С «подлеском» — о «лесе»

24 июня в Киеве, в зале Национальной филармонии, проходил Форум молодежных лидеров Украины, участие в котором приняли представители 110-ти молодежных общественных организаций. В составе кировоградской делегации, возглавляемой руководителем Ассоциации молодых фермеров области Олегом Кучко, нашлось место и для корреспондента «УЦ».

Форум был организован и проведен при содействии Народной партии, поэтому неудивительно, что слет молодежных лидеров посетил Владимир Литвин — спикер Верховной Рады Украины и по совместительству первое лицо Народной партии. Его выступление, вернее диалог с аудиторией, и стало основным событием форума.

Забегая наперед, скажу, что по сценарию мероприятия общение спикера с прессой запланировано не было. Но уж очень хотелось задать Владимиру Михайловичу один вопрос, который наверняка будет небезынтересен кировоградцам: ведутся ли переговоры с «куратором Кировоградской области» бывшим «трудовиком» Игорем Федоровичем Шаровым о возможном вступлении последнего в Народную партию либо хотя бы в партийный список НП? В самом конце форума корреспонденту «УЦ» удалось-таки пробиться сквозь частокол охраны и спросить спикера, что он думает по этому поводу. Владимир Литвин сказал, что какой-либо информации о подобных переговорах с Игорем Шаровым у него нет. И добавил — когда будет (заметьте, не если будет, а когда будет! — авт.), он об этом обязательно сообщит широкой общественности…

Выступая на форуме, Литвин говорил с молодыми участниками, конечно же, о волнующих их проблемах. Впрочем, не только их одних.

О месте молодежи в политике:

— Я убежден, что сейчас одно из первейших заданий — омоложение власти. Вы наверняка не помните, как когда-то Брежнев в своем выступлении сказал: «Без подлеска нет леса». По моим оценкам, в предыдущие годы, средний возраст чиновника, начиная с главы облгосадминистрации и заканчивая самыми высокими кабинетами, составлял 48-50 лет. Сегодня — в пределах 44-45 лет. Процесс омоложения власти все-таки проходит, но не такими темпами, как хотелось бы, и с определенными трудностями. Нужно стремиться к тому, чтобы средний возраст руководителей был около 40 лет — это время, когда уже есть определенный жизненный опыт, еще есть энергия и, самое главное, — желание работать. В более позднем возрасте у человека совсем другие проблемы — просыпаясь утром, он в первую очередь «слушает» себя, а не ритм страны. Молодежь должна быть представлена во всех уровнях власти: от местных администраций до Верховной Рады и правительственных кабинетов — для того, чтобы предлагать ту политику, которую должно осуществлять государство.

Об образовании, жилье и трудоустройстве:

— Я вижу три главные составляющие молодежной политики — образование, жилье и работа. Все остальное — приложится…

Что касается образования, то, по моему глубокому убеждению, мы должны отказаться от принципа, что у нас в стране очень много высших учебных заведений, лучше во главу угла поставить проблему качества образования. Вообще же кажется, что у нас в последние годы идет дискредитация высшей школы и падение уровня образования. Обществу навязали тезис, на мой взгляд, глубоко ошибочный, — что в Украине абсолютно вся система образования коррумпированная. В мое время вся «коррупция» в вузах заключалась в скатерти и цветах на экзамене, ни я никому деньги не предлагал, ни мне никто не предлагал. Раньше доцент получал 320-450 рублей, профессор заведующий кафедрой — 700 и больше. Тогда научное звание ценилось. Сейчас этих людей сделали нищими. О какой принципиальности может идти речь, если преподавателей сначала опустили и унизили, а затем ловят за руку — вы подлецы, берете взятки. Если и берут — это то, что государство им недоплачивает. Нужно уважать людей. Давайте объявим, что все медики — взяточники, все преподаватели — взяточники, выходит, у нас сегодня вся страна — взяточники; кто с нами в мире тогда будет считаться?.. Нужно знания свои иметь и не провоцировать на взятку. Человек научился брать и давать «хабарi» как только слез с дерева. Коррупцию, в том числе и в вузах, побороть нельзя. Ее можно только возглавить… (Шквал аплодисментов!)

Жилье. Сейчас Верховная Рада рассматривает пакет законопроектов, которые сводятся к тому, чтобы дать возможность молодым семьям получать кредиты или беспроцентные, или под малые проценты. Не нужно думать, что повысить рождаемость можно только лишь заплатив 8,5 тыс. при рождении ребенка. Некоторым семьям за рождение ребенка нужно сразу давать звезду Героя, что живут и рожают в таких сложных бытовых условиях. Думаю, совместно с правительством эту проблему мы решим.

Под созданием новых рабочих мест должно подразумеваться создание условий и гарантий для работы в небольших городах, селах. Уверен, что в столице проблем с трудоустройством нет. Если человек при уме и здоров, найти работу можно… В то же время я против того, чтобы молодые люди шли на низкоквалифицированную работу — грузчиками, дворниками. Молодежь должна стремиться овладеть теми специальностями, которые нужны будут Украине завтра — в области наукоемких сфер и отраслей высоких технологий. Сегодня только за счет науки и инноваций можно добиться непрерывного развития экономики, как это сделал Китай. А мы свое катастрофическое отставание в экономике пытаемся компенсировать …лозунгами о нашей европейскости.

О проблемах власти:

— Проблема украинского общества — мы не можем усвоить свои исторические уроки. Нельзя идти вперед с повернутой назад головой. Нельзя сделать себя большим политиком только на том, что ты топчешь своих предшественников. В то же время я не собираюсь давать оценку предыдущей власти, пусть это сделает история…

Беда Украины — отсутствие консолидации политических элит. Сегодняшние реалии — огромный кредит доверия к власти и незначительный лимит времени. Чрезвычайно малый. Однако никто, если говорить откровенно, не работает на перспективу. Все хотят понравиться избирателям сегодня. Потому что завтра — выборы. С этой причиной и связаны все проблемы, периодически возникающие перед Украиной, — мясной кризис, энергетический кризис, сахарный или какой-то другой кризис…

Все чиновники, занимающие сейчас разные должности, знают, что после парламентских выборов в стране будет большой передел портфелей. Обратите внимание, какой у нас в стране хор голосов, перечащих один другому. Все стараются не упустить возможность попасть в верхнюю часть списка проходной политической партии. Для этого нужно попасть на глаза лидеру этой партии — то есть говорить только то, что этот лидер хочет услышать. Я понимаю, когда политик находится в оппозиции и борется с властью, но когда он во власти и выступает «против» — это понять невозможно…

Постепенно акценты «диалога» Владимира Литвина с залом сместились в сторону более приземленных, житейских тем, не связанных с политикой. Глава Верховной Рады рассказал молодежной аудитории о своей студенческой жизни, о том, как подрабатывал сначала дворником, затем сторожем в ведомственном детском саду управления КГБ. Соответствующая гербовая печать — первая в трудовой книжке Литвина. Именно в студенческие годы Владимир Литвин обзавелся настоящими друзьями — на всю жизнь: «В политике нет друзей. Есть соратники, сопровождающие, сочувствующие, а друзей — нет».

