техникума. Уже имея на тот момент некоторый «опыт» курения марихуаны, он начинает принимать трамадол в компании однокашников. «Учеба начала становиться интересней: на большой перемене “закинулся”, к третьей паре уже “нормально”, на четвертую уже решаешь не идти», — так описывает Александр свое тогдашнее времяпровождение.

Как-то раз, находясь в состоянии «измененной реальности», поругался с преподавателем и был отчислен из учебного заведения. Потом, правда, его пожалели и просто перевели на заочное отделение. Уже в качестве «заочника» Саша начинает работать на заводе, продолжая принимать наркотик — так и день у конвейера коротать веселей, и сессии в техникуме сдавать, — это по его собственным словам.

Зависимость брала свое постепенно — на том этапе парень умудрялся помимо всего работать и учиться, даже диплом получить. Сдавал все, конечно, на слабые тройки — не до оценок было, но ведь сдавал. После того, как завод остановился, нашел другую работу — пусть неквалифицированную, но зато достаточно хорошо оплачиваемую. И через некоторое время Александр с ужасом понял: он стал наркоманом! Вот как он сам описывает тот период:

«Где-то через месяц-полтора кинулся — а уже поздно. “Давать заднюю” было тяжело, тем более когда деньги в кармане есть… На Новый год купил дозу амфетамина, трамадол не покупал. Благодаря “фену” чувствовал себя нормально, на следующий день “накурился”, тоже сутки прошли «гладко», мог бы и не пить трамадол. Но… опять работа, опять деньги… И все началось снова…»

Дальше — дни «в системе», опять потеря работы, ссоры с родителями, поиски денег… И снова Саше повезло — он опять трудоустроился, и опять удачно. Снова с деньгами, снова «под кайфом», с каждым днем зависимость становилась все злее, требуя и требуя новой дозы.

Тем временем жизнь шла своим чередом, у Александра завязались относительно постоянные отношения с девушкой, почти семейная жизнь. Тогда ему еще удавалось скрывать от любимой свое пагубное пристрастие, а после того, как она забеременела в первый раз и потеряла ребенка, он «завязал» сразу, одним махом…

Хорошо бы в этом месте поставить точку, дописав только: «И жили они долго и счастливо…» Но, к сожалению, это только первая часть истории, завязка, так сказать. К кульминации мы только приближаемся.

Все, о чем шла речь выше, это, как говорится, цветочки. «Ягодки» начались после очередной потери стабильного заработка, которая совпала с рождением сына. «Работы нет, деньги нужны, и “система кусает не по-детски”, — вспоминает Александр.

Когда денег на трамадол не хватало, он не мог спать ночью, в кровати его буквально подбрасывало, а ведь он в ней был уже не один. Когда от передозировки у Саши случился приступ эпилепсии, жена, испугавшись, оставляет его и переезжает жить к родителям, забрав с собой сына. А вместе с ними исчез последний сдерживающий барьер: опустившийся молодой человек начинает красть, в том числе и из родительского дома.

Позже, ограбив квартиру, в первый раз попал на скамью подсудимых, отделавшись для начала «условняком». Но остановить его падение уже не могло ничто. После второго эпизода Александр оказался в тюрьме — именно оттуда он прислал письмо, легшее в основу этой публикации, и именно там он проведет еще полтора года своей жизни. Не оставили его только родители — носят ему передачи, поддерживают. Больше в этом мире Александр не нужен никому.

Как ни странно, определенный позитив есть и в этой ситуации — от наркотической зависимости Сашу излечили, принудительно, конечно, уже в «местах, не столь отдаленных». Да и времени, чтобы произвести переоценку своих жизненных ценностей, у него теперь предостаточно. Поломанная жизнь, испорченное здоровье, разрушенная семья — неужели только теперь он понял, что жил неправильно? Конечно, нет. Просто в один далеко не прекрасный момент увлечение становится болезнью, отнимающей волю, диктующей свои правила поведения, формирующей образ мыслей… Настоящее прозрение может наступить слишком поздно, очень часто случается, что пути назад к тому моменту уже отрезаны. А потому — задумайтесь, молодые читатели «УЦ», соразмерно ли сомнительное удовольствие от наркотического «кайфа» с той ценой, которую за него приходится платить? И пусть история Александра станет хотя бы для некоторых из вас предостережением — во всяком случае, он так хотел.

Ходоки у Януковича

«Чужие здесь не ходят» — цитируя название популярного советского фильма, так можно охарактеризовать очередной этап кадровой эпопеи с областным руководством Партии Регионов.

Напомним, на фоне «раздвоения» кировоградской городской организации ПР со взаимными исключениями из партийных рядов, в том числе и мэра Чигрина, вместо прежнего руководителя КОО ПР Николая Ковальчука на партконференции 22 октября был избран известный кировоградский политик и влиятельный бизнесмен Александр Табалов.

