Тем, «кто не подписался»

Каждый читает как умеет, но некоторые — исключительно между строк

Задуматься об этом (далеко не в первый раз, естественно) заставили два факта, связанные с недавними нашими публикациями, — проблемной статьей «Когда низы не хотят, а верхи не могут» в «Украине-Центр» (22 июля) и, что называется, рядовой информацией, хотя и о нерядовом событии, «Соколиная охота в доме с колоннами» в «УЦ-Репортере» (1 августа).

Первая публикация была попыткой разобраться на месте событий, чем вызвана «предреволюционная ситуация» в Бобринецком районе Кировоградской области, где две трети депутатского корпуса районного совета обратились напрямую к Президенту Украины и губернатору Кировоградщины, требуя уволить председателя райгосадминистрации, назначенного 12 марта, то есть уже после оранжевой революции. Вторая публикация просто и буднично рассказала об изъятии Прокуратурой Кировоградской области — в рамках следственных действий по факту фальсификации выборов в областном центре — документов в отделе кадровой работы горисполкома с привлечением спецподразделения «Сокол» для охраны сотрудников, производивших обыск и изъятие. Этим и исчерпывался весь, используя литературоведческий термин, пафос двух публикаций. Но какой же — причем во многом совершенно неожиданный! — резонанс вызвали они и в Бобринце, и в Кировограде!

Часть первая.

Неотправленное письмо

Начнем с Бобринца. Публикация «Когда низы не хотят, а верхи не могут» появилась ровно за неделю до сессии районного совета, на которой, не исключалось, депутаты могли инициировать вопрос о вотуме недоверия главе райгосадминистрации. И события почти сразу приняли трагикомический оборот: накануне сессии в районе начало распространяться некое «открытое письмо», адресованное …главному редактору и журналистам «Украины-Центр». Точнее — даже два письма. Одно — от имени «депутатов райсовета, кто не подписался». Судить, от кого в действительности, нет никакой возможности. Если под письмом об отставке главы РГА стояли подлинные подписи конкретных людей — в чем и убедился журналист, побывав в Бобринце, то под этим, кроме маловразумительного «кто не подписался», не было никакой другой подписи. Словом, те, кто не подписался (видимо, под обращением к Президенту), как это ни комично, действительно нигде не подписались. Зато оттенок трагизма был придан письму о-го-го какой: «фамилии не подписываем потому, что бобринецкая мафия сильнее сицилийской»!

Второе письмо — тоже анонимка! — распространялось от имени некоего читателя «УЦ», «маленького человека», как он отрекомендовался в письме, «рядового бобринчанина» и «честного труженика». У меня, автора этих строк, при чтении письма порой даже дух захватывало: каким же незаурядным литературным стилем владеет «рядовой бобринчанин»! Даю образчики на выбор: «Не собирали деньги разве что ко Дню Парижской Коммуны и празднику дирижаблестроения»; «Госслужащие шибко обиделись, что не выпили за свое здоровье в профессиональный праздник за казенный счет»; «Профессионал-подлец намного страшнее, чем хороший человек с недостатком профессионализма» и, наконец, «Не за себя — за Бобринец обидно». Словом, просто вопиет письмо: все в Бобринце еще хуже, нежели увидел журналист «УЦ»! Но самое-то страшное: «Больше в руки не возьму вашу газету» и «Прощай, некогда любимое издание»…

Самое же смешное заключается в том, что авторы обоих «открытых писем» почему-то «забыли» отправить их в редакцию. Отлично, видимо, понимали, что анонимки — они и есть анонимки. Оба письма мы получили через третьи руки и даже дважды — сначала главный редактор, а затем заместитель. Прочитали и диву дались! Ладно бы присутствовал в письмах только «полив» в адрес журналистов или политических оппонентов. Но самым поразительным было, ЧТО умудрились вычитать авторы-анонимы в нашей публикации! И почему надумали вдруг автора публикации «поучить профессии»!

Тайны из своего пребывания в Бобринце журналист не делал. Представился первому заместителю главы РГА Анатолию Голику, заглянул в редакцию местной газеты, пообщался с председателем райсовета Виктором Усиком, а затем и с главой РГА Сергеем Рожкованом, который вернулся из «столицы» во второй половине дня. Честно изложил все услышанное на бумаге. Многие из тех, кто действительно хотел пообщаться с нашим представителем, сумели это сделать. Не получилось в тот день у Алексея Цокалова — но он уже на следующее утро позвонил в редакцию и сказал все, что хотел сказать, — дано в публикации «УЦ» и его мнение. Как-то странно было бы после этого представить его в числе тех, «кто не подписался»… Так с кем же журналист, будучи в Бобринце, как его упрекают в письмах, «не пообщался» и чье «не высказал мнение» — тех, кто даже подпись свою поставить побоялся? И как, скажите, можно было бы узнать их мнение — методом телепатии, что ли?

Не менее любопытно то, в чем, по мнению авторов-анонимов, газета «обвинила» Сергея Рожкована. Чтобы избежать длиннот, придется отказаться от цитирования (хотя и жаль) и ограничиться перечислением. Обвинила его якобы «УЦ» в том, что землю «давал» на льготных условиях, — между каких строк вы сумели это вычитать, а? И к разорению упомянутой в статье Витязевки мы его «подвязали» якобы. Не перебор ли, сограждане?! О Витязевке — есть в статье, о «причастности» к ее разорению Сергея Рожкована — нигде ни слова, ни полслова — ни из чьих уст! О «Межколхозкоммунхозе», например, высказано оценочное суждение из уст одного из собеседников журналиста. Да и в коллективном письме Президенту то же оценочное мнение о том же «Межколхозкоммунхозе» высказано — дескать, загибался он при Рожковане. А у анонимов — ни словечка в защиту, не странно ли? Видимо, бросаться словами о «мафии» и о преимуществах непрофессионалов на руководящих постах — это намного проще. А потому прав автор-«маленький человек»: никогда бы мы его «статью», как он назвал свое анонимное письмишко, не опубликовали. И «мнение» высказано крайне однобоко — и только во вред тому, кого он вроде попытался защитить.

И всё. И хватит об этом. Поехали в Кировоград.

Часть вторая.

О доме с колоннами замолвите слово

Все, что сообщил «УЦ-Репортер» в «Соколиной охоте», — это неправда. Таким мнением порадовали пишущую братию должностные лица Кировоградского горсовета-горисполкома на традиционной пресс-конференции в доме с колоннами во вторник, 2 августа.

Но это была только преамбула. Посыпавшиеся затем «опровержения» очень скоро стали похожи на публичную порку «провинившегося» издания. В один из моментов представитель «УЦ», который на пресс-конференции присутствовал, откровенно не сдержался:

— Давайте уравняем шансы! Пригласите меня за стол, и проведем совместную пресс-конференцию — чтобы каждая из сторон получила возможность высказать и свое мнение, и свое видение опубликованного материала. А то спрятались, понимаете, за своим столом-баррикадой!..

Не возымело действия! Не пригласили! Продемонстрировали еще один пример демократии «по-кировоградски». И как ни пытались доказать, что «все неправда», — но и это не получилось.

Все правда в «УЦ-Репортере». Обыск в исполкоме имел место. Пикет исполкомовских работников перед зданием ОГА — тоже. Ничего мы не упустили и ни о чем не умолчали. Даже о вызове «скорой помощи». И если работники исполкома считают, что прокуратура действовала незаконно, то ни одного убедительного довода, подтверждающего это, по ходу пресс-конференции не прозвучало. Да, прискорбно, что пришлось вызывать «скорую» сотруднице, сомлевшей во время обыска, но ведь и никакого обыска не было бы, согласись должностные лица выдать требуемые документы добровольно, а не устраивать «демонстрации» с телеграммами Президенту, Литвину, Карпачевой, Луценко и звонками народному депутату-кировоградцу.

