Жилье для сирот за счет… сирот?

21.03.2017

В редакцию «УЦ» обратилась семья Галины Яковлевны Гаркуши. Созданный ею вместе с ныне покойным мужем Юрием Петровичем Гаркушей в 2000 году детский дом семейного типа – один из самых первых в Кировограде – прекращает свое существование. Так решили чиновники. И уже составили свои планы на дом, в котором проживает семья.


В минувший четверг, не преду­преждая никого, в гости к Гаркушам пришли представители городского отдела семьи и молодежи во главе с его начальником Людмилой Дорохиной и… стали мерить комнаты рулеткой. На вопросы, что происходит, Людмила Владимировна ответила, что, поскольку все воспитанники дома Гаркуш достигли совершеннолетия, этот детский дом прекращает свое существование, а жилье, которое он занимает, после ремонта будет определено как социальное, в нем будут проживать дети-сироты. Гаркуши забили тревогу – другого жилья у троих воспитанников попросту нет.

- Вместе со мной сейчас живут трое детей – Вася, Рома и Оксана, - рассказывает Галина Яковлевна. - Идти им некуда, другого жилья у них нет. У Оксаны уже есть своя дочка – семимесячная Катя. Ей предложили идти в дом матери и ребенка на поселке Новом. Но там она сможет пробыть максимум год – а дальше куда?

Василий – военно­служащий, недавно вернулся из зоны АТО. У него свой клубок проблем, главная – прописка. Если в течение месяца он нигде не пропишется, в его отношении может быть открыто уголовное дело сразу по трем статьям, одна из которых – «Дезертирство». Вася подал документы в управление геокадастра на выделение ему земли как участнику АТО, но ответа оттуда пока нет. Роман работает на заводе «Металит».

По словам Галины Яковлевны, проблемы начались после того, как в 2007 году умер глава семьи Юрий Петрович Гаркуша.

- Петрович был нашим идейным вдохновителем, - говорит Галина Яковлевна. - Юридической, документальной частью процесса тоже занимался он, а моей задачей было воспитание детей. В юридических вопросах я ничегошеньки не понимаю. Мне говорили, что дом, в котором мы сейчас живем, находится в собственности горисполкома, а мы его арендуем. Но дело в том, что в 2001 году этот дом был куплен британцами, есть даже табличка, которая это подтверждает. Но как оформили эту сделку, я не знаю. Когда выросли старшие дети, я предлагала чиновникам: «Давайте еще детей, мы ведь детский дом, будем воспитывать». Но детей не дали.

Предмет споров – двухэтажный частный дом на Кущевке, по ул. Тульской, 25. В отделе семьи и молодежи полагают, что для четверых людей такое жилище слишком велико. Галина Яковлевна не отрицает – содержать такой большой дом трудно, все члены семьи согласны переселиться в другое жилье. Но другого жилья как раз не предлагают.

- Мне предложили встать на очередь на социальное жилье, - отмечает Оксана. - Я согласилась. Но, пока собрала нужные документы, столько набегалась и нервов вымотала… А потом, когда меня наконец внесли в списки, я спросила: а какая я по счету? В общем, мой номер – за 2 тысячи. Я своего социального жилья могу 100 лет ждать и не дождаться.

Начальник городского отдела по делам семьи и молодежи Людмила Дорохина согласилась прокомментировать ситуацию вокруг дома Гаркуш.

- Во-первых, - отметила она, - детского дома семейного типа там уже давно нет. После того как четверо детей создали свои семьи и покинули дом, это была просто приемная семья. Но теперь выросли и младшие сыновья. В четверг я посетила семью Гаркуш и попыталась им объяснить ситуацию, но они то ли ничего не поняли, то ли не хотели понимать. Они не справляются с содержанием такого большого дома, из-за этого он превратился в бомжатник, хотя, когда их вселяли, был сделан ремонт, дом был, как конфетка.

По словам Дорохиной, этот дом находится в коммунальной собственности, власти уже выделили миллион гривен на ремонт – по планам, в это жилище будет вселен новый детский дом семейного типа. Но вопрос, что делать с выросшими, но не имеющими своего угла детьми, не решен.

- Естественно, о девушке с ребенком мы позаботимся прежде всего, - сказала Людмила Владимировна. - Ей, скорее всего, будет выделена малосемейка. Кстати, она – единственная, кто встал на очередь на социальное жилье. А вот ее братья палец о палец не ударили, чтобы как-то обеспечить свое будущее. Если честно, позицию матери я тоже не понимаю – это ведь в ее интересах, она должна была подойти в отдел жилья и хотя бы проконсультироваться насчет того, где ее дети будут жить, когда вырастут.

Вопросом ликвидации детского дома семейного типа Гаркуш, по словам Дорохиной, непосредственно занимается заместитель городского головы Наталья Дзюба. Подробные данные можно получить у нее. Но, как нам кажется, сколько ни детализируй ситуацию, достойней она выглядеть не будет. Без ответа остался вопрос Василия Гаркуши: «Я был там, в АТО, под пулями и снарядами, защищал свою семью. И этих чиновников из горисполкома тоже защищал. Ради чего?..»

Виктория Барбанова, фото Олега Шрамко, «УЦ».

Просмотров:32   

Добавить комментарий