Дело для прокуратуры

«Я боюсь», — повторила несколько раз в зале Апелляционного суда Кировоградской области мать подсудимого Василия Кургуза. О том, что обвинение по его делу имеет признаки фальсификации, сообщила суду адвокат подсудимого Людмила Сосна, а приговор, по ее мнению, может быть только оправдательным. «Я невиновен, а дело сфабриковано по анонимке», — эти слова произнес сам подсудимый.

О деле Василия Кургуза «Украина-Центр» рассказала в апреле под заголовком «Беда не приходит одна» — в рамках нашего проекта публикаций о проблемах наркомании и борьбы с этим социальным злом. В кратком изложении уже известная читателю фабула укладывается в один абзац.

Кировоградец Василий Кургуз был задержан по подозрению в сбыте наркотиков в апреле 2006 года. Следствие, по словам матери Василия, было коротким, зато суд под председательством судьи Галины Бутельской — долгим, продолжался почти год. 5 лет лишения свободы с конфискацией имущества — таким стал приговор суда, который был затем обжалован в апелляционном порядке. Наиболее сильные доводы содержались в апелляционной жалобе адвоката: в ходе судебных слушаний, по ее оценке, «была вскрыта полная фальсификация досудебного следствия». Далее: по этой причине прокурор «отказался поддерживать обвинение по двум эпизодам сбыта наркотиков» и изменил обвинительное заключение непосредственно в зале суда. Однако и тот фактаж, который в конечном итоге лег в основу приговора, по оценке адвоката, вызывает серьезные сомнения, и суд, руководствуясь нормой закона, обязывающей толковать сомнения в пользу подсудимого, должен был бы вынести оправдательный приговор. Людмила Сосна в апелляционной жалобе просила отменить приговор Ленинского районного суда Кировограда, а уголовное дело закрыть за недоказанностью состава преступления.

Коллегия судей Апелляционного суда Кировоградской области рассмотрела дело по обвинению Василия Кургуза на прошлой неделе. Слушание было недолгим, но драматичным.

«Я боюсь» стало лейтмотивом выступления Нины Александровны, матери Василия, в защиту сына. Его арест — заказ, но назвать заказчиков она боится. Ей не раз предлагали заплатить деньги, чтобы сына выпустили на свободу, — причем с каждым разом называлась все более значительная сумма, — но и тех, кто предлагал ей купить свободу сына за деньги, она боится назвать. Да и почему она должна была давать кому-то какие-то деньги, если сын не виновен?! Да, с болью говорит мать подсудимого, ее сын наркоман, но не продавец наркотиков. К тому же и как наркоман он стремился избавиться от пагубной привычки. Проходил курсы лечения — причем добровольно. У него завязались серьезные отношения с молодой женщиной: они хотели ребенка, а это стало еще одной причиной, которая побуждала Васю «завязать». К тому же, похоже, не сомневались в невиновности Василия Кургуза и те, кто его задержал. Иначе, говорит Нина Александровна, провели бы обыск в квартире «сбытчика» на предмет наличия наркотиков, а они этого не сделали. Не представили суду тех денег, которые сын якобы получил за якобы проданную дозу. И так далее.

Но еще более поразительные подробности озвучила в своей блестящей речи адвокат Людмила Сосна. Эта речь — по глубине анализа, по аргументированности — могла бы войти в анналы адвокатского искусства, чтобы изучали ее будущие юристы, правоведы, защитники, судьи и прокуроры.

По оценке адвоката, уже само задержание подозреваемого было чистой воды провокацией. А в качестве «подсадной утки» сотрудники милиции использовали лицо, косвенно зависимое по службе. Не клеится у них и со временем между получением «подсадной уткой» денег и шприца для приобретения наркотического средства и собственно «приобретением», которое состоялось по месту жительства Василия. По словам адвоката, даже в коридорах суда оперативники, задержавшие ее подзащитного, продолжали инструктировать нужных им свидетелей. Процесс в суде первой инстанции был долгим, поскольку судья Г. Бутельская честно пыталась найти истину в промежутках между дыр, оставленных следствием. Но: «В таких обстоятельствах даже у столь опытного и квалифицированного судьи, как Галина Бутельская, не было возможности разобраться со всеми обстоятельствами дела».

Тот факт, что судебное дело не было исследовано судом первой инстанции в полном объеме, ныне, в зале апелляционного суда, признает и представитель государственного обвинения: налицо неполнота исследования доказательств, не все необходимые свидетели допрошены — а по этой причине нельзя считать приговор законным.

Что же в таком случае происходило на самом деле вокруг Василия Кургуза накануне и при его задержании? Действительно ли выполняли оперативники, как утверждает мать подсудимого, чей-то «заказ»? Или «всего лишь» добивались повышения пресловутых показателей раскрываемости — в борьбе с таким страшным социальным злом, как наркомания? Увы, не прозвучали в зале суда ответы на возникающие вопросы. Но вердикт коллегии судей оказался вполне ожидаемым: приговор суда первой инстанции отменен, дело направлено на новое расследование.

Но и это еще не все! Суд вынес отдельное постановление, адресованное прокурору Кировоградской области, в котором поставил вопрос о проведении расследования на предмет возможной фальсификации обвинения и материалов уголовного дела.

Вот так поворот! Не окажутся ли в результате под судом не Василий Кургуз, а сотрудники милиции, которые готовили и проводили операцию по его задержанию?!

Правда, есть еще один момент. Суд не принял ходатайство матери подсудимого об освобождении его из-под стражи под подписку о невыезде на период проведения нового следствия.

А это плохой признак. Василий Кургуз находится в СИЗО уже больше года. А как известно, если подследственный столь долго остается под стражей, то органы следствия, случается, вместо поиска истины, к чему их обязывает судебный вердикт, пускаются во все тяжкие, чтобы любой ценой доказать его вину (действительно — случается, что мнимую), чтобы любой ценой обелить фальсификаторов уголовного дела и обвинительного заключения. А на прямую заинтересованность сотрудников милиции в обвинительном приговоре указала и Людмила Сосна в своей апелляционной жалобе.

По формуле Глеба Жеглова из «Место встречи изменить нельзя», «вор должен сидеть в тюрьме». Нет сомнений, что еще более жестко эту формулу распространил бы он на наркодельцов и наркоторговцев. Это гражданская позиция — кто бы стал спорить! Но только из Василия Кургуза, как следует из выступления в суде его адвоката, не очень-то лепится образ наркоторговца. Нина Александровна рассказывает: ее сын во время их свиданий в СИЗО говорит, что уже получил урок пагубности наркотиков на всю оставшуюся жизнь. И никогда больше не прикоснется к ним, когда выйдет на свободу. Ее материнское сердце в это верит.

«Согласительно-размышлительный» совет

Больше всех очередную сессию горсовета, назначенную на 5 июня, ждут работники бюджетной сферы. На ее заседании должен быть решен единственный вопрос — о внесении изменений в бюджет, после чего учителя и медики получат новую, уже повышенную зарплату и отпускные. Но у городской исполнительной власти есть опасения, что сессия вновь не состоится. Поэтому перед заседанием все фракции были приглашены на согласительный совет.