Стоит добавить, что и читательская реакция на публикацию «УЦ-Репортера» не заставила себя ждать. Текст, адресованный лично руководству городского совета и исполкома, принес нам Интернет: «Хватит прикрываться простыми людьми и втягивать работников исполкома в свою грязь!»

И действительно — хватит! Надоело! Отбиваться от нападок, продиктованных непревзойденным, советским еще «умением читать между строк», — надоело! Стоять перед судами, оправдываясь против обвинений, высосанных из пальца и вычитанных, опять-таки, «между строк», — надоело! Мы — не автоматы, иногда делаем ошибки и пытаемся их исправить. Но все, что мы считаем нужным сказать прямо, — будем говорить и будем отстаивать свою точку зрения! И не надо учить нас жить, господа чиновники и избранники, мы, в отличие от вас, по закону обязаны отвечать за свои слова…

«Если есть ад…»

А так хотелось, чтобы у этого материала был оптимистический заголовок!.. И на фоне учреждения правосудия мы собирались сфотографировать человека, с которого наконец после семимесячного пребывания в СИЗО, двух судов и последующих мытарств, затянувшихся более чем на два года, сняты — хочется верить, не без помощи «Украины-Центр», — все обвинения в совершении страшного убийства. Но, к сожалению, день, когда сделан этот снимок, внес свои коррективы в первоначальный замысел. Кировоградец Владимир Ермоленко в тот день вновь, если можно так выразиться, превратился в обвиняемого — хотя и без обвинительного заключения…

«Документальный детектив» о страшном убийстве, которое произошло в Арнаутово (район Кировограда) в ночь с 19 на 20 марта 2002 года, наша газета опубликовала в апреле 2004 года под заголовком «Не осужден и не оправдан». Обвиняемый в этом преступлении Владимир Ермоленко, по его словам, к тому времени полностью уже разуверился в возможности добиться справедливости и потерял надежду, что истинный убийца будет когда-нибудь найден… А суть дела была такова. Накануне он договорился с соседкой, убитой той ночью, что с утра 20 марта начнет у нее на подворье строительные работы, и первоначально рассматривался оперативно-следственной группой как свидетель. Но 1 мая, то есть почти через шесть недель после убийства, его, без предъявления каких-либо обвинений, около шести часов утра забрали из дому и доставили в Ленинский отдел милиции. Через неделю, 8 мая, Владимир Ермоленко подписал явку с повинной…

Ему повезло с адвокатом. В ходе суда по обвинению Владимира Ермоленко в умышленном убийстве Людмила Сосна не оставила камня на камне и от следственных построений кировоградских пинкертонов с Ленина, 6, и от самого обвинительного заключения. Наглядно доказав: все, что сделано оперативно-следственной группой, сделано крайне топорно.

Действительно, топор и стал одной из ключевых улик для следствия. Жертва была зарублена топором. И получается, что в течение почти шести недель расследование по делу, которое явно превращалось в «глухаря», просто топталось на месте, пока в чьей-то голове не родилась «гениальная» ассоциация: топор — орудие плотника, а плотника, Владимира Ермоленко, далеко искать не надо — он живет по соседству… По-видимому, этого хватило, чтобы на корню убить любые другие возможные версии. Под эту единственную и подгонялось все остальное. Ермоленко якобы пришел рано утром 20 марта к своей заказчице, чтобы получить аванс за работу, — подтвердить это некому, но так ли это важно, когда начинает работать воображение?

«Во время разговора (цитируем по материалам уголовного дела, которым редакция располагает) между Д. и Ермоленко В.И. возникла ссора по поводу употребления последним спиртных напитков». Этого, естественно, тоже не видел никто, но зато как же убедительно звучит умозаключение следователя! А затем «на почве внезапно возникших неприязненных отношений» «Ермоленко В.И., осознавая противоправный характер своих действий и желая наступления последствий в виде лишения жизни Д., схватил топор…»

Отталкиваясь от топора, который, как выяснилось в судебном заседании, даже не был представлен суду (!) как улика, и проделало следствие свою работу. Дело об убийстве жительницы района Арнаутово вполне могло стать стараниями следователей «делом о двойном убийстве»: второй жертвой, если бы не самоотверженная работа адвоката, вполне мог стать… обвиняемый.

Больше того — погибнуть Владимир Ермоленко мог еще… в ходе следственно-оперативных действий. И это тоже доказала суду Людмила Сосна: пресловутая «явка с повинной» написана под диктовку и выбита из «подозреваемого» при помощи недельных пыток и психологического давления (в том числе на членов его семьи), сломавших волю подзащитного. А один из эпизодов «оперативно-следственной работы» завершился для Ермоленко гипертоническим кризом со скачком артериального давления до 210/130 и вызовом медицинской спецбригады…

Суд первой инстанции освободил Владимира Ермоленко из-под стражи — но под залог, каковым стало принадлежащее ему домовладение в Кировограде, — а дело направил на дополнительное расследование. Указал суд и на тот факт, что телесные повреждения, зафиксированные у Ермоленко актом судебно-медицинского обследования от 10 мая 2002 года, «могли быть причинены только в стенах Ленинского ОМ УМВД».

25 февраля 2003 года Апелляционный суд Кировоградской области оставил в силе постановление суда первой инстанции. И… все зависло! Никто не бросился на поиски (запоздалые!) настоящего преступника, а тем более — на изобличение преступников в погонах, пытавших Ермоленко. «Не осужденный и не оправданный», Ермоленко продолжал жить с клеймом подозреваемого-обвиняемого, не имея права ни выехать из Кировограда, ни распорядиться, возникни необходимость, своим собственным домовладением. Его жалобы и жалобы членов семьи из любых высоких инстанций возвращались в Кировоград — в областную прокуратуру, в областное управление МВД, где ложились под сукно, в апелляционный суд…

В том, что ситуация изменилась, убежден сегодня Владимир Ермоленко, сыграли свою роль перемены после президентских выборов и, в частности, назначение нового прокурора Кировоградской области Константина Пасики. Делу был дан новый ход, и, наконец, следователь прокуратуры Ленинского района Кировограда Анатолий Душинский вынес постановление о закрытии уголовного дела в отношении Ермоленко В.И. и, соответственно, отменил избранную судом меру пресечения. Неужто все позади? Как бы не так…

Что же изменил для этого человека один-единственный день 2 августа? Почему возникает ассоциация, что он вновь — в определенном смысле слова — превращается в обвиняемого?

7 июля Владимир Ермоленко обратился в Ленинский районный суд Кировограда с исковым заявлением о возмещении морального вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, досудебного следствия и прокуратуры. Следствие, гипертонические кризы, семь месяцев в СИЗО и постоянный психологический гнет после освобождения под залог не могли не оставить разрушительных следов на его здоровье. Достаточно процитировать только один из многих эпикризов — последний, этого года: «Диагноз: ишемическая болезнь сердца, стенокардия напряжения, гипертоническая болезнь, ангиопатия сетчатки гипертоническая, астено-невротический синдром… Боли в сердце беспокоят с 2002 года… Факторы риска: гипертоническая болезнь. Органы-мишени: сетчатка глаз, мозг. Риск сердечно-сосудистых осложнений».