Как оказалось, «исключенцы» обиды не простили (хотя исключены были, как известно, еще до Табалова) и поехали бить челом «Тому що лидеру». В смысле Виктору Януковичу. Вернулись не с пустыми руками, а с поручением. А именно, временно возложить обязанности руководителя КОО на мэра Александрии Степана Цапюка, который также находился в составе делегации «ходоков», в компании с исключенными якобы за дискредитацию партии из городской организации ПР Николаем Чигриным, вице-мэром Виктором Кухаренко, а также экс-вице-мэром Вадимом Волкановым. Последнего, правда, никто не исключал, но его вклад в предвыборную кампанию кандидата от власти был весьма весомым…

Выслушав ходоков, руководство ПР выразило сомнение в правомочности вышеупомянутого собрания и наказало собрать новое — внеочередное и срочное. «Корректировки» были внесены в минувший уик-энд на конференции, прошедшей в Александрии. Все «изгои» были восстановлены, а новым лидером Партии Регионов на Кировоградщине стал Степан Цапюк. Надолго ли? Это во многом зависит от позиции Александра Табалова, который все произошедшее считает пока недоразумением…

В Украине своих не ценят?

Сколько бы раз ни приезжали в Кировоград Владимир Данилец и Владимир Моисеенко, их гастроли всегда пользуются неизменной популярностью. А все дело в том, что талантливые актеры не просто отрабатывают номер, а отдают себя зрителям без остатка. Свидетельством тому служит переполненный зал на концертах в областной филармонии и желание почитателей таланта «кроликов» заполучить лишний билетик.

Кстати, сами артисты уже давно не приемлют этот «ушастый» имидж и очень обижаются, когда их величают подобным образом. Не случайно на последнем шоу, состоявшемся в минувшую пятницу, легендарный номер дуэт не показал. Но, честное слово, и без этого публика была в восторге. Переполненный зал буквально падал от смеха не только от новых, но и от известных номеров. Правда, их подача существенно отличалась от того, что мы с вами видим на телеэкране.

Было заметно, что тезки готовились к концерту именно в Кировограде, поскольку в их номерах то и дело проявлялось знание местных достопримечательностей. Изюминкой же концерта стали бесконечные куплеты двух «бывших зеков» — зрители буквально выпадали из кресел со смеху.

По завершении спектакля артисты несмотря на усталость (в конце представления ногу Владимира Моисеенко свела судорога), с удовольствием фотографировались со своими поклонниками и ответили на вопросы журналистов.

— Ваши впечатления от общения с кировоградским зрителем?

Владимир Моисеенко: — Публика у вас замечательная. Наверное, это связано с тем, что именно в Елисаветграде был основан первый профессиональный театр. Зритель сказочный и воспитанный. Михаил Жванецкий как-то сказал, что есть города, где необходимо делать паузу. У вас не нужно. Здесь мы не выходим на сцену, как на тяжелую работу. Ситуации бывают разные, и где-то три-четыре номера требуется, чтобы разогреть зал. У вас же публика готова к восприятию наших шуток. Достаточно лишь сказать: «Здравствуйте!»

Владимир Данилец: — Меня Кировоград всегда поражал своими добрыми и приветливыми людьми. У нас на сей раз не было времени рассмотреть ваш замечательный город, но на первый взгляд он изменился в лучшую сторону. Ну а ваш зритель — это нечто. Он чуткий и восприимчивый.

— Не мешает ли гастролям работа на телевидении?

В.М.: — Гастролировать мы не прекращаем никогда. На телевидении за один пул снимается несколько программ. Но ведь там, если что-то не получилось, можно переснять. А живое общение со зрителем ничем подменить невозможно. Здесь как гамбургский счет — либо попал, либо нет.

Если вернуться к телевидению, то проект «Проснись и пой!» мы не снимаем уже два с половиной года. И, к нашему громадному сожалению, порой в эфир идут не самые лучшие программы. Но выбор целиком и полностью зависит от редакции юмористических программ канала «Интер».

— А вам не кажется, что участие в российских телепроектах вредит вашему имиджу?

В.Д.: — «Кривое зеркало» — вынужденная необходимость. Во-первых, там (в отличие от «Аншлага») собирается прекрасный коллектив, с которым интересно работать. Вы далеко не все видите. Вот, к примеру, скоро выйдет передача с лучшими номерами, и можем похвастаться, что наших — больше всего. Блестяще воспринимаются «Прапорщик», «Донья мама», не говоря уже о «Трансвестите»…

В.М.: — Несмотря на прекрасную атмосферу, царящую на съемках, думаю, что продолжения не будет. Нам все это переставало, переставало и наконец перестало быть интересным.

В.Д.: — К сожалению, в последнее время мы проводим больше времени в России, чем на родине. Но так уж повелось, что в Украине своих не ценят.

В.М.: — Тем не менее, уезжать мы никуда не собираемся и, как только вы позовете, с удовольствием приедем в ваш замечательный город.

Ничто не забыто…

26 ноября Украина чтила память жертв Голодомора. В Кировограде сотни людей приняли участие в поминальных мероприятиях — молебне в Кафедральном соборе, скорбном ходе, митинге памяти на Валах. Первые лица города и области, многие политические партии посчитали своим долгом вновь воззвать к памяти украинцев. «Никто не забыт. Ничто не забыто» — эти слова применимы и к событиям тех страшных лет…

Накануне в Кировоградской областной библиотеке им. Чижевского прошла краеведческая научная конференция «Кировоградщина. Голодомор 1932-1933 гг. и политические репрессии XX столетия».