На словах все вроде бы за проведение сессии. На деле подлинного согласия нет. Елена Костенко (СПУ) опасается, что одним пунктом повестка дня не ограничится: будут дополнения «с голоса». В ответ городской голова напомнил, что право включать или не включать в повестку дополнения «с голоса» принадлежит депкорпусу.

Николай Цуканов (НП) согласен, что, пока не достигнут компромисс между политическими силами, многие важные вопросы приходится откладывать. Но откладывать распределение субвенций уже некуда.

Иван Марковский (БЮТ) высказал недоумение, что сессия созывается, хотя депутаты были намерены не заседать, пока длятся суды в отношении легитимности мэра Пузакова. Правда, фракция БЮТ протокол об этом не подписывала. А фракции-подписанты заявили, что приостанавливают действие протокола ради внесения изменений в городской бюджет.

Олег Демьяненко («Рідне місто») заявил, что межфракционное объединение согласно принять участие в сессии, но большие сомнения у его членов вызывают два с половиной миллиона, выделяемые на ЖКХ.

Анатолий Катренко (КПУ) заявил о «политических последствиях» непроведения сессии. А Вадим Волканов, и.о. директора департамента по гуманитарным вопросам, пообещал, что если кто-то не придет на сессию и бюджетные изменения не будут приняты, то все трудовые коллективы будут оповещены, по чьей вине они остались без денег.

Точку в дискуссии поставил Александр Дануца (НУ): депутату предписано законом принимать участие в пленарных заседаниях. А вот голосовать ли за предложения, решает фракция.

Итак, 5 июня, как обещают депутаты, «будет интересно». Что из этого получится в действительности, читайте в пятницу в «УЦ».

Когда согласья нет…

Очередные «ночные универсалы» высшего звена украинской политической элиты (как она сама себя любит называть), привнесли определенную разрядку в ситуацию, которая начинала уже совершенно явственно попахивать «керосином». По сути, все могло бы закончиться совсем не смешно. Хотя говорить о выходе из кризиса пока, судя по всему, еще рано. Притянутые «за уши» договоренности уже начинают трещать по швам, а поток взаимных обвинений, пусть и несколько снизивших градус, еще далеко не иссяк.

Единства мнений по многим вопросам по-прежнему нет, причем не только между оппозиционирующими друг другу лагерями, продолжавшими на этой неделе состязаться в «перетягивании каната», но и среди членов этих самых лагерей. Ситуацию достаточно красочно иллюстрируют комментарии кировоградских нардепов — руководителей областных организаций политических партий, с которыми нашему журналисту удалось побеседовать в ходе вновь начавшихся 29 мая парламентских будней.

Всем им были заданы два одинаковых вопроса. Первый — о том, как они сами и представляемые ими политические силы оценивают достигнутые «Большой тройкой» плюс Тимошенко договоренности и дальнейшие перспективы развития событий, с ними связанных. Второй — о том, не находят ли они необходимым проведение «синхронных» с досрочными парламентскими выборами (если они все-таки состоятся 30 сентября или когда-нибудь еще) местных выборов в кризисном Кировограде — возможно, городского головы, а возможно — и депутатов городского совета…

СТЕПАН ЦАПЮК (ПРУ):

— Сегодня политикум Украины дошел до того, что мы стояли практически в полушаге от гражданской войны. Я считаю, что все-таки Виктор Андреевич и Виктор Федорович поступили здраво и показали свой профессионализм и свою ответственность за происходящее в стране.

С одной стороны, это, может быть, и какая-то передышка, потому что все-таки очень тяжело, чтобы пять политических сил, которые представлены сегодня в парламенте, нашли взаимопонимание и выработали один-единственный документ и направления своей деятельности.

Если лично мое мнение интересует читателей «УЦ», то все эти договоренности, я думаю, будут сорваны, не по вине коалиции, а по вине оппозиции. Они прекрасно видят, что осенью будет очень тяжело провести выборы и победить на них, по той простой причине, что все-таки правительство работает успешно и с каждым месяцем авторитет его растет. И, естественно, с каждым месяцем будет падать авторитет оппозиционных партий. Именно поэтому оппозиция будет стараться сорвать все договоренности и стараться сделать так, чтобы выборы не прошли.

Кроме того, о выборах очень трудно говорить еще по одной причине: одним из условий их легитимного проведения, как вы знаете, является сложение полномочий, как минимум, 151 народным депутатом. Но сегодня нардепы от «Нашей Украины» и БЮТ не пишут соответствующих заявлений — они хотят увидеть избирательные списки, и не по алфавиту, а рейтинговые, с номерами. Но таких списков никто им показать не может, поскольку партии хотят ввести много новых людей. Вы знаете, что только Луценко при условии вхождения в единый список с НУ требует не менее 30%… И многие депутаты понимают, что на следующих выборах они в парламент не попадут. Есть угроза, что 151 не наберется, а это одно из ключевых звеньев того, что выборов не будет.

По второму вопросу лично мое мнение: сегодня, кто бы ни был городским головой, надо депутатам горсовета направить свои действия на то, чтобы стабилизировать обстановку в городе. Выборы, которые тянутся до бесконечности, уже не устраивают ни того же Президента, ни политикум Кировограда и всей Украины.

Пузакову нужно создать команду путем переговоров, а депутатам дать возможность работать. Тем более сегодня идет подготовка к зиме — как подготовим коммунальное хозяйство, так и перезимуем. А зима ожидается очень суровой в этом году. Поэтому мое мнение: никаких выборов в Кировограде проводить не надо. Политики должны сесть за стол переговоров, выработать какую-то позицию, сформировать коалиционный, так сказать, исполком, и работать, пахать…

НИКОЛАЙ САДОВОЙ (СПУ):

— Договоренности были предварительные. Договорились о том, что будут работать вместе, снимать напряженность, которая есть, потому что уже и силовые методы вот-вот могут примениться…

Теперь фракции должны на своих заседаниях все решить, потом между фракциями, а потом в Верховной Раде. Сегодня согласительный совет был, и хотя три фракции договорились, когда стали говорить по конкретным вопросам, то выяснилось, что единой точки зрения нет. Одна фракция одни дополнительные условия выдвигает, другая — другие, третья — третьи…

Например, Юлия Владимировна говорит, что ее интересуют только два вопроса. Первый — это внесение изменений в Закон о выборах — что касается условий, даты и так далее, и другой — это императивный мандат, все остальное ее не интересует. А там тринадцать законов надо принимать. Кириленко говорит, что «меня вообще ничего не интересует, меня интересует только дата 30 сентября, надо выборы досрочные провести, и все». А когда начали говорить, что давайте законы будем принимать, то здесь уже конкретики нет. У Симоненко своя, достаточно радикальная, точка зрения на этот вопрос. Регионы говорят, что да, досрочные выборы на конституционной основе, то есть надо довести дело указов до конца в Конституционном суде и идти на досрочные выборы.

Ну а Мороз занимает наиболее гибкую позицию. Он хотел бы учесть и требования, и предложения всех, чтобы люди зашли в зал и проголосовали.