2 августа состоялось первое судебное заседание под председательством судьи В.Драного. В ходе открытого судебного слушания достоянием гласности стали «Возражения на исковое заявление», подписанные представителем прокуратуры В.Оводенко. Недоумение вызывают уже первые его абзацы. Представитель прокуратуры для начала ставит под сомнение содержащееся в исковом заявлении Владимира Ермоленко утверждение о его задержании 1 мая 2002 года — как якобы противоречащее материалам уголовного дела (вся несостоятельность которых была доказана еще более двух с половиной лет тому назад в зале суда!). На самом деле в ходе заседания суда первой инстанции было доказано, что Ермоленко действительно задержали 1 мая, но если поверить материалам дела, то задержание состоялось 2 мая, на улице, где вблизи областной прокуратуры Ермоленко почему-то «проходил в состоянии алкогольного опьянения и выражался нецензурно, на замечания не реагировал».

— Я уже больше суток находился на Ленина, 6, — говорит по этому поводу сам Владимир Ермоленко, — а получается, что гулял по улицам, да еще пьяный…

Других несуразностей, имеющихся в возражениях, можно сейчас не касаться: нет сомнений, что опровергнуть их не составит труда адвокату Владимира Ермоленко Ольге Хабзей. Но есть один момент, который не может пройти мимо внимания журналиста: все те дрова, которые по ходу своей топорной работы успело нарубить следствие по «делу Ермоленко» в 2002 году, прокуратура вновь пытается преподнести суду как истину в первой инстанции! Грустно…

А еще один пассаж из «Возражений» вызывает настоящий шок! В нем Владимир Ермоленко фактически обвиняется в том, что… «препятствовал установлению истины и этим способствовал незаконному осуждению, незаконному привлечению к уголовной ответственности, незаконному применению в качестве меры пресечения содержания под стражей… незаконному задержанию» и т.д. Чем способствовал? Да тем самым «самооговором», выбитым под пытками! А против кого работал, прибегая к «самооговору»? Да против себя же самого! Даже одного этого «аргумента» достаточно, чтобы усомниться в адекватности его автора…

Елена Борисовна, жена Владимира Ермоленко, также подвергалась психологическому давлению со стороны органов дознания. Сегодня она говорит с горечью:

— Если ад есть, то уже три с половиной года мы живем в аду. Человеку искалечили жизнь, но в нашей системе ничего добиться нельзя…

Неужели действительно в нашей жизни изменилось так мало?..

Хуже касторки

Читая десятки статей, препарирующих политическую жизнь страны с тщательностью интерна, неожиданно обнаружил незанятую и даже необследованную нишу. Эмоции — вот первая и, пожалуй, главная человеческая реакция на все происходящее в нашей жизни. И если ко многим вещам мы относимся со стойкостью фаталиста, то по отношению к политикам и их деятельности палитра испытываемых нами чувств насчитывает сотни оттенков.

Помните, какие чувства переполняли вас при виде оранжевого Майдана? У меня сотни тысяч людей, часами стоящих на морозе, вызывали удивление, смешанное с восхищением и гордостью, приправленное беспокойством и нетерпением. Острым неприятием, даже негодованием отзывались «пятиминутки ненависти» Джангирова, Корчинского, Киселева. Смех и иронию — потуги «проффесора» в прямом эфире… Каждый день миллионы людей возмущались и восхищались, плевались и молились — эмоции перехлестывали через край. А затем всё понемногу устаканилось. И хотя кое-кто по инерции продолжает рвать на груди тельник, градус эмоций заметно понизился, а их диапазон сузился.

Нет, до равнодушия дело еще не дошло, а вот такое общечеловеческое чувство, как брезгливость, посещает меня всё чаще. А как прикажете реагировать на тотальную замену портретов в тысячах кабинетов вчерашних «лучших друзей Данилыча»? Или на требования соблюдать права человека — из уст деловых партнеров Бакая и Билоконя? Список можно легко продолжить, только приятных ощущений это ни вам, ни мне не доставит…

Но есть случаи, когда патология достигает гомерических размеров и достойна кунсткамеры.

Вот вам самый свежий пример. Одесский международный гуманитарный университет, основанный Юридической академией, президентом которой является экс-председатель ЦИК Сергей Кивалов, обратился к Президенту Виктору Ющенко за разрешением присвоить его имя своему учреждению.

По словам ректора МГУ Николая Коваленко, соответствующее решение было принято ученым советом университета еще 8 июля 2005 г. Тем не менее, по словам Коваленко, ответ из Государственного секретариата они до сих пор не получили.

Представляете, сначала эти ушлые ребята, как и положено одесситам, скромно назвали свое учебное заведение МГУ (а могли бы Сорбонной или Оксфордом), а затем решили стать МГУ имени Ющенко! И над всем этим пиром лицемерия и беспринципности витает, аки Создатель, Сергей Кивалов. Тот самый зиц-председатель ЦИК, чья деятельность с легкой руки Михаила Бродского стала нарицательной и дала жизнь неологизму «кивалово»…

Взывать к совести этих лизоблюдов бессмысленно, «такие деньги» здесь не ходят. Да и психологию «первых лиц» они знают лучше медиков. А парламентские выборы всё ближе — времени практически не осталось. Вот и лижут, и прогибаются изо всех сил. Кто-нибудь да приголубит: не Президент, так спикер, не Кинах, так Порошенко — вариантов пруд пруди. Был бы язык подлинней, поясница погибче да денег побольше. Попомните мое слово: в мартовских партсписках мы увидим таких персонажей — ахнете! Вот уже и все наши кировоградские нардепы, благодетели сотого округа, кажется, пристроились. И ведь взяли их, не побрезговали…

В минувший вторник, в День десантника, кировоградские спецназовцы демонстрировали свое боевое умение. Тут было все по-честному, лицом к лицу. А еще «голубые береты» ломали доски, били банки с водой и даже …рвали зубами живых лягушек. Особо брезгливые зрители отворачивались. Видимо, аполитичные…

И снова о новой «Звезде»

В прошедшую среду представители средств массовой информации получили возможность из первых уст узнать о ходе подготовки кировоградской «Звезды» к очередному сезону. Как мы уже сообщали, в руководстве футбольного клуба и тренерском штабе команды произошли изменения. В конференц-зале ФК «Звезда» перед журналистами предстали почетный президент клуба Анатолий Ревенко, первый вице-президент Игорь Горожанкин, а также исполняющий обязанности главного тренера Вадим Бондарь.

Открывая пресс-конференцию, Анатолий Ревенко отметил, что вопрос возрождения кировоградского футбола находится в центре внимания облгосадминистрации. Наследство, доставшееся новому руководству, требует полной ревизии футбольного хозяйства в Кировограде. Но одновременно с этим процессом необходимо должным образом подготовиться к старту в чемпионате и Кубке Украины. Должность почетного президента футбольного клуба накладывает на первого заместителя ОГА множество обязательств. По мере своих сил и возможностей Анатолий Дмитриевич старается помогать решать непростые задачи. На данный момент проведена определенная работа по заявке футболистов на первый круг, переведены необходимые средства в ПФЛ (заявочный взнос), для того чтобы команда могла нормально стартовать. В ближайшее время состоится подписание контрактов со всеми футболистами.

Изменения в тренерском штабе связаны с тем, что Вадиму Даренко, который первоначально был приглашен на должность наставника «Звезды», поступило более выгодное предложение из запорожского «Металлурга». Поскольку Вадим Всеволодович решил продолжить свою карьеру в Запорожье, у руля команды встал Вадим Бондарь. Вадим Анатольевич прекрасно зарекомендовал себя, тренируя юношеские и аматорские коллективы, и теперь у него появляется прекрасная возможность проявить себя на более высоком уровне, считает Анатолий Ревенко.

