…я согласен на медаль!

В прошлый четверг на площади перед зданием горсовета мэр Кировограда в торжественной обстановке вручил выпускникам 2005 года 124 золотые и 61 серебряную медали. Трудно ли стать медалистом сегодняшнему школьнику? Какие перспективы сулит этот статус? Нужен ли нам вообще сам институт «медалирования»? С этими вопросами журналист «УЦ» обратился к непосредственным участникам события.

Наталья Самсонова, учитель физики:

— Получить медаль, безусловно, трудно. И за те тридцать лет, что я работаю в школе, легче ее получить не стало. Допускаю, есть случаи, когда награда не совсем соответствует заслугам, но это скорее исключение из правил, во всяком случае, должно им быть. У нас, в гимназии им. Шевченко, все вручаемые медали подтверждены реальными знаниями. Сейчас, конечно, намного труднее, чем раньше, объяснить школьникам, зачем нужно учиться, — сегодняшняя жизнь устанавливает совсем другие приоритеты. Но, если ребенок действительно умный, он понимает это сам. К сожалению, государство отворачивается от этих умных детей — с текущего года частично отменены льготы для медалистов при поступлении в вузы. Я считаю, что это неправильно, — за свой многолетний труд ребята должны получить вознагражение. Нельзя говорить, что медаль сегодня не нужна, — это, в первую очередь, моральный стимул к тому, чтобы и в дальнейшей жизни никогда не опускать планку требований к себе.

Екатерина Колпак, выпускница, награждена золотой медалью:

— Для меня медаль — закономерный результат моей целенаправленной работы. Хотя, конечно, во многом то, получишь ты ее или нет, зависит от желания или нежелания учителей поставить тебе необходимые оценки, особенно на выпускных экзаменах. Поэтому нужно уметь находить с ними общий язык. В принципе, даже не так важно иметь какие-то чрезвычайно глубокие знания в конкретном предмете, главное — быть всесторонне развитым, эрудированным, трудолюбивым и решительным человеком. И никогда не расслабляться — из-за какой-нибудь «девятки» все может сорваться, тогда очень жаль будет проделанной за десять лет работы. Я шла на медаль сознательно, хотя лично мне никаких преимуществ при поступлении она не дает. Я собираюсь поступать в Киевский национальный экономический университет, который льгот не предоставляет.

Андрей Степаненко, выпускник, награжден золотой медалью:

— Конечно, было непросто. В первую очередь потому, что не разделяю интересов некоторых моих одноклассников. Шатание по улицам, алкоголь, наркотики — все это меня совсем не привлекает. Приходилось подчас терпеть насмешки, мол, «заучка», никуда не выходишь, нигде не бываешь. Большое спасибо директору родной 24-й школы, педагогам и, конечно, родителям — всем тем, кто поддерживал меня, в первую очередь морально. Теперь, получив золотую медаль, я могу поступить в КНТУ, сдав на «отлично» только один экзамен — благодаря собственному упорству и добросовестности.

Полина Володарская, мать медалиста:

— Конечно, для того, чтобы достичь результата, особенно для ребенка с обычными способностями, нужны и усидчивость, и умение иногда «выкручиваться». Если сравнить со временем, когда я заканчивала школу, могу отметить, что программа сейчас намного сложнее, выросли темпы обучения. Более жесткими стали требования к медалистам, особенно к их письменным работам. Это с одной стороны. С другой — теперешним школьникам на помощь часто приходит Интернет, легче находить материалы для написания рефератов. Что-то сложнее, что-то легче. И как мать могу сказать однозначно: со стороны родителей необходим контроль. Есть, конечно, действительно сознательные, добросовестные дети, способные организовать свое время полностью самостоятельно, но таких — один на сотню. Мы не ставили необходимость получить медаль во главу угла, просто так получилось, что к окончанию учебы сын вышел на соответствующие баллы. И грех было не воспользоваться возможностью!

Картинка получилась довольно радужная, не правда ли? Конечно, хотелось бы закончить статью в таком же приподнятом духе, но… К любой бочке меда почти всегда приходится добавлять ложку дегтя — такие уж реалии окружают нас сегодня. О том, с чем приходят в вуз сегодняшние отличники учебы, корреспондент «УЦ» попросил рассказать доктора филологических наук Олега Семенюка, в недавнем прошлом — декана факультета довузовской подготовки КГПУ им. Винниченко:

— К сожалению, в последние годы мы могли наблюдать целый ряд негативных тенденций в среднем образовании. Во-первых, многие школы поставили перед собой задачу выпустить как можно больше медалистов, среди которых встречались как дети с соответствующей подготовкой, так и те, чьи аттестаты были несколько «подтянуты». Недостаточность финансирования вынуждала директоров обращаться за помощью к родителям, и, случалось, их дети получали медали в качестве благодарности, о которой, кстати сказать, «спонсоры» не всегда просили. Открытой остается проблема сельских школ. Не секрет, что качество образования в большинстве из них оставляет желать лучшего, в основном из-за недостатка квалифицированных кадров — молодые специалисты цепляются за любую возможность не ехать работать в районы. Поэтому золотые медали там часто получают дети, чей уровень знаний просто выше, чем у одноклассников, но при этом реально не отвечает требуемому.

Решение Министерства образования об отмене обязательной квоты на зачисление медалистов в вузы продиктовано сложившейся ситуацией, в которой высшие учебные заведения перестали доверять средним. Возможно, рассматриваемая сейчас программа создания центров независимого тестирования, которые возьмут на себя функции приема как выпускных, так и вступительных экзаменов, способна эту ситуацию нормализовать. Конечно, только при условии, что эти центры действительно будут независимыми, став связующим звеном между школой и вузом…

Что ж, озабоченность г-на Семенюка понятна. Ведь появление безграмотных «проффесоров» — феномен, имеющий те же корни, что и появление «липовых» медалистов. Но, в отличие от красивых «корочек», знания купить по-прежнему нельзя…

Обратная связь

Размышлением о судьбе «вещдоков» была наша публикация месячной давности под заголовком «Знаменские дрова». Но, как оказалось, и размышление на достаточно отвлеченную тему, если оно основано на реальных фактах, способно дать конкретный результат.

Напомним, Виталий Шибашов, житель города Знаменка Кировоградской области, был нанят для перевозки дров в Кировоград. Но во время погрузки дров в кузов «Газели» появились представители лесхоза, а наниматели Шибашова скрылись. В итоге автомобиль Шибашова как вещественное доказательство был задержан и постановлением следователя передан на хранение в лесхоз. Как выяснилось, наниматели Шибашова не имели никаких прав на дрова, для перевозки которых наняли обладателя автомобиля, да и сами дрова оказались на поверку высокосортным дорогостоящим дубом.

Ни в коем случае не оспаривая необходимости проведения следственных действий, «Украина-Центр» задавала вопрос: насколько необходимо изымать в качестве доказательств предметы, которые являются орудием труда для лиц, в отношении которых не выдвинуто обвинение?

И вот на днях раздался в редакции телефонный звонок из Знаменки. По словам Виталия Шибашова, после вмешательства прокуратуры автомобиль был ему возвращен.

Билетные проблемы на «большом полустанке»

Тот факт, что железная дорога способна зарабатывать деньги, даже не перевозя пассажиров, а только взимая с них комиссионные — сначала за предварительную продажу билетов, а затем за их возврат, нельзя считать новым. Еще в 1970-х об этом писала «Литературная газета». Прошло 30 лет — и, как выясняется, в этом отношении мало что изменилось. Свидетельством тому служат две истории, рассказанные нашими читателями.

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ. Человек в амбразуре

Это история о том, что железная дорога готова, при желании, сделать для своих пассажиров, в том числе потенциальных, очень много, но может и, если желания нет, крепко помотать нервы. Приключилась она совсем недавно со студентами Кировоградского педуниверситета, которые получили направление на практику в лагерь отдыха на знаменитой Арабатской Стрелке — на Азовском море, в Геническом районе Херсонской области.

