Снимается кино!

В понедельник, в 9 часов утра, на железнодорожном вокзале города Кировограда впервые прозвучало: «Мотор!» — и начали снимать кино. Хотя, если честно, сейчас киношники по-другому говорят: «Готовность! Тишина на площадке! Плейбек! Начали!»

Это стартовали съемки 12-серийного приключенческого сериала «Синдром дракона», действие которого проходит в Кировограде и посвящено событиям вокруг так называемой коллекции Ильина.

Первыми снимались исполнитель главной роли офицера-следователя ФСБ Волкова российский актер Леонид Бичевин и наш кировоградец, много лет проживший в Одессе, Андрей Залевский. Он играл встречающего водителя.

Выглядит кинопроцесс реально очень круто. Кругом носятся человек пятьдесят с бейджами и рациями, площадка перекрывается со всех сторон с помощью милиции во главе с начальником милиции общественного порядка Сергеем Косой. Очень много какой-то навороченной техники, суть и предназначение которой непрофессионалу не понять. Громадные софиты, камеру с оператором возят на рельсах… Десяток разных машин и автобусов, есть даже специальная кейтеринговая машина. Столовая на колесах, если по-простому. Там всем участвующим дают кофе, чай, минералку, квас, бутерброды и прочую еду. Киношники глушат кофе в промышленных масштабах. Машина эта от киевского ресторана «Будьмо!».

Над актерами ассистентки держат зонты – накрапывает дождь. Приносят им стулья. В начале каждого дубля, как положено, классическая барышня щелкает хлопушкой и называет его номер. Привокзальную площадь очистили от такси, кроме тех машин, которые наняли для съемки. Водителей двух авто не было на месте, так их машины убрал эвакуатор. Действие происходило примерно в наше время. А вообще по сценарию исторические периоды разные. Например, будут у нас сниматься эпизоды военных лет с полицаями и партизанами.

В Кировограде такое действительно впервые.

Все серьезно. В понедельник же снимались спортивные журналисты «УЦ» Юрий Илючек и Сергей Осадчий. Они играли кировоградских таксистов. Сцену, которая в сериале займет, скорее всего, секунд двенадцать, снимали больше двух часов. С десяток дублей с разными ракурсами камеры. Кстати, когда камера на руках у оператора, ее поддерживают еще двое человек сзади и сбоку. А один дубль снимали… вовсе без камеры! Просто с видеорядом все было хорошо, а со звуком не очень. И актеры отыгрывали сцены полностью для звукоряда, с теми же проходками и движениями.

В массовке снимались десятки человек – пассажиров изображали, прибывающих и убывающих, таксистов. Некоторые люди, случайно попавшие в эпицентр таких событий, неожиданно для себя стали актерами. Без слов, конечно, но все равно, это просто по-человечески интересно большинству людей. К тому же вся работа оплачивается.

А завтра, в пятницу, будет сниматься в эпизоде автор этих строк. Роль – музейный работник. Со словами. Как попадают в кино на такие роли? Более месяца назад мы проходили кастинг в Кировограде, перебывало там человек триста. Некоторых отобрали на эпизодические роли, других позвали в массовку. В прошедшее воскресенье мы проходили примерку. Кастинговая группа обмеряла нас с ног до головы – чтобы одевать подобающе эпизодам. Ну и потом уж съемки, с репетициями вначале. Наверное, и в титрах картины будем!

Самые неприметные люди на площадке, как ни удивительно, — это москвичи: режиссер Николай Хомерики и оператор Алишер Хамидходжаев. Оба номинировались на Каннском кинофестивале, чтоб вы знали. А на площадке они такие скромно одетые, не выглядят «генералами» кино. Хотя все знают, что они главные. Больше других приметен Олег Степаненко, продюсер сериала. Он кричит на персонал и на всех на площадке, чтобы не шумели при съемке дублей. Каким-то непонятливым шумящим метрах в ста от камеры водителям пригрозил, что завтра у него будут новые водители. Ну и, конечно, просто покорил автора этих строк самой уместной в этой ситуации потрясающей фразой: «А то тебе будет чемодан, вокзал, Москва». Это говорилось какому-то москвичу, что-то не то сделавшему. И говорилось на кировоградском вокзале!

Снимается кино во множестве кировоградских мест. На московский взгляд режиссера и оператора, у нас просто море потрясающей натуры для съемок, таких мест в Москве точно не найдешь, да и в какой-нибудь Рязани тоже. В понедельник, кроме вокзала, снимали в окрестностях гостиницы «Европа» и в ресторане «Примо виолино» на углу улиц Ленина и Декабристов, исторически это место известно кировоградцам как «пьяный угол».

Снимается сериал на «цифру», а не на пленку, сейчас это распространенная технология, дающая высокое качество. Камера самая дорогая в Украине, их в нашей стране всего две таких.

Немало московских звезд сериала уже в Кировограде, но где живут, не скажем. Дольше всех у нас будут сниматься, естественно, Леонид Бичевин, как главный герой, и Андрей Мерзликин. Он играет такого себе советского чекиста, который приставлен к коллекционеру, следить за ним. По ходу и сам проникается, глубоко интересуется настоящим искусством. К сожалению, не приедет в Кировоград Алексей Серебряков, он играет начальника главного героя. И его в самом начале убивают в Москве. А многие другие звезды приедут и уже приехали. Кто хочет их повидать – постарайтесь, напрягитесь. Съемки идут каждый день без выходных (знаете, сколько стоит один съемочный день Алексея Гуськова или Алексея Кравченко!). Можете поинтересоваться возможностью собственного участия у представителей кастинговой службы, вполне реально попасть в массовку, народ нужен, на вокзале, повторюсь, пара мужчин по случаю снялись в кино.

Съемки, кировоградский этап, продлятся аж до 15 августа.

В официальном релизе фильма написано: «Остросюжетная история, которая вместила все, что присуще захватывающему дух детективу: изящнейшую интригу, шквал криминального действа и блистательную развязку. Сюжет фильма основан на реальных фактах, связанных с обнаружением в 1993 году в небольшом украинском городе Кировограде огромной коллекции древностей, стоимостью около миллиарда долларов, принадлежавшей обычному электрику Александру Ильину, а также на материалах расследований, гипотезах и домыслах, появившихся по этому поводу за пятнадцать лет».

Интересное, в общем, должно быть кино.

О пчелах молодости и гусях удачи

Мир перевернулся: Янукович спит с пчелами, а Ющенко сдает квартиру внаем. А ещё депутаты дают улицам свои фамилии, налоговики считают неплательщиков свиньями, а обычные украинцы тратят миллионы на птиц…

Налоговое свинство

«Господа! Вы – звери, господа!» – поучительный мультик украинских налоговиков пошел гораздо дальше, чем томный, но жестокий романс самой знаменитой бесприданницы. Мытари от мультипликации весьма откровенно отозвались о своих извечных врагах-неплательщиках, представив их в малопривлекательной в данном случае ипостаси… свиней. Ниф-Нифенко, Нуф-Нуфенко и Наф-Нафенко – герои нехитрого сюжета мультика о необходимости платить налоги под таким же нехитрым названием «Город мечты» (как вариант «Страна уплаченных налогов»). Три толстых неплательщика в конце концов сдаются под героическим напором двух детей, волка и их главаря – инспектора-аквалангиста Тараса Лелеко, который соглашается подняться на поверхность, только услышав пароль «Честь». Напомним, по классическому сюжету в кипящей воде оказывается как раз волк…

«…наши звонкие дать имена»

А депутаты киевских околиц предпочитают увековечивать собственные фамилии отнюдь не в мультиках: в поселке Коцюбинское под Киевом несколько улиц получили названия, совпадающие с …фамилиями владельцев особняков, построенных на месте выделенных незаконно (возбуждено уголовное дело) участков бывшего леса. Сейчас эти участки находятся под арестом, их владельцы – пока нет.

Искусство жить у Ющенко

Оставшийся не у дел отец бывшего главного многодетного семейства страны отчаянно пытается заработать лишнюю копейку на содержание привыкшей жить красиво родни. Как выяснилось, даже роскошные апартаменты, задекларированные Виктором Ющенко, сегодня сдаются внаем. Сутки жизни по-президентски обойдутся в тысячу долларов: в двух объединенных поэтажно «трешках» – спортзал, пара туалетов, гардероб, смотровая терраса и прочие площади, предназначенные для комфортного проживания с красивым видом из окна. Правда, риелторы считают, что хозяева существенно завысили плату исключительно из-за статусности невостребованной ими жилплощади. Впрочем, сомневается в цене вопроса и сам ответственный квартиросъемщик – по заверениям Виктора Андреевича, жить в его элитной квартире может едва ли не каждая киевская семья. Поскольку на самом деле сумма арендной платы … в сто раз меньше. Так что, господа «понаехавшие», любая квартирная прихоть обойдется вам в этом случае всего в десять баксов в месяц. Правда, соседи говорят, что «хата» сейчас пустует. Может, прибедняется всё-таки Виктор Андреевич?

Секрет его молодости

А вот нынешний украинский Президент пустил в своё жилье других квартирантов – пчёл. Подобно своему предшественнику, Виктор Янукович тоже проникся симпатией к этим благородным существам. Они даже спят вместе! Правда, всего пару часов, однако, по ощущениям хозяина главного роя страны, этого вполне достаточно. По крайней мере, для того, чтобы, по убеждению пчеловодов, быть благодарным неутомимым труженицам за собственный моложавый внешний вид и бодрость духа. Профессиональные эксперты поясняют: мол, пчелы принимают человека за матку, начинают его «нажужживать», то есть накачивать энергией. Эти звуки, дескать, нужно записывать на диктофон и регулярно слушать. Вот бы Виктору Фёдоровичу от других назойливых «жужжальщиков» избавиться, а то порой кажется, что пчёл слушать действительно гораздо полезнее.

Птицы счастья

Пчелы – к молодости, а индюки – к деньгам: фермер-птичник из львовского Трускавца выиграл в лотерею миллион гривен. Но, как выяснилось, семейному бизнесу 62-летний Владимир Бедевельский изменять не собирается. Даже поймав свою птицу счастья, он по-прежнему будет разводить индюков и гусей, а заодно – и свинок не бросит. Бывший главврач одного из местных санаториев, по его словам, только свозит семью в Европу и вернется к привычному занятию. Ведь птица удачи – барышня капризная, индюки гораздо надежнее.