Вспомнил спикер и начало 90-х годов, когда ему приходилось «грачевать» — подрабатывать извозом. В вузах зарплату не платили, нужно же было как-то крутиться: «Я вот сейчас думаю: или молодой был, или такое время в стране было, когда ни днем, ни ночью не боялся брать пассажиров. Сейчас, когда садишься в машину, сразу все окна, двери закрываешь»…

Чтобы добиться чего-то в этой жизни, Владимир Литвин порекомендовал молодым людям слушать родителей — они плохого не посоветуют. Снимает напряжение главный парламентарий страны тем, что дважды в неделю — в среду и субботу — играет с приятелями в футбол. Месторасположение спортплощадки Литвин не назвал. Но сказал, что игра там идет серьезная, мужская (в прошлый раз одному из игроков ногу сломали, между прочим), так что зачастую из уст не последних в Украине людей вырываются непредназначенные для посторонних ушей выражения из категории ненормативной лексики. По словам Литвина, в Верховной Раде, в отличие от футбольного поля, повысить голос он себе позволить не может. Хотя иногда так хочется…

Болеть? Приказа не было!

«УЦ» уже неоднократно писала о проблемах, с которыми в связи с армейской реформой пришлось столкнуться жителям закрытого воинского городка Кировоград-25. В минувшем году они несколько месяцев блокировали КПП, пока приказ о расформировании базирующейся здесь в/ч 0981 не был приостановлен. Теперь, похоже, более тысячи проживающих тут людей могут остаться без медицинского обслуживания.

Несколько дней назад представители профсоюзной организации при в/ч обратились к председателю обкома профсоюза работников Вооруженных сил Украины кировоградского гарнизона Нине Шиманович. Как выяснилось, в мае нынешнего года персонал 54 военного лазарета, где проходят медобслуживание жители городка, был официально предупрежден о предстоящем сокращении. Основание — директива Минобороны Украины №Д-312/1/028 «О проведении организационных мероприятий в ВС Украины в 2005 году», директива командующего Южного оперативного командования №Д-6/1/0197 и приказ командующего войсками Южного оперативного командования №63, предусматривающие в том числе и ликвидацию данного лазарета. Всего в медучреждении, рассчитанном на 50 койко-мест, работают 2 офицера и 29 служащих, оборудовано госпитальное и лабораторное отделения, рентгенкабинет.

«Получается, что наше здоровье и медицинская помощь как гражданскому населению (также проживающему в городке — авт.), так и военнослужащим никого не интересует», — констатируют авторы обращения. И в качестве доказательства указывают беспристрастные цифры: от городка до ближайшего ФАПа (с. Михайловка) — 12 километров, до Александровской райбольницы — 30, до Кировоградской областной больницы — 50, до Днепропетровского госпиталя — и вовсе 300. А ведь именно в этом, последнем, медучреждении предлагается обслуживаться жителям городка, согласно ответу Департамента по вопросам здравоохранения Минобороны Украины! Замечу: из Кировограда-25 даже до областного центра автобус ходит раз в сутки.

Военный же лазарет, как указывает в том же документе директор департамента В.Юрченко, должен быть передан местным органам исполнительной власти, которые на базе аналогичных объектов должны будут создать учреждения здравоохранения для медобслуживания ветеранов воинской службы, членов семей военнослужащих, ветеранов войны, пенсионеров Минобороны. По мнению военно-медицинского чиновника, это даст возможность «улучшить их медобеспечение и предоставить рабочие места коллективам расформированных медучреждений и тем самым снизить напряженность в обществе». Честно говоря, последнее утверждение звучит неубедительно, поскольку денег в местных бюджетах не хватает даже на нормальное финансирование «гражданской» медицины. По крайней мере, в Кировограде эта проблема является хронической.

Авторы обращения также высказывают опасения, что после расформирования пока существующий здешний медицинский комплекс ожидает участь расположенного по соседству спортивного, здание которого разобрано, бассейн разрушен, на месте трибун — груды мусора. Впрочем, военно-медицинское руководство пообещало, что предложит командованию Сухопутных войск ВС Украины расформирование «приговоренного» лазарета пока приостановить — до тех пор, пока областные, городские и районные власти не разберутся, кому из них все же должен подчиняться городок («УЦ» неоднократно обращалась к этой проблеме в цикле публикаций), и не организуют соответствующее медобслуживание здешнего населения. А поскольку ни на одном уровне решение вышеупомянутого вопроса за последние пару лет так и не сдвинулось с мертвой точки, то ответ на инициативу военных медиков, увы, предсказуем…

«С Ющенко работать было приятно»

Понятие «политические технологии» настолько прочно вошло в нашу жизнь, что стало даже у «пересiчних громадян» вызывать вполне конкретные ассоциации. Скажем, с промышленным производством. В этом случае «политтехнология» подразумевает наличие и «техпроцесса», и «технологов», и «ведущих технологов», и даже «главного технолога».

С моей точки зрения, «главными политтехнологами» — специалистами по активному влиянию на общественное мнение — не становятся, ими рождаются. Слишком многие знания и подходы должны быть синтезированы в одной голове, чтобы полученная цель была достигнута. Поэтому такие головы — товар штучный и редкий. Как правило, проверкой профессионализма пиар-менеджера служат очередные выборы, а победа своего кандидата гарантирует пиарщику взлет карьеры и востребованность в дальнейшем. Все остальные — уходят в аутсайдеры…

Среди тех, кто наиболее ярко «засветился» в ходе последней избирательной кампании, — Олег Медведев. Успешный журналист, аналитик и редактор активно работал в команде Виктора Ющенко и заслуженно получил свой «лавровый венок». Впрочем, долго почивать на лаврах он не собирается — не далее, чем до осени. Как, впрочем, не собирается пока писать мемуары о ставшей уже достоянием истории кампании по выборам президента Украины 2005 года.

— Во время президентской избирательной кампании коллеги-журналисты неоднократно называли вас руководителем PR-кампании Виктора Ющенко. Насколько соответствует действительности cтоль высокое звание?

— Абсолютно не соответствует, потому что нет ни одного человека, который мог бы называть себя, скажем так, автором образа Виктора Ющенко. Это был плод совместных усилий достаточно большого количества людей думаю, как минимум, двух десятков. Каждый из которых на вверенном ему участке генерировал идеи и обеспечивал их реализацию. Вы говорите, что кто-то таким образом отзывается обо мне. Я тоже это слышал. Но куда более прискорбно, когда в прессе люди сами себя называют творцами избирательной кампании Виктора Ющенко. На самом деле был яркий и сильный кандидат, были руководители штаба, и было много людей, которые предлагали разные идеи и разные решения для избирательной кампании. Поэтому это плод коллективного творчества. А если кто и может претендовать на особую роль в успехе этой кампании, то это, безусловно, только сам Виктор Андреевич Ющенко.

— Насколько сложно было работать с кандидатом в президенты Виктором Ющенко?

— Сложно было вести кампанию вообще. Сложно было работать не с кандидатом Ющенко, а с президентом Кучмой, главой его администрации Медведчуком, с кандидатом Януковичем, подцензурными телеканалами, грязными беспринципными московскими политтехнологами, которые просто рвали страну на куски. А с самим Ющенко было работать достаточно приятно, хотя, конечно, для пиарщика он клиент в определенной степени сложный. Есть такая категория политиков, как, например, Путин в России, который с удовольствием воспринимает различные рекламные ходы. По большому счету он является пиар-президентом России, который достаточно живо откликается на любое предложение сделать что-нибудь, чтобы подыграть общественному мнению. В принципе во время избирательной кампании политик так и должен поступать, но у Ющенко всегда была грань между необходимостью влияния на общественное мнение и его личными убеждениями. Заставить его перейти эту грань было практически невозможно. То есть ему предлагались разные варианты — допустим, смягчить свою позицию по Единому экономическому пространству или еще каким-то вопросам. Где-то он шел навстречу таким предложениям, но никогда не заходил за черту, когда можно было бы говорить, что ради пиара он поступился какими-то принципами.