Сорок счастливцев, получивших направление, немедленно бросились на вокзал, в кассу предварительной продажи билетов, с сокровенным вопросом «а можно?». Как-никак поезда крымского направления через Кировоград не проходят, а идут через Знаменку, которая, в отличие от Кировограда, и является подлинной железнодорожной столицей Кировоградской области. А кроме того, и время летнее — сезон отпусков, когда поезда на юг идут забитыми до отказа. И к радости своей услышали — можно! Правда, за бронирование нужно заплатить по три гривни с каждого места, а за билетами прийти через неделю.

Так, одним махом заработала железная дорога сразу 120 гривен. Но в данном-то случае было за что! Поезд не местного формирования — проходящий, но железнодорожники нашли и согласовали самое оптимальное решение проблемы: включить в состав в Знаменке специально для этого случая прицепной пассажирский вагон. И пассажирам хорошо — и железной дороге. Словом, все шло замечательно. Но… только до того момента, пока не пришли студенты за своими билетами через неделю…

В амбразуре сидела уже другая кассирша. И разговор оказался, соответственно, совсем другим.

Во-первых, она отказалась выписывать билеты каждому студенту персонально, а соглашалась оформить только один проездной документ на группу. Железнодорожные правила такое разрешают, но студентов это не устраивало: отчитаться за проезд и получить возврат потраченных денег каждый из них должен был персонально — по своему персональному (именному) билету. Во-вторых, почему-то оказалось, что единый билет кассирша сможет оформить… только на девятерых…

Нет, ни в коей мере не будем утверждать, что у кассирши, когда пришли студенты, тут же родился коварный план, как продать оставшиеся тридцать с лишним билетов с пользой уже не только для железной дороги, но и для себя лично. Может быть, зуб у человека болел — да так, что от одной мысли, что придется вводить в компьютер сорок разных фамилий, скулы судорогой сводило. Это ж сколько мороки, а тут еще и очередь стоит! Или можно, конечно, предположить, что в отношении одного билета на девятерых студенты чего-то «недопоняли». Незаконченное высшее образование — оно хоть и высшее, но все-таки еще незаконченное: дает право чего-нибудь «недопонимать». Но когда студенты в спор вступили — а нетрудно себе представить, каково спорить с человеком, который в амбразуре сидит, и все пространство перед ним давным-давно пристреляно из всех видов стрелкового оружия — то услышали: дескать, завтра приходите, будет дежурить та, которая вам заказ оформляла, она и билеты оформит.

Этот момент стал для студентов настоящим шоком! Ну придут они завтра — а что услышат? Что опоздали на сутки, а потому их заказ уже распродан и даже три гривни за бронирование возврату не подлежат?! Не стали студенты завтрашнего дня ждать. Или в газету с жалобами обращаться. Пошли к дежурному по вокзалу. И правильно сделали! Потому что благодаря его вмешательству тут же на месте (хотя, говорят, и не без крика) все и разрешилось, а люди, хотя и не имеющие еще законченного высшего образования, но уже знающие, в какие двери и когда нужно стучаться, добились своего.

И даже очередь не пострадала, поскольку тот же дежурный развел ее по другим кассам. Да и само оформление индивидуальных билетов не так уж много времени заняло. В общем, благополучно все кончилось. И сейчас, когда пишутся эти строки, едут студенты-практиканты (будем надеяться, благополучно) к синему морю. Но неприятный осадок все-таки остался: зачем нужно было людям нервы мотать?..

Неприятный осадок, как выяснилось, остался и у начальника вокзала Людмилы Чимирис, которой эта история тоже стоила нервов. По ее словам, никаких проблем у студентов не должно было возникнуть: все сорок спокойно уехали бы по пяти билетам, оформленным на группы до девяти человек каждая. И на месте прибытия их затраты были бы им возмещены…

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ.
Без амбразуры

Но есть на вокзале в Кировограде и такая касса, где с кассиром можно общаться без каких-либо амбразур. И кассиры (те же самые, что и в обычных кассах, — потому что работают они по графику: то в суточной, то в предварительной, то в специализированной, то в этой особой кассе) неизменно вежливы и доброжелательны. Эта особая касса называется сервис-центром. А какие вопросы возникают в связи с ее существованием, показывает следующая история.

— Мы с подругой собрались съездить в июле к морю и пошли покупать билеты почти за месяц до отъезда. Отстояли очередь в кассу предварительной продажи и услышали: билетов на ваш поезд нет. А на вопрос, что же теперь делать, последовал «юмористический» ответ: поезд киевского формирования — поезжайте в столицу, там и возьмете билеты. И тут подруга вспомнила: ведь есть же еще и сервис-центр. Представьте себе, там оказалось, что билеты есть! И за каких-то 5-10 минут мы купили билеты и к морю, и обратно. Правда, заплатили за каждый из них дополнительно по 6 гривен 40 копеек, примерно четверть стоимости самого билета, — за сервисное обслуживание… В общем, только за то, что мы на второй этаж вокзала догадались подняться, заработала на нас железная дорога сумму, равную стоимости полного билета в одну сторону.

Не правда ли, похоже на истории из советских и постперестроечных времен, когда билеты не были еще именными? В кассах билетов нет, но подходит сбоку невзрачный мужичонка и шепчет: «Десятку сверху…» Что же за структура взяла на себя сегодня роль этакого деляги?.. И откуда берет она билеты, если в обычной кассе их «нет»?

Забегая вперед, следует признать: поездки на железнодорожный вокзал Кировограда и общения сначала с начальником станции Валерием Михайловым, а затем с начальником вокзала Людмилой Чимирис оказалось достаточно, чтобы согласиться — сервис-центр нужен. Это не отдельное предприятие и не коммерческая структура — это одна из касс вокзала, но, как справедливо заметила по ходу общения Людмила Анатольевна, касса, обеспечивающая обслуживание повышенного комфорта. Чтобы убедиться в этом, стоит подняться из общего зала на второй этаж. К сожалению, оказалось, что и здесь есть очередь, но в целом обстановка разительно отличается от атмосферы, царящей в общем кассовом зале.

Здесь тихо, нет суеты и толчеи, а очередники мирно ждут своей очереди на обслуживание, сидя на кожаных диванах. Может быть, привело их сюда отсутствие билетов в кассах первого этажа? Нет, отвечают очередники: у них просто нет желания стоять в очереди в большом шумном зале. То есть это люди, которые ценят комфорт и готовы заплатить за него свои шесть гривен сорок копеек. В конце концов, платим же мы шесть гривен (и больше) за постельное белье в вагоне и уже не сокрушаемся, что эта сумма равна четверти (или трети) стоимости самого билета.

Кассиры в общем зале работают, что называется, «на потоке», и, если пассажир начинает задавать все новые и новые вопросы, его просто отправят в справочное бюро (тоже платное), тогда как кассир сервис-центра обязан помочь разобраться и с расписанием поездов, и с выбором наиболее удобного среди них для пассажира. И все это — за те же шесть-сорок. И за любой билет — как самый дешевый, так и дорогой. То есть не за сам билет, конечно, а за оказанную услугу. Причем, по словам Людмилы Чимирис, эта сумма (прошедшая утверждение через юридическую службу дирекции Одесской железной дороги) на разных вокзалах и на других железных дорогах Украины может быть разной: есть примеры, когда она может достигать и 12, и 14 гривен. (Тут либо вокзал не стал стесняться в повышении своей рентабельности, либо его накладные расходы чрезмерны. Третий вариант — сервис-центр создавался как отдельная структура, которая должна была обеспечить собственную доходность.)

Еще один довод в пользу сервис-центра — обслуживание через него железнодорожного международного сообщения. Здесь используются проездные документы другой формы и строгой отчетности, поступающие только в специализированные кассы. Кроме того, места на поезда, идущие в дальнее зарубежье, необходимо запрашивать через кассу «Интуриста» (ближайшая к Кировограду находится в Одессе). В этом случае обращение в сервис-центр также обойдется в те же 6 гривен 40 копеек, но комиссионный сбор будет выше, чем во внутреннем сообщении. Но, может быть, хватит ликбеза и пора перейти к некоторым достаточно щекотливым моментам?

Деньги вперед!

