Наш Василий Быков

На прошлой неделе, 19 июня, одному из самых ярких представителей «военной литературы», любимому писателю нескольких поколений Василию Быкову исполнилось бы 85 лет. Торжества, посвященные этой дате, прошли в Государственном литературном музее Беларуси, в Гродненском музее писателя и в селе Большая Северинка под Кировоградом, где Быкова считают своим.

«…Под утро вышли к селу под горой, оказалось, это Большая Северинка — село, которое стало жутким знаком в моей судьбе. Там возле крайних изб — какие-то ямы, из которых, видимо, летом брали песок, и мой взвод сразу в них обосновался. Как развиднело, увидели вдали здания и трубы большого города — Кировограда». Это отрывок из последнего произведения писателя «Доўгая дарога дадому» (2003). Здесь, в Северинке, во время боев за Кировоград в январе 1944-го «погиб» Василий Быков. Его мама получила похоронку, а на обелиске над братской могилой в Северинке несколько десятилетий было записано имя младшего лейтенанта 111-й стрелковой дивизии Василия Владимировича Быкова.

«В январских боях под Кировоградом остался почти весь наш батальон, а может, и весь полк даже. Хоронили погибших не скоро, когда фронт откатился к Бугу и степь освободилась от снега. Жители окрестных сел собрали там пролежавшие зиму тела наших бойцов и свезли в братскую могилу в Северинке. Наверное, там же подобрали и мою полевую сумку с некоторыми бумагами. Это дало основание предположить, что ее хозяин тоже остался поблизости», — так сам Быков объяснял это «недоразумение» в очерке «Под Кировоградом». Родные будущего писателя, к счастью, очень скоро узнали, что Василий жив – получили письмо из кировоградского госпиталя, подписанное самим Быковым и датированное апрелем 1944-го. А вот в Большой Северинке Быков числился павшим героем до 1963-го года, когда в «Известиях» появилась заметка уже известного военного писателя, в которой он упоминал «кировоградскую битву». Стали выяснять, послали запрос в Витебск и выяснили: тот самый Быков! А спустя пару лет, в середине 60-х, приезжал на «место смерти» и сам писатель – приезжал неофициально, чтобы положить цветы на братскую могилу и увидеть свое имя среди имен погибших здесь друзей.

Заметка из «Известий» и уточненные списки погибших, переданные в Северинку витебским военкоматом, стали первыми экспонатами музея писателя, который открылся в Северинской школе в 2008 году. С одной стороны, это обычный школьный музей — старшеклассники сами отремонтировали и оформили помещение, они же, вместе с руководителем музея – учителем зарубежной литературы Галиной Губенко, проводят здесь экскурсии. Но, с другой стороны, экспонаты в музее Быкова совсем не «школьные», достойные любых «взрослых» фондов. С того самого 1963 года в маленькой Северинской школе находились энтузиасты, которые собирали материал о Быкове, писали ему, ездили на встречи. В 1986 году целая делегация школьников встретилась в Москве с секретарем Союза писателей Василием Быковым. Сегодня в музее хранятся книги с дарственной подписью самого писателя, его письма в школу, документы, фотографии и даже личные вещи, переданные его сестрой Валентиной Владимировной и вдовой Ириной Михайловной, с которыми музей и сейчас ведет активную переписку. Для местных школьников Быков – не только история, здесь с пятого класса читают его произведения: «Обелиск», «Свояки», «Волчья стая», повесть «Мертвым не больно», действие которой происходит в Северинке, отрывки из «Долгой дороги домой», которые недавно перевел на украинский язык председатель Кировоградского отделения Союза писателей Украины Василий Бондарь. К юбилею писателя старшеклассники решили провести акцию – рассказать всем жителям села о Василии Быкове. И были очень удивлены результатами: оказалось, что старожилы сами могут многое рассказать о писателе. Здесь все испокон веков считали его своим. Да и сам Василий Владимирович писал когда-то: «Я считаю Северинку еще одной своей родиной, поскольку родился тут второй раз».