Говоря о текущих аспектах жизнедеятельности клуба, Игорь Горожанкин посетовал на то, что начинать возрождение приходится практически с нуля. После вылета «Звезды» из высшей лиги команда оказалась фактически никому не нужной. Поражают апатия и безразличие властьимущих и бизнесменов к судьбе футбольного клуба с богатейшими историей и традициями.

Что касается игроков, то 12 июля на первое после перерыва собрание, явилось только 4 человека. Понятно, что времени на комплектацию оставалось крайне мало. Суперфинансирования у клуба также нет. Вся надежда на местных меценатов и спонсоров, готовых протянуть руку помощи. И первый вице-президент ФК «Звезда» уверен, что в Кировограде и области есть серьезные финансовые структуры, готовые помочь в трудную минуту.

По мнению Игоря Горожанкина, материально-техническая база клуба пребывает в плачевном состоянии. За прошедшие два года практически угробили футбольный газон. Ситуация осложняется еще и тем, что бюджет клуба не позволяет содержать большой штат обслуживающего персонала. А четырем сотрудникам сложно справиться с громадным объемом работ. К тому же необходимо закончить строительство гостиничного комплекса, который помог бы разрешить ряд вопросов. Поэтому Игорь Горожанкин считает, что без солидного инвестора не обойтись. Его поиск усиленно ведется.

Говоря о клубном автобусе, Игорь Юрьевич авторитетно заявил о том, что все отчеты о потраченных на это транспортное средство финансах — прямой обман. Только первоначальный ремонт автобуса в Одессе обошелся в 20000 гривен. И сколько еще придется вложить, неизвестно.

Переходя к вопросу комплектации команды, первый вице-президент ФК «Звезда» заметил, что в данный момент имеется возможность укрепиться только свободными агентами. Ставка же делается на Александра Мызенко и Николая Лапу, которые наряду с еще двумя-тремя опытными исполнителями помогут раскрыть свой потенциал перспективной молодежи. Причем приоритет будет отдаваться местным воспитанникам, которые должны понимать, что, несмотря на нынешнее положение «Звезды», играющей во второй лиге, они будут представлять клуб с более чем 80-летней историей, где играть спустя рукава просто непозволительно.

Основную же задачу СМИ Игорь Горожанкин видит в том, чтобы помочь поднять авторитет клуба и вернуть болельщиков на трибуны.

Вадим Бондарь особо подчеркнул то, что создается новая команда. Молодые ребята практически не имеют опыта выступлений на таком уровне, и поначалу их необходимо будет поддержать. За столь короткий период очень трудно создать боеспособный коллектив. Необходимо время на налаживание игровых связей. Тем не менее, команда попытается выступить достойно. Сам же Вадим Анатольевич благодарен руководству клуба за доверие и постарается сделать все возможное, чтобы его оправдать.

Отвечая на вопросы журналистов, Анатолий Ревенко призвал городскую власть забыть все предыдущие противоречия и, преодолев разногласия, объединиться на благо возрождения кировоградского футбола.

Игорь Горожанкин поблагодарил начальника горспортотдела Александра Куценко за помощь и поддержку и выразил надежду, что в будущем удастся возродить ДЮСШ при ФК «Звезда», которая снова будет готовить полноценный резерв для команды мастеров. Мечта же первого вице-президента клуба — чтобы наша любимая «Звезда», как в старые добрые времена, собирала полные трибуны и болельщики получали от игры истинное наслаждение.

В завершение встречи Игорь Горожанкин обратился к предшественникам, стоявшим во главе клуба. По его мнению, их заявления о честности и чистоплотности по отношению к «Звезде» не соответствуют действительности. Почему тогда кафе, именуемое «ФК Звезда», расположенное в центре города, находится в долгосрочной аренде у дочери одного из экс-руководителей клуба, а футболисты далеко не бесплатно питаются в столовой горисполкома? Куда подевались средства за игроков, которых почему-то после вылета из высшей лиги отпустили совершенно безвозмездно? Почему заключались контракты с футболистами, которые ни разу по мячу не ударили, а зарплата у врача была больше, чем у действующих исполнителей? Все эти вопросы пока остаются риторическими, хотя новое руководство ФК «Звезда» искренне надеется, что когда-нибудь кировоградские любители футбола узнают правду. По словам Игоря Горожанкина, они намерены работать честно и прозрачно, чтобы в будущем не услышать аналогичных упреков.

Ну а первые шаги новой «Звезды» мы увидим совсем скоро, тогда и сделаем выводы о грядущих перспективах…

Казаки-разбойники, или Вечная игра

В моем безоблачном детстве была замечательная игра — казаки-разбойники. Наверное, многие помнят. Хорошие казаки ловят плохих разбойников. В общем, тяжелое наследство царского режима. Как правило, стать казаками хотели самые сметливые и быстрые, поэтому процесс отлова разбойников не занимал много времени. А так как играть хотелось и дальше, разбойники выпускались на волю, и процесс начинался с нуля…

Разворачивающаяся на наших глазах смертельная битва украинских силовиков и юстиции против фальсификаторов и олигархов до боли напоминает забаву из далекого детства. Объявленный сразу после победы оранжевой революции крестовый поход против нашкодивших соратников Леонида Даниловича принимает все более причудливые формы. Очередной яркой иллюстрацией этого противостояния стало освобождение председателя Донецкого областного совета Бориса Колесникова из-под стражи.

С самого начала эта история радовала глаз. И характером обвинения — вымогательство, и жесткостью суждений правоохранителей, и пикантными подробностями ведения следствия. И даже фигурой адвоката Федура, который в годы правления Кучмы был едва ли не самым принципиальным защитником той давешней украинской оппозиции. На промежуточном финише этой истории комедия стала превращаться в фарс. Чего стоит одно заявление министра внутренних дел Луценко о том, что подследственному Колесникову не успели предъявить его подписку о невыезде! Зато сам фигурант дела успел уже и побывать в реанимации, и одарить журналистов лучезарной улыбкой и интервью. Какие же все-таки профессиональные врачи в Донецке!

Итак, Борис Колесников уже на свободе и даже приступил к работе в Донецком областном совете, невзирая на все сопротивления Генеральной прокуратуры. В общем, из «узников совести» за решеткой остался лишь экс-губернатор Закарпатья Иван Ризак, запомнившийся украинским телезрителям по знаменитой постельной сцене с депутатом Прошкуратовой. И это практически весь полугодовой улов украинских силовиков.

Долгое время реноме Генпрокуратуры и МВД спасали товарищи, со страху или сдуру рванувшие за пределы нашей родины от карающего двуручного меча Пискуна-Луценко. Первые лица силовых организаций периодически отчитывались: мол, враги родины находятся в бегах, но мы ищем и прилагаем максимум усилий. Народ, правда, несколько смущало то, что некоторые представители новой власти активно встречаются с врагами украинской демократии и, самое главное, не делают из этого никакой тайны.

Время шло, и сами разыскиваемые осознали всю быстроту и тяжесть карающей руки. Первой ласточкой был приснопамятный Кивалов, который не только вернулся в родную Одессу, но и немедля заявил о своих претензиях на руководство родной Юридической академией. Следом на родину подтянулся и находящийся в международном розыске запорожский экс-губернатор и мэр Карташов. С лицом невинного младенца он изложил личную историю последних месяцев. Мол, был в отпуске и ни о каком розыске слыхом не слыхал. Ранее приблизительно такую же легенду поведал миру председатель чуть ли не самой проблемной в Украине кировоградской территориальной избирательной комиссии Хильченко. В каких экстравагантных местах любят отдыхать «бывшие»: мобильные телефоны там не работают, телевизоров нет, Интернет не существует. Такая любовь к уединению и дикой природе выдает у наших героев тонкую душевную организацию и романтизм.