Награды, крыши и коррупция

Традиционное аппаратное совещание в облгосадминистрации в минувший понедельник началось совсем не традиционно. Губернатору Сергею Ларину под бурные аплодисменты присутствующих вручили грамоту от пограничников и нагрудный знак «За содействие таможенным органам». Как именно Сергей Николаевич содействовал таможенникам и пограничникам, не сообщали – может, просто ездит часто и декларирует честно…

После награждений и поздравлений перешли к делам будничным. Губернатор рассказал, что сегодня треть обращений на «горячую линию» касается протекающих крыш, и дал поручение «разобраться с ЖЭКами», которые закладывают в тарифы расходы на ремонт, но фактически его не выполняют. Сергей Николаевич прошелся и по проблемам, поднятым на прошлой неделе в СМИ: поручил разобраться с заброшенным складом ядохимикатов и минеральных удобрений под Злынкой и предоставить ему список всех хозяев и арендаторов земли в Кировограде, которые установили металлические заборы вокруг своей территории. Губернатор напомнил, что несколько месяцев назад уже поручал выяснить, что происходит за этими заборами: строится ли там что-то вообще и когда планируется окончить строительство. На что, по его словам, получил «исчерпывающий ответ», что все кировоградские заборы находятся в удовлетворительном состоянии…

Еще один вопрос, поднятый на аппаратном совещании, — о цене на подсолнечное масло. Оказывается, существует распоряжение, в соответствии с которым граничная торговая надбавка на этот продукт не должна превышать 15%, то есть если цена масла «Сонола» с завода – 11,4 грн. за бутылку, то в магазинах оно, по идее, должно стоить не дороже 13,11 грн. Но многие маленькие магазинчики берут масло не на заводе, а у перекупщиков, и выходит, что каждый в цепочке добавляет к заводской цене свои 15%…

Очень взволновал присутствующих на совещании новый антикоррупционный закон, который вступил в силу первого июля. Дело в том, что закон-то в силу вступил, но разъяснить его чиновникам и другим заинтересованным лицам (под действие нового закона, кроме госслужащих, подпадают работники коммунальных предприятий и организаций, предоставляющих публичные услуги: нотариальные, аудиторские и т.п.) Кабмин обещает в трехмесячный срок. И если рассуждения госслужащих о том, что делать, если тебе дарят картину: брать, не брать или выяснять стоимость, – вызывают улыбку, то в новом законе есть много норм далеко не смешных, способных серьезно осложнить чиновникам жизнь.

Во-первых, благотворительные счета всех государственных структур и органов местного самоуправления отныне вне закона. Что делать с этими счетами и средствами, которые на них есть, непонятно. А что делать, например, с меморандумом о совместном финансировании проектов, подписанным между Кировоградской ОГА и фондом «Развитие Кировоградщины»? Ведь «Развитие Кировоградщины» финансирует многие серьезные, нужные и далеко не однодневные проекты, в том числе «Горячую линию Сергея Ларина». Не совсем ясно, могут ли теперь главврачи просить пациентов о «благотворительных взносах» и как существовать больницам без этих взносов. Более того, в соответствии с новым законом государственные служащие не могут использовать на службе личную технику и т.п. – это тоже, оказывается, коррупция. Что делать чиновникам, работающим на собственных ноутбуках, ездящих на личных машинах по служебным делам? Серьезные проблемы чиновникам создаст еще одна норма закона: отныне нельзя работать в подчинении у близких лиц. Эта норма не распространяется на сельсоветы, учреждения образования, здравоохранения, физкультуры и спорта. Но, думаю, в райцентрах, поселковых советах и маленьких городках с этим тоже будут проблемы – и не столько из-за коррумпированности всех подряд, сколько из-за нехватки квалифицированных кадров. А штраф за нарушение этой нормы предусмотрен далеко не маленький – 850-2500 грн., и нарушитель автоматически попадет в общегосударственный реестр коррупционеров. В общем, закон обсуждали долго и пришли к единственному выводу: пока разъяснений Кабмина нет, обвинить в коррупции можно буквально каждого чиновника.

Были на аппаратном совещании и приятные новости. Начальник управления прессы и информации Евгения Шустер сообщила, что Госкомитет информационной политики, телевидения и радиовещания назвал Кировоградскую ОГТРК лучшей региональной телекомпанией в Украине. Самую высокую оценку госкомитета получило и профильное управление ОГА: его работа также признана лучшей в Украине. В данном случае, на наш взгляд, награды более чем заслуженные – искренне поздравляем коллег.

Честь халата

В марте этого года электронные СМИ Кировоградской области «разорвало» сообщение следующего содержания: «Прокуратурой Александровского района возбуждено уголовное дело в отношении медиков, которые вымогали деньги у рожениц». Со ссылкой на сообщение пресс-службы областной прокуратуры, указывалось, что медики «нарушили конституционное право на бесплатную медицинскую помощь», что они «по своему усмотрению трактовали Закон Украины “О благотворительности и благотворительных организациях”».

С марта прошло немало времени, дело по-прежнему находится в «возбужденном» состоянии, ведется досудебное следствие. Но родильное отделение начало трясти еще в январе этого года, о чем нам рассказала Людмила Дудник, старшая медицинская сестра этого отделения, которую районная прокуратура перевела в разряд подозреваемых. По крайней мере, так к ней правоохранители относятся. Чтобы выяснить все обстоятельства, увидеть «вымогателей» и «нарушителей конституционного права на бесплатную медпомощь» своими глазами, мы отправились в Александровку.

Сначала хочется рассказать о родильном отделении центральной районной больницы Александровского района. Надо сказать, что таких условий пребывания рожениц, такой аппаратуры и такого уровня медицинского обслуживания надо еще поискать. Кроме жительниц района, сюда приезжают рожать женщины из Кировограда, Черкасской области, из Киева, Донецка и даже России. И мы поняли почему. Потому что это больничное отделение мало напоминает больницу. Здесь специально все обустроено так, что пациенты чувствуют себя как дома.

Три родильных зала, один из них – для партнерских родов. Все палаты можно отнести к разряду VIP, но за пребывание здесь деньги не берутся. Это нам подтвердила находящаяся там молодая семейная пара, два дня назад осчастливленная рождением дочери. В каждой палате – свой санузел, душевая кабинка, горячая вода. Это больше напоминает однокомнатную квартиру, нежели больничную палату. И такие условия создавались сознательно, чтобы женщины не боялись находиться в «казенном» помещении. Есть палата для рожениц, больных туберкулезом, ВИЧ-инфицированных, с венерическими заболеваниями. Они не контактируют с другими роженицами, поскольку также имеют свой отдельный санузел и душевую.

Кроме того, что здесь уютно, чисто и красиво, отделение обеспечено самым лучшим оборудованием. Давно уже отказались от взрывоопасных кислородных баллонов, и кислород здесь «добывается» прямо из воздуха при помощи портативного аппарата. Один такой стоит 22 тысячи, и подобных в больнице три. Аппарат для прослушивания сердцебиения плода, кувезы, реанимационный столик. Установлены металлопластиковые окна, что помогает поддерживать в палатах нужную температуру. В холле – удобный диван, телевизор, DVD-проигрыватель, спутниковая антенна. Будущие мамы отдыхают с пользой – смотрят видеозаписи, необходимые при подготовке к родам. А тем, кто только родил, показывают записи бесед с доктором Комаровским.

Главный врач больницы Валерий Щур говорит, что родильное отделение – самое важное, ведь здесь все решают секунды, от которых может зависеть не одна жизнь. За полгода здесь родился 121 малыш. Это меньше, чем в прошлом году, но с каждым месяцем наблюдается рост количества родов. В основном за счет приезжих, отдавших предпочтение Александровке.

Довольно часто в родильное отделение приезжают чиновники разных уровней и рангов. Все уезжают впечатленными – «такого мы еще не видели»! А спонсоры балуют больницу нечасто. Вот недавно подарили лечебному учреждению две кровати, которые главврач сразу же передал в родильное отделение – им нужней.

Что касается бюджетных денег, то в этом году на всю больницу на медикаменты выделено 300 тысяч гривен. Этого крайне мало. Для того, чтобы вылечить перитонит или панкреатит, надо от пяти до десяти тысяч. Тем не менее именно в родильном отделении Александровской ЦРБ все медикаменты для пациентов бесплатны! Здесь даже есть препараты, которые в аптеке не продаются. Но деньги роженицы все же сдают.

«Денег нам категорически не хватает, – рассказывает Валерий Щур. — Закон о благотворительных взносах не действует. Создание больничной кассы тоже законодательно не урегулировано. Страховой медицины нет. И при этом медицина бесплатная. Нонсенс! Все знают, что бесплатной медицины у нас нет. Человек заболевает – сразу же ищет деньги.

Как выжить? Как и везде, мы учредили добровольные взносы. Есть положение, люди его подписали. Стали обращаться к пациентам с просьбой помочь финансово. Единственное наше нарушение – деньги не в кассу отдавали. Но пациенты писали заявления, указывали сумму, на какие цели передаются деньги. Когда собиралась сумма, за которую можно что-то приобрести, покупали, чеки сдавали в бухгалтерию, а приобретенное брали на баланс. В этом прокуратура увидела незаконные, даже коррупционные действия».

Интересно то, что больницу и родильное отделение в том числе, проверяло КРУ. Вывод – нарушений нет. А районная прокуратура нашла! Хотя тоже не сразу. В январе была прокурорская проверка именно по части благотворительных взносов. По окончании ее главный врач был оповещен, что по бухгалтерии все сошлось, претензий нет. Но позже претензии появились, причем к одному конкретному человеку – старшей медицинской сестре родильного отделения Людмиле Дудник, 37 лет проработавшей на одной должности.

Да, роженицы делали свой благотворительный взнос на развитие отделения. Они сегодня знают, на какие цели пошли их деньги. Оборудование, мебель, телевизор, душевые кабинки… Женщины знают, что это их подарок будущим мамам и пациенткам отделения. Кстати, более трехсот гривен здесь не сдают. А вообще сдают, кто сколько может. Есть квитанции на 30, 50, 100 грн. И за это в отделении искренне благодарят. По большому счету, кажется, что при таких условиях, такой медицинской помощи, при бесплатных медикаментах и успешном исходе родов (без осложнений) любой счастливый папа не пожалеет и большей суммы для отделения…

Идет следствие. Людмилу Васильевну вызывают на очные ставки. Она заметила, что жалуются на нее в основном бывшие роженицы из разряда тех, что не могут купить шприц для прививки ребенку, а обвиняют ее в том, что «вымогала» 400 гривен. (Жалобщицы в этом деле – вообще тема для отдельной публикации. — Авт.) А главного врача в прокуратуру не вызывали ни разу. Да и коллег Людмилы Дудник тоже. «Неприятная, некрасивая ситуация, – говорит Валерий Дмитриевич. – Бывают ошибки в медицине, согласен, надо их озвучивать. Но, когда все хорошо, зачем искажать и искать негатив? А ищут целенаправленно, причем в отношении одной старшей медсестры. Не могу понять причины».

Причин может быть несколько. К примеру, кому-то перешла дорогу Людмила Дудник. Слишком много людей восхищались родильным отделением, а это негоже. В конце концов, прокуратура имеет план по выявлению коррупционеров. Но это ли коррупция, уважаемые правоохранители?

Показательным для нас оказался такой факт. Когда дело действительно серьезное, когда действительно имеют место правонарушения, очень много людей открещиваются от нарушителей. Мол, ничего не видел, не знаю, только меня не трогайте. Здесь же, наоборот, очень много людей готовы встать на защиту старшей медсестры и всего отделения, готовы свидетельствовать в ее пользу, но их никто не спрашивает. Такие показания прокуратуре не нужны.

А что же те, кто должен быть в курсе событий и отстаивать либо честь белого халата своих коллег, либо мундира сотрудников прокуратуры? Мы обратились в областное управление здравоохранения. Заместитель начальника по вопросам детства и материнства Антонина Кодрул сказала, что о нарушениях в родильном отделении Александровки узнала во время коллегии и была удивлена. Родильное отделение Александровской ЦРБ считается одним из лучших в области, никаких претензий к персоналу управление не имеет. Кроме того, в адрес облздрава ни разу не поступало ни одной жалобы от жителей района на действия сотрудников больницы. Районная прокуратура этими фактами не интересовалась…


От редакции. Мы, конечно, готовы предоставить возможность разъяснить сложившуюся странную ситуацию работникам прокуратуры. И очень надеемся, что они будут объективны, защищая честь не только собственного мундира, но и людей в белых халатах, как и положено по закону.