Главный из них заключается в том, что на железной дороге исчезло понятие брони (бронирование билетов для партийных и государственных органов, которое оплачивалось независимо от того, использовались эти места или нет, — просто за два часа до отправления поезда любые виды брони снимались и невостребованные руководящими органами места шли в общую продажу). А раз нет брони, то нет и иных билетов, кроме поступающих в общую продажу. То есть: если нет билетов в общей кассе, то — по определению — не должно быть и в кассе сервис-центра. (Автору, например, пришлось с такой ситуацией столкнуться: не было билетов в общей кассе, но не было их и в кассе сервис-центра, — пришлось уехать в Киев ночным автобусом.)

Другой момент связан с тем, что на протяжении всего постперестроечного периода железнодорожная станция Кировограда теряла то значение, которое должна была бы иметь как станция областного центра. Поезд ежедневного сообщения Кировоград-Москва, хотя он формировался в Знаменке и отправлялся из Знаменки, был все-таки поездом областного центра. Другой столичный поезд ежедневного сообщения Кировоград-Киев уходил непосредственно из Кировограда. Первый из них ныне в Кировоград даже не заходит. Второй отменен вовсе: остался один прицепной вагон Кировоград-Киев с сообщением два раза в неделю — по дороге он снова перецепляется, а потому приходит в столицу только к середине дня. Словом, сегодня идут через Кировоград только проходящие поезда и далеко не во всех направлениях.

Теряет свой статус «железнодорожной столицы области» и Знаменка. Самый свежий пример связан с ежедневным поездом Днепропетровск-Трускавец. В Знаменке к нему добавлялся прицепной плацкартный вагон (попытка цеплять два вагона — плацкартный и купейный — «не нашла понимания»), но этим летом прицепной вагон Знаменка-Трускавец начнет ходить только через день. Возникает ощущение, что каждая из многочисленных железных дорог Украины озабочена только собственной рентабельностью, но не интересами пассажира, вынужденного садиться в поезд на большом полустанке (в кавычках и без). Поэтому и идею сервис-центров можно отнести к числу тех, которые позволяют зарабатывать деньги методами, раскритикованными «Литературной газетой» еще 30 лет тому назад.

Что такое, в частности, предварительная продажа билетов? Пассажир по сути кредитует железную дорогу задолго (до 45 суток) до того, как воспользуется ее услугами, но «процент» с этого кредита получает почему-то не кредитор, а кредитуемый, железная дорога. Только однажды автору этих строк довелось увидеть проблеск здравого смысла в затронутой проблеме — в упомянутом уже Трускавце. Там, как оказалось, билет обходится пассажиру тем дешевле, чем раньше он обратится за ним в кассу вокзала.

Но вернемся к проблеме «большого полустанка». Каково его положение в условиях «билетного голода»?

«Маленькие хитрости»

Если говорить о Кировограде, то он в известном смысле давно превратился всего лишь в одну из станций даже не Одесской железной дороги, а линейного участка станции Знаменка. Правда, добился статуса «станции отправления». То есть имеет право продавать билеты с указанием номера места. По всем железнодорожным канонам билеты на проходящие поезда на промежуточных станциях (полустанках) продаются без указания места — какое проводник укажет, то и будет твоим. В Кировограде — иначе. Но, по большому счету, что же это за станция отправления, если ни для одного поезда она не является конечной?! Во что это выливается на практике?

Так вот, понятия брони на железной дороге больше нет. Но зато есть у железнодорожников «маленькая хитрость» — понятие переменного трафарета. Оказывается, можно заранее запланировать, сколько билетов будет продано, скажем, от Киева до Знаменки или от Одессы до Кировограда, а места, на которые эти билеты будут проданы, зарезервировать именно для этих станций. Возможно, читатель с такой практикой сталкивался: «На такой-то поезд билеты есть?» — «Нет!» — «Даже до Знаменки?!» — «А вам до Знаменки? Тогда есть!» Но, разумеется, чтобы не прогадать, подобные места железная дорога должна планировать, что называется, по минимуму. Вот и получается, что, например, на поезд Одесса-Харьков Кировограду будет выделено только четыре плацкартных и четыре купейных места. На поезд в Луганск — еще четыре. И так далее. Мало — но лучше, чем ничего. Но, как выясняется, Знаменка, через линейное бюро которой Кировоград может получить места в проходящих поездах для своих касс, по-настоящему «своей» является только для Одесской железной дороги. Даже соседняя Днепровская железная дорога таких мест может для нее уже не запланировать. И тогда пассажиру, как бы ни хотел он купить билет заблаговременно, останется надеяться только на один вариант — «по прибытии»…

Не странно ли это выглядит в эпоху всеобщей компьютеризации, когда, казалось бы, благодаря этому на любой станции можно продать любой билет на любой поезд? Но, как видно, и в этом система работает не столько на пассажира, сколько на себя. А потому и может касса предварительной продажи на промежуточной станции (даже со статусом «станции отправления»!) распорядиться крайне ограниченным числом мест на проходящие поезда.

А чтобы оправдать существование сервисных центров не только тем, что в их кассах продаются билеты на поезда, идущие в дальнее зарубежье, существует еще одна «маленькая хитрость». Места в транзитных поездах, которыми вокзал вправе распорядиться по «переменному трафарету», можно запрограммировать только на компьютеры двух-трех «избранных касс» — скажем, на специализированную кассу, обслуживающую железнодорожников и некоторые другие, так сказать, льготные категории населения, и на кассу сервисного центра. И все. Поэтому получается, что по-настоящему мудро поступают те пассажиры, которые в период летних отпусков не стоят в общей очереди, а сразу обращаются в этот самый сервисный центр.

А вывод в целом получается достаточно неожиданный. Отпуск надо планировать заранее и покупать билеты за 45 суток. А если потом что-то сорвется и билет придется сдать, то можно утешиться мыслью, что, хотя сам ты остался без отпуска, железная дорога благодаря лично тебе стала немного богаче.

Скажи «мё-ё-д»!

Возрадуемся, женщины! Родное государство сделало нам шикарный подарок — дало возможность смело рожать, обеспечив кругленькой суммой. То бишь, новой единоразовой помощью при рождении ребенка. Виданное ли дело — восемь с половиной тысяч! Можно и коляску купить, и кроватку, и пеленки-распашонки, смеси, соки, бутылочки, игрушки и, конечно же, кучу памперсов. В общем, ни в чем не отказать долгожданному дитю.

Почему же тогда в душах и умах способных рожать украинских гражданок такой разброд и шатание? А вот почему. В своем праведном стремлении разрешить демографический кризис правительство вначале пообещало осыпать денежным дождем мам всех юных украинцев, рожденных с начала года. Но вскоре одумалось и перенесло время «Ч» на день смеха. Те, чьи дети пожелали появиться на свет до сей знаменательной даты, шутки не поняли, обиделись и, разочаровавшись в новой власти, заскорбели. Та, в свою очередь, опять взбрыкнула, решив, что средства лучше выдавать не наличными, а в виде чеков. Не уточнив, где, как и чем они будут отовариваться. Например, понастроят спецмагазины, а потом (это уж всенепременно) предложат приобретать исключительно в них памперсы втридорога? В народе кто пожимал плечами, кто крутил пальцем у виска, большинство просто роптало. В общем, пошла по морю рябь. Но тут правительство опять напрягло свой государственный ум и отменило решение. Граждане обрадовались: помощь дадут-таки деньгами! Просто горшочек меда в день рождения. Взяли в руки, заглянули: меда меньше половины.

Министр труда и социальной политики господин Кириленко, дабы поддержать в гражданах веру в социальную справедливость, на всю страну ответственно заявил, что уж эти три тысячи с хвостиком можно получить чуть ли не на следующий день. Правда, лишь работавшим женщинам или их работающим мужьям на предприятии из фонда обязательного государственного социального страхования. Написать заявление и добавить к нему копию свидетельства и справку о рождении ребенка (плюс справка для отца, о том, что супруга не получала помощь). Можно даже не спешить с денежным вопросом — закон позволяет подумать в течение полугода, нужны вам эти деньги или нет.