Сильнейшие среди равных

На прошлой неделе действующий чемпион Украины кировоградская команда «КНТУ-Елисаветград» пять дней подряд сражалась на бейсбольных полях Словакии, где проходил квалификационный раунд турнира под названием «Европейский кубок» Европейской конфедерации бейсбола (СЕВ).

Формат Еврокубка предусматривает проведение соревнований в двух дивизионах. В первом из них двенадцать сильнейших клубов Старого Света разыгрывают между собой главный трофей турнира, во втором — несколько десятков бейсбольных команд Европы, разбросанных по четырем квалификационным подгруппам, разыгрывают между собой две заветные путевки в элитный дивизион. В одной из таких отборочных подгрупп выступала и кировоградская команда «КНТУ-Елисаветград», которая в рейтинге «Топ-50» европейского бейсбола делит с итальянской «Пармой» 22-ю строчку.

Соревнования проходили в словацком городе Трнава, и кроме нашего «Техуниверситета» в этой же подгруппе выступали чемпионы Словакии — «TJ STU “Ангелы”» (Трнава), Румынии — «Атлетико» (Александрия), Венгрии — «Обуда» (Будапешт), Швеции — «Карлскога ВВК» (Карлскога), а также призер первенства Хорватии клуб «В.С. Виндия» (Вараждин). «Это был самый сильный подбор соперников за все время выступления нашего клуба в турнирах СЕВ. Самый сильный и наиболее ровный. Здесь просто не было слабых соперников, поэтому на турнире не состоялось ни одного проходного поединка», — прокомментировал состав группы главный тренер кировоградской команды Юрий Бойко.

Ситуация для «Техуниверситета» осложнялась еще и тем, что наш клуб — де факто и де юре — считался фаворитом группы и одним из основных претендентов на выход в финал квалификационного турнира. И победа над кировоградцами для других участников подгруппы была очень важна с точки зрения турнирной ситуации. Именно поэтому все соперники наших бейсболистов старались бросить против кировоградской команды все свои лучшие силы. Так что статус фаворитов отнюдь не обеспечивал «Техуниверситету» легкую прогулку по турниру, скорее даже наоборот…

Уверенно обыграв в стартовом туре румын в нокаут со счетом 10:0, кировоградцы затем уступили скандинавам — 4:7. Здесь на руку шведам сыграла тактика использования против «КНТУ-Елисаветград» их сильнейшего питчера. Но в конечном итоге эта победа для бейсболистов «Карлскога ВВК» оказалось пирровой. Выдохнувшись в поединке с «Техуниверситетом», скандинавы не смогли уже восстановить силы, уступили в двух следующих матчах и выбыли из борьбы за выход из подгруппы. Таким образом, обыграв «КНТУ-Елисаветград», шведский клуб себе никак не помог, зато подложил свинью нашей команде. Вынужденно записав себе в пассив одно поражение, чемпионы Украины уже просто не имели права на еще один проигрыш, так как повторное фиаско грозило оставить «Техуниверситет» за бортом финала соревнований. Каждый следующий поединок для нашего клуба превращался в матч по олимпийской системе, где проигравший выбывал из турнира.

— После матча второго тура тренерский штаб клуба всеми силами старался донести до игроков понимание того, что здесь уже не чемпионат Украины, — говорит наставник «КНТУ-Елисаветград» Юрий Бойко. — Играя против сильного соперника, нельзя себе позволить расслабиться ни на секунду. Действовать необходимо на пределе концентрации, выкладываться по максимуму, только в таком случае можно было выиграть турнир. Именно после поражения от шведов мы поставили четкую задачу команде — выиграть квалификационную группу. Все действия игроков команды должны были быть направлены на достижения спортивного результата. Накануне важного поединка с хорватами (к этому времени кировоградцы успели разбить венгров 9:0. — Авт.) у наших бейсболистов возникло желание съездить на экскурсию либо в Вену, либо в Братиславу. Но, предоставив ребятам такую возможность, мы рисковали расслабиться, показать, что для нас сам турнир находится не на первом месте. Поэтому тренерами было принято решение — все внимание направить на спортивную составляющую соревнований, а экскурсии только после победного финала.