Провокационные танцы: снимаем все

Ночные клубы давно и прочно стали неотъемлемой частью развлекательно-культурной жизни современного общества. О том, что происходит за дверями этих заведений, по большому счету, известно лишь их сотрудникам и посетителям. Время от времени тайное становится явным: видео или фото пикантных моментов клубных вечеринок «выходят в народ», то есть размещаются в сети Интернет. Увидев эти фото/видео, большинство родителей молодых людей и девушек схватились бы за голову: неужели наши дети вытворяют такое?..

Мы не собираемся заниматься морализаторством и воспитывать тех, кто наверняка не читает «УЦ». В первую очередь этот материал предназначен для родителей клабберов возраста от 14 до 21 года, чтобы они имели хотя бы приблизительное представление о том, какие вещи случаются в кировоградских ночных клубах.

В распоряжении редакции оказался интернетовский видеоролик, снятый на мобильный телефон в одном из ночных клубов города. Зафиксированное действо — любительский стриптиз в исполнении посетителей вечеринки, парней и девушек. В общем-то, особого криминала там нет, следует полагать, «стриптизеры» — люди совершеннолетние, раз их запустили в клуб. В итоге одна из юных участниц стриптиз-шоу местного разлива обнажилась полностью, после чего они с подругой изобразили сценку а-ля «лесбийская любовь».

Скажете, это их личное дело, как вести себя на публике? Бесспорно. Но вот поведение ведущего вызывает вопросы. На протяжении этого шоу он всячески провоцировал девушек и «подгонял» их раздеваться больше и больше. Были ли девушки в тот момент под действием алкоголя? Скорее да, чем нет. Может быть, когда они протрезвели, им самим стало стыдно. А может, и не стыдно, и наоборот, показав себя таким способом, девушки нашли себе новых друзей…

«УЦ» попросила прокомментировать нормы поведения посетителей арт-директора и по совместительству МС клуба Provokateur Александра Медведева.

MC (сокращение от английского Master of Ceremonies) — в широком понимании термина — ведущий вечеринки. Представляет гостей, диджея, участников шоу, проводит конкурсы, также в его задачи входит «завести» зрителей.

— Кто имеет право попасть в ваш клуб?

А.М.: — Определенные рамки устанавливает администрация. Еще на входе охрана четко и ясно определяет людей, которые могут зайти в клуб. Человек должен иметь чистый, опрятный вид. Дресс-код — определенная одежда, не спортивный костюм. Если человек приходит уже изрядно выпившим, охрана его не пропустит. Фейс-контроль полный. Администрация имеет право не объяснять, почему мы его не пускаем. Внутри заведения не приветствуются секс, разврат, наркотики, драки. Любые конфликтные ситуации пресекаются, участники конфликтов выводятся из клуба, заносятся в черный список, и дальше мы их вообще не пускаем.

— Как проверяется возраст посетителей?

А.М.: — Если человек не выглядит старше 18 лет, у него спрашивают документ. Либо паспорт, либо студенческий билет, либо другой документ, удостоверяющий личность. Если такого документа нет, мы его в клуб не пускаем.

— Да, но среди молодежи города ваш клуб имеет репутацию заведения, куда ходят молодые люди 16-17 лет.

А.М.: — Мы стали четко пресекать попытки людей младше 18 лет попасть в клуб, из-за чего отсеиваем процентов 30-40 возможной аудитории. Но есть же люди, которым 18 лет, а выглядят они на 15-16. Готов поспорить, те, кто говорит, что у нас в клубе «малолетки», сами в свои восемнадцать ходили в клубы. Это субъективное мнение.

— Когда проходит шоу для взрослых, как-то ограничивается контингент посетителей?

А.М.: — У нас в большинстве случаев для исполнения стриптиза приглашаются артисты, выступающие топлесс. Стриптиз — это даже слишком громко сказано. Те же сцены топлесс можно увидеть по телевизору. С 18-ти лет смотреть такие шоу — это нормально и законом не пресекается.

— Но бывают случаи, когда во время профессионального стриптиза посетители тоже раздеваются?

А.М.: — Если танцующая девушка приглашает кого-то из зала выйти на сцену и у этого человека есть такое желание — он выходит и раздевается (обычно до трусов, это максимум). Охрана пресекает попытки выйти на сцену без приглашения.

— Но в Интернете есть и видео, и фото, где отчетливо просматривается раздевание посетителей донага.

А.М.: — Когда МС проводит определенный конкурс и вызывает кого-то из зала, то эти люди сами готовы выйти на сцену. Например, у нас был конкурс «Provokateur має таланти». Некоторые из участников этого конкурса пели, некоторые — танцевали, некоторые — стояли на голове, другие просто крутились-извивались, делали из ряда вон выходящие трюки, гимнасты даже были. А некоторые решили, что они талантливы в том, что обнажатся на публике. Никаких проблем нет. Человек захотел раздеться — разделся. В тот период времени в клубе были люди старше 18 лет.

— Мало ли чего человек захотел! В зале сотни людей. Кому-то понравится, кому-то — нет. Есть же правила поведения в обществе!

А.М.: — В каждом ночном клубе возникают подобные моменты. Когда человек выходит на сцену и начинает раздеваться, ты, как ведущий, пытаешься это пресечь, а потом охрана выводит его из зала.

Когда у нас проводилось Lesbian’s party, это шоу делалось в закрытом формате. Перед началом программы зашло определенное количество людей, которым за 18 лет, потом двери закрылись, и они смотрят шоу девчонок. В Донецке есть клуб, где в программе есть шоу в составе 17-18 человек, все раздеваются наголо, потом занимаются сексом, но это идет, как театрализованное действие.

— Вы давно в этом бизнесе? Вообще за последние годы насколько снизилась планка моральности, вседозволенности в поведении молодежи?

А.М.: — Я работаю с 2001 года, начинал в Запорожье, а в Кировограде — с 2008 года. И я бы сказал — планка повысилась. Раньше было намного хуже, и по Запорожью, и по другим городам. Раньше везде были драки, разврат. Сейчас молодежь ведет себя намного спокойнее и культурнее, чем раньше…

По словам арт-директора клуба, конкурсы «талантов» с добровольным раздеванием кого-то из посетителей они перестали проводить года полтора назад. Не верить ему на слово оснований нет. Но вот информация, полученная от трех девушек из числа обычных посетителей этого ночного клуба, свидетельствует об обратном. По их оценке, «малолетки» составляют, как минимум, половину посетителей клуба. А главное дело охраны клуба — изымать из сумок «не их» алкоголь и пресекать драки. Что касается конкурсов со стриптизом до полного ню, то, по мнению наших собеседниц, они проходят регулярно, были такие шоу и осенью прошлого года, и на новогоднем вечере, и весной текущего года. Наши респондентки насчитали не меньше десятка эпизодов. (Типичный пример — на фото. По этическим соображениям отдельные части тел самодеятельных стриптизеров размыты. — Авт.) Наиболее шокировавший одну из наших собеседниц эпизод случился на девичнике в честь 8 Марта. Танцор «помог» зрительнице снять с себя всю одежду, а потом они вдвоем принялись вытворять вещи, совсем уж выходящие за какие-либо рамки приличного поведения в обществе. И никто из администрации или охраны даже не пытался «пресечь» это действо, слишком напоминающее натуральное порно. Нельзя сказать, что такие программы-конкурсы приходятся по вкусу всем посетителям ночного клуба. Кого эти шоу покоробили, в Provokateur больше не ходят.

К слову, не факт, что подобные мероприятия не проходят в других ночных клубах города, и где-то в Сети, возможно, размещены фото- и видео-«отчеты» с таких же вечеринок. Хотя обычно администрация заведений препятствует несанкционированным съемкам в клубах (причем именно съемкам, а не их первопричинам!!! — Авт.), в случае, когда едва ли не у каждого человека есть мобильный телефон с цифровой камерой, за всеми посетителями не уследишь.

Выбор линии поведения — личное дело каждого человека, тем более человека совершеннолетнего. И все-таки, уважаемые читатели, если ваши дочь или сын частенько тусуются по ночным клубам, имейте в виду, в какую интересную ситуацию они могут однажды попасть. Или уже попали…

Нет на нас комиссара Каттани

Жалко архитекторов. Их профессиональный праздник и так страна не шибко-то отмечала, а после того как 1 июля вступил в действие Закон «Об основах предотвращения и противодействия коррупции в Украине», есть все основания предполагать, что День архитектора и вовсе перенесут или отменят. А в первый день второго полугодия станут отмечать День борьбы с коррупцией. Это в случае, если закон заработает. Или День коррупции — если закон окажется небоеспособным…

Пока в советской Украине процветало взяточничество, власть терпела и немножко боролась с этим позорным явлением. Но после того как за два последних десятилетия страна окончательно превратилась в «коррупционно-демократическое» государство, терпение у власти закончилось. Кстати, а вы знаете, чем отличается советская взятка от нашей коррупции? Всё просто: взятка — это когда взяли и сделали, коррупция — это когда взяли, но ничего не сделали.

Новый закон точно изменит нашу жизнь. Но не совсем так, как надеются его авторы. Он даст толчок к действию могучего коллективного разума: тысячи светлых голов будут думать, как обойти нормы закона, остаться в теплом кресле и не сесть в тюрьму. Законодатель, конечно, помог — оставил в заборе лазейки, но и самим коррупционерам — большим и малым — тоже придется головой поработать.

Теперь чиновникам запрещено принимать подарки — они должны быть сразу же переданы в собственность государства. За нарушение этого правила — до 5 лет тюрьмы. Лишь дважды в год делается исключение. Но при условии, что цена презента не будет превышать 50% минимальной зарплаты (сейчас это 480 грн.). Многие не поняли, почему принимать подношения можно два раза в год, а не один — скажем, в день рождения? А про 8 Марта забыли, граждане? Хотя, если вспомнить, что в большинстве наших госструктур начальство поздравляют материальными подарками и с Новым годом, и с Рождеством, и с прочими праздниками и датами, то нынешний двухразовый оброк вам налоговыми каникулами покажется.

А вот зачем авторы закона выделили в отдельную статью взятки размером менее 85 грн. — тут моя фантазия бессильна. Где они видели такие взятки? Кто их берет? Или это подсказка для особо жадных — дескать, курочка по зернышку…

Еще одна важнейшая законодательная норма: теперь госслужащие, включая прокуроров, милиционеров и судей, должны отчитываться о своих расходах. Не о всех, конечно, только о тех, что больше 150 тыс. У нас и раньше занижалась стоимость серьезных приобретений, чтобы уменьшить пошлины и отчисления (разница «зеленым» налом шла из рук в руки) — теперь же количество покупок стоимостью 149 999 грн. резко увеличится. Благодаря этой же статье закона в разы возрастет благосостояние широких слоев украинского народа — наши новоявленные «корейки» в погонах и без начнут записывать свое движимое и недвижимое имущество на не зависящих от госслужбы кумовьев, бедных родственников и доверенных соседей.