На самом деле времени вам хватит в аккурат на то, чтобы собрать все необходимые документы. Это особенно актуально для молодых мам, не имевших работы. Как только молодая мать берет в собесе список необходимых документов, для нее начинается этап хождения по чиновничьим кругам.

Сначала мамочка берет курс на РАГС: выясняет, когда приемные дни для сдачи документов о регистрации ребятенка, оформляет заявление и снова возвращается в храм Гименея, чтобы забрать готовое свидетельство о рождении. В центре занятости — всего-то через неделю после заявки — она получает справки о снятии с учета и о том, что не имеет доходов. Рано поутру бежит в ЖЭК за выпиской об изменившемся составе семьи. Потом ей обязательно надо посетить горисполком — там должны дать бумажку, где будет указано, получала ли она какую-либо материальную помощь от местных властей. Зачем ей нужна еще и справка о наличии у нее земельного участка, неизвестно, но и ради нее приходится выстоять приличную очередь. А уж если молодая мама оказывается по совместительству еще и предпринимателем, то ей приходится стучаться в дверь налоговой за справкой о прекращении предпринимательской деятельности…

Моя знакомая Алена — мать-одиночка. Седьмого мая у нее родился чудный мальчуган. Чтобы получить так называемые «дородовые», она уже один раз обежала город, собирая все документы. Денежку получила (по ее мнению, исключительно благодаря взятке), но все равно с задержкой. Теперь уже второй месяц собирает очередные бумажки на получение единоразовой помощи. Деньги ей, понятно, очень нужны. Но сколько сил у нее уходит на обивание порогов! Ребенка ей оставить не с кем. Хорошо, если подружки посидят, только такое «счастье» выпадает нечасто. Вот и приходится брать малыша с собой. Во всех учреждениях очереди.

«Обидно то, — говорит Алена, — что, видя меня с крохой на руках, никто даже не подумает пропустить вперед, а наоборот, норовит прорваться сам, пока я с коляской стою на улице. В узких темных коридорах тесно, сесть негде. Ни у кого ничего не спросишь: власть у нас новая, а чиновники на местах остались старые…»

Притом эти «старые специалисты» ухитряются делать ошибки в документах, и Алене приходится заходить уже на третий круг, дабы наконец-то привести все в порядок. И все же молодая женщина надеется, что через месяц таки получит обещанный подарок. Хотя, если бы всю затраченную энергию, силы и нервное напряжение перевести в звонкую монету, еще неизвестно, кто кому должен сказать «спасибо». Мамочки государству за помощь или оно, родимое, им — за выдержку.

Но таки есть уже счастливицы, получившие обещанную помощь. В большой Донецкой области их 109, а в маленькой Кировоградской пока 52.

Тем временем на нас надвигаются две не очень приятные волны. Одна — экономическая: резкий скачок цен на товары, предназначенные детям. А вторая — социальная. «Детскими» деньгами очень и очень заинтересовались потенциальные «мамочки» из социально неблагополучных семей. Правительство, конечно, заявило, что будет проводить контроль за целевым использованием этих средств в неблагополучных семьях, но насколько этот контроль будет эффективным — вопрос. Пока же известно лишь то, что на полторы тысячи социальных инспекторов приходится 2,3 миллиона «подопечных» семей. Не приведет ли попытка государства решить демографический кризис к необходимости строительства новых приютов?

Никак не допразднуем

Комиссия Кировоградского облсовета, которая проводила проверку использования средств, выделенных на подготовку к празднованию 250-летия Кировограда, намерена передать материалы в областную прокуратуру. Об этом на заседании 22-й сессии облсовета сообщил депутат Анатолий Перевозник.

Напомним, решение о создании такой комиссии на минувшей сессии облсовета депутаты поддержали практически единогласно. Причем речь шла о проверке только 27 миллионов из 40 выделенных на празднование в целом, но это именно те деньги, в распределении которых участвовали областные избранники.

Как сообщил А. Перевозник, со стороны отдельных должностных лиц областной администрации были попытки блокировать работу комиссии. В частности, предоставленные чиновниками справки не отвечали требованиям облсовета. К примеру, членам комиссии так и не удалось детально изучить материалы КРУ относительно более 4-х миллионов потраченных гривен — непонятно, какие объекты на эту сумму должны были быть введены в эксплуатацию. Также по документам неясно, был ли проведен тендер по объектам охраны здоровья области. «Накануне сессии мы побывали на одном из таких объектов — строительстве котельной областного кардиоцентра. Согласно проектно-сметной документации, на этот проект были выделены необходимые деньги в полном объеме. Однако, как выяснилось, котельная, которая по идее должна была быть запущена еще в прошлом году, до сих пор не работает. И что самое интересное — все деньги освоены и перечислены на счета строительных организаций, причем в другие регионы», — сообщил г-н Перевозник.

Также депутат заявил, что у комиссии есть все основания считать проверку, проведенную специалистами КРУ по использованию «праздничных» денег, весьма поверхностной. В подтверждение своих слов Анатолий Владимирович привел пример, как проверялось качество отремонтированных в областном центре дорог — в зимний период под снежными заносами и без привлечения независимых специалистов из других регионов. Кроме того, у комиссии есть документы, позволяющие думать о том, что финансирование ремонта отдельных улиц проходило параллельно — из областного и городского бюджетов. При этом г-н Перевозник предупредил, что данное заявление не является обвинением кого бы то ни было, а лишь предположением, основанным на материалах.

Справка комиссии подписана депутатами облсовета Анатолием Перевозником, Владимиром Ярыничем, Виктором Громовым и членом комиссии президентом концерна «Кировоградстройинвест» Виктором Шмидтом.

Прощайте, последние скверы

Всегда обидно, когда ты призван глаголом жечь сердца людей, а в итоге твой крик остается гласом вопиющего в пустыне. Сотни строк мы посвятили тому, чтобы уберечь зеленые островки Кировограда, десятки раз взывали к мудрости наших избранников…

Вспомнить хотя бы, сколько возмущения и протестов общественности вызвало разрешение горсовета на застройку сквера в районе типографии… Как негодовали городские архитекторы, когда в стройплощадку начал превращаться скверик возле областного суда… Как прокуратура признала незаконным выделение земли под строительство частного жилья в сквере Павлика Морозова… Все тщетно: городские власти в буквальном смысле слова отгородились от общественности — рядовых кировоградцев, своих избирателей — высокими заборами, которые как грибы после дождя возникают вокруг и без того немногочисленных мест отдыха горожан — теперь строительных котлованов.

Вот и на этой неделе стартовали два очередных строительства — на месте последних, чудом уцелевших городских скверов (в районе Полтавской и типографии). Окрестным жителям так и не удалось отстоять свои «зеленые уголки», тщетными оказались и наши, журналистские усилия. Понятно, что нужны в Кировограде и новые магазины, и развлекательные заведения, пополняющие скудную городскую казну. Но неужто не хватает пустырей да домов под снос, которые вполне можно было бы выделять на нужды предприимчивых бизнесменов?! Или кировоградский воздух напоминает атмосферу альпийских лугов, а посему зеленые «легкие» нам ни к чему?..

Между двух огней

Начальник городской ГАИ против УМВД

Начальник городской ГАИ Кировограда майор милиции Алексей Прокопчук, не будучи, по его словам, ни «бело-голубым», ни «оранжевым», стал объектом «охоты на ведьм» еще до начала президентских выборов в Украине и в сентябре 2004 года был фактически отстранен от должности. Но, как ни странно, не может добиться восстановления своих прав и сегодня, пройдя через суды первой и второй инстанций. Cтарая власть не простила ему его заявления об отказе участвовать в «политических мероприятиях», направленных против тогдашней оппозиции. Новая — четырех автобусов, не выпущенных из Кировограда накануне выдвижения Виктора Ющенко кандидатом в президенты.

Реконструкция событий

Непростой разговор, в котором собеседниками Алексея Прокопчука стали сразу два журналиста «Украины-Центр» (один из них был непосредственным свидетелем и участником кировоградских событий в ночь с 3 на 4 июля прошлого года), заставил вспомнить давящую атмосферу, воцарившуюся в стране и в Кировоградской области летом 2004-го.