Так, глядишь, скоро в родную страну вернется экс-губернатор Сумщины Щербань (и немедленно предъявит претензии по поводу конфискованной коллекции самоваров). Бросит Москву на произвол судьбы и бывший руководитель ДУСи Бакай, чей бесконечный опыт по обмену туркменского газа на украинский ширпотреб может пригодиться правительству перед началом отопительного сезона. Да и бывшему министру внутренних дел Билоконю, возможно, найдется место в новой жизни…

В общем, с каждым «возвращенцем» позиции силовиков в глазах народа становятся все менее и менее прочными. Нет, конечно, несколько стрелочников удалось посадить. Однако для нарисованной картины тотальной фальсификации этого как-то маловато. Или фальсификации не было, или наказывать за нее никого особо не торопятся. Первое допущение отметем сразу. Мы своими глазами видели, как это было. Мы боролись против этого. Значит, все же не торопятся?

Самое смешное, что участникам тех событий, как правило, предъявляются обвинения, совершенно не связанные с выборами и их фальсификацией. Прокуратура и МВД интересуются всяческими фирмами, дачами и незаконным завозом кирпича на строительный участок. А где же, простите, грузовик с ведомостями на получение сребреников, задержанный активистами оранжевой революции возле администрации Кучмы? Где пленки Рыбачука, на которых высшие и не очень чины государства обсуждают текущие вопросы фальсифицирования народного волеизъявления? Ведь если даже на допросах в прокуратуре появлялись Кучма, Медведчук, Кушнарев и иже с ними, речь там шла о чем угодно, только не о выборах президента.

Отдельного упоминания в этом контексте удостоена наша третья власть. Одним из главных тезисов украинской оппозиции в период борьбы с режимом Кучмы была констатация полной заангажированности и подконтрольности украинских судов. Ну что ж, революция победила. Суды теперь неподконтрольны. Правда, не только власти, но и закону. И здравому смыслу. И прокурор Пискун, и министр внутренних дел Луценко попеременно жалуются на украинские суды. Мы сажаем — они выпускают. Судьи парируют — плохо сажаете. Без соответствующей доказательной базы. Может быть, и так. Руководители у нас новые (хотя кто назовет Пискуна новым руководителем?), а кадры, как правило, старые. Прошедшие соответственную санитарную обработку фирмой «Медведчук и все, все, все». То есть весьма хорошо в свое время прикормленные и так же хорошо запуганные.

Суды были особой гордостью руководства прежней администрации. С судьями работали особенно плотно. Вы, наверное, помните, как на пленках Мельниченко Леонид Кучма и Виктор Янукович в подробностях описывают процесс подвешивания неких донецких судей за причинные места. Генетическая память украинской Фемиды, похоже, держит наших юристов на коротком поводке. А как по-другому можно объяснить тот факт, что все попытки новой власти поставить в судах вопросы о незаконной приватизации объектов промышленности наталкиваются на четкое сопротивление судей? Так было в деле с акциями «Криворожстали», так недавно решался вопрос с передачей государству пакета акций Никопольского ферроникелевого завода. На носу не менее яркий процесс по делу Южнотрубного. Как ни странно, все эти предприятия входят в бизнес-империю Виктора Пинчука.

Но с его собственностью хотя бы пытаются разобраться. Атакуют и бизнес-владения Рината Ахметова — как правило, с тем же великолепным результатом. Что же касается других олигархических кланов Украины, то их новая власть либо оставила в напряженном покое, как в случае с СДПУ(о) и «бывшими» помельче, группирующимися вокруг спикера Литвина, либо демонстрирует понимание, как в случае с группой «Приват». Такая избирательность подходов вряд ли делает честь героям Майдана, но ее можно списать на общую занятость. Вроде как не до всего руки доходят в процессе ежедневной битвы за благосостояние украинского народа.

В общем и целом среди олигархов также наступила некоторая успокоенность. Большие парни поняли, что никакие Чрезвычайные Комиссии с работниками в кожанках и при маузерах созданы не будут, а уж как бороться со здравым смыслом в наших судах, отечественные олигархи знают превосходно.

Автору неоднократно приходилось беседовать со светилами новой украинской политики по вопросам судебного беспредела. Как правило, все респонденты были единодушны. До выборов в парламент и местные советы привести в порядок нашу судебную систему просто невозможно. Однако и вера в то, что после весны 2006 года что-то кардинально изменится, кажется весьма наивной.

Не секрет, что основной движущей силой и главным аргументом в рассмотрении тех или иных дел в Украине являются деньги. Как бы ни были сильны твои аргументы, какие бы профессиональные юристы ни работали, главную роль играет сумма, отправленная по тому или иному адресу. А так как новой власти не удалось выбить экономическую почву из-под ног «бывших», олигархи продолжают диктовать украинской Фемиде свои условия. И хотя глаза у той по-прежнему завязаны, она с легкостью определяет на ощупь шершавость купюр и толщину пачки.

В общем, крестовый поход не удался. Вероятно, всю тяжесть провала операции против фальсификаторов и олигархов новая власть почувствует в канун парламентских выборов. У проигравших зимой 2005-го нет другого выхода, как попытаться взять частичный реванш весной 2006-го. И невзирая на всю «народную любовь» к окружению Кучмы, определенные шансы у них есть. Общее разочарование итогами революции этому поспособствует. И в этом будет немалая заслуга силовиков.

О чем говорить, если даже поставленный во главу угла революционных преобразований и названный делом чести процесс Гонгадзе так и не начался! Генеральная прокуратура раз за разом объявляет о завершении следствия, после чего с такой же последовательностью опровергает саму себя. Тянутся всевозможные проверки, экспертизы, а имена заказчиков преступления до сих пор не названы. То же самое относится к пленкам Мельниченко, которые в очередной раз признаны экспертизой аутентичными, но и только. Никаких видимых выводов из этого не последовало.

В общую картину драматических отношений между украинскими силовиками, политиками и судебной властью прекрасно вписывается очередная сенсация, связанная с отказом исполнителя заказного убийства Вадима Гетьмана от своих показаний. Если вы помните, в заказе был обвинен экс-премьер Украины Павел Лазаренко. В этой весьма пикантной ситуации Генпрокуратура сподобилась лишь на невнятный комментарий о том, что осужденные часто ведут себя таким образом, отказываясь от своих показаний в надежде на новый пересмотр дела. Тем не менее, вопрос остается открытым: было ли дело против Лазаренко сфабриковано во времена Кучмы или обвинения являются обоснованными?

Ответов нет. И, как кажется автору, не зря. По какой-то случайности любое новое упоминание о деле Гонгадзе или о пленках Мельниченко появляется в тот момент, когда какое-то активное действие предпринимает Владимир Литвин. Вот сейчас информация Генпрокуратуры вышла в аккурат к очередному визиту спикера в Москву, в гости к Владимиру Путину. Попытка держать ситуацию под прицелом, а политика — на крючке? Или действительно совпадение? Или вот с Лазаренко. Кто-то в Украине сейчас заинтересован в возвращении на родину этого весьма амбициозного, до сих пор влиятельного и, самое главное, весьма много знающего человека?

В ситуации, когда основным вопросом политических дискуссий в нашей стране является истинный характер оранжевой революции, реформа судебной власти и прозрачность вынесения судебных решений явилась бы одним из главных доказательств демократического характера перемен. Власть не делает резких шагов. Стремление к миролюбию? Невозможность выбраться из хаоса постреволюционной кадровой политики? Или подготовка плацдарма для будущих электоральных побед?