В новом законе теперь есть отдельная статья УК для взяточников, не являющихся госслужащими: аудиторов, нотариусов и все прочих лиц, оказывающих публичные услуги. Наказание для них менее жесткое, чем для чиновников, хотя и тут цифры штрафов заоблачные. Вопрос первый: подпадают ли под категорию «публичных услуг» учителя и врачи? Вопрос второй — риторический: хватит ли ума у «негосслужащих» не подставиться под карающий меч (коррумпированного) правосудия?

В общем, вы поняли: новый закон обречен на успех. Поскольку соблюдать, контролировать и обеспечивать его исполнение будут представители самых, по мнению народа, коррумпированных структур нашего общества. Периодически кого-то будут показательно наказывать. Суммы взяток за «договоримся полюбовно» сильно вырастут. Кстати, а что, если сумму возможного штрафа автоматически плюсовать к размеру взятки как НДС?..

Сделай это руками

Продолжение. Начало в №26.

В Украине hand-made стал популярен пару лет назад. Нет, ручная работа существует столько, сколько человек живет на Земле. Но для наших предков она была необходимостью, в СССР стала особым шиком – бижутерия и аксессуары ручной работы, эксклюзивная вышивка и т.п. противопоставлялись всему штампованному и безвкусному. В перестроечные времена сами мастера стали делать штампованное и безвкусное – ради заработка (помните кооперативные сережки из пластика и деревянные игрушки с жуткими мордами?). Сегодня уже нет жизненной необходимости делать что-то вручную. Мы вернулись к ручной работе просто для того, чтобы творить, делать что-то красивое, уникальное — вот это и есть hand-made.

Куклы – это те же люди

У Натальи Викторовны Кравченко и двух ее взрослых дочерей, Иры и Наташи, общее увлечение – изготовление авторских кукол. Появилось оно два года назад, когда Наташа повредила коленную чашечку и не могла ходить. От нечего делать она сшила свою первую тильду – мягкую куклу с курносым носиком и маленькими черными глазками. Вообще тильда – это скандинавская кукла ручной работы, для изготовления которой используются натуральные ткани и материалы. Характерные черты тильд – загар (даже у зайцев), отсутствие рта, продуманная до мельчайших деталей одежда, прически из ниток.

Наташа заразила своим новым увлечением сестру Иру. Девушки сами разрабатывают модели кукол, придумывают им характеры, шьют, наряжают. Все детали авторских тильд сделаны вручную: вышивки, сумочки, цветы и корзинки, даже пуговицы на одежках – из хлебного мякиша, смешанного с клеем и подсолнечным маслом, мастерицы катают колбаски, сушат, режут, прокалывают дырочки. Если задумана кудрявая кукла, то из ниток сначала вяжут полотно, мочат, сушат, распускают и уже потом делают волосики.

Наташа и Ира шьют специальных кукол для спальни, ванной, детской (тильда – это интерьерная кукла, предназначенная не для игры, а для украшения помещений). У них есть даже ароматизированные игрушки, которые наполняют помещение запахом домашнего уюта: кофе, выпечки и т.п. Изготавливают такие игрушки особенным способом: шьют, набивают, пропитывают кофе с корицей и ванилью и запекают в духовке. Уже готовым зверюшкам рисуют акриловой краской глазки и носики, надевают сумочки, бантики и т.п.

Вслед за дочками кукол стала шить и мама. Правда, Наталье Викторовне, которая больше тридцати лет занимается пошивом бальных платьев, тильды показались слишком уж простыми – неинтересно шить. Другое дело тряпиенсы – «корейские Барби». Тряпиенсы шьются из ткани без проволочного каркаса и держат форму за счет плотной набивки. Это скорее даже не куклы, а текстильные скульптуры — мастер изначально выкраивает позу тряпиенсы, изменить ее нельзя. Характерные особенности «корейских Барби» — изящная фигурка, пышный, продуманный до мельчайших деталей наряд, сложная прическа из искусственных волос, настоящие украшения и т.п., но главное – законченный образ. Скажем, куклы-украинки от Натальи Кравченко одеты в костюмы разных областей Украины.

— Если это кировоградка, — объясняет Наталья Викторовна, — то у нее широкая юбка с атласной лентой, длинная сорочка, вышитая или черно-белыми розами, или цветной гладью, обязательно – нижняя юбка с домотканым кружевом, а на голове не венок, а лента с калиной или маками.

Куклам-травницам Наталья Викторовна дает в руки мешочки с ароматными травами, вышивальщицам – корзинки с крохотными моточками ниток и настоящими миниатюрными рушничками, балеринам надевает пуанты, невестам – подвязки на ножки. На изготовление одной куклы у Натальи Викторовны с ее колоссальным опытом уходит 16-18 часов – два полных рабочих дня! Мастерица рассказывает, что если шьет тряпиенсу на свадьбу под заказ, то клиенты часто просят сшить ее похожей на невесту – в таком же платье, с такой же фатой и прической. Принцессы для детских тоже могут быть похожи на своих хозяек. Это касается и тильд, их тоже можно сшить похожими на конкретного человека. По-моему, великолепный подарок, тем более что стоят такие игрушки не так уж дорого. Скажем, банных ангелов в роскошных махровых халатах, величина которых больше 50 см, Ира и Наташа продают за 160 грн. Тряпиенсы стоят немного дороже — 150-250 грн. в зависимости от размера и сложности. Наталья Викторовна Кравченко считает, что заработать на пошиве авторских кукол в нашем городе нельзя – дай Бог, чтобы увлечение окупалось.

— У меня когда-то покупали украиночек, – рассказывает мастерица, – и продавали в лавре в пять раз дороже. Обидно, конечно, но я ведь в лавру торговать не поеду, так что отдаю фактически по себестоимости…

Работы Натальи Кравченко, Ирины Кравченко и Наташи Карпович можно увидеть на их семейном сайте: http://shtuchka.wordpress.com/

Hand-made из глубины веков

Первым изделием hand-made был Адам – Бог, как помните, слепил его из глины. И самой древней хэндмейдовской техникой можно считать гончарство. На территории нашей области трипольцы изготовляли глиняную посуду еще за 4-4,5 тысячи лет назад. Но у нас и по сей день достаточно качественной природной глины, пригодной для лепки. Керамист Виктория Пухинда считает, что самая лучшая глина – катериновская. По ее словам, славинская глина, которую продают специально для лепки, с катериновской не идет ни в какое сравнение. Впрочем, просто нарыть глину в карьере недостаточно, ее нужно процедить, добавить каолин (это тоже глина, только менее пластичная и более крепкая).

– Глина – это как тесто, – объясняет Виктория. – У каждого мастера – свой рецепт. Найти глину, пригодную для лепки, — несложно. Разводишь материал до состояния пластилина и проверяешь, как лепится: глина должна слегка тянуться, легко принимать нужную форму. Потом сушишь изделие и смотришь, чтоб не трескалось, не крошилось. Чем больше в глине песка, тем крепче будет изделие, но тем хуже глина лепится. Тут нужно найти баланс, чтоб масса была достаточно пластичной, а изделие – не слишком хрупким.

Несколько лет назад Виктория Пухинда, художник по образованию, даже зарабатывала на жизнь продажей своих глиняных изделий, но потом совсем забросила керамику – надоело. Сейчас снова стала лепить, но уже для души.

– Самое простое – это лепить плоские медальоны, мисочки по готовой форме и игрушечных зверюшек с туловищем в виде конуса. Работать с глиной приятно и легко, нужно только помнить, что лепить нужно больше не пальцами (на них очень много рельефов), а ладонью. Чтобы слепить посуду или полую игрушку, нужно раскатать блин, а потом выложить его на форму – перевернутую миску, конус и т.п. Пока глина сырая, к ней можно приклеить все что угодно, а клеем служит та же глина, только разведенная водой. Если мы делаем народные игрушки, то просто лепим к конусу бороду и рога – выходит козел, лепим гриву – лев и т.п. Через одну-две недели изделие высыхает и его можно обжигать.

И это, оказывается, самое сложное. Глину можно купить или накопать самому, научиться лепить несложно, а вот обжигать изделия в домашних условиях – невозможно. Минимальная температура обжига глины – 600-700 градусов. Наши предки для этих целей рыли земляные печи с поддувом, а современные керамисты используют в основном покупные печки, которые стоят очень дорого – от восьми тысяч гривен. Если Виктория проводит мастер-классы по керамике, то потом выбирает лучшие работы учеников и несет их в свою мастерскую – на обжиг. Необожженные изделия, по словам художницы, могут только красиво стоять на полочке, да и то недолго. Поэтому начинающим керамистам Виктория советует лепить из соленого теста – изделия не будут выглядеть так аутентично, зато обжигать их можно в обычной кухонной духовке.

Волшебная открытка

Банковская служащая Варвара Диордиева увлеклась скрапбукингом пару лет назад. Искала для себя что-то интересное, творческое и небесполезное, пробовала делать свечи, лепить из пластики и т.п. А потом нашла в Интернете мастер-класс по скрапбукингу и поняла, что это именно то, что нужно. На самом деле непонятное слово «скрапбукинг» означает изготовление фотоальбомов и открыток ручной работы (от англ. scrap – вырезка, book – книга).

– Первую свою открытку я сделала из подручных средств, – говорит Варвара, – обычного картона, ленточек от цветов, бисера, красила ее лаком для ногтей с блестками. В общем, что-то кошмарное и блестящее. На тот момент в Кировограде материалы для скрапбукинга не продавались. Первые свои фигурные ножницы, дырокол, которым можно вырезать цветочки из ткани, и специальный картон я купила в Эстонии, куда ездила отдыхать. Сегодня в Кировограде в швейных, канцелярских и художественных магазинах можно купить практически все: бумагу, инструменты, штампы, специальные бусинки, у которых одна сторона плоская, и т.п.

Специальные товары для скрапбукинга стоят недорого: ножницы – до 15 грн., дыроколы – от 30 грн., бумага – 5 гривен за лист. Но, по словам Варвары, увлечение все равно требует существенных затрат, потому что каждая новая идея требует новых материалов и новых форм (а значит – инструментов). Варвара рассказала, что недавно заказала себе аж в России специальные акриловые именные штампы, факсимильная печать, по словам мастерицы, для скрапбукинга не годится – выглядит грубо. В общем, несмотря на то, что Варварины открытки прекрасно продаются (по цене 13-20 грн.), увлечение себя не окупает.

– Я редко делаю открытку для конкретного человека, – рассказывает мастерица. – Скорее иду от настроения, делаю для себя, а уже потом, если результат ассоциируется с кем-то, то могу и подарить. Для открыток существует несколько стилей: шебби-шик (это все такое розовое, нежное), романтик (это всякие сердечки-ангелочки, много золота), ретро и винтаж. Последние два стиля мои любимые. Я использую черно-белые фотографии, состаренную бумагу (чтобы добиться такого эффекта, бумагу замачивают в чае, обжигают края и т.п.), объемный скотч, который позволяет как бы выдвинуть какой-то элемент на первый план. Очень люблю использовать подручные материалы: ключики, подвески, пуговицы.