А в Кировограде другого выхода нет. Если будут досрочные выборы в Верховный Совет, то необходимо делать выборы и депутатов городского совета, и мэра. Это моя точка зрения, ее тяжело в юридический канон ввести, но я считаю, что выборы Кировограду нужны.

Хотя теоретически здесь могут быть свои тонкости — за что, скажем, этот совет отправлять в отставку, будет ли политическая воля партий. По городскому голове — проще…

ВАЛЕРИЙ КАЛЬЧЕНКО (БЮТ):

— Пока предварительные договоренности, которые были достигнуты, в жизнь не воплощаются. На заседании фракции рассматривались разные варианты нашего поведения, пока те законы, которые нужны для того, чтобы можно было проводить выборы, не подтверждены коалицией…

Причины — снова в «нестыковках». Снова у Александра Александровича Мороза свои взгляды на императивный мандат и так далее, то есть то, что предварительно было договорено, сейчас не выполняется. Сегодня (30 мая. — Авт.) должны были проголосовать за новый состав Центральной избирательной комиссии, и вроде бы эти 15 человек определены, из них — 4 от оппозиции, но нет еще решения о том, кто будет председателем ЦИК. То есть вот эти «нестыковки» между оппозицией и коалицией пока не позволяют принимать решения. Но я думаю, что для этого просто еще нужно время…

У нас (БЮТ и НУ — Авт.), как вы знаете, были продолжены съезды, мы их не закрывали, было принято решение, что те люди, которые у нас были от 130 номера, «хвост списка» «ликвидированы». Мы еще решение о сложении своих полномочий не принимали, это планировалось сделать на съезде 31 мая, но, поскольку решений пока нет, нет и четкой даты проведения съезда…

Я не считаю, что в Кировограде нужно проводить выборы депутатов городского совета. Дело в том, что решения по императивному мандату, в общем-то, приняты. Будет съезд, и на нем наверняка будет проголосовано исключение из списка всех депутатов городского совета, которые вышли из нашей фракции. И на их место придут следующие 4 человека. Таким образом восстановится количество в 36 депутатов, которое у нас было.

Что касается городского головы, то наша позиция по Пузакову четко определена: он должен вернуться к своим позициям до 7 мая, все эти спорные решения должны быть отменены. Если он не принимает такое решение, мы будем ставить вопрос о недоверии ему. 51 голос, я думаю, мы вместе с «Нашей Украиной» и другими наберем. То есть необходимости проводить досрочные выборы в Кировограде нет. Собственно, нет и оснований для этого. По закону, на основании чего их проводить?

ЭДУАРД ЗЕЙНАЛОВ («НУ»):

— По сути, достигнутые договоренности — единственный путь предотвратить более жесткое развитие событий, противостояние силовых структур, политических сил и рядовых граждан, фактически — предотвратить гражданскую войну. Безусловно, всем сторонам пришлось пойти на определенные компромиссы, в чем-то уступить, но победителей и проигравших в этой ситуации нет.

Однако развитие событий показывает, кому действительно нужны досрочные выборы, кто хочет разрешения кризиса, а кто пытается сохранить контроль над органами власти… Вторая часть пакета вопросов, по которым были достигнуты предварительные договоренности, до сих пор не согласована.

Одна из ключевых позиций, по которым не удается достичь согласия, — генпрокурор. «Наша Украина» и «БЮТ» полностью поддерживают абсолютно законный указ Президента об увольнении Пискуна, коалиция пытается сохранить за ним этот пост. Расценивать это можно по-разному. Можно — как попытку «сохранить лицо» и определенную степень контроля — мы все понимаем, что такое в Украине генпрокурор с его полномочиями, а можно — как повод для срыва договоренностей. Кроме того, и это действительно так, сейчас в кулуарах некоторым депутатам от «Нашей Украины» и БЮТ предлагают не подписывать заявления о сложении полномочий, чтобы необходимое количество в 151 «обнуленный» мандат не набралось.

То есть, подытоживая, можно говорить о том, что коалиция, невзирая на договоренности, пытается добиться того, чтобы досрочных выборов не было.

Что касается Кировограда, я не вижу необходимости переизбирать депутатов, вины депкорпуса в сложившейся ситуации нет. К тому же единственный законный путь для проведения досрочных выборов — такой же, как и для Верховной Рады, — сложение полномочий, что в теперешней ситуации практически невозможно. Конечно, все партии, в том числе и «Наша Украина», вели свою игру, поскольку все они хотели видеть на этом посту своего представителя, но основным деструктивом стала грязная «поствыборная» кампания Пузакова, менявшего свои политические предпочтения 3 раза на протяжении 3-х месяцев.

Путь, который я вижу для возвращения ситуации в Кировограде в нормальное русло — и здесь моя позиция последовательна, — перевыборы городского головы. Выборы 26 ноября состоялись с вопиющими нарушениями, и в процессе подсчета голосов, и в ходе дальнейших событий в ТИК, и так далее. И все это будет продолжаться до тех пор, пока законно не будет избран городской голова.

Нужна воля политических сил к тому, чтобы провести эти перевыборы. И тогда неважно будет, кто выиграет, главное чтобы победа была одержана в правовом поле. Тогда победитель устроит все партии, поскольку договоренности между ними будут достигнуты на стадии подготовки выборов.

99% свободы Владимира Арьева

Наиболее сильный в Украине телевизионный проект независимых журналистских расследований «Закрытая зона», который выходит в эфир по четвергам на «5 канале», существует уже три с лишним года. Все это время журналисты проекта рассказывают телезрителям о многих актуальных проблемах и позорных явлениях, присущих нашей жизни: о коррупции в эшелонах власти, о сращивании криминала, бизнеса и политики, о нарушениях прав человека. По рейтингам на «5 канале», «Закрытая зона» уверенно занимает лидирующие позиции. Более того, «Закрытая зона» — единственный в своем жанре телепроект, который пираты записывают с «телевизора» и продают на «левых» DVD-дисках. На сегодня телеканал к производству передачи уже отношения не имеет. Он ее просто покупает. Программу делает одноименный продюсерский центр, возглавляет который автор и ведущий «Закрытой зоны» Владимир Арьев.

Арьев утверждает, что для него нет табу и закрытых тем, нет «неприкасаемых» персон, и никто не может запретить ему провести расследование того или иного события. Его уровень свободы в журналистской работе — 99%. Оставшийся один процент — это добровольное желание «не трогать» Петра Порошенко. Но это не означает, что собственник телеканала, народный депутат и один из кумовьев Президента Ющенко навсегда освобожден от внимания «сыщиков» из «Закрытой зоны». По устной договоренности, если вдруг обнаружатся документы или другие свидетельства, намекающие на причастность Порошенко к неким «некрасивым» поступкам, у Владимира Арьева есть право в личной беседе с инвестором телеканала указать, что именно было сделано не так…

Вообще, что касается взаимоотношений с масс-медиа, то здесь Порошенко стал первым собственником СМИ, который подписал с коллективом телеканала договор о невмешательстве в редакционную политику. Среди собственников продюсерского центра «Закрытая зона» ни Порошенко, ни его структур нет. Владеют продакшн-студией наполовину сам Владимир Арьев и его супруга, также известный тележурналист Наталка Фицич, наполовину — австрийская компания DCM-decometal holding.