Почти в конспиративных условиях готовилась в Кировограде поездка сторонников Виктора Ющенко для участия в митинге на Певческом поле. Даже место отправки тех самых четырех автобусов было на всякий случай перенесено подальше от центра города — к пересечению улиц Преображенской и Кирова, весьма немноголюдных и тихих даже в дневное время. Как вспоминает журналист «УЦ» Геннадий Рыбченков, который должен был стать (но так и не стал) в той поездке пассажиром одного из автобусов, представители власти еще накануне отчетливо дали понять кировоградским автоперевозчикам, что если те возьмутся за провоз «оппозиционеров» в Киев, то скоро смогут попрощаться со своим бизнесом. Тем не менее, поездка должна была состояться, люди, готовые к тому, чтобы принять участие в историческом событии, уже сидели в автобусах… И в этот момент на тихой улице появилась патрульная машина ГАИ…

Когда около полуночи на место событий прибыл начальник городской ГАИ Алексей Прокопчук, обстановка, по его словам, была уже напряженной и грозила перерасти во взрывоопасную…

— Люди спокойно сидели в автобусах, — считает нужным включиться в разговор Геннадий Рыбченков, — страсти начали накаляться, когда они увидели, что время уходит и нас явно не выпустят из города…

Но… фактически ГАИ действительно вправе была воспрепятствовать этой поездке. После аварии на Симферопольском шоссе и гибели пассажиров автобуса грянул указ президента (никем и сегодня не отмененный, уточняет Алексей Прокопчук). Он требовал, чтобы любые организованные группы не менее чем за сутки до выезда подавали заявки в органы Госавтоинспекции, а последней предписывал проверку технического состояния транспортных средств с оформлением соответствующих документов. Таких документов у организаторов поездки не было. Сегодня можно только гадать, были бы получены эти документы, обратись за ними организаторы заблаговременно, или нет. Но, как ни горько это звучит, придется признать, что гибель пассажиров автобуса в Крыму сыграла на руку тогдашней власти и позволила ей запрещать любые организованные поездки как накануне, так и в период выборов. Тот факт, что в запрете на выезд кировоградских автобусов присутствовал политический момент, подтверждает и Алексей Прокопчук:

— На мой мобильный телефон шли звонок за звонком, поступали указания и команды. Я был на месте событий, а потому не оставалось сомнений, что меня «подставляют», а сам я против своей воли становлюсь заложником ситуации.

— Кто отдавал такие команды?

— При Управлении МВД в Кировоградской области был создан штаб по противодействию оппозиции. С этого уровня и шли указания: ни один автобус не должен выехать из города. Это была система, и штаб при УМВД работал в этой системе, отдавая команды по подчиненности — мне, начальнику городского отдела милиции, который подъехал к месту событий чуть позже меня, другим подразделениям. Я видел, что оказался в сложном положении. Как человек в погонах обязан был выполнять эти команды. А если бы не подчинился, то понимал, что так или иначе, силами других подразделений автобусы все равно будут остановлены. Кроме того, на соседней улице, у здания «Кировоградгаза», уже стоял автобус спецподразделения «Беркут», готового вмешаться. Если бы события приняли неуправляемый характер, то район мог бы быть моментально оцеплен и могли быть применены специальные средства. Я понимал, что этого нельзя допустить, поскольку в автобусах находились не преступники, а граждане Украины, и не прятался в этот момент за чьи бы то ни было спины… Словом, в моей жизни это был первый и единственный случай, когда я оказался втянутым, прямо говоря, в политическую аферу…

Как помнят наши читатели, автобусы в ту ночь в Киев не выехали, но и ситуация не превратилась в экстремальную. Как представляется автору этих строк, спасти ее (а в какой-то мере и лицо начальника городской ГАИ) помогли журналисты. В частности, коллеги-телевизионщики, которые, установив телекамеры и освещение, потребовали объяснить причины запрета на выезд. Отвечал на их вопросы Алексей Прокопчук. А человек, говорящий «на камеру», как известно, выглядит иначе, чем тот, который только командует «по мобилке» и уходит от ответов.

Момент истины

Подобные события становились «моментами истины» для многих граждан Украины. Нечто подобное, по всей видимости, пережил в ту ночь и начальник городской ГАИ. И, по его словам, уже утром следующего дня прибыл в УМВД и четко доложил, что впредь в такого рода политических акциях участвовать не будет. Тем самым, видимо, окончательно убедил руководство в своей «политической неблагонадежности».

За неделю до этого, в конце июня, Виктор Ющенко впервые побывал в Кировограде. Несмотря на недвусмысленное указание руководства сотрудникам ГАИ не допустить, чтобы он и его кортеж въехали в центр города, Алексей Прокопчук приказал своим подчиненным не препятствовать проезду автомобилей народного депутата и будущего кандидата в президенты.

Милиция — и по закону, и по здравому смыслу — должна быть вне политики. Но чем дальше, тем больше милицию и особенно ГАИ заставляли нарушать закон. И способ отодвинуть «неблагонадежного» руководителя был найден. 27 сентября родился приказ начальника УМВД Валерия Ноника об «усовершенствовании организационно-штатной структуры». Отделение ГАИ Кировограда приложением к приказу реорганизовывалось в… группу ГАИ Кировоградского городского отдела.

По оценке Алексея Прокопчука, это был очевидный нонсенс: в Положении о ГАИ МВД подобные структурные подразделения не предусмотрены. На уровне городских и районных органов внутренних дел должны существовать отделы (отделения) ГАИ. Но этот нонсенс позволил сократить должность начальника и его заместителя в городской ГАИ Кировограда. «Неблагонадежный» автоматически «выпал из обоймы». Новой должности, как положено по закону, ему не предложили. Наоборот, рассказывает Алексей Прокопчук, из Киева прибыла комиссия «для поиска компромата», а не найдя, предложила отстраненному руководителю, за спиной которого было семь лет безупречной службы на руководящих должностях, добровольно написать заявление об уходе и «временно спрятаться» на какой-нибудь незаметной должности в одном из отдаленных районов Кировоградской области.

12 октября Прокопчук обратился в суд, указав в жалобе, что просит признать действия Валерия Ноника неправомерными и отменить его приказ о реорганизации. По его оценке — человека с двумя дипломами о высшем образовании (техническим и юридическим) — обращение в суд должно было автоматически приостановить действие приказа до вынесения судебного решения. Но не тут-то было!.. Ленинский районный суд Кировограда не поторопился восстановить справедливость. Решением от 16 ноября его жалоба была оставлена без удовлетворения. Тем временем, рассказывает Прокопчук, дверь его кабинета, в котором находилось, кроме всего прочего, и личное имущество, была вскрыта пилой-«болгаркой», а затем вскрыты и сейфы…

Только 3 марта этого года, уже при новой власти, Апелляционный суд Кировоградской области вынес вердикт о необходимости повторного рассмотрения жалобы Алексея Прокопчука в суде первой инстанции. Но теперь уже УМВД обратилось в Верховный суд с обжалованием выводов апелляционного суда. Круг замкнулся. Из милиции начальник ГАИ Кировограда не уволен. За штат не выведен. Как попавший под сокращение по-прежнему имеет право на равнозначную должность в той же структуре, которая ныне преобразуется в Кировоградскую межрайонную ГАИ, но… предложений об этом нет…

Парадокс, по его словам, заключается в том, что одни из тех, кто в период выборов исполнял неправомерные приказы, остались на своих должностях, другие — тихо ушли на пенсию. Возможно, ушел бы и он, но выслуги лет не хватает… Формально оставаясь в милиции, уже полгода живет без зарплаты… Почему до сих пор никто не отменил неправомерный приказ — разумных объяснений этому нет… И старая история тоже не дает Алексею Прокопчуку покоя, хотя он и действовал тогда в рамках закона.

— Поверьте, — говорит он, — я расплатился за нее в полной мере. И все равно хочу сегодня через газету принести свои извинения участникам той поездки. Как вы понимаете, до сих пор возможности сделать это публично у меня не было.