Кстати, в Кировограде можно поучиться у мастеров делать открытки и свечи ручной работы, лепить из глины и пластики. В студии «Бон Сувенир» (ул.50 лет Октября, 20) каждую субботу, в 17.00, проходят мастер-классы по разным техникам hand-made. На лето запланированы декупаж, скрапбукинг, куклы-мотанки, свечи и бижутерия из пластики. Занятия платные – от 50 грн. (все материалы предоставляются) и только по предварительной записи. Бесплатные мастер-классы ежемесячно проводят в зале искусств библиотеки Чижевского. На июль здесь запланирована прессованная флористика (изготовление открыток, картинок и т.п. из засушенных цветов), на август — декупаж по ткани. Правда, если в «Бон Сувенире» в «классе» не больше шести учеников и мастер работает с каждым индивидуально, то в библиотеке иногда собирается и по 30-40 человек.


Читайте в следующем номере о кожаной бижутерии Анны Ковалевой, мастере декупажа Елене Котовой и Елене Журавлевой, которая делает удивительные вещи из… старых газет.

Елисаветградская трагедия, или Был ли врагом советской власти врач Добровольский?

Начало в №26 от 30 июня.

А вот некий уполномоченный обращается к секретарю уездной ЧК с просьбой «выдать во временное пользование шубу отобранную при обыска т.Петровым по ордеру № 1 у врача Яржембковского впредь до конфискации» (цитируем с сохранением орфографии и пунктуации). Тов. Петров написал расписку о том, что им «из вещей отобранных при обыска у гр. Яржембковского взяты для нужд группы 1 настольная лампа, 5 книг, в чем и подписался». Заведующий секретно-оперативным отделом уездной ЧК тов. Тимофеев дал расписку оперуполномоченному т.Петрову о том, что им получена «одна географическая карта взятая у д-ра Яржимбковского» (не для того ли, чтобы подготовить еще одно вещественное доказательство контрреволюционной деятельности подпольной организации и приобщить их к материалам дела?). Помощник уполномоченного написал расписку в том, что им «взят во временное пользование из дела доктора Яржимбковского 1 кожанный портфель».

Сотрудник оперативной части Кириленко докладывал рапортом о том, что при обыске «у граждан Кульчицкого и Орлова обнаружил 2 костюма, которые отобрал так как эти кустюмы были спрятаны и кроме того эти костюмы были у них как излишки потому что там у них еще были и можно конфисковать». 9 февраля сотрудник Варламов обратился с заявлением к члену коллегии уездЧК заведующему общим отделом Наумову о распоряжении выдать ему из вещей доктора Добровольского набор на одну пару сапог «ибо мои очень прорвались и починка требуется очень тщательная да притом если таковыя починить то не надолго ибо мой товар очень гнилой. Прошу не отказать в моей просьбе ибо в этом вы сами можете убедится». Того же 9 февраля Варламов все, что просил, получил. 10 февраля зав. оперчастью уездЧК дал расписку о том, что им «оставлены стенные часы для нужд оперативной части, которы обнаружены в гр.Добровольского». Еще один чекист просил «разрешить выдать из вещей Добровольского кожанный чемодан — т.к. такового не имею». Другой просил выдать из вещей доктора Добровольского «пиджак так как я не имею чего надеть и крайне нуждаюсь». Кому-то захотелось получить из изъятых у Добровольских продуктов три фунта вишневого варенья, и член коллегии уездЧК Наумов наложил 8 февраля резолюцию: «Выдать», щедро дополнив — «и какао полтора фунта».

Такие действия должностных лиц Елисаветградской уездной ЧК по присвоению имущества арестованных еще до решения их судьбы даже на то смутное время можно было расценивать как преступление, а в условиях еще не законченной Гражданской войны — как мародерство.

Родные же арестованных по делу №291 и общественность били тревогу, обращались к руководству ЧК, в различные инстанции об их невиновности, просили проявить милосердие.

К делу приобщены документы, свидетельствующие, что никто не верил в раскрытие чекистами контрреволюционной организации, и в то, что люди, которых хорошо знали в городе и уезде, могут быть членами такой организации. На защиту врача Добровольского И.Р. стали его коллеги – елисаветградские врачи, рабочие предприятий города, крестьяне из окрестных сел. Уже 7 февраля 1921 года под протокол было проведено общее собрание коллектива 1-й городской больницы, в ходе которого медицинские работники просили чекистов не верить в то, что врач-хирург может быть врагом, отпустить его на поруки коллективу, учесть,что он болеет сахарным диабетом, а больнице так необходимы его руки. Неизвестная елисаветградка, «искренне преданная советской власти», в письме в ЧК на 8 листах удивлялась, как власть, на знаменах которой изобилуют лозунги свободы, равенства, братства, смогла поднять руку на беззащитную женщину — жену врача Добровольского, уважаемого в городе человека, работавшую в интересах народа, учившую детей светлому, вечному, а новая власть посадила ее в тюрьму: «Сажать невинную женщину в тюрьму — это же совсем противоречит республиканскому строю! Это пахнет первобытными временами». В подписанном рабочими заводов Эльворти, Яскульского, работниками железнодорожной и почтово-телеграфной станций, жителями Ковалевки (подписи помещены на 3 листах) обращении на имя председателя уездной ЧК Абрамова указано, что «доктор Добровольский принадлежит нам, стране… Это богатство страны, как любая значительная по размерам фабрика с дорогими машинами. Разбить ее легко, но создать сейчас невозможно…» В заявлении подчеркивалось, что в своей работе врач Добровольский руководствовался исключительно гуманизмом, политических исключений не делал, а относительно местных коммунистов во время деникинщины проявил героизм — спас от смерти раненого во время казни деникинцами матроса Шевченко, которого лечил на конспиративной квартире, способствовал побегу из-под стражи коммуниста Козенко.Также врач Добровольский спасал людей во время григорьевского погрома весной 1919 года. Рабочие просили прислушиваться к их пролетарскому голосу и освободить врача Добровольского под их поручительство, поскольку он не может быть врагом советской власти. Хлеборобы из пригородных сел Карловка, Старый Данциг, Аннинское писали, что считают своим моральным долгом сообщить ЧК, что врач Добровольский И.Р. всю свою энергию и знания посвятил лечению бедных крестьян, он был настолько загружен работой, что у него не было вовсе времени для занятия политической деятельностью. Такое же заявление карловские селяне направили и в Елисаветградскую рабоче-крестьянскую инспекцию, которая якобы контролировала действия ЧК.

За ксендза местного католического костела Пиотровского Леона Валериановича ходатайствовали пролетарии-рабочие заводов Яскульского и Эльворти, прихожане римско-католической общины города, которые просили, чтобы следствие не пошло ложным путем, потому что «чья-то подлая рука подсовывает под казнь видного представителя польской религии». Мудрые люди видели в том, что чекисты сделали членами подпольной организации нескольких поляков-католиков, попытку определенных политических кругов сорвать урегулирование советско-польских отношений после войны 1920 года (именно в это время в Риге проходили мирные переговоры. — В.Д.). Кстати, в материалах реабилитированного в 1958 году (расстрелян в 1937 году как польский шпион) бывшего органиста елисаветградского католического костела Келкевича Яна есть данные о том, что в июне 1920 года чекисты с провокационной целью подставили ему в роли бежавшего из плена польского офицера сотрудника особого одела 45-й стрелковой дивизии Коляновского. По делу проходил и какой-то Яржембковский. Никто из арестованных тогда не пострадал, но в деле №291 есть упоминание о возможной причастности Пиотровского и Добровольского к той ситуации.

Нельзя без горечи читать обращение в Николаевскую губЧК Асауленко Николая Гавриловича, врача, который, спасая елисаветградцев от тифа, сам заболел обратной формой этой болезни и лечился в 1-й городской больнице. За ним ухаживали жена Надежда Васильевна и сын Николай, остававшиеся ночевать на территории больницы, пользуясь гостеприимством врача Добровольского.Чекисты же их без каких-либо доказательств сделали членами подпольной организации. Николай Гаврилович просил проявить милосердие к нему как тяжело больному врачу и освободить арестованных жену и сына.

По этому же адресу обращались родные другого врача 1-й городской больницы Л.В.Братецкого, моля во имя торжества социализма проявить милосердие к их отцу и мужу, который никак не мог угрожать советской власти и стал жертвой «презренной для коммунистов провокации».

В защиту своего коллеги Зеленецкого А.А. выступили учителя 9-й Елисаветградской школы и уездное бюро профсоюза работников образования, указав в заявлении в ЧК, что ручаются за него, поскольку он является незаменимым работником и ни в каких противоправных организациях участия не принимал.

Сестра и соседи арестованного Гирского С.Я., в том числе, как он себя назвал, рабочий-коммунист-еврей Самуил Ефимович Дранков, в обращении в губЧК указывали, что во время григорьевского погрома в 1919 году Гирский спас много людей, в первую очередь евреев, что порой он доходил до самопожертвования, что он не враг советской власти. Уже упоминавшаяся Левченко Юлия, развенчивая провокацию, указала, что приписываемые чекистами членам разоблаченной «организации» антисемитские лозунги типа «Бей евреев, спасай Россию!» отнюдь не вяжутся с благородными поступками по спасению евреев во время страшного григорьевского погрома со стороны врача Добровольского, учителя Зеленецкого, ее мужа и др.

Мать и соседи Леонида Роговцева, руководителя елисаветградского спортивно-стрелкового клуба отдела Всеобуча, где он учился, просили чекистов поверить в его невиновность и дать хоть какое-то разъяснение причин ареста.

Просил принять во внимание тяжелую психическую болезнь своего сына Анатолия его отец — рабочий завода Эльворти с 35-летним стажем Семен Грибанов, умоляя назначить больному врачебную комиссию для определения вменяемости.

Однако обращения родных арестованных и общественности никоим образом не повлияли на принятое руководством ЧК решение. Уже 14 февраля 1921 года коллегия Херсонско-Николаевской губернской ЧК санкционировала рассмотрение дела на месте с правом применения высшей меры социальной защиты — расстрела. На то время уже было ограничено право ЧК на вынесение смертных приговоров, а если они и выносились, то лишь после утверждения председателем Цупрчрезкома в Харькове. Несмотря на это, уже 16 февраля 1921 года так называемая широкая коллегия Елисаветградской уездной чрезвычайной комиссии под председательством Абрамова, с участием члена коллегии Минаева, начальника особого отдела 1-й Конной армии Лозоватского, представителя Елисаветградского ревкома Рябцева, представителей уездного парткома Майбороды и Киричкова, рабоче-крестьянской инспекции Михальского, особого отдела тыла 14-й армии Буревича, председателя ревтрибунала 1-й Конной армии Тегелешкина, председателя елисаветградских профсоюзов Киселева, начальника отдела юстиции Лагуты, исполняющего обязанности секретаря уездной ЧК Тимофеева приняла решение о расстреле 15 участников белогвардейской организации. Предложение члена широкой коллегии и одновременно инициатора дела № 291, заведующего секретно-политическим отделом уездной ЧК Минаева о целесообразности замены расстрела общественными принудительными работами, а относительно врача Добровольского и его жены Ксении Петровны, «принимая во внимание неактивность в организации, заслуги доктора как врача-хирурга», — замены расстрела условным осуждением на 5 лет во внимание не было принято. Член коллегии Херсонско-Николаевской губЧК Самарин 21 февраля 1921 года утвердил решение о расстреле, и в ночь с 21 на 22 февраля 1921 года где-то в районе Крепостных Валов прогремели выстрелы, унесшие жизни людей, многими из которых мы могли гордиться.