Боевой настрой и жесткая дисциплина определенно помогли «Техуниверситету» обыграть со счетом 4:1 представителей чемпионата Хорватии, ранее одержавших победы во всех своих поединках турнира. В заключительном туре — в матче за выход в финал — кировоградцы были сильнее хозяев соревнований — 3:2, хотя словаки бились до последнего, и сломить сопротивление трнавских «Ангелов» нашим ребятам удалось лишь в самом последнем иннинге, в своей заключительной атаке.

Очень сложным и напряженным для кировоградцев выдался решающий поединок турнира — второй матч финальной серии против хорватов. «Техуниверситет» дважды уступал в счете по ходу поединка, но, опять-таки, в своей последней атаке бейсболистам «КНТУ-Елисаветград» удалось переломить ход встречи и вырвать победу с итоговым счетом 5:4, заслужив тем самым путевку в следующий раунд отборочного круга Европейского бейсбольного кубка.

Нельзя не отметить, что выступление кировоградской команды на европейской арене стало возможным благодаря помощи и поддержке руководства Кировоградского национального технического университета, управления по физической культуре и спорту Кировоградской облгосадминистрации, спортивных организаций ОШВСМ и СДЮШОР-2, а также президента Кировоградской областной федерации бейсбола и софтбола Александра Никулина.

«…а Бронштейны расплачиваются»

Задав в интернетовском поисковике слова «Лев Троцкий», в результате мы получаем более пятидесяти тысяч ссылок. Это очень много даже для человека, которого считают крайне противоречивой фигурой истории и в связи с которым большинство, как правило, вспоминает Октябрьскую революцию, Сталина, термин «троцкизм» и ледоруб в Мексике. Скоро будет 70 лет со дня убийства Троцкого, со дня, когда перестал ходить по земле автор и носитель идеи перманентной революции, но о нем говорят, пишут, спорят. Все это в целях поиска истинного Льва Троцкого.

Почему эта фигура стала вдруг интересна редакции «УЦ»?

Во-первых, потому, что в большинстве из пятидесяти тысяч ссылок о Троцком значится: «Лев Бронштейн родился пятым ребёнком в семье Давида Леонтьевича Бронштейна и его жены Анны (Анетты) Львовны Бронштейн — зажиточных землевладельцев из числа еврейских колонистов земледельческого хутора неподалёку от села Яновка Елисаветградского уезда Херсонской губернии (ныне село Береславка Бобринецкого района Кировоградской области). То есть нам этот человек интересен с точки зрения географии и истории.

Во-вторых, известный кировоградский архитектор Виталий Кривенко, который доверяет нашей газете свои творческие помыслы, сообщил, что недавно ему предложили обумать идею о создании памятника Льву Троцкому. И авторы идеи, и Виталий Ефремович, и мы понимаем, что задумка эта неоднозначная, спорная, противоречивая… Впрочем, как и сам Троцкий. Поэтому пока что решили поговорить, пообщаться с читателями, обсудить. Хоть создание памятника – это совсем не регуляторный акт, подвергающийся обязательному общественному обсуждению, а скорее сугубо творческий процесс, для которого куда важней вдохновение…