Но ответы на эти вопросы, которых пока нет, — лишь степень выяснения искренности нынешней власти. Текущая же неразбериха, в том числе и кадровая, когда любой председатель суда подспудно готовится к отставке, а новое поколение прокурорских работников и милицейских чинов рвется реализовать свои профессиональные амбиции, играет на руку тем силам, которые с удовольствием пронаблюдали бы крах революционной команды Ющенко. Тем более что с каждым днем, приближающим нас к выборам, судебных заседаний станет все больше, а крики о политических преследованиях будут все громче.

К сожалению, за полгода наши силовики так и не смогли отделить фальсификационных мух от экономических котлет, и многих фигурантов несостоявшихся дел мы увидим во главе тех или иных политических партий, в списках кандидатов на место в парламенте или местных советах. В общем, как обычно, власть перекладывает всю ответственность на сам народ. Придется вспоминать всех поименно. Чует мое сердце, что всех не упомнят. И еще одно замечание. Тех, кто хоть раз попробовал фальсификационного людоедства, удержать от новой попытки политического каннибализма может только закон. В лице его полномочных представителей. Которые находятся у нас в редчайшем физиологическом состоянии — спят на бегу. Вот и получается трагикомедия «Много шума из ничего»…

Казаки всегда отпускают разбойников. Ведь, если представить себе страшное — что все разбойники будут переловлены и отправлены в тюрьму, возникнет вопрос о целесообразности существования самих казаков. А как экономически тяжело будет жить казакам в условиях, когда за сто километров нет ни одного разбойника, который может добровольно поделиться частью награбленного. В общем, лозунг «Бандитам — тюрьмы!», похоже, благополучно забыт. Но дело движется к выборам, а это самое время вспоминать старые апробированные лозунги. Так что нас наверняка ждет еще не одно громкое разоблачение с последующим весьма негромким прощением. Пока на весах Фемиды доллары перевешивают закон, надеяться на даму с повязкой было бы неразумно. Похоже, украинская Фемида срочно нуждается в операции, которую в свое время провели над Венерой Милосской.

Об Исландии и украинских голубцах

Как и многие мои соотечественники, я никогда не была в дальнем зарубежье, но, тем не менее, храню мечту посетить пару-тройку западных или восточных стран. И когда у меня появится такая возможность — отправлюсь в первую очередь в Исландию. Почему? Потому что там живет моя подруга, а значит, я буду не просто туристом, а гостем, что гораздо приятнее.

Сегодня моя подруга Елена Жайворонок гостит в Кировограде, и мы говорим с ней об Исландии. И об Украине, конечно.

— Лена, почему Исландия? Почему так далеко?

— Сначала была Польша — совсем недолго. Затем год в Дании. И вот уже почти семь лет я живу в Кефлявике — небольшом, размером со Знаменку, исландском городке. Со мной моя дочь, и с нами мой любимый человек Гудмундур. Мы — счастливая исландская семья, и я не хочу жить ни в какой другой стране: мне по душе пришлись каменистые пейзажи, прохладный климат и приветливые люди — потомки викингов.

— Много ли там украинцев?

— Нет. Зато очень много поляков. Но в Исландии понятие «иностранец» довольно размытое. Здесь совсем не обязательно знать исландский язык, чтобы устроиться на работу, в отличие от Дании, где никто не трудоустроит иностранца, пока тот не окончит курсы датского языка. Но я довольно хорошо знаю язык — семь лет все-таки…

Пять лет работала на рыбоперерабатывающей фабрике, а сейчас — в местной авиакомпании. Работу найти несложно, несмотря на то, что на острове практически нет производства. И платят по нашим (украинским) меркам прилично. Здесь за сверхурочные обязательно идет двойная оплата, поэтому рабочий день, как правило, не ограничивается восемью часами. Меня даже в школу приглашали преподавать что-то вроде уроков труда (Лена имеет диплом нашего пединститута, а еще замечательно шьет, вяжет и вышивает — авт.), но мне не хочется, устраивает моя работа.

— Сколько вы зарабатываете в месяц? И на что этих денег хватает?

— Мы вдвоем с Гумми (это уменьшительно-ласкательное имя Гудмундура) на руки получаем около четырех тысяч долларов, в исландских кронах это примерно 300 тысяч. На что хватает? Нам — на все, и вот почему. Коренные исландцы живут в кредит. Не успели выплатить деньги за машину — как снова берут кредит и покупают новую. То же самое и с жильем. Кроме того, местные женщины готовят редко, ужинают семьи в ресторанах или маленьких закусочных, а это тоже растраты. Ну а мы, украинки, экономные и бережливые… У нас есть хорошая машина и приличная квартира, которую мы купили накануне отъезда сюда.

А ужин приготовить дома — так это за счастье! Рыбы и мяса достаточно, можно выдумывать разносолы. Хотя Гумми влюбился в пельмени и ел бы их, наверное, пять раз в день, и голубцы тоже. Выпечка в магазинах дорогая, а я пеку дома практически каждый день — вот и экономим.

— Ты ровно год не была в Украине. Что у нас за это время изменилось?

— Президент!

— Кстати, вы там следили за нашими выборами?

— Конечно, и телевидение освещало все довольно подробно: и Майдан, и отравление Ющенко. Исландцы нам сопереживали, говоря приблизительно так: «Бедная та страна, президент которой был дважды судим». Для них этот факт оказался чрезвычайно важным. И еще говорили, что «в этой стране что-то происходит». После победы Ющенко — поздравляли. А еще нас поздравляли в прошлом году, когда Руслана победила на «Евровидении». Если помнишь, Исландия дала ей высший балл…

— Как вы отдыхаете?

— Отпуск проводим в Украине, хотя по деньгам было бы дешевле поехать в Испанию или Португалию. Здесь родители, их надо навещать, да и мы выкраиваем недельку, чтобы съездить в Крым. Выходные обычно проводим в так называемых загородных домиках — это что-то вроде базы отдыха предприятия, которая находится в живописном месте вдали от города. Мне там очень нравится: тишина, чистота, горы, ручьи. Отпуск в Исландии — месяц летом и две недели зимой, это обязательно оплачивается, а все, что больше — за свой счет.

— Какое впечатление произвела Украина на Гумми?

— Когда он собирался ехать сюда первый раз, взял где-то диск «Атлас мира», чтобы предварительно познакомиться с нашей страной. Там на картинке была крытая соломой хата, у порога которой висела связка кукурузы, на что Гумми спросил: «Это бананы?» Вот такой уровень знаний об Украине. Зато теперь исландцы, которые с нами общаются, много чего хорошего знают о моей родине. Так что я выполняю миссию — несу в массы информацию об Украине (смеется).

— Ты сюда вернешься?

— Думаю, что нет. Мне там хорошо. Даже если мне предложат страну на выбор — только Исландия. Почему? Чтобы понять, там надо побывать. Приезжайте!

— Пожелай нам что-нибудь по-исландски.

— Хиль хамикью! Это переводится как «желаю счастья», но к этому обязательно добавляют «в день рождения» или «в семейной жизни». Всем кировоградцам — хиль хамикью во всем!

Доказательство от противного

Сенсационное сообщение распространил один из интернет-сайтов Кировограда: в изъятых прокуратурой 29 июля личных делах работников исполкома обнаружены заявления об увольнении по собственному желанию на случай, если авторы заявления на прошедших президентских выборах не проголосовали бы за Виктора Януковича. Эти заявления, указано в информации, завизированы городским головой Кировограда. «Можно с уверенностью говорить, — делает вывод автор информации, — что и.о. мэра Вере Сухопаровой и другим (протестовавшим против изъятия личных дел) было что защищать».