Справка «УЦ». Владимир Арьев родился в 1975г. в Киеве. Окончил Институт журналистики Киевского национального университета им. Тараса Шевченко. Начинал журналистскую карьеру в качестве ассистента корреспондента Киевского бюро BBC World Servіce. Работал на телеканалах УТ-1 (ведущий новостей), «1+1» (журналист ТСН), «Интер» (специальный корреспондент, ведущий новостей), СТБ (автор и ведущий программы «Не-провинция»), «5 канал» (руководитель, автор и ведущий программы журналистских расследований «Закрытая зона»). Сейчас — генеральный продюсер студии «Закрытая зона».

В 2003 году Владимир Арьев стал лауреатом общенациональной программы «Рыцарь свободы слова». В 2004 году серия «Закрытой зоны» «ДУСя. Державне управління справами» вошла в ТОР-10 лучших программ Европы в номинации «Текущие события на телевидении» на конкурсе Prіx Europa’2004 (Берлин). 2004 — лауреат ежегодной премии им. Валерия Марченко за лучшие работы в масс-медиа на правозащитные темы; 2005 — лауреат премии им. Александра Кривенко «За поступ в журналістиці»; 2005 — гран-при Международного кинофестиваля по правоохранительной тематике «Золотой Георгий»; 2005 — победитель национальной премии «Телетриумф» в номинации «Лучшая публицистическая программа» (передача «Закрытая зона»).

— Владимир, какова эффективность программы «Закрытая зона»? Вы не отслеживаете статистику, сколько фигурантов передачи лишились своих кресел? По скольким изложенным в передачах фактам возбуждены уголовные дела?

— Такой статистики мы не ведем. Для нас главным является другой результат. Если нам удалось реально помочь хотя бы одному человеку (а мы помогли едва ли не половине из тех, кто обращался в «Закрытую зону»), то это уже хорошо. А насчет того, сколько фигурантов передачи посадили… В общем-то, уголовные дела были, но в результате никого не посадили. Понятно, что люди, о которых мы делаем фильмы, имеют возможность откупиться от уголовной ответственности.

— Как вы выбираете тему очередного фильма? По каким критериям?

— Это может быть тема, которую я сам выбрал, а может «всплыть» из обращения людей в «Закрытую зону». Если информация меня интересует, то тем людям, которые этими фактами поделились, я всегда ставлю одно условие: ребята, вы даете мне эту информацию, а я делаю с ней все, что считаю нужным. Я никогда никому не позволяю контролировать процесс создания программы, и все стороны передачи видят готовый материал только в эфире. А основной критерий выбора темы — нужно, чтобы меня «зацепило», чтобы я сказал: «Ни хрена себе!» Тогда за такую тему я берусь.

— Вам не поступали предложения перевести «Закрытую зону» на канал, который имеет более широкое покрытие по Украине?

— Все остальные телеканалы такой программы боятся, потому что она откровенная и руководство каналов не хочет получить дополнительные проблемы. Да и «5 каналу», чувствуется, не очень нравится то, что мы делаем. Уже появились разговоры: давайте действовать помягче, может, изменим формат… Если так пойдет и дальше, я просто не буду заниматься этим проектом. Стану вести журналистские расследования уже не на телевидении, а в Верховной Раде, на совершенно другом уровне. (Владимир Арьев занял четвертое место в списке кандидатов в парламент от «Народной самообороны» Юрия Луценко и имеет неплохие шансы уже осенью этого года получить мандат депутата Верховной Рады. — Авт.)

По большому счету, подобная программа должна быть на большинстве каналов — как центральных, так и региональных. Потому что без обнародования тех вещей, о которых рассказывает «Закрытая зона», а только с информацией о победных реляциях чиновников, что мы сейчас фактически имеем в информационном телевизионном пространстве за редким исключением, однажды мы проснемся в стране, где вместо демократии будет реальная диктатура.

— «Закрытая зона», посвященная «боевым» годам молодости нынешнего заместителя городского головы Кировограда Вадима Волканова, вызвала шок у моих земляков. Скажите, вы не думали систематически делать передачи с акцентом на регионы?

— Мы работаем над одним из таких проектов и, возможно, очень скоро его сделаем. В ближайшее время «Закрытая зона» претерпит изменения, это точно. Если я решу баллотироваться в парламент, то, когда начнется избирательная кампания, я больше не буду журналистом. Я могу быть либо журналистом, либо политиком. Сегодня я еще остаюсь журналистом и работаю над программами, дальше будут работать ребята из продюсерского центра «Закрытая зона». Они готовы к тому, чтобы самостоятельно делать программы. Идеи, как изменить стиль, будем обсуждать вместе. У нас очень демократичная атмосфера внутри коллектива.

— А сколько человек трудится в вашем продюсерском центре?

— Шестьдесят. Это весь штат продакшн-студии, включая уборщицу. Творческих сотрудников больше половины, это точно. На самом деле у нас управления, как такового, практически нет: два бухгалтера, офис-менеджер и исполнительный продюсер. Все остальные занимаются непосредственно телепроизводством. Все, кроме уборщицы и охраны.

— Сколько тем находится в разработке одновременно?

— Три темы в активной работе, две — в резерве, по которым мы просто собираем информацию. Всего студия выпускает четыре разные программы в неделю: «Закрытая зона», «Открытая зона», «Первый отдел», «Громадська варта», плюс работаем над документальными фильмами.

— Владимир, вам приходилось в процессе работы над очередной темой разочаровываться в человеке, которому раньше доверяли?

— Да, было, и не один раз.

— Например?

— Один из таких моментов связан с Кировоградом, кстати. С ситуацией вокруг универмага «Кировоград». Когда нам предложили заняться темой, то люди, предоставившие информацию, — одна структура, занимающаяся пиар-поддержкой фирмы «Тект», расписали конфликтную ситуацию таким образом, что меня все это очень заинтересовало. Мы начали проводить расследование, но по ходу дела выяснилось, что люди, работающие в этой пиар-структуре, «подставляли» нам информаторов, которые за вознаграждение говорили на камеру нужные им вещи. Фактически шла дезинформация. Благо, знакомые в Службе безопасности (а у меня везде есть неплохие связи) предупредили, что моими руками готовится провокация, и привели неоспоримые тому доказательства. Тогда от этой темы я отказался.

— В журналистском материале, по возможности, должны быть представлены, как минимум, две точки зрения участников конфликта и беспристрастная позиция автора. Соблюдается ли этот баланс в «Закрытой зоне»?