— Я наблюдал за вами в ходе всей избирательной кампании, и меня многие вещи удивляли. Вы — человек достаточно сдержанный, корректный, склонный к философским обобщениям, — зачастую во время прямых эфиров демонстрировали бойцовские качества. Неужели так сильно достали противники?

— Это были очень тяжелые выборы. Была война с противником, который не признавал никаких норм и правил ведения боя. Может быть, читатели мало об этом знают, но даже в том, что касается войны, на уровне международного права разработан целый комплекс правил ее ведения. Даже здесь существуют ограничения, которые нельзя нарушать. Для команды Кучмы, Януковича и Медведчука таких граней не существовало. У них не было никаких «женевских конвенций». Они «стреляли» просто на поражение. А то, что они вбросили в кампанию темы, расколовшие страну на части, и всё ради победы своего кандидата, вообще можно сравнивать с применением ядерной бомбы.

— Мемуары когда-нибудь напишете об этом?

— Когда-нибудь, когда стану совсем стареньким… Но пока я еще слишком молод, чтобы писать мемуары. К тому же, если сейчас буду писать воспоминания, больше никто меня ни в какие избирательные кампании приглашать не будет.

— А какой момент лично для вас был самым трудным?

— Самый трудный период избирательной кампании наступил после отравления Виктора Ющенко. Представьте себе картину: полная информационная блокада, колоссальная дезинформационная машина, огромные административные ресурсы — и при этом на продолжительное время из избирательной кампании выбывает сам кандидат. Ведь до того прошел достаточно успешный тур Ющенко по южным регионам. Я думаю, возможно, в чем-то он и стал последней каплей, после чего было решено-таки отравить Виктора Андреевича. Так что самый тяжелый период избирательной кампании начался именно тогда…

— Что обычно делает пиар-технолог, пиар-менеджер между избирательными кампаниями? Что конкретно сейчас делает Олег Медведев?

— Сейчас я редактирую интернет-сайт «Обозреватель». На сегодняшний день по посещаемости «Обозреватель» — информационный сайт номер один. Это полноценная газета, которая отличается от привычных нашим гражданам изданий только тем, что написанное в этой газете не ложится на бумагу, а сохраняется исключительно в виртуальном пространстве.

С осени я надеюсь поучаствовать в парламентской избирательной кампании, главной задачей которой будет не допустить реванша кучмистов. После этого, думаю, позволительно будет сделать себе длительную паузу в политико-технологических упражнениях. Тем более, что ближайшими после парламентских выборов весной 2006 года будут президентские на стыке 2009-2010 годов.

— Ну и самый важный вопрос текущего момента: стартовая решетка парламентских выборов. Кто в ней на какой позиции, по аналогии с Формулой-1?

— Я слабо разбираюсь в Формуле-1, но пока, как свидетельствуют все социологические опросы, власть пользуется значительным перевесом над новой оппозицией, над остатками команды Кучмы-Януковича-Медведчука в ее различных фрагментах. Пока ситуация складывается достаточно благоприятно для того, чтобы нынешняя власть в целом выиграла парламентские выборы 2006 года.

Социологи отмечают, и совершенно правильно, что парламентская кампания и те партии, которые будут в ней участвовать, на этот раз будут отличаться более высокой, чем обычно, персонификацией. Они еще больше будут завязаны на своих лидерах. Скажите, почему развернулась такая дискуссия, может или не может Виктор Ющенко возглавить избирательный список «Нашей Украины»? Потому что у партии «Наша Украина» нет другого лидера, который мог бы обеспечить ее победу на парламентских выборах. Потому в наиболее удачной стартовой позиции, безусловно, находятся два политика: Ющенко и Тимошенко.

Сейчас дискутируется вопрос о том, в каком формате они будут выступать на грядущих выборах, — единым списком или разными. С моей точки зрения, с технологической точки зрения, сегодня говорить об этом еще рано, так как минимум за полгода до парламентских выборов нужно будет смотреть на конкретный расклад сил. Может быть такая ситуация, когда выгоднее, технологичнее будет идти единым блоком. Возможно, осенний срез общественного мнения покажет, что более правильным и более успешным был бы поход несколькими колоннами.

Ну и, наконец, не стоит сбрасывать со счетов то, что в окружении Президента есть люди, которые ведут системную подрывную работу на разрушение персональных отношений Ющенко и Тимошенко. Которых беспокоит растущий рейтинг Юлии Владимировны и которые извращенным способом пытаются преподнести это Президенту. Закрывать глаза на этот фактор и говорить, что он не повлияет на то, какие решения будут приняты по формату участия в парламентских выборах, тоже не стоит. Я очень рассчитываю, что, несмотря на субъективные факторы, Президент и премьер смогут сохранить партнерские отношения и выступить на парламентских выборах сообща. Что, кстати, вовсе не означает — одним списком. Сообща можно продвигать и несколько списков. Это вопрос технологии и конкретного социологического расчета.

Осознанная необходимость

Именно такими словами определил свое решение прийти на должность главы областного управления образования Виктор Громовой. А в качестве девиза своей нынешней работы он использует название труда вождя мирового пролетариата «Угрожающая катастрофа и как с ней бороться». В чем причина возникновения подобной ассоциации, Виктор Владимирович расскажет сам.

Куда ни кинь, всюду клин

— Возьмем, к примеру, дошкольное образование. Прямо скажу — в этой сфере полный завал. Если сравнивать с ситуацией, которая была в 91-м году и даже с той, что была в 2000-м, количество детских садов, как и количество детей, охваченных дошкольным образованием, продолжает уменьшаться. Особенно в сельской местности. На Кировоградщине трое из четырех детей не имеют возможности воспользоваться конституционным правом на дошкольное образование. Процесс разрушения дошкольных учреждений так и не остановлен. В прошлом году 100 детских садов в Кировоградской области не работали. Кое-где в их помещениях выращивают грибы, кое-где сады превратили в магазины или рынки. И причина подобных явлений отнюдь не в демографическом кризисе.

Или же возьмем систему профобразования. У меня на столе лежит пачка представлений из прокуратуры. О чем они? Гоголь отдыхает! Вы себе можете представить: в одном из ПТУ выявили 74 мертвых души! Я знал реальную ситуацию, но даже не догадывался, что до такого можно дойти. Им и дипломы «выдавали», они стипендии «получали»… И ведь не могли об этом не знать члены педколлектива! Кто-то же им выставлял оценки? Фантастические вещи, но они реальны. А если углубиться в интернатную систему?.. Наблюдающаяся общая деградация нашего социума, к сожалению, охватила и сеятелей разумного, доброго, вечного.

Контора пишет…

— За время стажировки я понял несколько вещей. Первое: то учреждение, где мы сейчас сидим, является, по сути, конторой. Оно может быть продвинутым, как во Львове, или таким, как у нас. Но все равно оно остается конторой. Бумага для бумаги, начальник для начальника… Чиновники, конечно, осознают, что где-то там есть дети, но бумага все равно доминирует. Спрашивают не по тому, хорошо ли ребенку в такой-то школе такого-то района, а вовремя ли сданы все бумажки.