30 сотрудников исполкома, чьи личные дела изъяты, незамедлительно отреагировали на интернет-сообщение и обратились с упреждающим коллективным заявлением на имя прокурора Кировоградской области. Авторы этого (уже опубликованного!) заявления «решительно выступают против» того, что выемка проведена без их предупреждения и что они не были проинформированы (!) об их признании свидетелями по делу о фальсификации выборов в избирательном округе №100 (Кировоград). И делают акцент на том, что проведенная выемка «создает условия для фальсификации и подмены документов» — не более и не менее!

Возникает логичный вопрос: где и сколько правды содержится в распространенной разными источниками информации?

То, что не только чиновников разных уровней, но и бюджетников в период выборов заставляли писать заявления об увольнении «по собственному желанию», еще в тот период являлось секретом Полишинеля. Правда, подшивать такие заявления, да еще завизированные, в личные дела было бы для горе-руководителей признанием высшей степени их безголовости.

Возможно, изъятия личных дел потребовали не столько заявления об увольнении, сколько необходимость получения определенных доказательств по факту фальсификации выборов в Кировограде? Косвенно это подтвердил «УЦ-Репортеру» прокурор Кировоградской области Константин Пасика. По его словам, изъятие дел имело безусловную необходимость для проводимого следствия, однако о подробностях он сможет сообщить только несколько позже.

По информации, также распространенной в Интернете, областным прокуратурам дано указание завершить следствие по делам о фальсификации президентских выборов до 1 сентября.

Даже если вам немного за тридцать

2004 год стал первым годом работы Пенсионного фонда Украины в рамках нового пенсионного законодательства, которое вступило в силу с 1 января прошлого года. Впрочем, есть смысл сказать шире: первым годом жизни для страны в условиях действия базового закона пенсионной реформы «Об общеобязательном пенсионном страховании» — своего рода его проверкой на практике. О том, что дал новый закон пенсионерам — всем, кто ушел на пенсию либо задолго до его принятия, либо уже в 2004-м, «Украина-Центр» успела написать немало, а тем самым, как показала жизнь, помогла очень многим получить ответы на возникавшие вопросы. Это не значит, что все эти вопросы исчерпаны: некоторых из них, возникших уже на новом этапе, мы коснемся и в этой публикации.

Как показал прошедший год, настало время говорить уже не только о нынешних пенсионерах, но и о будущих: в первую очередь о тех, кому еще далеко (или, увы, кажется, что далеко) до пенсии. Во всяком случае, подытожив результаты прошедшего года, многие сотрудники ПФУ, без преувеличения, схватились за голову. Если существующая тенденция сохранится — а некоторые косвенные признаки свидетельствуют, что она сохраняется и в текущем году, — то пора сделать более чем грустные выводы: немалая часть трудоспособного населения Украины рискует подойти к пенсионному возрасту, НЕ НАБРАВ СООТВЕТСТВУЮЩЕГО СТРАХОВОГО СТАЖА, необходимого для начисления пенсии.

Почему это происходит и что делать в возникшей ситуации — с этими вопросами мы вместе с нашими читателями и постараемся разобраться.

Cписки ПФУ

Если у читателя невольно возникла ассоциация с названием известного фильма «Списки Шиндлера», не надо отмахиваться от нее. В органах Пенсионного фонда действительно существуют совершенно невероятные многостраничные перечни предприятий, которые, образно говоря, не справились с новыми требованиями пенсионного законодательства. Редакция располагает такими списками по управлению Пенсионного фонда в Кировограде, однако есть все основания говорить, что аналогичная ситуация наблюдается и в других управлениях Кировоградской области и Украины в целом. Следовательно, речь идет об огромном количестве людей, стоящих за предприятиями, попавшими в список, и, еще раз образно говоря, требующих спасения.

Как выяснилось по ходу общения с Ниной Федорук, заместителем начальника управления — начальником отдела персонифицированного учета, кировоградское управление в июле закончило отработку своих списков, а ныне проводит ознакомление с результатами проведенного анализа главных бухгалтеров и руководителей предприятий. Следовательно, со дня на день можно ожидать, что результаты этого анализа станут предметом ажиотажного интереса на очень многих кировоградских предприятиях.

А чтобы понять, какой анализ провели органы ПФУ и что представляют их списки, придется начать от печки.

С 1 января 2004 года законодатель установил в Украине минимальную заработную плату (при условии полной занятости) в размере 205 гривен. Соответствующий ей ежемесячный минимальный взнос в государственный пенсионный фонд (34%) равняется 69,7 грн. С 1 сентября того же года минимальная заработная плата выросла до 237 грн. (минимальный взнос — 80,58 грн.). Соответствие этим требованиям реально выплаченных в Кировограде зарплат по каждому предприятию и стало предметом анализа, который отразил ситуацию в городе (и стране).

Девятистраничный список, который не стоит, разумеется, воспринимать как «обвинительное заключение», а лишь как «информацию к размышлению», включает в себя около 350 кировоградских предприятий, на которых ВСЕ СТО ПРОЦЕНТОВ РАБОТАЮЩИХ получали зарплату меньше минимальной. Бросаются среди них в глаза гаражные кооперативы, садово-огородные товарищества и даже церкви — Cв. Николая и «Живая надежда».

Из бывших когда-то «на слуху» можно назвать украинско-российско-швейцарское предприятие «КИМО» (возможно, кировоградцы помнят обувь этой марки), численность которого составляет сегодня 10 человек, а недополученная заработная плата (то есть разница между официально утвержденной минимальной и реально выплаченной) достигает почти 2 тысяч гривен. На первом месте в списке — ПП «Марш»: численность — 55 человек, недополученная зарплата — более 34 тысяч. На втором — ООО «Алекс-трейд»: численность — 32 человека, недополученная зарплата — 26 тысяч. И так далее. Больше половины предприятий в этом списке имеют численность работающих 1-2 человека. Но и на них размер недополученной заработной платы может превышать и тысячу, и две тысячи гривен. Но прежде чем анализировать причины, есть резон заглянуть в другой не менее объемный список.

В нем на первом месте оказался достаточно известный сокоэкстрактный завод: численность работающих — 280, из них получающих зарплату ниже минимальной — 276, размер недополученной заработной платы (здесь, как и выше, подчеркнем, всего лишь статистика ПФ, а не выводы) — более трети миллиона гривен. На втором месте — городское управление образования: 5245 работающих, из которых треть получает зарплату ниже минимальной, а размер недополученной заработной платы — почти треть миллиона. Еще несколько предприятий из списка привлекают внимание Нины Федорук. «Автолегион»: зарплата ниже минимальной — у 221 человека из 228, недополученная — 171 тыс. грн.

— Можно ли считать логичным, — задает она риторический вопрос, — чтобы автоперевозчики не могли заработать себе зарплату хотя бы на уровне минимальной? Или чтобы в фирме «Ласка», выпускающей популярное мороженое, восемьдесят процентов ее работников зарабатывали ниже законодательно установленного минимума?

Попали в «черные списки» и оба кировоградских университета, и областная библиотека имени Чижевского, и Кировоградский горисполком, и управление образования облгосадминистрации, и коммунальные предприятия, включая «Кировоградтепло», и театр имени Кропивницкого, и многие, многие другие.

Причины и следствия

Причины, разумеется, в каждом случае разные. Где-то трудятся пенсионеры, которые согласны работать на пол- и четверть ставки. Где-то — наверняка не по вине предприятия и людей, которые на нем работают, — вынужденно вводится режим неполной занятости (неполный рабочий день или неполная рабочая неделя). Где-то есть работающие по совместительству — такой труженик для себя лично ничего не теряет в плане заработка, но «снижает показатели» предприятия, на котором он работает неполный рабочий день.