— Не всегда. Журналистское расследование подразумевает, что мы должны досконально разобраться в той или иной ситуации. То есть, когда мне сообщают некоторые факты, я стараюсь узнать, что за ними скрывается. Если получается — задаю и одной, и другой стороне прямые вопросы, если не получается (фигуранты программы часто уходят от комментариев), тогда, после необходимой проверки информации, мы считаем, что эти факты достоверные, и даем материал без второй точки зрения. Для сегодняшней журналистики вторая точка зрения — это необходимость, но не аксиома, поскольку зачастую одна из сторон либо отказывается говорить, либо откровенно лжет. В таком случае у нас есть свои доказательства, наши слова подкреплены реальными документами, материалами. И когда одна из сторон начинает цинично лгать, мы документально подтверждаем, что эти люди врут. Тогда на нас обижаются и говорят, что «Закрытая зона» работает «по заказу»…

Честно говоря, если бы мне что-то заказывали и я брал бы те деньги, которые мне предлагали, я бы сейчас, наверное, ездил на «Бентли» и жил в многокомнатном доме в самом престижном районе Киева. Те суммы, от которых мне приходилось отказываться, действительно огромны, я таких денег никогда в руках не держал, поэтому не знаю, что это такое, мне очень легко отказаться от того, чего я не знаю, и не продавать свои программы и свои принципы.

— Не секрет, какая наибольшая сумма, которую вам предлагали за то, чтобы передача не вышла в эфир?

— Пять миллионов долларов…

— Вам часто угрожают?

— Сейчас угроз уже меньше, и они носят, я бы даже сказал, извиняющийся характер: «Ты не прав, поэтому мы с тобой еще разберемся». Я отвечаю — разбирайтесь. Нужно просто показать, что ты их не боишься. И самое главное — рассчитывать на помощь людей, которые готовы тебя поддержать. Эти люди — твои коллеги и твоя аудитория.

Сессия с сюрпризом

«Живую струю» в обычно спокойные и скучноватые заседания областных избранников в этот раз внес демарш фракции БЮТ в полном составе через пять минут после начала сессии.

Девятая сессия облсовета пятого созыва, назначенная на последний день уходящей весны и обещающая некие сюрпризы, в некотором смысле их таки преподнесла. После того как Николай Сухомлин объявил заседание открытым, заместитель главы областного теризбиркома Владимир Рубан обнародовал постановление о досрочном прекращении полномочий депутата облсовета Владимира Пузакова. Вместо него депутатский мандат был вручен 73-летнему Владимиру Бабию.

После того как было зачитано это постановление, фракция БЮТ в полном составе демонстративно покинула сессионный зал, и собрание из 47 областных законотворцев (вместо необходимых для кворума 51) оказалось недееспособным. Николай Сухомлин объяснил поступок своих коллег тем, что накануне заседания к нему обратилось руководство фракции БЮТ с просьбой не объявлять пока о сложении депутатских полномочий Пузаковым. Депутат-регионал Вадим Волканов дополнил Сухомлина и связал нынешние события с тем, что позавчера руководитель фракции БЮТ в горсовете Юрий Давыдов подал иск в суд о легитимности избрания мэром Владимира Пузакова, поскольку он якобы совмещает мэрскую работу с депутатской.

Спустя час бютовцы снова вернулись на свои места, и глава фракции БЮТ в облсовете Виктор Окаевич озвучил перед депутатами заявление своих коллег. Бютовцы считают выступление Рубана преждевременным, поскольку в настоящий момент дело о легитимности Пузакова на посту мэра находится на рассмотрении Днепропетровского апелляционного суда. Фракция в этой связи готовит обращение к прокурору области…

Далее сессия продолжила работу в обычном режиме.

Все — «за», но есть одно «но»

Распоряжением городского головы на 5 июня назначено проведение очередного, третьего, заседания 8-й сессии Кировоградского горсовета. На повестке дня всего один вопрос — «О внесении изменений в решение горсовета от 28.12.06. “О городском бюджете на 2007 год”». Вопрос, без сомнения, важный. В срочном порядке надо выплачивать бюджетникам повышенную заработную плату, для чего необходимо увеличить доходную часть бюджета за счет субвенции из государственной казны. Состоится ли сессия? Готовы ли фракции горсовета объединиться ради решения насущного вопроса? Мы обратились к представителям всех фракций и объединений депутатского корпуса.

Владимир Сливнов (фракция НУ):

— Мы понимаем, что для разблокирования исполкома эта сессия нужна. Но чехарда, которую устраивает мэр вокруг многих других проблем, ставит под сомнение его благие намерения. Поэтому, участвовать ли в сессии, фракция решит на согласительном совете. Мы хотим знать, действительно ли это искреннее желание помочь городу, или в этом есть какие-то подводные камни. Пока что не исключается ни один из вариантов.

Николай Цуканов (фракция Народной партии):

— Наша фракция инициировала проведение этой сессии. Если мы ее не проведем и не решим один, но очень важный вопрос, то в городе будут большие проблемы, связанные с заработной платой.

Надеемся, что на сессию придут депутаты от БЮТ, ведь многие из них работают в бюджетной сфере и как никто понимают, чем чревато игнорирование сессии. Также есть надежда на то, что нашеукраинцы не захотят подвести своего однопартийца-губернатора и примут участие в сессии. На сегодняшний день, между прочим, в городе задолженность по зарплате уже превышает 10 миллионов. Надо срочно что-то решать.

Иван Марковский (фракция БЮТ):

— В принципе я не против проведения сессии, но как финансист могу заявить, что для выплаты зарплаты бюджетникам совсем не обязательно проводить сессию. Это все надуманно, здесь кроется что-то другое. В любом случае, вопрос об участии или неучастии в сессии будет решать президиум фракции.

Александр Лысов (межфракционное объединение «Рiдне мiсто»):

— Я человек слова и не люблю болтунов, которые меня обманывают. У меня есть очень большие сомнения по поводу благородных порывов мэра и его окружения. Что касается единственного вопроса, который выносится на сессию, то учителя и медики — это прикрытие, и в проекте решения заложены другие интересы. Если мы увидим, что ведется двойная игра, сделаем определенные выводы и предпримем меры.

Елена Костенко (фракция СПУ):

— Я не верю этой команде. Думаю, что одним вопросом сессия не ограничится, будут еще вопросы «с голоса». Все решат переговоры с мэром и с большинством. Хотелось быть уверенной во фракциях БЮТ и НУ. Я за то, чтобы сессия состоялась и началась нормальная работа. Но ведь не наша фракция создавала в горсовете такую сложную ситуацию…

Юрий Шаров (фракция Партии регионов):

— Сессию обязательно надо проводить и решать чрезвычайно важный, не политический, вопрос. Ведь на повестке дня не стоит ни приватизация, ни земля, исключительно корректировка бюджета. Если какие-то фракции не придут, ответственность за невыплату заработной платы будет лежать на них.

Виктор Ксенич (фракция ЛПУ):

— Наша фракция в полном составе примет участие в работе сессии. Вопрос, который вынесен в повестку дня, очень важен для города, и его необходимо решить как можно быстрее.

Cпокойно, граждане. Без паники!

Просыпается ночью мужик, идет по темной квартире, натыкается на мешок с сахаром, спотыкается о мешок с мукой, больно ударяется об ящик с тушенкой. Выругавшись, говорит: «Ну когда уже эта голодуха закончится?»

В Кировограде ажиотаж. Народ раскупает сахар, муку, макаронные изделия и крупы. Объясняют столь объемные закупки несколько размыто: «Все гребут, и я набрал». О неурожае и предстоящей голодовке говорят те, кто ездит в маршрутках, смотрит телевизор и читает газеты. «УЦ» решила прояснить ситуацию, а слухи, сплетни и домыслы опровергнуть (или подтвердить) официальной информацией из не менее официальных источников.