Промедление смерти подобно

Маловисковский спиртзавод: кормилец района или нежелательный конкурент? Этот вопрос — один из многих (а по важности — едва ли не первый), возникающих в связи с ситуацией, которая сложилась к данному моменту на МСЗ. Который — подчеркнем — является на 100 процентов ГОСУДАРСТВЕННЫМ, более того — БЮДЖЕТООБРАЗУЮЩИМ в масштабах района предприятием.

К сожалению, в последние годы участь подобных промышленных объектов, имеющих для своих территорий без преувеличения стратегическое значение, печально известна: десятки, если не сотни их доведены до банкротства, заводские коллективы устали от бесконечных судебных тяжб, тщетно надеясь «выбить» у работодателей долги по зарплате, производство остановлено, а оборудование разграблено. Что поделать — увы, к законам рынка смогли приспособиться далеко не все бывшие детища советской индустрии, оставшиеся в распоряжении государства-наследника. Само же государство в большинстве случаев бросало свое имущество на произвол судьбы или, что называется, сбагривало за копейки в частные руки, даже не всегда интересуясь их чистотой…

Одним из немногих государственных заводов, сумевших удержаться на плаву в бурном море всеобщей приватизации, оказался и Маловисковский спиртовой. Причем в немалой степени — благодаря энергичности и профессионализму его бессменного в течение двух последних десятилетий директору Виктору Альбе. Поэтому вполне понятным кажется то обстоятельство, что более-менее благополучное предприятие показалось лакомым кусочком для представителей частного капитала, в том числе и для тех, чьи бизнес-интересы находились (и находятся поныне) в сопредельной отрасли, связанной с переработкой сахарной свеклы. Можно предположить, что именно в связи с этим фактором с 2002 года (как потом будет установлено в суде) на заводе возникли проблемы с выплатой заработной платы. А перед этим, в 2001-м, работа завода — при попустительстве тогдашнего губернатора и при участии влиятельных нардепов — и вовсе была заблокирована, тогда же была начата и процедура признания предприятия банкротом. В дальнейших перспективах завода сомнений не было — рядом агонизировал сахарный завод, оказавшийся в распоряжении всесильной тогда «Артемиды»…

В начале прошлого, 2004 года попытки бизнесово-властных структур взять под контроль государственное и неплохо работающее предприятие, резко активизировались. Виктор Альба был обвинен в коррупции и в марте того же года заключен в СИЗО.

Вот как сказалось это обстоятельство на работе предприятия: за два месяца, которые его директор провел под стражей, убытки завода составили почти 700 тысяч гривен. По расчетам экономистов, за этот период предприятие могло бы произвести продукции на сумму 35066 тыс. гривен и уплатить в бюджет 24336 тыс. гривен. Вместо этого банковские счета спиртзавода были заблокированы, производство обесточено энергетиками за неуплату, а кредиторы уже готовили судебные иски. Кроме того, в чанах оставалось около 650 кубов непереработанной браги, что грозило заводу еще более чем полумиллионными убытками.

Сказалось отсутствие директора и на людях, и на бюджете — задолженность по зарплате и больничным за этот период составила 325 тысяч гривен, по выплатам в Пенсионный фонд — 135 тыс., по подоходному налогу в бюджет — почти полсотни тысяч гривен! Тогда рабочие завода и жители поселка собрали несколько сотен подписей в пользу изменения для, заметим, депутата облсовета Виктора Альбы меры пресечения. Тем более, что сумма, которая фигурировала в уголовном деле, возбужденном против руководителя завода, была на несколько порядков (!) меньше, нежели размеры понесенных за это время предприятием убытков…

Уголовное дело рассыпалось в прах — все «страшные» обвинения с Виктора Яковлевича тогда были сняты. Тем не менее, пребывание 58-летнего заслуженного руководителя и депутата под стражей в качестве, по мнению следствия, опасного преступника до сих пор сказывается на его здоровье — вследствие ненадлежащих условий питания и содержания в следственном изоляторе у Виктора Альбы обострились хронические заболевания…

Но работа предприятия, которое в последние годы не опускало планку отчислений в бюджет района менее трети (!) его доходной части, так и не возобновилась. Как оказалось, смена районной и в первую очередь областной власти не принесла ожидаемых позитивных изменений для Маловисковского спиртового. Более того, решением балансовой комиссии концерна «Укрспирт» в начале марта нынешнего года итоги работы предприятия в 2004 году были признаны неудовлетворительными, а посему и.о. директора Виктор Альба после, напомним, двадцати лет непрерывной работы на посту руководителя завода уволен с занимаемой должности на основании п.1 ст.41 КЗОТа Украины. Формулировка — «необеспечение выполнения показателей эффективности использования государственного имущества — одноразовое грубое нарушение им трудовых обязательств, а именно — допущение невыплаты заработной платы работникам предприятия более чем за один месяц». На его место руководством концерна был назначен Владимир Якимцов.

С требованием восстановления в должности и возмещения ему морального и материального ущерба Виктор Альба обратился в суд. Цитируем постановляющую часть решения Новомиргородского районного суда от 29 апреля 2005 года: «В приказе об увольнении истца с должности и.о. директора государственного предприятия “Маловисковский спиртзавод” №16к от 02 марта 2005 года ответчиком (концерн “Укрспирт” — авт.) не указано, за какое конкретное одноразовое грубое нарушение трудовых обязанностей Альба В.Я. подлежит увольнению, а также при каких обстоятельствах был допущен проступок, характер последнего. Кроме того, как следует из пояснений истца и материалов дела, задолженность по заработной плате на предприятии возникла начиная с 2002 года. (…) Истцом на протяжении всего периода работы на руководящей должности предпринимались мероприятия для пуска завода с целью выработки продукции, что в результате дало бы возможность погасить задолженность по заработной плате и платежам в бюджет. Так, истец неоднократно обращался к руководству концерна и в другие инстанции с просьбой о предоставлении разрешения на пуск завода и предоставлении материальной помощи заводу, что подтверждается материалами дела. Таким образом, невыплата заработной платы работникам предприятия больше чем за один месяц и необеспечение показателей эффективности грубым нарушением не являются, в связи с чем истец подлежит восстановлению в должности».

Иск Виктора Альбы был удовлетворен частично: решением суда руководитель был восстановлен в должности, а ответчик должен был выплатить ему 1900 гривен среднего заработка за период вынужденного прогула.

Казалось бы, реабилитированному руководителю самое время заняться поиском путей вывода предприятия из финансового и социального кризиса. Вернувшись в свой кабинет, Виктор Альба менее чем за месяц сумел достичь договоренности с представителями бизнес-кругов о сотрудничестве. По ее результатам стала возможной уплата за лицензию на право производства спирта в размере 250 тысяч гривен, выплата около половины задолженности рабочим (300 тыс.гривен), подключение электроэнергии, обеспечение полного цикла производства и, самое главное, запуск завода, а значит, возобновление его платежеспособности. Кроме того, директором Альбой уже подписан контракт с иностранными партнерами об экспорте 34 тысяч декалитров находящегося в данный момент на складах предприятия этилового спирта, за счет сдачи строго учтенного металлолома закрыт долг за электроэнергию, возобновлены контракты с канадской фирмой «Коммершиал алкохоле ЛТД»…

По большому счету, уверен Виктор Альба, возобновить полноценную работу предприятия (а это дало бы 70 процентов доходной части районного бюджета!) и даже вернуть кредиторам вложенные средства возможно менее чем за месяц — с учетом сроков поставки на завод (о чем уже есть соответствующие договоренности) 500 тонн мазута и 2 тысяч тонн мелассы. Тем более, что, по его словам, будущие партнеры готовы в кратчайшие сроки предоставить предприятию первый транш в размере 1 миллиона гривен из 3 млн. необходимых… По мнению Виктора Альбы благодаря потенциальным инвесторам возможно также профинансировать выплаты на социальные нужды, частично (100-150 тысяч гривен) погасить долг перед Пенсионным фондом и задолженность по налогу на прибыль. Кроме того, реализация запасов этилового спирта со складов завода, а также 3-4 тысяч дополнительно произведенных литров продукции принесет предприятию еще почти 900 тысяч гривен дохода. А это значит, что люди, которые работают на заводе, получат заработанные деньги и снова обретут уверенность в завтрашнем дне.