По закону, человеку, работающему в условиях полной занятости и выполнившему месячную (часовую) норму, но при этом не вышедшему на уровень минимальной заработной платы, предприятие проводит доплату до ее уровня. Но вот примеры, с которыми сотрудники управления сталкивались на практике на некоторых кировоградских заводах. Уборщицам с низкой тарифной ставкой такая доплата производится, станочникам — нет. А как же быть с принципом более высокой оплаты квалифицированного труда по сравнению с неквалифицированным? Или нынешняя ситуация на рынке труда заставляет руководителей предприятий мириться с тем, что станочники оказываются менее квалифицированными, чем уборщицы? Есть предприятия, не проводящие индексацию отпускных после очередного повышения минимума заработной платы, а это также отрицательно сказывается на уровне выплат труженикам. И так далее. Кроме того, оплата труда ниже установленного уровня имеет негативные последствия и для самого Пенсионного фонда. Страховые отчисления в солидарную систему, из которой производится выплата пенсий уже состоявшимся пенсионерам, упали — и страшно сказать, но уже и относительно благополучный в прошлом Кировоград превратился в город, требующий дотации для обеспечения выплат пенсий в полном объеме…

А вот к каким последствиям приводит описанная ситуация. Страховой стаж засчитывается исключительно по размеру отчислений в Пенсионный фонд: составляли они, например, 40,29 грн. — вместо определенных законом 80,58 грн. в месяц — и получишь ты за каждый фактически отработанный месяц только полмесяца страхового стажа, дающего право на пенсию. Просматривая данные персонифицированного учета за год, сотрудники Пенсионного фонда делают на их основе свои выводы: рабочим такого-то предприятия, если ситуация не изменится, придется, чтобы заработать необходимые 25 лет страхового стажа (20 — для женщин), работать до… 80 лет, такого-то — до ста лет, а иным и вовсе до бесконечности. К примеру, предприниматели Кировограда, работающие в системе с фиксированной ставкой налога, заработали себе в 2004 году всего лишь… около 22-24 дней страхового стажа…

В среднем же каждый работающий кировоградец в 2004 году заработал себе лишь 8,34 месяца страхового стажа, тогда как в 2003 году этот показатель равнялся 11,94 месяца. И объясняют сотрудники Пенсионного фонда это не только ростом числа смежников или числа работающих по договорам либо на условиях неполного рабочего дня (неполной рабочей недели), но также и, само собой разумеется, нарушениями трудового законодательства. Во всяком случае, по имеющейся информации, прокуратура уже проявила интерес к этим спискам и намерена провести проверки с участием инспекции по труду.

Впрочем, как говорится, на прокуратуру надейся, а сам не плошай. На поверку, немалая часть работающих имеет возможность обеспечить себе и необходимый страховой стаж к моменту достижения пенсионного возраста, и достаточный уровень пенсии в будущем. Но об этом — и не только об этом — обещаем рассказать в следующем номере.

Можно и на курорт…

В прошлую пятницу Апелляционный суд Кировоградской области рассмотрел жалобы прокуратуры области на решение Ленинского райсуда Кировограда. Напомним, 25 июля судья Галина Бутельская освободила из-под стражи Сергея Хильченко, Людмилу Давыденко и Игоря Лопотова, в отношении которых были возбуждены уголовные дела.

Материалы по всем трем эпизодам известны нашим читателям. Так, экс-председателю сотого теркома Сергею Хильченко инкриминируется очередное нарушение избирательного законодательства — перед вторым туром голосования он отказался выдать удостоверения 545 наблюдателям от Виктора Ющенко. Людмила Давыденко, по версии прокуратуры, во время выборов выдала десяти жителям Димитрово фальшивые открепительные талоны. Игорь Лопотов, будучи заместителем начальника УМВД в области, воспользовался служебным положением и, вопреки заключенному с частным предприятием договору, направил для его охраны не двух, а четырех подчиненных, тем самым нанеся государству материальный ущерб.

Прокуратура области с решением райсуда не согласилась и обратилась в апелляционный суд, требуя изменений для вышеупомянутых лиц меры пресечения. Коллегия судей под председательством Виктора Осетрова в отношении всех троих оставила вердикт судьи Бутельской без изменений. Интересный нюанс: согласно закону, при применении меры пресечения к подозреваемому обвинение должно быть предъявлено ему в течение 10 дней после решения суда. В случае с Игорем Лопотовым этого не произошло, а посему, гласит постановление коллегии судей, мера пресечения, которая ему определена, снята.

Игра ва-банк

В начале 90-х годов, в эпоху разгула «дикого» криминала, тема невозвращения банковских кредитов буквально не сходила со страниц газет и экранов телевизоров. Банки «кидали» регулярно, а суммы ушедших неизвестно куда кредитов поражали количеством нулей. Не исключено, что кое-кто из весьма известных украинских нуворишей свой стартовый капитал раздобыл именно таким способом. За десять лет в стране многое изменилось, и сегодня большинство кредитов все-таки используется по назначению. Большинство, но не все.

С начала года кировоградскими правоохранителями выявлено 10 фактов мошенничества с банковскими кредитами. Последний такой случай произошел в середине июля — злоумышленник «кинул» один из кировоградских филиалов банка «Х» на сумму свыше 100 тыс. грн.

По словам начальника отдела по борьбе с экономическими преступлениями УМВД области Сергея Бевзенко, за первые семь месяцев нынешнего года кировоградские филиалы банков (среди которых есть довольно крупные и известные финансовые организации) от невозврата кредитов потеряли примерно 1,2 млн. грн. По статистике, мошенничества по «кредитной линии» в нашем городе случаются примерно один раз в тридцать дней — исключением стал март, в котором банкиры становились жертвами злоумышленников целых три раза.

Наиболее резонансный эпизод этого года произошел как раз в марте — тогда директор одного общества с ограниченной ответственностью не вернул кировоградскому филиалу банка «N» кредит на сумму 800 тыс. грн. Для того, чтобы получить заем на такую крупную сумму, руководитель предприятия, некто М., предоставил в кредитный отдел банка, как потом оказалось, липовые документы о наличии на складах его ООО 2,5 тыс. тонн зерна. У представителей банка никаких вопросов по кредитному договору не возникло, и директор ООО смог получить на руки 800 тыс. На сегодня деньги банку так и не вернулись, а лицо, подозреваемое в совершении мошенничества, находится в розыске…

Остальные девять случаев невозврата кредитов от описанного выше отличаются только величиной денежных сумм, перекочевавших из банковских хранилищ в карманы махинаторов. Так или иначе, во всех случаях злоумышленники применяли одну и ту же схему — в отделения банков они предоставляли заведомо неправдивые сведения о наличии у кредитора залогового имущества. Увы, по мнению Сергея Георгиевича, в таких ситуациях ни одна банковская служба безопасности не может дать 100-процентную гарантию.

И все же, как показывает практика, примерно в трех случаях невозвращения кредитов из десяти злоумышленники изначально не планировали преступать закон. Просто этим людям крупно не повезло, и они «потеряли» средства, одолженные у банка. Скорее всего, так случилось с уже упоминавшимся директором ООО. По сведениям, собранным сотрудниками ОБЭП, этот человек являлся клиентом кировоградского филиала банка уже несколько лет, кредиты в этом банке он брал довольно часто и возвращал всегда вовремя. Поэтому в банке его хорошо знали и вполне доверяли. В последнее время бизнес М. стал приносить одни убытки, и кредит в 800 тыс. должен был бы помочь ему реанимировать фирму. Однако риск бизнесмена не оправдался, директор не только не спас свое ООО, но и не смог вернуть кредит в банк.