Резкое повышение цен на основные продукты питания действительно произошло. Это подтвердил начальник Государственной инспекции по контролю за ценами в Кировоградской области Игорь Фурманов. По его словам, имеет место «ажиотажный всплеск цен на некоторые продукты питания». В меньшей степени это касается больших магазинов, так как такие серьезные структуры не могут просто заменить ценник, поменяв цену. Например, сахар в магазинах подорожал почти на 5%, а на рынках более чем на 12%. Средняя цена по области на сахар-песок составляет 3,20 грн., а в Кировограде достигает 4-х гривен за килограмм. Пшеничная мука высшего сорта подорожала до 2,10 грн. (была 1,75), макаронные изделия — до 2,51 грн.(2,25), незначительно подорожала гречневая крупа — до 4,42 гривни за килограмм (4,23).

По мнению экспертов, нынешний рост цен случился по двум причинам. Во-первых, повышение минимальной заработной платы ненадолго сделало население более платежеспособным. Во-вторых, активные разговоры о неурожае пробудили в народе инстинкт «накопительства»: запастись впрок на всякий пожарный случай…

Начальника Главного управления агропромышленного развития Кировоградской ОГА Юрия Литвина мы попросили рассказать о положении дел в АПК области. По его словам, ситуация действительно неутешительная, но больше для конкретного сельхозпроизводителя, чем для основной массы населения. В течение девяноста дней на наши поля никак не шел продуктивный дождь. То, что «капнуло», не принесло существенной пользы. С 5 марта мы находимся в засушливых климатических условиях. Последние полторы-две недели температура на поверхности грунта достигала 70 градусов.

Проводя обследование площадей озимых и яровых культур, специалисты управления пришли к выводу, что производство зерновых будет составлять около 1 миллиона 100 тысяч тонн (по плану было 2,5 млн.), из них 560 тысяч тонн пшеницы. Тем не менее, этого объема, по словам Юрия Литвина, будет достаточно для обеспечения региона как продовольствием, так и посевным материалом.

Распоряжением губернатора создана комиссия, в состав которой вошли специалисты, ученые, практики, которые отслеживают ситуацию и дают конкретные советы аграриям. Кроме того, в регионе работала комиссия из МинАПК, которая, обследовав поля, рекомендовала досеять и пересеять некоторые культуры. До 15 июня еще можно сеять крупяные культуры.

Что касается сахарной свеклы, то ее посеяно 25 тысяч гектаров. На сегодняшний день она в угнетенном состоянии, но все же развивается. В дальнейшем все будет зависеть от температурного режима. Но даже это не дает оснований для тревог и опасений остаться «без сладкого». Запасы сахара в области есть! Это продукт прошлого и еще позапрошлого маркетинговых годов. Его хватит всем и надолго.

Богаты мы и продовольственной пшеницей. Ее запас есть как на элеваторах области, так и в Госрезерве. При любом раскладе с урожаем пшеницы хватит и хлебозаводам, и предприятиям по изготовлению макаронных изделий.

Как видим, ситуация под контролем и не дает оснований для тревог и тем более ажиотажа. Продовольственная паника вредит нам же, способствуя росту цен и обогащению перекупщиков. Голода у нас не будет, не те времена, не те люди, не та страна, не то, в конце концов, мировое сообщество…

Огромный мир Большовой

Глядя на актрису и певицу Анну Большову, красивую молодую женщину с удивительно грустными глазами, роскошными волосами до пояса и мелодичным голосом, никогда не подумаешь, что она любит сниматься без дублеров в самых рискованных эпизодах, может быть жесткой и неприступной, а горнолыжный спорт — один из ее любимых видов отдыха. Актриса часто бывает в Украине и считает нашу страну второй родиной. Она с удовольствием каталась на ледовых аренах Днепропетровска и Запорожья в составе шоу Ильи Авербуха «Звезды на льду», срывая у благодарной публики овации. В перерывах между выступлениями Анна Большова согласилась ответить на вопросы корреспондента «УЦ».


Справка «УЦ»: А.Большова родилась в Москве 21 января 1976 г. В 1991 г. закончила ГИТИС (РАТИ). С 1995 по 1998 гг. работала в театре им. Гоголя, где сыграла ведущие роли в комедийных спектаклях. Последние четыре года Анна является ведущей актрисой театра «Ленком». Играет в спектаклях: «“Юнона” и “Авось”», «Королевские игры», «Мистификация». Телезрители знают эту актрису по сериалам «Остановка по требованию», «С новым счастьем!», «Идеальная пара».

— Анна, вы с детства мечтали стать актрисой?

— Как и большинство маленьких девочек, я хотела играть в кино, выглядеть на экране эдакой красивой принцессой. Моя бабушка была актрисой, и я очень хотела быть похожей на нее. Мой дебют на сцене состоялся в 12 лет. Я сыграла ворону в школьном спектакле «Снежная королева» (смеется). А уже через два года поступила в театральный лицей «Арлекин». Могу сказать, что всего в жизни добивалась своим трудом. Когда в ГИТИСе объявили экспериментальный набор пятнадцатилетних ребят, меня туда приняли! Та радость ни с чем не сравнится! Правда, я среднюю школу так и не закончила. Потом ощущала некоторые пробелы в знаниях, но сама много читала, узнавала интересные вещи. В 20 лет я уже играла на профессиональной сцене. И дело здесь не столько в таланте, сколько в трудолюбии и упорстве.

Я росла в интеллигентной семье. В детстве была большой мечтательницей — мой внутренний мир был просто огромным! Родители с детства прививали нам, своим дочерям, любовь к искусству, прикладывали максимум усилий, чтобы мы росли спортивными молодыми леди. Сколько себя помню, я была постоянно занята — в будни ходила на тренировки по горным лыжам, в бассейн, занималась в музыкальной школе и рисовала.

— Все эти навыки в жизни пригодились?

— Конечно. Музыка стала моей профессией. Актриса не может работать при полном отсутствии слуха и голоса! А регулярные занятия спортом помогли мне выработать такие черты характера, как собранность, организованность, пунктуальность, ответственность и максимализм в достижении результата. Я и сейчас посещаю тренажерный зал, занимаюсь аэробикой, каждое утро стараюсь обливаться холодной водой. Даже зимой, когда на улице минус десять-двадцать градусов мороза, выливаю на себя ведро колодезной воды. Близкие смотреть на это не могут, а я получаю колоссальное удовольствие от преодоления себя.

— Участие в проекте «Звезды на льду» — это тоже своего рода преодоление себя?

— Я с детства росла спортивной девочкой. Занималась разными видами спорта, а вот на коньках ни разу не стояла. Мне было очень интересно и очень страшно. Ехать по льду, скользить я научилась быстро, но в проекте ведь надо было еще и элементы парного катания выполнять, демонстрировать технику владения коньками. Почему-то многие считали, что поддержки делать — это очень легко. Якобы меня партнер на руках носит, а я ничего не делаю. Но поддержки — это невероятно страшно и сложно. Сложнее даже, чем просто кататься! Но мне очень повезло с Лешей Тихоновым (партнер Анны по проекту). Он очень надежный, терпеливый, добрый! Во всем мне помогал, мы очень редко ссорились, в отличие от Ягудина с Пушкиной. Соглашаясь сниматься в «Звездах на льду», я не ставила перед собой задачи выиграть, думала: «Хорошо бы продержаться до серединки проекта!» Но, когда мы заняли третье место и обошли в финале сильных соперников Гусеву-Костомарова, я не могла сдержать слез!