Второе: с приходом новой власти трудящиеся начали массово писать жалобы во все инстанции. Решить проблемы можно на уровне той же школы, но человек вынужден писать Президенту. С одной стороны, это индикатор того состояния, в котором находится вся система образования. А с другой, где профсоюз, где районная власть, почему локальный конфликт должен решать Президент или премьер? Давно пора научиться решать проблемы на своем уровне, а не ждать царя-батюшку. Если вас заставляют дать согласие на работу с неполной нагрузкой, не подписывайте. Что вам за это будет? Ничего. Если вам незаконно дали часов меньше ставки, подавайте в суд…

Нет тупиковых ситаций!

— Вот вы писали о конфликте в Несватковской школе, который вырос до уровня международного скандала? Теперь дело будет решаться в суде. Почему? Потому что изначально конфликтную ситуацию не разрешили на уровне школы. Она тлела годами и совершенно не была связана с национальным вопросом, с антисемитизмом, но никто не занимался оздоровлением морально-психологической атмосферы в коллективе. А теперь человек защищает свои права и правильно делает. Но неужели не ясно: если один педагог позволяет себе нелицеприятные высказывания в адрес другого педагога, и тем более при детях, это элементарное нарушение педагогической этики! И понятно, что нужно было сразу же ставить вопрос о пребывании этого человека в школе.

Что же касается конфликта, возникшего с назначением на пост начальника отдела образования в Добровеличковском районе, скажу о подходах к аналогичным проблемам. Если при согласовании кандидатуры на подобную должность в любом из районов я буду видеть, что человек не работал в школе, но претендует на кресло, моя позиция будет категоричной.

Завтра нужно создавать сегодня

— Коротко о задачах, которые я ставлю перед собой и управлением в целом. Первое — наладить эффективную систему управления и коммуникаций. В каждом районном отделе образования должен быть выход в Интернет, возможность пользоваться электронной почтой, заходить на сайты МОУ, нашего управления, института последипломного образования и т.д. То есть идти нужно к безбумажной системе управления, к быстрым коммуникациям.

Второе — остановить процесс профессиональной деградации. Для этого разработан целый комплекс мероприятий, начиная от элементарного обеспечения каждой школы комплектом педагогической периодики и заканчивая более активным привлечением учителей к повышению профессиональных навыков и знаний на базе нашего института последипломного образования, открытию курсов по подготовке директоров школ и так далее.

Еще одним механизмом развития я вижу обеспечение открытости всех учебных заведений. Ко мне на днях приехал глава одной из райадминистраций по поводу проблем в местном интернате. Я его спросил, если ли у них три или пять порядочных депутатов? Задумался, но сказал, что есть. У вас есть совестливые бизнесмены? Тоже найдутся. У вас есть лидеры политических партий, кто бы подумал и о детях? Есть нормальный батюшка, не имеет значения какой конфессии? Мы не сможем в каждое образовательное учреждение поставить контролеров, а потом контролеров над контролерами. Сами создайте общественный опекунский совет! Когда общественность будет знать, что происходит, она сможет влиять на ситуацию.

Понятно, что сразу мы всю систему не поменяем, но процесс, надеюсь, пойдет в нужном направлении.

Зачем ломать копья?

Уже вторую неделю длится кадровый конфликт в «освiтянських» кругах Добровеличковского района. По версии сотрудников районо, он связан с якобы необоснованным назначением учителя биологии одной из местных школ на должность начальника отдела образования Добровеличковской РГА.

Как выяснилось, три месяца тому назад, после ухода главного «освiтянина» района на заслуженный отдых, исполняющим обязанности руководителя районо была назначена ведущий специалист отдела с 27-летним преподавательским стажем, учитель-методист Валентина Тущенко. Она же была затем рекомендована на эту должность и конкурсной комиссией по результатам проведенных ею еще в начале мая профильных экзаменов — как набравшая среди троих претендентов на руководящее кресло наибольшее количество баллов. Кроме того, г-жа Тущенко в свое время была зачислена в кадровый резерв РГА и уже прошла стажировку на упомянутой должности — по словам сотрудников районо, это именно тот случай, когда и вовсе не было необходимости в проведении какого-либо конкурса. В ее пользу говорит и послужной список педагога — кроме продолжительного учительского стажа у Валентины Ивановны за плечами и пять лет административной работы.

Однако с утверждением Валентины Тущенко на фактически занимаемую ею должность новоназначенный глава Добровеличковской РГА Василий Придвор не спешил. Даже несмотря на то, что прошел месяц с тех пор, как состоялся конкурс. По коридорам администрации поползли слухи о выборе руководителя района в пользу другой участницы «учительской» гонки.

Поводом к открытому недовольству сотрудников районо и директоров местных школ послужило официальное назначение 17 июня 51-летнего преподавателя биологии одной из местных школ Любови Мазур на занимаемую ею нынче должность — начальника отдела образования Добровеличковской РГА — да еще с припиской в распоряжении главы райадминистрации «по результатам конкурса». Тем более, что в данном случае обратившимся к нам в редакцию «освiтянам» видится не что иное, как «люстрация и расправа над неугодными». Они объясняют это тем, что в недавнем прошлом супруг Валентины Тущенко занимал должность первого заместителя руководителя района.

«Мы неоднократно просили Василия Придвора обосновать свой выбор, — говорят методисты районо. — В ответ он ссылается на то, что якобы изучил деловые качества обоих педагогов и лишь только после этого принял решение в пользу Мазур. Но этот аргумент нам кажется неубедительным, потому что возможность изучить деловые качества человека, не имеющего опыта административной работы, да еще в такой короткий срок весьма и весьма сомнительна. От других комментариев Василий Глебович отказывается. Поэтому письма с просьбой изучить ситуацию в районе с подписями 38 человек мы также отправили в Министерство образования и в областную администрацию».

Дать свою оценку ситуации мы предложили и главе Добровеличковской РГА Василию Придвору:

— Дело в том, что все три кандидатуры на пресловутое кресло по результатам конкурса прошли рубеж-минимум в 96 балов. Каждый из конкурсантов набрал больше сотни балов, и каждый успешно прошел собеседование. По закону же, конкурсная комиссия не имеет права назначать кого-либо на должность, она может только рекомендовать мне кандидатуру. По итогам экзамена ею стала Валентина Тущенко, она же тогда временно занимала пост начальника районо. Чтобы изучить деловые способности Валентины Ивановны, я решил провести, так сказать, полевые исследования и поездить по школам района. То, что я увидел на местах, заставило меня усомниться в возможности Тущенко занимать столь ответственную должность. Поэтому я и отдал предпочтение Любови Мазур, зная ее как человека делового, серьезного и принципиального. К тому же Любовь Петровна — из учительской среды и знает все школьные проблемы, так сказать, изнутри. Вот этим, собственно, я и мотивирую свой выбор. Что касается Валентины Тущенко, она сегодня, как и прежде, работает ведущим специалистом отдела образования.

Впрочем, не отрицает Василий Глебович и того, что при выборе кандидатуры на пост начальника районо прислушивался как к мнению своих сопартийцев, так и к мнению представителей других политических сил. (Василий Придвор — член партии «Народный союз “Наша Украина”»)…

Что ж, аргументы обеих сторон достаточно убедительны. Но, согласитесь, каждый руководитель, лично ответственный за работу своей команды, по идее, сам должен подбирать себе эту самую команду. Да и не рановато ли подчиненным судить о деловых качествах руководителя, не дав ему возможности их проявить на деле? В конце концов, любая работа должна оцениваться по ее результату. Что же касается «незаслуженно обиженных» новой властью, то, как показывает практика, человек, имеющий и опыт, и профессионализм, в любом случае не затеряется. Так стоит ли так рьяно ломать копья — ставить под угрозу срыва рабочий процесс и приносить в жертву человеческие взаимоотношения? А кто в данном случае окажется прав — как всегда, покажет время…

…я согласен на медаль!