Кстати, в основу обвинений во враждебной деятельности Добровольских было положено, что по своему социальному положению и убеждениям они являются неисправимыми врагами рабоче-крестьянской власти. Вот так были приняты во внимание заявления рабочих и крестьян в их защиту и заключение чекиста Минаева о «неактивности в организации, заслуги доктора как врача-хирурга».

По 5 лет заключения в концлагерях без права возвращения к предыдущему месту жительства в Херсонско-Николаевской губернии было осуждено 9 фигурантов дела № 291. Такая участь постигла и Буценко-Рыбальченко Анну, которую пытался защитить ее муж — красный командир Рыбальченко, обратившись с письмом к самому председателю ВЧК Феликсу Дзержинскому. Заявление с бюрократическим бездушием было переслано в Харьков в ВУЧК, а оттуда — в Николаевскую губЧК. Там запросили Елисаветградскую ЧК, откуда сообщили, что по заключению врачей, Буценко-Рыбальченко А.М., будучи больной, «не отдает себе отчета в поступках и словах». И эту несчастную больную женщину приплели к подпольной организации, бездоказательно обвинив в выдаче фиктивных документов членам «белогвардейской организации Добровольского», не имея при этом «точных данных о ее причастности к названной организации». Вместо определенных «широкой» коллегией уездной ЧК пяти лет концлагеря несчастную женщину упрятали на целых шесть. Дождался ли ее муж, служивший в Красной Армии на Северном Кавказе, неизвестно.

Двое несовершеннолетних участников «подпольной» организации были отправлены в колонию малолетних правонарушителей на так называемую перековку.

Какую опасность для только что «победившей в открытой вооруженной борьбе революции» представляла Загута Мария Александровна, 1853 года рождения, из потомственных почетных граждан г.Севастополя, которую, как лицо преклонного возраста, навсегда выдворили в Орловскую губернию под надзор местных чекистов? Во время многочасового обыска в ее квартире она потеряла сознание, и врач, которого вызвала дочь, заявил, что она может не выжить. Но верные стражи революции дождались, когда женщина придет в себя, арестовали ее и отправили в тюрьму, предварительно изъяв домашние вещи, определив их как «излишние», которые могут быть ею проданы без согласия власти.

Проходящие по делу № 291 лица должны быть реабилитированы еще на основании указа Президента СССР от 13 августа 1990 года «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 1920-1950-х годов», поскольку были репрессированы внесудебным органом в лице т.н. «широкой коллегии ЧК». К сожалению, этого не было сделано из-за того, что при подготовке материалов на реабилитацию какой-то неопытный сотрудник Управления КГБ УССР по Кировоградской области обманулся обложкой «дела», на которой было написано, что это «Следственное дело» из архивного следственного фонда КГБ УССР. Реабилитация лиц, проходящих по уголовным делам, рассматривавшихся судами, осуществлялась в другом порядке. Так была составлена справка с выводом о нецелесообразности реабилитации 24 лиц, проходящих по архивному уголовному делу №14700, направленная в прокуратуру области для принятия решения.

По результатам рассмотрения справки УКГБ по якобы «следственному» (уголовному) делу Прокуратура Кировоградской области в 1997 году согласилась с выводом о правомерности решения широкой коллегии Елисаветградской уездной ЧК с учетом того, что вина проходящих по делу лиц доказана. Дело было возвращено в архив Управления СБ Украины.

При ознакомлении в архиве УСБУ с материалами «дела» на врача Добровольского И.Р. и его товарищей по трагедии февраля далекого 1921 года, я обратил внимание, что прокуратура области свой вывод о правомерности решения внесудебного органа в лице т.н. «широкой коллегии Елисаветградской уездной чрезвычайной комиссии» в апелляционный суд для принятия законного решения не направляла. А это является нарушением статьи 7 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий». Статья 1 этого закона предусматривает, что реабилитации подлежат лица, которые по политическим мотивам были необоснованно осуждены судами или подвергнуты репрессиям внесудебными органами, в том числе «двойками», «тройками», особыми совещаниями и в любом другом внесудебном порядке, за совершение на территории Украины деяний, квалифицированных как контрреволюционные преступления по уголовному законодательству Украины до вступления в силу Закона СССР «Об уголовной ответственности за государственные преступления» от 25 декабря 1958 года, за исключением лиц, в отношении которых есть данные о совершении ими действий в форме измены родине, шпионажа, диверсии, вредительства, саботажа, террористических актов, преступлений против человечества и человечности, карательных акций против мирного населения, убийств, пыток граждан, организации вооруженных формирований, совершавших убийства, разбои, грабежи и другие насилия, и личное участие в совершении этих преступлений. Неужели ответственные работники прокуратуры не заметили, что в материалах дела № 291 отсутствуют фактические данные о совершении его фигурантами вышеуказанных действий. Как такового и суда не было, а было только решение не относящейся к судебной системе «широкой коллегии уездной ЧК». По истечении почти 90 лет со дня совершения несправедливости найти хоть минимум данных о родственниках невинно расстрелянных, которые ходатайствовали бы об их реабилитации, проблематично. Я посчитал, что основанием для повторного ходатайства о реабилитации народного врача Добровольского Ивана Романовича с женой и других фигурантов дела № 291 могут быть оставленные без внимания «широкой коллегией уездной ЧК» обращения их тогда еще живых родственников и представителей общественности, в том числе и обращение коллегии врачей г.Елисаветграда от 19 февраля 1921 года в Херсонско-Николаевскую губернскую чрезвычайную комиссию, где сказано следующее: «Коллегия врачей присоединяет свой голос к ряду других подателей об облегчении участи этого высококвалифицированного работника, оказавшего неоценимые услуги населению г.Елисаветграда и уезда. Позволяем себе думать, что дальнейшее ознакомление с деталями дела может быть в огромной мере снимет тяжесть обвинения, обрушившегося на плечи товарища». Подписались под обращением 42 врача. Среди подписей разборчиво видны фамилии врачей Макиевского, Болеслава Соловьева, Ариадны Якубовской, Каца, Ф. Канторского, Андрусенко. Они, как и пациенты 1-й городской больницы, не предали врача, оставившего после себя добрый след среди общественности.

Поэтому в конце 2008 года я направил заявление в Управление СБ Украины в Кировоградской области с ходатайством о повторном рассмотрении вопроса о реабилитации И.Р.Добровольского и других фигурантов сфальсифицированного в Елисаветградской уездной ЧК «дела № 291». Толчком еще стал и тот факт, что в книге российских авторов В.Бережкова (ветеран госбезопасности) и С.Пехтеревой (журналист) «Женщины-чекистки» приводятся факты из рассекреченной биографии легендарной советской разведчицы Марии Фортус (вспомните фильмы «Салют, Мария» и «Альба Регия»). Оказывается, в конце 1920 года она занимала в Елисаветградской ЧК аж три должности – ответственного секретаря, зав. экономотделом и помощника начальника секретной разведки. То есть работала под каким-то прикрытием, выявляя врагов советской власти. Была тяжело ранена махновцами и находилась на лечении в елисаветградской городской больнице, где ее, возможно, оперировал Добровольский. В биографии Фортус отмечено, что и в больнице она не утратила чекистских навыков. Она отметила странное поведение главного врача, который неодобрительно высказывался о советской власти, критикуя ее за то, что перемены в обществе раздражают интеллигенцию. Навещавшие Фортус в больнице сотрудники уездной ЧК взяли главного врача на заметку и начали его оперативную разработку (вот откуда вышеуказанное изречение руководителя уездной ЧК о том, что инициаторами и вдохновителями подпольной организации была «исключительно местная прогнившая интеллигенция»). С фактом из биографии Фортус о том, что по ее наводке в рабочем кабинете главного врача елисаветградской больницы был обнаружен тайник, совпадают и материалы допросов Ивана Романовича и Ксении Петровны. Не была ли та, упомянутая в записях Марии Плахотиной, «приемная дочь Добровольских» 20-летней Машей Фортус, которую по доброте своей они приютили, как бездомную, пожалев из-за тяжелого ранения?

Кроме того, при рассмотрении подготовленных к публикации материалов очередного тома книги «Реабилитированные историей» в списках невинно репрессированных жителей Кировоградской области я обнаружил фамилии Огневцева Виктора Ивановича, 1868 года рождения, священника Петропавловской церкви, арестованного 24 июня 1941 года за «организацию нелегальных крещений, панихид и похорон, антисоветскую агитацию», и Огневцевой Софьи Викторовны, 1904 года рождения, врача 1-й Кировоградской горбольницы, арестованной 22 июня 1941 года УНКГБ по Кировоградской области по подозрению в террористических намерениях против вождя партии, то есть против Сталина. Это отец и сестра расстреляннного вместе с врачом Добровольским И.Р. Огневцева Николая, пострадавшие из-за родства с ним. Они реабилитированы еще в 40-е годы.

В январе 2009 года я был уведомлен Прокуратурой Кировоградской области о том, что по результатам рассмотрения моего обращения в УСБУ в Кировоградской области о реабилитации фигурантов дела №291 (арх. №14700) прокуратурой области составлено новое заключение об обоснованности постановления широкой коллегии Елисаветградской уездной чрезвычайной комиссии от 16 февраля 1921 года, которое, в соответствии со статьей 7 Закона Украины «О реабилитации жертв политических репрессий в Украине», направлено в Апелляционный суд Кировоградской области для принятия окончательного решения. Информации о том, почему этого не было сделано еще в 1997 году, из прокуратуры ни мне, ни в управление СБУ в области не поступало.

В августе 2009 года председатель Апелляционного суда Кировоградской области информировал меня о том, что еще 11 марта 2009 г. апелляционным судом области материалы уголовного дела № 14700 возвращены в прокуратуру области в связи с отсутствием оснований для удовлетворения заключения прокурора отдела поддержания государственного обвинения в судах, поскольку после реформирования судебной системы Украины и принятия 7 февраля 2002 года нового Закона Украины «О судоустройстве» апелляционный суд теперь не вправе пересматривать уголовные дела. Мне было разъяснено, что поднятый мною вопрос может быть решен только Верховным судом Украины. Учитывая это, я снова обратился в прокуратуру области. 20 сентября 2009 года заместитель прокурора Кировоградской области Л. В. Лахтюк сообщил, что «в настоящее время решается вопрос о возможности направления указанного архивного дела в Верховный суд Украины через Генеральную прокуратуру Украины». По поводу того, почему по вине должностных лиц прокуратуры области вопрос реабилитации не был решен еще после 30 декабря 1997 года, в соответствии с Законом Украины «О реабилитации жертв политических репрессий в Украине», не было сказано ни слова.

Больше информации о судьбе архивного дела №14700 я не получал. Знаю только, что оно вернулось на полку в архив управления СБУ. Значит, врач Добровольский и остальные 23 фигуранта дела не реабилитированы. Почему? Я этого не знаю.

В феврале 2011 года исполнилось уже 90 лет, как елисаветградский врач Добровольский И.Р. и другие невинные жертвы страшного времени Гражданской войны были расстреляны во рву возле крепости как враги трудового народа. Думаю, читатель сможет убедиться сам, были ли они врагами своего народа.