Да не тут-то было! Действительно, во исполнение судебного решения Новомиргородского райсуда был издан соответствующий приказ от 5 мая 2005 года, подписанный временно и.о. председателя концерна «Укрспирт». Но на этот раз в суд обратился уже господин Якимцов — также с иском о незаконном увольнении его с работы, поскольку руководство концерна, в нарушение трудового законодательства, не предоставило ему взамен другой вакансии. В результате Шевченковский райсуд г.Киева удовлетворил иск, во исполнение которого руководство концерна издает новый приказ — о …восстановлении Владимира Якимцова в той же должности!

В результате сего юридического казуса создалась поистине парадоксальная ситуация — по решению судов одну и ту же должность занимают …два человека (!), а фактически заводом никто не управляет: Виктор Альба находится на больничном, а Владимир Якимцов, так и не нашел возможностей для запуска производства.

Таким образом, все свежие наработки, которые Виктор Яковлевич сумел подготовить для возобновления производственного процесса, а значит, снятия напряженности в коллективе, «зависли» в воздухе. И действительно, какой серьезный и ответственный бизнесмен согласится вкладывать деньги без уверенности в их возвращении и получении прибыли? К тому же — под гарантии руководителя, который сам «висит в воздухе», даже если он и восстановлен в своих правах судом?!

Тем не менее, многие — и партнеры, и работники МСЗ — Виктору Альбе верят. Вот и позавчера к зданию облгосадминистрации пришла делегация рабочих спиртзавода, выразившая поддержку и доверие своему многолетнему руководителю.

Но, похоже, руководство области мало «переймається» судьбой стратегического, повторимся, государственного предприятия. Ведь, несмотря на то, что гонимый и прессуемый прежней властью Виктор Альба полностью восстановлен в своих правах судом, нынешнее областное начальство почему-то не спешит давать добро на заключение с ним нового трудового контракта, а значит, медлит и «Укрспирт». А между тем стремление самого Альбы вывести завод из финансового и социального коллапса очевидно и доказано не только эффективным бизнес-планом, но и всей его жизнью…

Новое время требует быстрого и эффективного управления в первую очередь государственной собственностью. Неужели мало оставила после себя старая власть на территории области заброшенных комбинатов и заводов, которые всего за несколько лет превратились в промышленные кладбища — вместо того, чтобы без особых проблем пополнять скудные местные бюджеты?! Вопрос, увы, риторический.

«Ниже спины не бить и не целовать»

В минувший четверг в Кировограде состоялся первый областной форум молодых журналистов, на котором в качестве почетного гостя присутствовал глава Национального союза журналистов Украины Игорь Лубченко. Эксклюзивное интервью с ним мы и предлагаем вашему вниманию.

— Игорь Федорович, во время каких-либо выборов по стране ходят сотни газет-однодневок, основная цель которых — поливать грязью противников хозяев этих листовок. Как-то можно бороться с таким видом прессы?

— Это не пресса. Однодневки существуют, и от этого никуда не деться. Существуют оттого, что у нас в государстве нет надлежащего контроля за такими изданиями. В Киеве, по крайней мере, выпуск таких газет абсолютно невозможно проконтролировать. А вот на региональном уровне — все зависит от областных управлений по делам прессы и информации. Чиновники на это дело, скажем так, закрывают глаза, потому что нередко эти издания поддерживает кто-то из власть имущих. Мы в НСЖУ подумываем провести цикл мероприятий с целью поставить эти издания в определенные рамки — например, запретить публикацию предвыборных материалов в газетах, существующих менее года.

— Покончить с черным пиаром — тоже невозможно?

— Думаю, нет. Это изнурительная и долгая борьба, которая усугубляется тем, что бороться никто не хочет. На журналистском пленуме «Уроки президентских выборов для украинских СМИ», проходившем в начале этого года, Николай Томенко внес предложение создать при ЦИК или Госкомитете по телевидению и радиовещанию экспертную группу, отслеживавшую бы соблюдение законодательства, касающегося политической рекламы. Я предложил сделать проще — прописать в законе, что рекламные материалы не могут содержать негатива против кого бы то ни было. Но из Верховной Рады прислали резолюцию, что эта норма противоречит Конституции Украины. Хотя где там, в Конституции, записано, что можно грязь лить на оппонента?..

— Что вы думаете по поводу партийных газет и их деятельности в период между выборами?

— Все зависит от уровня газеты. Политические партии ведь держат эти издания не только чтобы работать на выборы. «Товарищ» и «Коммунист» стабильно выходят нормальным тиражом в десятки тысяч экземпляров. «Наша газета плюс» (издание СДПУ (о) — авт.) тоже нормально выходит, но в последнее время число ее читателей уменьшается, интерес к газете падает, хотя сейчас она стала лучше, чем тогда, когда была провластной… Меня часто спрашивают: какая ваша настольная газета? Я отвечаю: сейчас — «Наша газета плюс». Я над этой газетой сижу и плачу — они пишут вещи (даже в заголовок выносят фразу, что оппозиция — явление совершенно нормальное), которые полгода назад ни за что бы не напечатали…

Думаю, что партийная пресса себя не изживет. В нормальном обществе должны быть представлены все точки зрения. Во Франции газета французских коммунистов «Юманите» в свое время имела тираж больше 500 тыс. экземпляров. Когда тираж упал до 3-х тысяч, правительство ввело специальный налог на рекламу в высокотиражных изданиях — только для того, чтобы это издание не исчезло из информационного поля Франции.

— Отношение к цензуре в Украине стало неоднозначным. Одни говорят, она исчезла, другие — осталась. К вам как к руководителю НСЖУ сейчас чаще обращаются с вопросами нарушения свободы слова, чем до помаранчевой революции?

— Чаще. Цензура осталась, я даже могу назвать конкретные адреса, где и сейчас наблюдаются притеснения СМИ. Причина одна-единственная — какая б ни была власть, она не любит независимую прессу и честных журналистов. Не только у нас, в других странах тоже. Если кто-то сомневается, спросите у Ричарда Никсона, Билла Клинтона, как они относятся к журналистам… Наши политики и чиновники, в отличие от западных, не понимают, что с прессой не нужно ссориться. Они ни с обществом, ни с журналистами не умеют разговаривать в жанре диалога, они привыкли говорить только в режиме диктата. В этом суть проблемы.

Я выделяю три вида цензуры: административная, экономическая и «цензура пули». Убежден, что убивать журналистов в Украине уже не будут. По крайней мере, если, не дай Бог, что-то с кем-то случится, власть не станет ничего замалчивать. Наоборот — заставит найти и наказать виновных. Не думаю, что будут случаи экономической цензуры — времена, когда налоговики, приходя проверять документы, открывали двери ударом ноги, ушли в прошлое. А вот административная цензура и была, и осталась, может, в несколько другой форме, но осталась…

— Независимая пресса и журналистская этика — в нашей стране пока еще мифические термины?

— Во всем мире, когда говорят о независимой прессе — в первую очередь говорят о ее независимости от власти. Органы власти не должны быть среди основателей, учредителей какого-либо СМИ. В абсолютных категориях — независимой прессы не существует. Но ни одно издание не должно прислуживать власти, поэтому НСЖУ и выступает за разгосударствление СМИ (парламентские слушания по этому вопросу пройдут в октябре этого года). Процесс реформирования государственных и коммунальных изданий тяжело воспринимается во властных кабинетах, так как люди, там сидящие, не желают терять рычаги влияния на общественное мнение.

Журналистская этика, на мой взгляд, сводится к одному — единственному правилу — ниже спины не бить и не целовать. Хотя для того, чтобы его придерживаться, требуется огромное мужество.