В прошлый четверг на площади перед зданием горсовета мэр Кировограда в торжественной обстановке вручил выпускникам 2005 года 124 золотые и 61 серебряную медали. Трудно ли стать медалистом сегодняшнему школьнику? Какие перспективы сулит этот статус? Нужен ли нам вообще сам институт «медалирования»? С этими вопросами журналист «УЦ» обратился к непосредственным участникам события.

Наталья Самсонова, учитель физики:

— Получить медаль, безусловно, трудно. И за те тридцать лет, что я работаю в школе, легче ее получить не стало. Допускаю, есть случаи, когда награда не совсем соответствует заслугам, но это скорее исключение из правил, во всяком случае, должно им быть. У нас, в гимназии им. Шевченко, все вручаемые медали подтверждены реальными знаниями. Сейчас, конечно, намного труднее, чем раньше, объяснить школьникам, зачем нужно учиться, — сегодняшняя жизнь устанавливает совсем другие приоритеты. Но, если ребенок действительно умный, он понимает это сам. К сожалению, государство отворачивается от этих умных детей — с текущего года частично отменены льготы для медалистов при поступлении в вузы. Я считаю, что это неправильно, — за свой многолетний труд ребята должны получить вознагражение. Нельзя говорить, что медаль сегодня не нужна, — это, в первую очередь, моральный стимул к тому, чтобы и в дальнейшей жизни никогда не опускать планку требований к себе.

Екатерина Колпак, выпускница, награждена золотой медалью:

— Для меня медаль — закономерный результат моей целенаправленной работы. Хотя, конечно, во многом то, получишь ты ее или нет, зависит от желания или нежелания учителей поставить тебе необходимые оценки, особенно на выпускных экзаменах. Поэтому нужно уметь находить с ними общий язык. В принципе, даже не так важно иметь какие-то чрезвычайно глубокие знания в конкретном предмете, главное — быть всесторонне развитым, эрудированным, трудолюбивым и решительным человеком. И никогда не расслабляться — из-за какой-нибудь «девятки» все может сорваться, тогда очень жаль будет проделанной за десять лет работы. Я шла на медаль сознательно, хотя лично мне никаких преимуществ при поступлении она не дает. Я собираюсь поступать в Киевский национальный экономический университет, который льгот не предоставляет.

Андрей Степаненко, выпускник, награжден золотой медалью:

— Конечно, было непросто. В первую очередь потому, что не разделяю интересов некоторых моих одноклассников. Шатание по улицам, алкоголь, наркотики — все это меня совсем не привлекает. Приходилось подчас терпеть насмешки, мол, «заучка», никуда не выходишь, нигде не бываешь. Большое спасибо директору родной 24-й школы, педагогам и, конечно, родителям — всем тем, кто поддерживал меня, в первую очередь морально. Теперь, получив золотую медаль, я могу поступить в КНТУ, сдав на «отлично» только один экзамен — благодаря собственному упорству и добросовестности.

Полина Володарская, мать медалиста:

— Конечно, для того, чтобы достичь результата, особенно для ребенка с обычными способностями, нужны и усидчивость, и умение иногда «выкручиваться». Если сравнить со временем, когда я заканчивала школу, могу отметить, что программа сейчас намного сложнее, выросли темпы обучения. Более жесткими стали требования к медалистам, особенно к их письменным работам. Это с одной стороны. С другой — теперешним школьникам на помощь часто приходит Интернет, легче находить материалы для написания рефератов. Что-то сложнее, что-то легче. И как мать могу сказать однозначно: со стороны родителей необходим контроль. Есть, конечно, действительно сознательные, добросовестные дети, способные организовать свое время полностью самостоятельно, но таких — один на сотню. Мы не ставили необходимость получить медаль во главу угла, просто так получилось, что к окончанию учебы сын вышел на соответствующие баллы. И грех было не воспользоваться возможностью!

Картинка получилась довольно радужная, не правда ли? Конечно, хотелось бы закончить статью в таком же приподнятом духе, но… К любой бочке меда почти всегда приходится добавлять ложку дегтя — такие уж реалии окружают нас сегодня. О том, с чем приходят в вуз сегодняшние отличники учебы, корреспондент «УЦ» попросил рассказать доктора филологических наук Олега Семенюка, в недавнем прошлом — декана факультета довузовской подготовки КГПУ им. Винниченко:

— К сожалению, в последние годы мы могли наблюдать целый ряд негативных тенденций в среднем образовании. Во-первых, многие школы поставили перед собой задачу выпустить как можно больше медалистов, среди которых встречались как дети с соответствующей подготовкой, так и те, чьи аттестаты были несколько «подтянуты». Недостаточность финансирования вынуждала директоров обращаться за помощью к родителям, и, случалось, их дети получали медали в качестве благодарности, о которой, кстати сказать, «спонсоры» не всегда просили. Открытой остается проблема сельских школ. Не секрет, что качество образования в большинстве из них оставляет желать лучшего, в основном из-за недостатка квалифицированных кадров — молодые специалисты цепляются за любую возможность не ехать работать в районы. Поэтому золотые медали там часто получают дети, чей уровень знаний просто выше, чем у одноклассников, но при этом реально не отвечает требуемому.

Решение Министерства образования об отмене обязательной квоты на зачисление медалистов в вузы продиктовано сложившейся ситуацией, в которой высшие учебные заведения перестали доверять средним. Возможно, рассматриваемая сейчас программа создания центров независимого тестирования, которые возьмут на себя функции приема как выпускных, так и вступительных экзаменов, способна эту ситуацию нормализовать. Конечно, только при условии, что эти центры действительно будут независимыми, став связующим звеном между школой и вузом…

Что ж, озабоченность г-на Семенюка понятна. Ведь появление безграмотных «проффесоров» — феномен, имеющий те же корни, что и появление «липовых» медалистов. Но, в отличие от красивых «корочек», знания купить по-прежнему нельзя…

Обратная связь

Размышлением о судьбе «вещдоков» была наша публикация месячной давности под заголовком «Знаменские дрова». Но, как оказалось, и размышление на достаточно отвлеченную тему, если оно основано на реальных фактах, способно дать конкретный результат.

Напомним, Виталий Шибашов, житель города Знаменка Кировоградской области, был нанят для перевозки дров в Кировоград. Но во время погрузки дров в кузов «Газели» появились представители лесхоза, а наниматели Шибашова скрылись. В итоге автомобиль Шибашова как вещественное доказательство был задержан и постановлением следователя передан на хранение в лесхоз. Как выяснилось, наниматели Шибашова не имели никаких прав на дрова, для перевозки которых наняли обладателя автомобиля, да и сами дрова оказались на поверку высокосортным дорогостоящим дубом.

Ни в коем случае не оспаривая необходимости проведения следственных действий, «Украина-Центр» задавала вопрос: насколько необходимо изымать в качестве доказательств предметы, которые являются орудием труда для лиц, в отношении которых не выдвинуто обвинение?

И вот на днях раздался в редакции телефонный звонок из Знаменки. По словам Виталия Шибашова, после вмешательства прокуратуры автомобиль был ему возвращен.

Билетные проблемы на «большом полустанке»

Тот факт, что железная дорога способна зарабатывать деньги, даже не перевозя пассажиров, а только взимая с них комиссионные — сначала за предварительную продажу билетов, а затем за их возврат, нельзя считать новым. Еще в 1970-х об этом писала «Литературная газета». Прошло 30 лет — и, как выясняется, в этом отношении мало что изменилось. Свидетельством тому служат две истории, рассказанные нашими читателями.