На фоне известных старшему поколению аргументов советской историографии, что красный террор был адекватным ответом на навязанный противной стороной белый террор, следует отметить, что во время пика белого террора в Елисаветграде 18 ноября 1920 года по приказу деникинского генерала Я.Слащева (прообраз генерала Романа Хлудова из пьесы М.Булгакова «Бег») было казнено (повешено) 13 партизан во главе с их командиром А. Ф.Стратиенко, захваченных в плен с оружием во время ожесточенного боя. Покоятся эти жертвы белого террора вечным сном в кировоградском Ковалевском парке (вечная им память!). Где похоронены 15 безоружных жертв красного террора февраля 1921 года, неизвестно … Скромный крест памяти жертв политических репрессий и Голодомора на Крепостных Валах в Кировограде символизирует и их братскую могилу.


В Законе Украины «О реабилитации жертв политических репрессий» указано, что не подлежат реабилитации лица, осужденные за преступления против правосудия, связанные с применением репрессий, даже если они сами впоследствии подверглись репрессиям. О судьбе руководителей Елисаветградской уездной ЧК 1921 года Абрамова, Наумова, Самарина, Минаева и их подчиненных Мелешко Юрия, Орлова Ивана и др. ничего неизвестно. Правда, в книге В.Д.Голиченко «Партийное руководство органами государственной безопасности» (К., 1968, стр.114) и в переизданной в 1990 году харьковским издательством «Основа» книге «Всеукраинская чрезвычайная комиссия (1918-1922)» на стр.249 описываются достижения возглавляемой Абрамовым Елисаветградской ЧК в декабре 1921 года, когда ею был ликвидирован т.н. Красный повстанком на территории Елисаветградского, Александровского (правильно Александрийского), Каменского, Первомайского и Звенигородского уездов. В течение суток было упреждено нападение на Елисаветградскую кавалерийскую школу и ликвидировано всю организацию, арестованы 200 заговорщиков. Если указанные работники как чекисты Дзержинского призыва подверглись репрессиям во время большого террора 1937-1938 гг., то, по моему мнению, материалы дела № 291 дают основания для сомнений в их реабилитации. Из изданного в 1999 году в Москве справочника «Кто руководил НКВД. 1934-1941 гг.» можно узнать, что упоминаемый выше начальник секретно-оперативной части Елисаветградской уездной ЧК Тимофеев Павел Иванович, 1894 года рождения, уроженец, с.Елизаветградка Александрийского уезда Херсонской губернии, из крестьян-бедняков, украинец, член ВКП (б) с ноября 1919 года, дослужился до начальника отдела Управления госбезопасности НКВД Татарской АССР (вспомните книги-воспоминания Евгении Гинзбург «Крутой маршрут» и Ильи Дубинского «Особый счет», где описаны творившиеся в том УГБ ужасы), имел звание капитана госбезопасности (равно званию полковника), в 1925 году был награжден знаком «Почетный сотрудник ВЧК-ГПУ». Арестован 28 сентября 1938 года «в связи с нарушениями социалистической законности». Умер во время следствия в тюремной больнице 8 ноября 1938 года. Данных о его реабилитации нет.

Время строить храмы

Испокон веков именно храмы становились центрами духовного спасения, образования, развития общества. Восстановление разрушенных, строительство новых церквей – прочное основание возрождения. Этот процесс мощно идет в нашей стране. За последние годы построены и восстановлены сотни храмов. Строятся они и на Гайворонщине – в поселке городского типа Завалье, в селе Хащеватое. Планируется строительство церкви у наших соседей – в Ульяновке, Голованевске.

Будет построен новый храм и в селе Соломия.

Это уютное село, расположенное на живописных берегах Южного Буга, было лишено своего храма в далеком 1938-м году. К истории тех драматических и удивительных событий мы ещё обязательно вернемся. А сейчас о новом храме.

Благословение епископа Кировоградского и Новомиргородского Иоасафа на строительство храма в селе Соломия получили отец и сын – Виктор Михайлович и Вадим Викторович Романенко.

Показательной была реакция жителей Соломии на известие о строительстве храма. Сначала – безусловная радость. И сразу же вопрос – храм будет православным? (Видимо, утомили уже всех новомодные иноземные «церкви».) Получив утвердительный ответ, люди несколько успокаивались, но место радости занимали сомнения – получится ли? Ведь для того, чтобы построить храм, нужны не только деньги и материалы. Нужно решить невероятное количество организационных вопросов, а уж как в нашей стране умеют усложнить любое дело, рассказывать никому не надо.

И в такой ситуации на стороне устроителей храма выступили власти. Глава районной государственной администрации Иван Михайлович Архипенко встретился с инициаторами строительства, ознакомился с планами, пообещал всестороннюю поддержку. И, конечно, очень рад инициативе устроителей храма глава Соломиевского сельсовета Александр Иванович Кондратюк. Он как никто знает потребность земляков в собственной церкви, понимает её значение для дальнейшего развития села.

Огромное внимание этому, казалось бы, небольшому проекту уделяет епископ Кировоградский и Новомиргородский Иоасаф. Он благословил строительство, утвердил архитектурное решение будущего храма, а во время посещения Гайворонского района лично осмотрел и одобрил участок для строительства.

Устроители храма собирались начать его возведение своими силами, но уже сейчас есть люди, готовые помочь техникой, материалами. Есть и желающие потрудиться на строительстве. В то же время инициаторы уверены – когда люди увидят первые результаты, когда поверят, что столь большое и нелегкое дело становится реальностью, к строительству присоединятся многие односельчане. Ведь во все времена храм строился соборно – всем народом. И речь тут прежде всего не о деньгах – помогать можно разными способами…

Соломия – необыкновенно красивое село. Конечно же, главной архитектурной изюминкой села на зависть всей округе является удивительная водяная мельница конца XIX века. Её каменное здание задает тон строениям в округе. Да и вообще – камень многое определяет в наших местах. Учтя все это и получив благословение Владыки Иоасафа, устроители приняли решение о возведении храма с отделкой из родного соломиевского гранита.

На том можно было бы и окончить рассказ о благом деле, которое затеяли в селе Соломия, но мы говорим о храме, а значит, без чуда здесь обойтись не может. И оно случилось.

По делу, никак не относящемуся к строительству храма, устроители встретились с Федором Карповичем Науменко. Он рассказал удивительную историю, но ещё более удивительным стал её финал.

В далеком 1938-м году Фёдор Карпович был восьмилетним соломиевским мальчишкой. В семье росло семеро детей, родители Феди были глубоко верующими, православными людьми. Времена были тяжелыми – только-только люди отошли от Голодомора, в воздухе витал дух будущей войны. Ко всему этому у села появилась и своя беда – большевики решили разрушить церковь. Никто из местных не соглашался на это черное дело, и до того, как власти привезли безбожников из других мест, храм стоял открытым – доживал последние дни. И здание, и все содержимое храма должно было быть уничтожено. И тогда Федя с братом проникли в пустующую церковь через выбитые двери и вынесли напрестольный крест. В этот момент им показалось, что их заметил кто-то из активистов-безбожников, и они бросились бежать. Поначалу дети побоялись принести крест домой – закопали его в саду. Но уже через несколько дней отдали родителям. Те, невзирая на возможность стать врагами безбожной власти, не стали прятать святыню, а повесили крест между образами.

Вскоре храм разрушили. Отец Феди был фельдшером, к нему за помощью приходили и односельчане, и жители всей округи. И никогда, ни в какие богоборческие времена родители Феди крест не прятали.

В детскую память глубоко врезались воспоминания – вся семья, встав перед образами и спасенным крестом, молится. С этой молитвой и идет Федор Карпович по жизни. Крест оберегал: Фёдор Карпович – участник боевых действий, воевал в Корее, получил боевые награды. Крест вдохновлял: за свой труд Фёдор Карпович награжден орденом Трудового Красного Знамени. В это трудно поверить, но стараниями этого удивительно скромного человека, Божьим промыслом крест сохранился до наших дней.

Сегодня Федор Карпович Науменко и его жена Лидия Ефимовна живут в селе Солгутово. Они очень обрадовались новости о возведении храма и сразу же предложили вернуть крест на его законное место – в церковь.

Федор Карпович уже передал святыню на сохранение устроителям храма. Торжественное же возвращение креста церкви состоится во время совершения чина освящения участка и закладки первого камня.

Дорогие земляки, братья и сестры! Просим всех, кто располагает информацией о разрушенной церкви в селе Соломия, о церковных предметах, которые, возможно, чудесным образом уцелели, сообщить об этом по телефону 096-220-83-84. Будем очень рады вашему участию.

Ведь, как говорил святитель Феофан Затворник: «Постройка и украшение храмов настолько возвышается над всеми благодеяниями человека, насколько бессмертная душа дороже бренного тела, насколько жизнь вечная ценнее жизни временной, земной».

Олег Семенюк: «Счастливый студент видит ректора только один раз — когда получает диплом»

Недавно в Кировоградском педагогическом университете имени Владимира Винниченко выбрали нового ректора. Перед вами — первое интервью Олега Семенюка в качестве руководителя одного из крупнейших вузов региона.

— Олег Анатольевич, вы достаточно давно работаете в университете, чтобы определиться, стиль работы какого из его руководителей последнего десятилетия вам наиболее близок. Чьим преемником вы себя считаете?

— Стиль управления университетом формируется даже не в одном вузе, в то же время статус преемника применим скорее для монархических образований. Лично мне близок либеральный стиль, когда ректор не является жестким администратором, а дает возможность проявить инициативу другим внутривузовским управленческим подразделениям и структурам. Ведь университет отличается от предприятия тем, что у нас основным звеном, отвечающим за подготовку специалистов, являются кафедра и её руководитель, который вместе с коллективом формирует подход к обучению… Мне близок стиль управления, который практиковал покойный Виталий Иванович (Завина. — Авт.) — он искал взаимопонимание с коллективом, умел обеспечить проявление инициативы другими. Олег Поляруш работал в условиях жесткой, регламентированной административной системы, когда всё приходило «сверху» и решалось там же, главным было освоить средства и выполнить госплан, а ректор работал не столько в содружестве с кафедрами, сколько с парткомом. Валерий Радул, Григорий Клочек работали в других условиях, когда во главу угла уже ставились абитуриент и преподаватель…

— Вы стали единственным кандидатом, в программе которого был тезис о необходимости сотрудничества с местной властью. Что, по-вашему, университету нужно от руководства региона?

— Это сотрудничество вполне естественно. Такой вуз, как наш, является наиболее крупным в области «предприятием» со значительными человеческими ресурсами — у нас шесть с половиной тысяч студентов. Это — самый крупный культурный и образовательный центр региона. У нас есть здания, земельные участки. Скажем, мы уже больше 30 лет арендуем здание нынешнего факультета искусств (бывшая гостиница «Версаль») на улице Ленина. Если мы найдем точки соприкосновения с областным руководством, депутатским корпусом, то сможем получить это помещение в собственность, сделать полноценный ремонт. Ещё один момент — поддержание в рабочем состоянии общежитий, которое требует немалых затрат. Достаточного количества ресурсов для этого всегда не хватает, ведь плату за проживание мы не повышаем выше приемлемого уровня, иначе многим студентам эта статья расходов будет не по карману. В Черкасской же области, например, есть программа «Студенческое общежитие», которая основана на совместном финансировании из вузовского, городского и областного бюджетов работ по благоустройству студенческого жилья. Для нас эта проблема тоже актуальна — скажем, общежитие №2, которое сейчас выведено из эксплуатации, требует полной реконструкции, а только проектно-сметная документация ещё три года назад стоила 270 тысяч гривен… Но мы никоим образом не собираемся быть нахлебниками, многое нам по силам сделать самостоятельно. Думается, и областная власть заинтересована в том, чтобы хорошо подготовленные специалисты ехали в села, а не отправлялись в крупные города других областей.