Начнем с того, что роль Троцкого в истории беспрестанно пересматривается, вновь и вновь поддается тщательному анализу. Точно так же и его характер, способности, пристрастия. Есть фактаж, который подтвержден датами и который невозможно изменить или извратить. Дословно это следующее: Лев Давидович Троцкий (псевдонимы: Перо, Антид Ото, Л. Седов, Старик и др.); настоящая фамилия Бронштейн; 26 октября (7 ноября) 1879 — 21 августа 1940) — деятель международного коммунистического революционного движения, практик и теоретик марксизма, идеолог одного из его течений — троцкизма. Один из организаторов Октябрьской революции 1917 г., один из организаторов Красной Армии. Один из основателей и идеологов Коминтерна, член Исполкома Коминтерна. В первом советском правительстве — нарком по иностранным делам; в 1918-1925 — нарком по военным и морским делам и председатель Революционного военного совета РСФСР, затем СССР. С 1923 г. — лидер внутрипартийной левой оппозиции. Член Политбюро ВКП(б) в 1919-1926 гг. В 1927 г. снят со всех постов, отправлен в ссылку. В 1929 г. выслан за пределы СССР. Убит агентом НКВД Рамоном Меркадером в Мексике (1940).

Все это без эмоций, без сантиментов, так сказать, беспристрастно. А есть «визитка» с оттенками: «Лев Давидович Троцкий (Бронштейн) – одна из самых зловещих фигур в истории России ХХ века. С его именем связаны ключевые акты трагедии государства – так называемая пролетарская революция, катастрофический Брест-Литовский мир, Гражданская война, “красный террор” и разграбление страны». Судя по этим словам, мы имеем земляка – сущего дьявола.

Вот еще. Это уже Куприн, в «Хронике событий глазами белого офицера, писателя, журналиста». «Я безошибочно понял, что весь этот человек состоит исключительно из неутолимой злобы и что он всегда горит ничем неугасимой жаждой крови. Может быть, в нем есть и кое-какие другие душевные качества: властолюбие, гордость, сладострастие и еще что-нибудь, но все они захлестнуты, подавлены, потоплены клокочущей лавой органической, бешеной злобы». Не правда ли, не легче?

Что ж он, такой демон, до сих пор не дает покоя историкам, писателям и публицистам? Не потому ли, что не все так однозначно, как пишут (или публикуют?) о нем для широких масс? Хотя долгое время информации о Троцком было крайне мало. Даже в справочной литературе бесполезно было искать эту фамилию. Публицист и юрист Аркадий Тененбаум пишет по этому поводу: «В древнем Риме существовал “Закон об осуждении памяти”. Согласно этому закону, те политические и военные деятели, которые скомпрометировали себя грубыми злоупотреблениями властью, необоснованными казнями и причинением крупного ущерба римскому государству и народу, подлежали, зачастую посмертно, осуждению. Память о них “стиралась” – их статуи и бюсты сносились, они лишались наград и почетных званий. После судилищ, связанных с именем Троцкого, массового репрессивного шабаша, вавилонских башен лжи, в отношении трибуна революции стал фактически действовать тот самый “Закон об осуждении памяти”. На многие десятилетия Троцкий как бы “выпал” из отечественной истории: он был, но его как бы не было. Его имя было вымарано из прошлого и на него наложено суровое табу. Даже в период, когда люди, осужденные на “троцкистских” процессах, были посмертно реабилитированы, в отношении личности Троцкого все еще существовал неписаный закон исторического забвения»…

Но вернемся к идее памятника, который является производной слова «память». Виталий Кривенко в настоящее время много читает о Троцком (благо, есть где взять источники). По его мнению, если памятнику будет суждено «состояться», это не будет просто фигура, похожая на «оригинал». Это будет идея, воплощенная в материале, характер, жизнь, прожитая в смятении и ужасно прерванная. Это будет и трагедия родственников и потомков Троцкого. «Комплекс невольной вины за гибель всех своих детей Троцкий мучительно нес на Голгофу своей жизни. Трагедия Троцкого стала еще одним отражением трагедии всего советского народа», — пишет Тененбаум. И эта трагедия имеет место быть в памятнике. Мы знаем работы Кривенко и не сомневаемся, что он способен родить Идею, которую практически невозможно опровергнуть или поддать критике. Вопрос состоит в том, нужен ли нашим современникам памятник Троцкому?