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ. Человек в амбразуре

Это история о том, что железная дорога готова, при желании, сделать для своих пассажиров, в том числе потенциальных, очень много, но может и, если желания нет, крепко помотать нервы. Приключилась она совсем недавно со студентами Кировоградского педуниверситета, которые получили направление на практику в лагерь отдыха на знаменитой Арабатской Стрелке — на Азовском море, в Геническом районе Херсонской области.

Сорок счастливцев, получивших направление, немедленно бросились на вокзал, в кассу предварительной продажи билетов, с сокровенным вопросом «а можно?». Как-никак поезда крымского направления через Кировоград не проходят, а идут через Знаменку, которая, в отличие от Кировограда, и является подлинной железнодорожной столицей Кировоградской области. А кроме того, и время летнее — сезон отпусков, когда поезда на юг идут забитыми до отказа. И к радости своей услышали — можно! Правда, за бронирование нужно заплатить по три гривни с каждого места, а за билетами прийти через неделю.

Так, одним махом заработала железная дорога сразу 120 гривен. Но в данном-то случае было за что! Поезд не местного формирования — проходящий, но железнодорожники нашли и согласовали самое оптимальное решение проблемы: включить в состав в Знаменке специально для этого случая прицепной пассажирский вагон. И пассажирам хорошо — и железной дороге. Словом, все шло замечательно. Но… только до того момента, пока не пришли студенты за своими билетами через неделю…

В амбразуре сидела уже другая кассирша. И разговор оказался, соответственно, совсем другим.

Во-первых, она отказалась выписывать билеты каждому студенту персонально, а соглашалась оформить только один проездной документ на группу. Железнодорожные правила такое разрешают, но студентов это не устраивало: отчитаться за проезд и получить возврат потраченных денег каждый из них должен был персонально — по своему персональному (именному) билету. Во-вторых, почему-то оказалось, что единый билет кассирша сможет оформить… только на девятерых…

Нет, ни в коей мере не будем утверждать, что у кассирши, когда пришли студенты, тут же родился коварный план, как продать оставшиеся тридцать с лишним билетов с пользой уже не только для железной дороги, но и для себя лично. Может быть, зуб у человека болел — да так, что от одной мысли, что придется вводить в компьютер сорок разных фамилий, скулы судорогой сводило. Это ж сколько мороки, а тут еще и очередь стоит! Или можно, конечно, предположить, что в отношении одного билета на девятерых студенты чего-то «недопоняли». Незаконченное высшее образование — оно хоть и высшее, но все-таки еще незаконченное: дает право чего-нибудь «недопонимать». Но когда студенты в спор вступили — а нетрудно себе представить, каково спорить с человеком, который в амбразуре сидит, и все пространство перед ним давным-давно пристреляно из всех видов стрелкового оружия — то услышали: дескать, завтра приходите, будет дежурить та, которая вам заказ оформляла, она и билеты оформит.

Этот момент стал для студентов настоящим шоком! Ну придут они завтра — а что услышат? Что опоздали на сутки, а потому их заказ уже распродан и даже три гривни за бронирование возврату не подлежат?! Не стали студенты завтрашнего дня ждать. Или в газету с жалобами обращаться. Пошли к дежурному по вокзалу. И правильно сделали! Потому что благодаря его вмешательству тут же на месте (хотя, говорят, и не без крика) все и разрешилось, а люди, хотя и не имеющие еще законченного высшего образования, но уже знающие, в какие двери и когда нужно стучаться, добились своего.

И даже очередь не пострадала, поскольку тот же дежурный развел ее по другим кассам. Да и само оформление индивидуальных билетов не так уж много времени заняло. В общем, благополучно все кончилось. И сейчас, когда пишутся эти строки, едут студенты-практиканты (будем надеяться, благополучно) к синему морю. Но неприятный осадок все-таки остался: зачем нужно было людям нервы мотать?..

Неприятный осадок, как выяснилось, остался и у начальника вокзала Людмилы Чимирис, которой эта история тоже стоила нервов. По ее словам, никаких проблем у студентов не должно было возникнуть: все сорок спокойно уехали бы по пяти билетам, оформленным на группы до девяти человек каждая. И на месте прибытия их затраты были бы им возмещены…

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ.
Без амбразуры

Но есть на вокзале в Кировограде и такая касса, где с кассиром можно общаться без каких-либо амбразур. И кассиры (те же самые, что и в обычных кассах, — потому что работают они по графику: то в суточной, то в предварительной, то в специализированной, то в этой особой кассе) неизменно вежливы и доброжелательны. Эта особая касса называется сервис-центром. А какие вопросы возникают в связи с ее существованием, показывает следующая история.

— Мы с подругой собрались съездить в июле к морю и пошли покупать билеты почти за месяц до отъезда. Отстояли очередь в кассу предварительной продажи и услышали: билетов на ваш поезд нет. А на вопрос, что же теперь делать, последовал «юмористический» ответ: поезд киевского формирования — поезжайте в столицу, там и возьмете билеты. И тут подруга вспомнила: ведь есть же еще и сервис-центр. Представьте себе, там оказалось, что билеты есть! И за каких-то 5-10 минут мы купили билеты и к морю, и обратно. Правда, заплатили за каждый из них дополнительно по 6 гривен 40 копеек, примерно четверть стоимости самого билета, — за сервисное обслуживание… В общем, только за то, что мы на второй этаж вокзала догадались подняться, заработала на нас железная дорога сумму, равную стоимости полного билета в одну сторону.

Не правда ли, похоже на истории из советских и постперестроечных времен, когда билеты не были еще именными? В кассах билетов нет, но подходит сбоку невзрачный мужичонка и шепчет: «Десятку сверху…» Что же за структура взяла на себя сегодня роль этакого деляги?.. И откуда берет она билеты, если в обычной кассе их «нет»?

Забегая вперед, следует признать: поездки на железнодорожный вокзал Кировограда и общения сначала с начальником станции Валерием Михайловым, а затем с начальником вокзала Людмилой Чимирис оказалось достаточно, чтобы согласиться — сервис-центр нужен. Это не отдельное предприятие и не коммерческая структура — это одна из касс вокзала, но, как справедливо заметила по ходу общения Людмила Анатольевна, касса, обеспечивающая обслуживание повышенного комфорта. Чтобы убедиться в этом, стоит подняться из общего зала на второй этаж. К сожалению, оказалось, что и здесь есть очередь, но в целом обстановка разительно отличается от атмосферы, царящей в общем кассовом зале.

Здесь тихо, нет суеты и толчеи, а очередники мирно ждут своей очереди на обслуживание, сидя на кожаных диванах. Может быть, привело их сюда отсутствие билетов в кассах первого этажа? Нет, отвечают очередники: у них просто нет желания стоять в очереди в большом шумном зале. То есть это люди, которые ценят комфорт и готовы заплатить за него свои шесть гривен сорок копеек. В конце концов, платим же мы шесть гривен (и больше) за постельное белье в вагоне и уже не сокрушаемся, что эта сумма равна четверти (или трети) стоимости самого билета.