— Вы и сейчас ездите с фигуристами в туре «Ледовой симфонии». Такие нагрузки отнимают много сил? Бытует мнение, что звезды соглашаются участвовать в различных проектах только ради пиара…

— Отвечу сначала на второй вопрос. Так называемый пиар — паблик рилейшн — и есть средство существования всех людей публичных профессий. Пока ты на виду, пока тебя показывают по телевизору, ты востребован. Продюсеры, глядя на твое постоянно мелькающее лицо на экранах, считают, что именно ты ныне популярен, и приглашают на хорошо оплачиваемую работу. Поэтому пиар в нашем деле лишним никогда не бывает. Нам ни копейки не платили за «Звезд». Мы сами были рады принять участие в этом увлекательном проекте!

Сейчас я продолжаю кататься в туре по городам СНГ. Я здесь выступаю не только как фигуристка, но еще и как певица — пою на льду романсы. Мне очень нравится сама обстановка шоу. В нашем небольшом коллективе царит дружелюбная, теплая атмосфера. А риск получить травму? Он всегда присутствует. Руку сломать можно и дома!

— Судя по тем трюкам, которые вы без дублеров выполняете в своих картинах, можно утверждать, что Анна Большова — бесстрашный человек?

— В этом сезоне я принимала участие в экстремальном проекте «Большие гонки». И там было очень много рискованных заданий, от которых многие телезвезды отказывались, ссылаясь на то, что можно повредить лицо. Я же абсолютно ничего не боялась. Все эти трюки — такой кайф!

Вот во время съемок «Егеря» действительно было страшно. По сценарию я должна была падать в яму. И вдруг зависала на страховочном тросе. В голове разные мысли мелькали. Канат мог оборваться, и я бы не просто ударилась, а могла бы и разбиться насмерть!

В мюзикле «Иствикские ведьмы» я летала над залом. Когда посмотрела при дневном свете, ЧТО мне придется сделать, сердце в пятки ушло. Но потом отрепетировала, переборола страх, и в спектакле все прошло без сучка — без задоринки. Темнота притупляет страх! А в проекте «Форт “Баярд”» довелось идти по канату над тиграми. Это, конечно, неоправданный риск, но воспоминаний хватило надолго!

— Вы на съемках такая отчаянная, а дома тоже любите экстрим?

— Ой, нет! В Москве у меня квартира, а вот в Тверской области недавно приобрели участок. Вначале я долго не решалась на такую покупку, но когда приехали его смотреть, просто влюбились! Потихоньку обстроились, обжились. Даже живность завели — корову, козу. Возле дома — огород, баня. В доме всегда живет кто-то из родственников. А я наведываюсь туда, чтобы отдохнуть. Ведь физическая работа — это своего рода тоже отдых! Ну и все семейные праздники и застолья теперь отмечаем только в деревне!

— Я знаю, у вас есть дача в Украине?

— Да, в Украине живет моя сестра с семьей, у нас там есть дача, куда я люблю приезжать. Хоть я родилась и выросла в мегаполисе, очень люблю природу, землю. С удовольствием вожусь в саду, высаживаю рассаду, поливаю растения. Бывает, выпачкаюсь с ног до головы — посмотрю на себя в зеркало и так себе нравлюсь! Близкие смеются!

— У вас необычная семья…

— Ну почему же необычная? Разве это редкость — папа разошелся с мамой и сейчас живет со своей второй женой Анной, замечательной женщиной, с которой у меня сложились великолепные отношения. Так получилось, что мы сразу нашли общий язык. У меня есть маленький сводный братик Давид, сын отца от второго брака. Я его просто обожаю!.. Может быть, вы имеете в виду необычным то, что я была расписана с сыном моей мачехи? Но мы же не родные брат и сестра, по крови вообще чужие. Поженились наши родители, а спустя некоторое время и мы подали заявление. Так Анна стала моей мачехой-свекровью. Антон — это важная часть моей жизни, но так случается, что люди расходятся. Мы сейчас поддерживаем дружеские отношения. Так в семье принято, что мы с уважением относимся к личной и творческой жизни друг друга. Поддерживаем близких, как можем, стараемся помочь… Я интересна своей семье не как актриса, а как личность, женщина, дочь, которую, надеюсь, все любят.

— То есть вы не считаете, что развод — это трагедия для женщины?

— Все индивидуально. Если женщина зацикливается на своей личной жизни, то можно воспринимать любое расставание или ссору как вселенскую трагедию. Я не такая. Просто мы с Антоном поженились, когда еще плохо знали друг друга. Совсем не смотрели в будущее. А потом оказалось, что у нас абсолютно разные характеры и взгляды на совместную жизнь. К тому же муж был младше меня, а мужчины, как известно, позже взрослеют. Он больше ценил свободу, а я — актриса, казалось бы, представитель свободной профессии — оказалась домашним человеком… Мы расстались. Но жизнь на этом не заканчивается!

Не каждого мужчину можно покорить стиркой, уборкой, готовкой. Я считаю себя очень аккуратной, после спектаклей всегда в гримерках за собой прибираю. А дом — это другое дело! Семейная жизнь — очень большое искусство.

После развода я немножко под другим углом стала рассматривать браки своих знакомых. Стала приглядываться — а есть ли вообще счастливые пары? Оказалось, что есть. Но за это счастье надо платить! Работать над собой, своим характером, дурными привычками…

— Анна Большова в домашней жизни — легкий человек?

— Я бы так не сказала. Я вспыльчивая, но отходчивая. Умею прощать — считаю это очень хорошим качеством. Предельно самокритична. Мне кажется, сейчас актерская профессия совершенно обесценивается, мне часто бывает обидно и могу, не подумав, сорваться на близких. По жизни я максималистка, к близким предъявляю серьезные требования и так же много отдаю им. На меня всегда можно рассчитывать.

— В «Ленкоме» вы играете в знаменитом спектакле «“Юнона” и “Авось”», но после аварии, в которую попал Николай Караченцов, в спектакле его заменил Дмитрий Певцов. С кем работать проще?

— Этих людей нельзя сравнивать. Я до сих пор без дрожи не могу вспоминать те времена, когда мы с Караченцовым вместе играли. Но это, к сожалению, уже история. А с Димой начинать совместную работу было не страшно. Мы с ним уже пересекались на съемочных площадках и хорошо знали способности друг друга.

— В нашумевшей мелодраме «Остановка по требованию» вы играли милую, добрую, романтическую барышню. С тех пор амплуа изменилось?

— Я чаще всего таких барышень и играю. В экранизации романа Татьяны Устиновой у меня тоже была роль скромной Саши Потаповой. Но есть и другие роли — в «Иствикских ведьмах», например, или картина, где я играю женщину-стрелка…

— Вы часто пересматриваете фильмы с вашим участием?