С «подлеском» — о «лесе»

24 июня в Киеве, в зале Национальной филармонии, проходил Форум молодежных лидеров Украины, участие в котором приняли представители 110-ти молодежных общественных организаций. В составе кировоградской делегации, возглавляемой руководителем Ассоциации молодых фермеров области Олегом Кучко, нашлось место и для корреспондента «УЦ».

Форум был организован и проведен при содействии Народной партии, поэтому неудивительно, что слет молодежных лидеров посетил Владимир Литвин — спикер Верховной Рады Украины и по совместительству первое лицо Народной партии. Его выступление, вернее диалог с аудиторией, и стало основным событием форума.

Забегая наперед, скажу, что по сценарию мероприятия общение спикера с прессой запланировано не было. Но уж очень хотелось задать Владимиру Михайловичу один вопрос, который наверняка будет небезынтересен кировоградцам: ведутся ли переговоры с «куратором Кировоградской области» бывшим «трудовиком» Игорем Федоровичем Шаровым о возможном вступлении последнего в Народную партию либо хотя бы в партийный список НП? В самом конце форума корреспонденту «УЦ» удалось-таки пробиться сквозь частокол охраны и спросить спикера, что он думает по этому поводу. Владимир Литвин сказал, что какой-либо информации о подобных переговорах с Игорем Шаровым у него нет. И добавил — когда будет (заметьте, не если будет, а когда будет! — авт.), он об этом обязательно сообщит широкой общественности…

Выступая на форуме, Литвин говорил с молодыми участниками, конечно же, о волнующих их проблемах. Впрочем, не только их одних.

О месте молодежи в политике:

— Я убежден, что сейчас одно из первейших заданий — омоложение власти. Вы наверняка не помните, как когда-то Брежнев в своем выступлении сказал: «Без подлеска нет леса». По моим оценкам, в предыдущие годы, средний возраст чиновника, начиная с главы облгосадминистрации и заканчивая самыми высокими кабинетами, составлял 48-50 лет. Сегодня — в пределах 44-45 лет. Процесс омоложения власти все-таки проходит, но не такими темпами, как хотелось бы, и с определенными трудностями. Нужно стремиться к тому, чтобы средний возраст руководителей был около 40 лет — это время, когда уже есть определенный жизненный опыт, еще есть энергия и, самое главное, — желание работать. В более позднем возрасте у человека совсем другие проблемы — просыпаясь утром, он в первую очередь «слушает» себя, а не ритм страны. Молодежь должна быть представлена во всех уровнях власти: от местных администраций до Верховной Рады и правительственных кабинетов — для того, чтобы предлагать ту политику, которую должно осуществлять государство.

Об образовании, жилье и трудоустройстве:

— Я вижу три главные составляющие молодежной политики — образование, жилье и работа. Все остальное — приложится…

Что касается образования, то, по моему глубокому убеждению, мы должны отказаться от принципа, что у нас в стране очень много высших учебных заведений, лучше во главу угла поставить проблему качества образования. Вообще же кажется, что у нас в последние годы идет дискредитация высшей школы и падение уровня образования. Обществу навязали тезис, на мой взгляд, глубоко ошибочный, — что в Украине абсолютно вся система образования коррумпированная. В мое время вся «коррупция» в вузах заключалась в скатерти и цветах на экзамене, ни я никому деньги не предлагал, ни мне никто не предлагал. Раньше доцент получал 320-450 рублей, профессор заведующий кафедрой — 700 и больше. Тогда научное звание ценилось. Сейчас этих людей сделали нищими. О какой принципиальности может идти речь, если преподавателей сначала опустили и унизили, а затем ловят за руку — вы подлецы, берете взятки. Если и берут — это то, что государство им недоплачивает. Нужно уважать людей. Давайте объявим, что все медики — взяточники, все преподаватели — взяточники, выходит, у нас сегодня вся страна — взяточники; кто с нами в мире тогда будет считаться?.. Нужно знания свои иметь и не провоцировать на взятку. Человек научился брать и давать «хабарi» как только слез с дерева. Коррупцию, в том числе и в вузах, побороть нельзя. Ее можно только возглавить… (Шквал аплодисментов!)

Жилье. Сейчас Верховная Рада рассматривает пакет законопроектов, которые сводятся к тому, чтобы дать возможность молодым семьям получать кредиты или беспроцентные, или под малые проценты. Не нужно думать, что повысить рождаемость можно только лишь заплатив 8,5 тыс. при рождении ребенка. Некоторым семьям за рождение ребенка нужно сразу давать звезду Героя, что живут и рожают в таких сложных бытовых условиях. Думаю, совместно с правительством эту проблему мы решим.

Под созданием новых рабочих мест должно подразумеваться создание условий и гарантий для работы в небольших городах, селах. Уверен, что в столице проблем с трудоустройством нет. Если человек при уме и здоров, найти работу можно… В то же время я против того, чтобы молодые люди шли на низкоквалифицированную работу — грузчиками, дворниками. Молодежь должна стремиться овладеть теми специальностями, которые нужны будут Украине завтра — в области наукоемких сфер и отраслей высоких технологий. Сегодня только за счет науки и инноваций можно добиться непрерывного развития экономики, как это сделал Китай. А мы свое катастрофическое отставание в экономике пытаемся компенсировать …лозунгами о нашей европейскости.

О проблемах власти:

— Проблема украинского общества — мы не можем усвоить свои исторические уроки. Нельзя идти вперед с повернутой назад головой. Нельзя сделать себя большим политиком только на том, что ты топчешь своих предшественников. В то же время я не собираюсь давать оценку предыдущей власти, пусть это сделает история…

Беда Украины — отсутствие консолидации политических элит. Сегодняшние реалии — огромный кредит доверия к власти и незначительный лимит времени. Чрезвычайно малый. Однако никто, если говорить откровенно, не работает на перспективу. Все хотят понравиться избирателям сегодня. Потому что завтра — выборы. С этой причиной и связаны все проблемы, периодически возникающие перед Украиной, — мясной кризис, энергетический кризис, сахарный или какой-то другой кризис…

Все чиновники, занимающие сейчас разные должности, знают, что после парламентских выборов в стране будет большой передел портфелей. Обратите внимание, какой у нас в стране хор голосов, перечащих один другому. Все стараются не упустить возможность попасть в верхнюю часть списка проходной политической партии. Для этого нужно попасть на глаза лидеру этой партии — то есть говорить только то, что этот лидер хочет услышать. Я понимаю, когда политик находится в оппозиции и борется с властью, но когда он во власти и выступает «против» — это понять невозможно…

Постепенно акценты «диалога» Владимира Литвина с залом сместились в сторону более приземленных, житейских тем, не связанных с политикой. Глава Верховной Рады рассказал молодежной аудитории о своей студенческой жизни, о том, как подрабатывал сначала дворником, затем сторожем в ведомственном детском саду управления КГБ. Соответствующая гербовая печать — первая в трудовой книжке Литвина. Именно в студенческие годы Владимир Литвин обзавелся настоящими друзьями — на всю жизнь: «В политике нет друзей. Есть соратники, сопровождающие, сочувствующие, а друзей — нет».

Вспомнил спикер и начало 90-х годов, когда ему приходилось «грачевать» — подрабатывать извозом. В вузах зарплату не платили, нужно же было как-то крутиться: «Я вот сейчас думаю: или молодой был, или такое время в стране было, когда ни днем, ни ночью не боялся брать пассажиров. Сейчас, когда садишься в машину, сразу все окна, двери закрываешь»…

Чтобы добиться чего-то в этой жизни, Владимир Литвин порекомендовал молодым людям слушать родителей — они плохого не посоветуют. Снимает напряжение главный парламентарий страны тем, что дважды в неделю — в среду и субботу — играет с приятелями в футбол. Месторасположение спортплощадки Литвин не назвал. Но сказал, что игра там идет серьезная, мужская (в прошлый раз одному из игроков ногу сломали, между прочим), так что зачастую из уст не последних в Украине людей вырываются непредназначенные для посторонних ушей выражения из категории ненормативной лексики. По словам Литвина, в Верховной Раде, в отличие от футбольного поля, повысить голос он себе позволить не может. Хотя иногда так хочется…