Кассиры в общем зале работают, что называется, «на потоке», и, если пассажир начинает задавать все новые и новые вопросы, его просто отправят в справочное бюро (тоже платное), тогда как кассир сервис-центра обязан помочь разобраться и с расписанием поездов, и с выбором наиболее удобного среди них для пассажира. И все это — за те же шесть-сорок. И за любой билет — как самый дешевый, так и дорогой. То есть не за сам билет, конечно, а за оказанную услугу. Причем, по словам Людмилы Чимирис, эта сумма (прошедшая утверждение через юридическую службу дирекции Одесской железной дороги) на разных вокзалах и на других железных дорогах Украины может быть разной: есть примеры, когда она может достигать и 12, и 14 гривен. (Тут либо вокзал не стал стесняться в повышении своей рентабельности, либо его накладные расходы чрезмерны. Третий вариант — сервис-центр создавался как отдельная структура, которая должна была обеспечить собственную доходность.)

Еще один довод в пользу сервис-центра — обслуживание через него железнодорожного международного сообщения. Здесь используются проездные документы другой формы и строгой отчетности, поступающие только в специализированные кассы. Кроме того, места на поезда, идущие в дальнее зарубежье, необходимо запрашивать через кассу «Интуриста» (ближайшая к Кировограду находится в Одессе). В этом случае обращение в сервис-центр также обойдется в те же 6 гривен 40 копеек, но комиссионный сбор будет выше, чем во внутреннем сообщении. Но, может быть, хватит ликбеза и пора перейти к некоторым достаточно щекотливым моментам?

Деньги вперед!

Главный из них заключается в том, что на железной дороге исчезло понятие брони (бронирование билетов для партийных и государственных органов, которое оплачивалось независимо от того, использовались эти места или нет, — просто за два часа до отправления поезда любые виды брони снимались и невостребованные руководящими органами места шли в общую продажу). А раз нет брони, то нет и иных билетов, кроме поступающих в общую продажу. То есть: если нет билетов в общей кассе, то — по определению — не должно быть и в кассе сервис-центра. (Автору, например, пришлось с такой ситуацией столкнуться: не было билетов в общей кассе, но не было их и в кассе сервис-центра, — пришлось уехать в Киев ночным автобусом.)

Другой момент связан с тем, что на протяжении всего постперестроечного периода железнодорожная станция Кировограда теряла то значение, которое должна была бы иметь как станция областного центра. Поезд ежедневного сообщения Кировоград-Москва, хотя он формировался в Знаменке и отправлялся из Знаменки, был все-таки поездом областного центра. Другой столичный поезд ежедневного сообщения Кировоград-Киев уходил непосредственно из Кировограда. Первый из них ныне в Кировоград даже не заходит. Второй отменен вовсе: остался один прицепной вагон Кировоград-Киев с сообщением два раза в неделю — по дороге он снова перецепляется, а потому приходит в столицу только к середине дня. Словом, сегодня идут через Кировоград только проходящие поезда и далеко не во всех направлениях.

Теряет свой статус «железнодорожной столицы области» и Знаменка. Самый свежий пример связан с ежедневным поездом Днепропетровск-Трускавец. В Знаменке к нему добавлялся прицепной плацкартный вагон (попытка цеплять два вагона — плацкартный и купейный — «не нашла понимания»), но этим летом прицепной вагон Знаменка-Трускавец начнет ходить только через день. Возникает ощущение, что каждая из многочисленных железных дорог Украины озабочена только собственной рентабельностью, но не интересами пассажира, вынужденного садиться в поезд на большом полустанке (в кавычках и без). Поэтому и идею сервис-центров можно отнести к числу тех, которые позволяют зарабатывать деньги методами, раскритикованными «Литературной газетой» еще 30 лет тому назад.

Что такое, в частности, предварительная продажа билетов? Пассажир по сути кредитует железную дорогу задолго (до 45 суток) до того, как воспользуется ее услугами, но «процент» с этого кредита получает почему-то не кредитор, а кредитуемый, железная дорога. Только однажды автору этих строк довелось увидеть проблеск здравого смысла в затронутой проблеме — в упомянутом уже Трускавце. Там, как оказалось, билет обходится пассажиру тем дешевле, чем раньше он обратится за ним в кассу вокзала.

Но вернемся к проблеме «большого полустанка». Каково его положение в условиях «билетного голода»?

«Маленькие хитрости»

Если говорить о Кировограде, то он в известном смысле давно превратился всего лишь в одну из станций даже не Одесской железной дороги, а линейного участка станции Знаменка. Правда, добился статуса «станции отправления». То есть имеет право продавать билеты с указанием номера места. По всем железнодорожным канонам билеты на проходящие поезда на промежуточных станциях (полустанках) продаются без указания места — какое проводник укажет, то и будет твоим. В Кировограде — иначе. Но, по большому счету, что же это за станция отправления, если ни для одного поезда она не является конечной?! Во что это выливается на практике?

Так вот, понятия брони на железной дороге больше нет. Но зато есть у железнодорожников «маленькая хитрость» — понятие переменного трафарета. Оказывается, можно заранее запланировать, сколько билетов будет продано, скажем, от Киева до Знаменки или от Одессы до Кировограда, а места, на которые эти билеты будут проданы, зарезервировать именно для этих станций. Возможно, читатель с такой практикой сталкивался: «На такой-то поезд билеты есть?» — «Нет!» — «Даже до Знаменки?!» — «А вам до Знаменки? Тогда есть!» Но, разумеется, чтобы не прогадать, подобные места железная дорога должна планировать, что называется, по минимуму. Вот и получается, что, например, на поезд Одесса-Харьков Кировограду будет выделено только четыре плацкартных и четыре купейных места. На поезд в Луганск — еще четыре. И так далее. Мало — но лучше, чем ничего. Но, как выясняется, Знаменка, через линейное бюро которой Кировоград может получить места в проходящих поездах для своих касс, по-настоящему «своей» является только для Одесской железной дороги. Даже соседняя Днепровская железная дорога таких мест может для нее уже не запланировать. И тогда пассажиру, как бы ни хотел он купить билет заблаговременно, останется надеяться только на один вариант — «по прибытии»…

Не странно ли это выглядит в эпоху всеобщей компьютеризации, когда, казалось бы, благодаря этому на любой станции можно продать любой билет на любой поезд? Но, как видно, и в этом система работает не столько на пассажира, сколько на себя. А потому и может касса предварительной продажи на промежуточной станции (даже со статусом «станции отправления»!) распорядиться крайне ограниченным числом мест на проходящие поезда.

А чтобы оправдать существование сервисных центров не только тем, что в их кассах продаются билеты на поезда, идущие в дальнее зарубежье, существует еще одна «маленькая хитрость». Места в транзитных поездах, которыми вокзал вправе распорядиться по «переменному трафарету», можно запрограммировать только на компьютеры двух-трех «избранных касс» — скажем, на специализированную кассу, обслуживающую железнодорожников и некоторые другие, так сказать, льготные категории населения, и на кассу сервисного центра. И все. Поэтому получается, что по-настоящему мудро поступают те пассажиры, которые в период летних отпусков не стоят в общей очереди, а сразу обращаются в этот самый сервисный центр.

А вывод в целом получается достаточно неожиданный. Отпуск надо планировать заранее и покупать билеты за 45 суток. А если потом что-то сорвется и билет придется сдать, то можно утешиться мыслью, что, хотя сам ты остался без отпуска, железная дорога благодаря лично тебе стала немного богаче.

Скажи «мё-ё-д»!

Возрадуемся, женщины! Родное государство сделало нам шикарный подарок — дало возможность смело рожать, обеспечив кругленькой суммой. То бишь, новой единоразовой помощью при рождении ребенка. Виданное ли дело — восемь с половиной тысяч! Можно и коляску купить, и кроватку, и пеленки-распашонки, смеси, соки, бутылочки, игрушки и, конечно же, кучу памперсов. В общем, ни в чем не отказать долгожданному дитю.