Можно ли считать памятником образ того или иного человека в искусстве? Вероятно, да. В таком случае памятник в живописи нашему земляку уже давно создан. Один из них — Лев Троцкий на фреске мексиканского художника-коммуниста Диего Риверы. В устном народном творчестве – тоже. Вот подтверждение: «В течение пяти дней тело Троцкого было выставлено для прощания. Мимо гроба прошли 300 тысяч человек, а на улицах звучала песня “Большая коррида Льва Троцкого” — народная баллада, сочиненная неизвестным поэтом». Есть еще кинематограф. Ну здесь вообще целый ансамбль, а не отдельный памятник. Образ Троцкого, пусть даже в негативном свете, воссоздавали Ефим Копелян («В дни Октября»), Ричард Бартон («Убийство Троцкого»/«Ледоруб»), Даниэль Мэсси («Сталин»), Йен Мак-Келлен («Зина»), Лев Лемке («Эсперанса», «Враг народа Бухарин»), Виктор Сергачёв («Троцкий»), Владимир Осипчук («Раскол»), Сергей Сергеев («Вперед за сокровищами гетмана»), Константин Хабенский («Есенин»), Валерий Шевченко («Две любви»), Джеффри Раш («Фрида»), Евгений Князев («9 жизней Н.Махно»), Николай Лазарев («Сталин»), Валерий Кухарешин («Романовы. Венценосная семья»), Виталий Кузьмин («Столыпин. Невыученные уроки»). Богатая галерея звезд, согласитесь.

Теперь переместимся поближе, в Яновку, или Береславку Бобринецкого района. Живет там сегодня десяток человек. Дороги нет. Инфраструктуры – тоже. На месте дома Троцкого – холм. Кладбище еврейского местечка, где похоронены Бронштейны и даже есть признаки склепа, заброшено, надгробные плиты разбиты. Это уже наш памятник Бронштейну-Троцкому, причем очень даже рукотворный. Между тем сюда, по бездорожью, едут и едут люди из-за рубежа: журналисты, историки, публицисты, просто интересующиеся личностью нашего земляка. Они преодолевают тысячи километров в стремлении просто постоять на земле, давшей миру (вот здесь без преувеличения) такую неоднозначную фигуру, такого человека, о котором в той или иной степени, хорошо или плохо, но знают во многих странах. Мы же в эту землю втаптываем память, чтобы не помнить, не знать, а значит, и не нести ответственность.

Веками формировался стереотип относительно памятников. Это обязательно огромная фигура, куда-то указывающая, устанавливаемая «за большие заслуги». Но почему не просто дань памяти? Троцкий был незаурядным человеком, с этим не поспоришь. Плохим или хорошим (вероятно, и тем, и другим), но его слава вышла далеко за пределы страны. Между прочим, сегодня в международном левом и рабочем движении довольно активно действуют различные группы и тенденции, опирающиеся на взгляды Льва Троцкого как на идейно-политическую основу своей работы. Они есть в США, Бразилии, Германии, Греции, Британии, Швеции, Бельгии, Нигерии, Аргентине и Италии. В России тоже. В Украине, на родине Льва Давидовича, слово «троцкист» употребляется в качестве ругательства или оскорбления…

Есть еще один момент в защиту идеи памятника. Коль так интересна миру родина «демона революции», «экстракта революции», «человека исключительных способностей», «революционера во всем», «создателя Красной Армии и великого полководца», «созидателя истории XX века», то почему нам не создать условия для «паломничества» в Береславку? Пусть это будет не политический, но коммерческий проект. Мы только выиграем.

И в заключение. Главный раввин Москвы Мазо в беседе с Троцким уже после революции сказал: «Троцкие сделали революцию, а Бронштейны расплачиваются». Судя по всему, слова Мазо оказались пророческими. Или мы в состоянии что-то изменить?