— Партийные предпочтения руководителей вуза последних лет известны, они совпадали с политической конъюнктурой. Какого цвета партбилет у вас?

— Партбилета у меня нет ни одного. Как-то в период перестройки я хотел вступить в КПСС, чтобы бороться за «усовершенствование социализма», но моя непролетарская сфера деятельности не позволила влиться в «передовой отряд». С тех пор я принципиально не вступал ни в одну партию. Тем более что, по моему мнению, партий в чистом, классическом виде в Украине вообще нет. Я считаю, и это убеждение разделяют многие, кто за меня голосовал, что партийный ректор — это всегда лишняя головная боль. Да, есть определенные структурообразующие взгляды, которые можно высказывать. Но они ни в коем случае не должны влиять на взаимоотношения с подчиненными, с коллективом. Понятно, что в Украине находиться вне политики невозможно, и в следующем году вопрос политических предпочтений и симпатий снова станет актуальным. Однако я ценю то, что мое пребывание в отдалении от политики импонирует людям не только в стенах университета, но и вне его.

— Во время избирательной кампании вашу кандидатуру называли консолидирующей, устраивающей всех. Кого, по-вашему, вы устраиваете? Кого собираетесь консолидировать?

— Всех устраивать невозможно, так не бывает. Думаю, моя кандидатура устраивает большинство представителей коллектива университета. О студентах речь не идет — счастливый студент видит ректора один раз, когда тот вручает ему диплом. В больших университетских коллективах зачастую ректора и преподаватели видят крайне редко: это событие из ряда «Я Ленина видел!». Ректор должен быть фигурой, которая не вызывает сразу желания чего-либо не делать — из его распоряжений. Думаю, коллег устраивает то, что я давно работаю в университете и о моей работе хорошо известно, то, что я не «чужой», и главное — что не отношусь к категории людей, которые постоянно участвуют в каких-либо скандалах.

— В последнее время живо обсуждается судьба университета в связи с министерскими реформами: то непедагогические специальности собирались упразднить, то вообще лишить статуса университета… Что в связи с этим ждет вуз?

— Во-первых, речь шла не о прекращении подготовки на непрофильных специальностях в педагогических вузах, а о том, чтобы ограничить на такие направления государственный заказ. В нынешнем году об этом речь не идет.

Если говорить о реформе, которая представлялась как изменение статуса вузов с определенными параметрами, то, во-первых, это тема целого цикла статей. Во-вторых, образование реформируется постоянно, Украина здесь — не исключение. В нашей стране огромное количество учебных заведений, из которых около половины — государственные, готовят специалистов, которые потом не находят своего места на рынке труда. Например, положа руку на сердце, ответим, нужно ли нам столько, сколько сейчас готовится, журналистов? Скажем, специалиста для экономического журнала нужно сначала научить основам экономики, а затем уже за год-полтора магистратуры дать образование журналиста с получением государственного сертификата. Кстати, во многих странах такой сертификат нужен даже маляру — без него у такого специалиста не будет права работы по профилю. Это — уравновешивание рынка труда, ведь не должно быть на одну вакансию преподавателя английского десять претендентов…

А вообще ведь не министерство готовит реформу, она вызревает внутри самой среды. Да и многие проекты, которые предлагаются сейчас, готовились ещё 4-5 лет назад — в частности — необходимость сокращения дублирующих друг друга вузов. Кстати, количественный показатель в применении к статусу вуза, который вызвал такой резонанс у общественности и в СМИ, в новой редакции законопроекта снят…

Да, специалистов готовится много, однако, к примеру, в сельских или географически проблемных районах страны их катастрофически не хватает — люди попросту не хотят ехать на пустое место, где нет нормальных условий для жизни и работы. Словом, система подготовки и последующего использования специалистов у нас регулярно дает сбои, прежде всего по экономическим причинам. Возможно, начинать с институтов и университетов в данном случае не совсем правильно, но с чего-то же нужно начинать…

— Каковы особенности вступительной кампании-2011 в КГПУ?

— Говорить об этом пока рано, кампания продлится ещё месяц. Хотя, на мой взгляд, можно было бы уложиться, как в прошлом году, в две недели. Тем более что выпускников школ в нынешнем году меньше. Но, думаю, тенденции предпочтения факультетов будут прежними: факультеты иностранных языков, истории и права, психолого-педагогический…

— Кстати, о преподавании истории: как можно учить и учиться, если и студенты, и преподаватели имеют собственные политические взгляды, не совпадающие с официальной трактовкой, которая, к слову, тоже меняется — в соответствии с президентскими каденциями?..

— К серьезному изучению современной истории студенты приступают уже после того, как освоили историю древнего мира, средних веков и пр. У них вырабатывается научный взгляд на эволюционный исторический процесс плюс понимание того, что все повторяется. Поэтому, наверное, этот факультет является наиболее консервативным и «политически правильным». Профессора и доценты преподают не политическую историю, а историю вообще и не позволяют себе демонстрировать, а тем более навязывать собственную интерпретацию событий.

У современных студентов же есть возможность пользоваться огромным количеством источников, вести скрытую или открытую полемику с авторитетами. Кстати, преподаватели говорят, что студентов сейчас больше интересует не современная история, а древняя, средних веков, история Украины XVI-XVII столетий… Тем более что даже вне аудиторий «политические» споры уже пару лет неактуальны — общество настолько устало от политики, что его гораздо больше волнует вопрос цены на бензин, чем то, кто виноват в её повышении.

— Зато тема коррупции в вузах — вечна. Но если многие руководители предпочитают не выносить сор из избы и утверждают, что в их вузах взяток не берут, то не эффективнее было бы устроить пару-тройку показательных процессов? Дабы другим неповадно было… Вы готовы к инициативе таковых?

— Если я скажу, что готов, мне сразу же нужно отсюда уходить… Я ведь не следственные органы — суд, прокуратура. Иногда я вижу ситуацию с рассуждениями о коррупции в вузах через призму старого студенческого анекдота: выходит студент с экзамена и жалуется на преподавателя — вот, мол, валит, гад! — А что спрашивал? — Какой предмет сдаем…

Рассказы о том, что преподаватель требует взятку, зачастую инициируются студентами, которые не могут или не хотят выучить предмет. Понятно, что такие разговоры, о коррупции и взяточничестве, существенно бьют по имиджу вуза и вполне могут быть элементом межвузовской конкуренции… В конце концов вину в нашем случае преподавателя определяет суд, а не слухи. Кредитно-модульная система, действующая в университетах сейчас, вполне позволяет студенту честно и прозрачно сдать сессию. Студент ещё в начале года получает комплект документов, где указано, какие темы и по каким критериям оценивания он должен будет выучить и сдать. Более того, если он считает, что по действующим критериям его оценили недостаточно, он имеет право об этом заявить и получить возможность улучшить оценку — такого раньше не было. Увы, сейчас студенты приходят в вуз, не всегда подготовленные к тому, что требования к уровню знаний будут очень серьёзные. Поэтому, столкнувшись с этими требованиями, они не всегда надеются только на себя и свои силы…

Я не говорю, что все педагоги — «белые и пушистые», но по большей части разговоры о профессорах-взяточниках, как и причины коррупции в стенах вузов имеют корнем именно нежелание студентов честно и добросовестно учиться. И тут уже нужно помнить об обоюдной ответственности за «взятки» — и преподавателей, и студентов. Кстати, число выпускников, которые по окончании вуза говорят о том, что они никогда никому не платили, на самом деле гораздо больше тех, кто заявляет об обратном…

— А вот о жизни в общежитиях по-прежнему можно снимать скандальные триллеры. Здесь хоть когда-нибудь можно навести порядок?! Или проще закрыть насовсем?

— Условия жизни в общежитиях всегда были нелегкими, ещё с советских времен. Причем даже не столько в бытовом, сколько в моральном плане, что связано с необходимостью сосуществования большого количества людей с разными привычками, характером, воспитанием. Да, есть дежурные преподаватели, деканы, но они не могут ходить по общежитиям и рассказывать студентам, как нужно себя вести. Не в их полномочиях указывать — мол, прекращайте пить и выносите мусор, по результатам обхода составляется записка на имя коменданта, проректора по воспитательной работе с указанием наиболее заметных минусов. Кстати, во многих странах в студенческих кампусах единственные, кто занимается поддержанием порядка, — это полиция… Я же считаю, и это мнение разделяет большинство моих коллег, что, чем лучше бытовые условия в общежитиях, тем спокойнее в них ведут себя студенты. Диктует тенденции и рынок, который дает возможность снимать квартиру трем-четырем студентам ненамного дороже, чем платить за общежитие. Тем не менее, опять-таки, мы планируем повысить комфортность наших общежитий — наряду с усилением ответственности живущих в них студентов. Скажем, установить счетчики, и тогда плиты не будут на кухнях греть круглосуточно, и свет на ночь будет выключаться — потому что за перерасход финансово будут отвечать солидарно жители конкретного блока. Плюс планируем чаще ребят поселять в комнате, которая будет сохраняться за ними в течение четырех лет, — обязательно с заключением договора. А не как раньше, когда «переселения» происходили ежегодно, и студенты не были заинтересованы в поддержании порядка в комнате на протяжении года. Мы рассматриваем и вопрос оборудования комнат повышенной комфортности, где количество проживающих будет меньшим, а плата за проживание — чуть выше. Так или иначе, общежитие — это квинтэссенция психологии человека, и, не поменяв эту психологию, эффективно порядок здесь обеспечить будет сложно.

— О том, что новая метла метет по-новому, хорошо известно. Чего, каких реформ и изменений ждать от ректора Семенюка?

— В коллективе, который уже девяносто лет готовит специалистов, педагогов, революционные изменения по умолчанию невозможны. Мы работаем в поле, регламентируемом большим количеством нормативных документов — от закона о высшем образовании до КЗОТа, которые четко определяют нашу деятельность. Понятно, что эволюционные изменения будут: в структуре кафедр, материального обеспечения — в рамках программы информатизации. Резких изменений в кадровой политике не будет — большинство должностей у нас выборные. Думаю, будут четче определены должностные обязанности, точнее выписаны критерии соответствия той или иной должности. И, что главное — мы находимся в жестких экономических рамках, и число преподавателей, доцентов, профессоров должно быть четко регламентировано и привязано к определенному количеству студентов. Думаю, будут изменения и в сторону увеличения ответственности за порядок в общежитиях…

Для меня как ректора в первый год работы очень важно привести систему доходов и расходов университета к приемлемым пропорциям. Понятно, что на качестве обучения — профессуре, книгах, компьютерах — экономить не будем. Но устаревшие, потерявшие востребованность и актуальность структуры будут постепенно ликвидированы, управление будет более компактным. Но, главное — особенно в контексте значительного расширения магистратуры и аспирантуры — привлекать к преподаванию больше докторов, профессоров. Понятно, что все эти изменения будут проходить в тесном сотрудничестве со студентами — студпрофкомом, студенческим самоуправлением. Ведь их задача — не политикой заниматься, а вместе с нами работать над качеством студенческой жизни…