«Историки и демографы до сих пор спорят по поводу вероятного числа жертв этих трагических страниц отечественной истории. По разным подсчетам эта цифра составляет от 3-х до 10-ти миллионов человек», — открыл конференцию заместитель начальника управления по вопросам внутренней политики и общественно-политического мониторинга ОГА Олег Бабенко. И если на государственном уровне День памяти жертв Голодомора отмечается всего лишь шестой год, то Кировоградщина осмысливать масштабность этой трагедии начала гораздо раньше — на эту тему уже написали немало книг Василий Бондарь и Сергей Шевченко.

Организаторы, в принципе, традиционной конференции в этот раз как позитивный момент отметили расширение географии ее участников. Кроме ученых и сотрудников областных государственных организаций в зале библиотеки собралось также немало студентов местных вузов, учителей Кировоградского и других районов области. А это, в свою очередь, говорит о популяризации исследовательской краеведческой работы среди молодежи.

Что происходит с нашими ценами?

Среди читателей «УЦ» много людей, которые пережили период советской ценовой стабильности и до сих пор очень хорошо его помнят. А затем были 15 лет потрясений, которые окончательно убедили нас в том, что привыкнуть жить в условиях регулярных всплесков цен невозможно.

Как-то несколько лет назад опытный бизнесмен и политик Михаил Бродский «утешил» читателей «УЦ», сказав, что цены никогда не возвращаются на старое место. И если сразу мы восприняли его слова с большой долей сомнения, то сейчас дошло — действительно не возвращаются. Ставшие регулярными кризисы бензиновый и сахарный, яблоки по цене бананов, а следом и картошка в полдоллара за килограмм — о чем это говорит? О хаотичности и спекулятивности украинского рынка? О постоянной скрытой инфляции?.. Поговорить, о том, что же все-таки происходит с ценами и тарифами в нашем регионе, мы решили с начальником Государственной инспекции по контролю за ценами в Кировоградской области Игорем Фурмановым.

— Игорь Александрович, с какими ценами мы входим в нынешнюю зиму?

— Начнем с главного. Что касается основных продуктов питания, то, во-первых, отмечу сегодняшнее снижение цены на птицу. Здесь, понятно, есть объективная причина — это шум, который поднят в связи с возможной эпидемией птичьего гриппа. И хотя панику я считаю безосновательной, тем не менее, хорошо, что цены упали. Отмечу еще одну подобную тенденцию — в магазинах существенно подешевел сахар. Если в начале ноября он стоил 3 гривни 55 копеек за 1 кг, то сегодня уже 3,28 грн. И третья позиция — это по молоку и молокопродуктам. Здесь явно видна растущая кривая, уже сегодня литр этого полезного продукта стоит 2 гривни 62 копейки.

В принципе, все колебания цен в какой-то степени привязаны к сезону. Но тому есть и ряд других причин. Например, с картошкой ситуация действительно неоднозначная. Дело в том, что ее товарным производством в области, как, впрочем, и в целом по Украине, почти никто не занимается. Так, в нынешнем году посевы картошки сократились втрое. А это значит, что имеет место самый элементарный дефицит товара, в результате сказавшийся и на цене.

— А как Кировоградская область в плане цен выглядит по сравнению с другими регионами, особенно на фоне соседних?

— По сравнению с другими областями, наш регион выглядит весьма прилично. В целом и на рынке ГСМ, и по продуктам питания особых провалов у нас нет. Единственная сфера, где есть серьезная проблема — это жилищно-коммунальное хозяйство. По тарифам на водообеспечение для населения наша область из 27 находится на 24-м месте. Если судить по теплу, то здесь мы занимаем «почетное» последнее место — оно у нас стоит 2 гривни 50 копеек за квадратный метр для населения. Канализационные услуги для промышленности дороже наших только в Луганске. А вот что касается квартплаты, то в Кировограде она одна из самых низких в Украине…

— Понятно, что страна, которая идет в ВТО, априори должна быть рыночной. Но в то же время, существуют ли у местной власти какие-то разумные рычаги влияния на цены, чтобы хоть как-то смягчать их для людей?

— Уже на протяжении нескольких лет у нас в области действует распоряжение главы ОГА об установлении верхнего уровня торговой надбавки на основные продукты питания для всех предприятий торговли — в размере 15%. Этот документ действителен до 1 января 2006 года, но, думаю, он будет продлен и на период следующего года. По крайней мере, госинспекция по контролю за ценами рекомендует это сделать. Иначе возможны самые неожиданные всплески цен, особенно в тех населенных пунктах, где вся торговля ограничивается одной-двумя точками.

Кроме того, есть целый ряд не столь масштабных мероприятий для стабилизации цен. С учетом того, что основная торговля сельхозпродукцией производится на рынках, нужно предусмотреть возможность снижения рыночного сбора и других рыночных услуг…