Почему же тогда в душах и умах способных рожать украинских гражданок такой разброд и шатание? А вот почему. В своем праведном стремлении разрешить демографический кризис правительство вначале пообещало осыпать денежным дождем мам всех юных украинцев, рожденных с начала года. Но вскоре одумалось и перенесло время «Ч» на день смеха. Те, чьи дети пожелали появиться на свет до сей знаменательной даты, шутки не поняли, обиделись и, разочаровавшись в новой власти, заскорбели. Та, в свою очередь, опять взбрыкнула, решив, что средства лучше выдавать не наличными, а в виде чеков. Не уточнив, где, как и чем они будут отовариваться. Например, понастроят спецмагазины, а потом (это уж всенепременно) предложат приобретать исключительно в них памперсы втридорога? В народе кто пожимал плечами, кто крутил пальцем у виска, большинство просто роптало. В общем, пошла по морю рябь. Но тут правительство опять напрягло свой государственный ум и отменило решение. Граждане обрадовались: помощь дадут-таки деньгами! Просто горшочек меда в день рождения. Взяли в руки, заглянули: меда меньше половины.

Министр труда и социальной политики господин Кириленко, дабы поддержать в гражданах веру в социальную справедливость, на всю страну ответственно заявил, что уж эти три тысячи с хвостиком можно получить чуть ли не на следующий день. Правда, лишь работавшим женщинам или их работающим мужьям на предприятии из фонда обязательного государственного социального страхования. Написать заявление и добавить к нему копию свидетельства и справку о рождении ребенка (плюс справка для отца, о том, что супруга не получала помощь). Можно даже не спешить с денежным вопросом — закон позволяет подумать в течение полугода, нужны вам эти деньги или нет.

На самом деле времени вам хватит в аккурат на то, чтобы собрать все необходимые документы. Это особенно актуально для молодых мам, не имевших работы. Как только молодая мать берет в собесе список необходимых документов, для нее начинается этап хождения по чиновничьим кругам.

Сначала мамочка берет курс на РАГС: выясняет, когда приемные дни для сдачи документов о регистрации ребятенка, оформляет заявление и снова возвращается в храм Гименея, чтобы забрать готовое свидетельство о рождении. В центре занятости — всего-то через неделю после заявки — она получает справки о снятии с учета и о том, что не имеет доходов. Рано поутру бежит в ЖЭК за выпиской об изменившемся составе семьи. Потом ей обязательно надо посетить горисполком — там должны дать бумажку, где будет указано, получала ли она какую-либо материальную помощь от местных властей. Зачем ей нужна еще и справка о наличии у нее земельного участка, неизвестно, но и ради нее приходится выстоять приличную очередь. А уж если молодая мама оказывается по совместительству еще и предпринимателем, то ей приходится стучаться в дверь налоговой за справкой о прекращении предпринимательской деятельности…

Моя знакомая Алена — мать-одиночка. Седьмого мая у нее родился чудный мальчуган. Чтобы получить так называемые «дородовые», она уже один раз обежала город, собирая все документы. Денежку получила (по ее мнению, исключительно благодаря взятке), но все равно с задержкой. Теперь уже второй месяц собирает очередные бумажки на получение единоразовой помощи. Деньги ей, понятно, очень нужны. Но сколько сил у нее уходит на обивание порогов! Ребенка ей оставить не с кем. Хорошо, если подружки посидят, только такое «счастье» выпадает нечасто. Вот и приходится брать малыша с собой. Во всех учреждениях очереди.

«Обидно то, — говорит Алена, — что, видя меня с крохой на руках, никто даже не подумает пропустить вперед, а наоборот, норовит прорваться сам, пока я с коляской стою на улице. В узких темных коридорах тесно, сесть негде. Ни у кого ничего не спросишь: власть у нас новая, а чиновники на местах остались старые…»

Притом эти «старые специалисты» ухитряются делать ошибки в документах, и Алене приходится заходить уже на третий круг, дабы наконец-то привести все в порядок. И все же молодая женщина надеется, что через месяц таки получит обещанный подарок. Хотя, если бы всю затраченную энергию, силы и нервное напряжение перевести в звонкую монету, еще неизвестно, кто кому должен сказать «спасибо». Мамочки государству за помощь или оно, родимое, им — за выдержку.

Но таки есть уже счастливицы, получившие обещанную помощь. В большой Донецкой области их 109, а в маленькой Кировоградской пока 52.

Тем временем на нас надвигаются две не очень приятные волны. Одна — экономическая: резкий скачок цен на товары, предназначенные детям. А вторая — социальная. «Детскими» деньгами очень и очень заинтересовались потенциальные «мамочки» из социально неблагополучных семей. Правительство, конечно, заявило, что будет проводить контроль за целевым использованием этих средств в неблагополучных семьях, но насколько этот контроль будет эффективным — вопрос. Пока же известно лишь то, что на полторы тысячи социальных инспекторов приходится 2,3 миллиона «подопечных» семей. Не приведет ли попытка государства решить демографический кризис к необходимости строительства новых приютов?

Никак не допразднуем

Комиссия Кировоградского облсовета, которая проводила проверку использования средств, выделенных на подготовку к празднованию 250-летия Кировограда, намерена передать материалы в областную прокуратуру. Об этом на заседании 22-й сессии облсовета сообщил депутат Анатолий Перевозник.

Напомним, решение о создании такой комиссии на минувшей сессии облсовета депутаты поддержали практически единогласно. Причем речь шла о проверке только 27 миллионов из 40 выделенных на празднование в целом, но это именно те деньги, в распределении которых участвовали областные избранники.

Как сообщил А. Перевозник, со стороны отдельных должностных лиц областной администрации были попытки блокировать работу комиссии. В частности, предоставленные чиновниками справки не отвечали требованиям облсовета. К примеру, членам комиссии так и не удалось детально изучить материалы КРУ относительно более 4-х миллионов потраченных гривен — непонятно, какие объекты на эту сумму должны были быть введены в эксплуатацию. Также по документам неясно, был ли проведен тендер по объектам охраны здоровья области. «Накануне сессии мы побывали на одном из таких объектов — строительстве котельной областного кардиоцентра. Согласно проектно-сметной документации, на этот проект были выделены необходимые деньги в полном объеме. Однако, как выяснилось, котельная, которая по идее должна была быть запущена еще в прошлом году, до сих пор не работает. И что самое интересное — все деньги освоены и перечислены на счета строительных организаций, причем в другие регионы», — сообщил г-н Перевозник.

Также депутат заявил, что у комиссии есть все основания считать проверку, проведенную специалистами КРУ по использованию «праздничных» денег, весьма поверхностной. В подтверждение своих слов Анатолий Владимирович привел пример, как проверялось качество отремонтированных в областном центре дорог — в зимний период под снежными заносами и без привлечения независимых специалистов из других регионов. Кроме того, у комиссии есть документы, позволяющие думать о том, что финансирование ремонта отдельных улиц проходило параллельно — из областного и городского бюджетов. При этом г-н Перевозник предупредил, что данное заявление не является обвинением кого бы то ни было, а лишь предположением, основанным на материалах.

Справка комиссии подписана депутатами облсовета Анатолием Перевозником, Владимиром Ярыничем, Виктором Громовым и членом комиссии президентом концерна «Кировоградстройинвест» Виктором Шмидтом.