— Разве что в выходные включу телевизор и увижу себя на экране. Тогда посмотрю, конечно. Сериал «Остановка по требованию» вообще смотрела кусочками и не до конца. У меня на это просто нет времени. В последнее время меня преследует единственное желание — отоспаться!

Кризис здравого смысла

Кажется, наша ставшая уже традиционной рубрика теряет высоту еще на взлёте. И дело здесь вовсе не в недостатке поводов и скудности событий, а уж тем более — нашей профессиональной несостоятельности. Просто вы, дорогие читатели, почти разучились удивляться.

И «спасибо сердечное» за это стоит сказать прежде всего отечественным политикам. И правда: чем нынче поразить воображение человека, заматеревшего в созерцании бесконечного пасьянса изрядно потрепанных персонажей столь же изрядно засаленной колоды украинских политических карт? Пискун — в очередной раз прокурор? — Ой, тоже мне сенсация! На кого-то снова «покушались»? — Да шоб они все там, прости Господи… «Эти» с «теми» снова не договорились? — Разогнать их всех, пусть идут работать…

Впрочем, в течение прошедшей недели даже самым циничным, как и терпимым и просто равнодушным нашим согражданам, наверное, не раз становилось не по себе — когда сильные мира нашего всерьез заговорили о войне. Когда с экранов телевизоров холёные дядьки, облеченные властью, вальяжно рассуждали, с кем они будут воевать и каковы условия и сроки капитуляции, предлагаемые ими противнику. И это в стране «победившей демократии», на территории которой боевые действия велись более 60-ти лет назад, против внешнего врага?!

Впрочем, войны у нас не будет. Это точно. Потому что воевать некому. Ведь, оказывается, людей, специально обученных, как минимум, обеспечивать общественный порядок и безопасность граждан, людей служивых, имеющих право носить боевое оружие и применять его, может легко остановить пара десятков женщин во главе с чиновницей высокого ранга, по этому случаю надевшей простецкую псевдокрестьянскую кофточку. Нет, совершенно не обязательно, чтобы мужики с дубинками совершенно негалантно «прошлись» по женской баррикаде, прихватив в качестве трофея Валентину Семенюк. Служивые просто вернулись назад, а осадочек, как говорится, остался — от беспомощности и несостоятельности одного из самых подготовленных и профессиональных военных ведомств страны.

Не выдержал испытания беспределом и главный милиционер страны — как известно, слег Василий Цушко с инфарктом. По версии его однопартийцев, по причине того, что Президент предложил ему ответить «за базар» с «Беркутом» у Генпрокуратуры. Очевидно, для подстраховки наличия злого умысла против занемогшего министра уже появилась и новая «версия о диверсии» — адвокат Татьяна Монтян заявила о том, что Цушко …отравили. Впрочем, судьба этой «сенсации» известна заранее — она подобна утверждениям о том, что на пешехода Омельченко «наехали» с умыслом, а жизнь троих главных оппозиционеров еще недавно висела на волоске. А вы об этих заявлениях еще помните?!

Но если все предполагаемые опасности для жизней жителей политического олимпа муссируются в прессе и претендуют на общественный резонанс и немедленную желаемую реакцию избирателей, то другие события с их участием (реальным или предполагаемым), когда в опасности оказывается жизнь других людей, наоборот, старательно опровергаются или замалчиваются. Как в случае с ДТП на бульваре Шевченко в Киеве 30-го мая, в котором якобы принял участие автомобиль, якобы зарегистрированный на секретаря Киеврады Олеся Довгого. В результате погиб охранник Посольства Японии в Украине — старший прапорщик подразделения по охране посольств и консульств. Довгий всё отрицает.

Отрицает и ныне трехглавая Генпрокуратура. Вернее, одна ее «голова» с лицом Виктора Шемчука открещивается от заявления, сделанного пресс-службой ведомства в адрес «5-го канала», с которым сотрудничают «журналисты-наркоманы» — супруги Арьев и Фицич. Даже если коллеги и не проводили таким образом, как они заявляют, журналистское расследование, а всего лишь везли домой специфические сувениры, то объявление по этому поводу «охоты на ведьм» в стране, где в наркотрафике участвуют даже милиционеры, подобно пальбе из пушек по воробьям. Впрочем, у этой показательной порки могут быть вполне конкретные причины.

Зато есть причина для гордости у нашего земляка — уроженец Бобринца Николай Цанга выиграл суд у …администрации президента Кучмы. Правда, для этого бывшему слесарю «Красной звезды» пришлось стать юристом — закончить юрфак Киевского госуниверситета. Предприятие, где работал Цанга, выполняло заказ для дома отдыха в Пуще-Водице, который находился в ведомстве АП. Руководство пансионата за работу не рассчиталось, и Цанга инициировал судебное разбирательство. Оно растянулось на несколько лет, а президента Кучму успел сменить Президент Ющенко. Несколько дней назад апелляционный суд обязал руководство Пущи-Водицы выплатить заводу задолжанные 60 тыс. гривен.

А вот еще одна убойная новость: в Бельгии создана партия … орального секса. Честно говоря, сходство с некоторыми отечественными поражает: ее члены намерены на выборах получить максимум мест в сенате, но на заседания не ходить и от зарплаты отказаться — в знак протеста против «безобразий, творящихся в отечественной политике». Идеологом новой струи бельгийского политикума стала женщина, которая тут же пообещала провести сеанс орального секса каждому из 400 тысяч избирателей. Кажется, в этом и кроется отличие от Украины — наши политики оральными действиями (в смысле, собственными выступлениями — не подумайте плохого) доставляют удовольствие исключительно себе.

Тех кировоградцев, которые в силу своего — слегка-выше-среднего — статуса не рискуют заболеть от некачественной воды, задохнуться в переполненной маршрутке или упасть в открытый канализационный люк, поджидает не менее серьёзная опасность. Из источников, близких, как говорится, к минеральным, нам стало известно, что один из популярных кировоградских клубов временно стал в буквальном смысле закрытым — там якобы обнаружилось венерическое заболевание, в том числе передающееся бытовым путем. Так что, люди, будьте бдительны. И ничему не удивляйтесь…

Китайский вектор «Радия»

Представления старшего и среднего поколения о Китае, наверно, отстают от реальностей XXI века. По этим представлениям, Китай и сегодня, возможно, остается страной, в которой по призыву партии в каждом дворе стояла плавильная печь, выплавляющая отвратительную, ниже всяких представлений о сортности, сталь, где каждый носил у сердца цитатник Великого Кормчего Мао, где делали очень плохие автоматы Калашникова, зато следовали лозунгу «Винтовка рождает власть», а когда Китай завалил полмира своим ширпотребом, то этот ширпотреб заслуживал единственного эпитета — «дешевый».

Однако около месяца тому назад в Китае побывала серьезная делегация кировоградского предприятия «Радий». Причем, как говорится, не просто съездила китайским воздухом подышать, а стала участником весьма представительной международной выставки в Шанхае. НПО «Радий», флагман украинской электронной промышленности, выпускающий оборудование для атомной энергетики, в своей части экспозиции развернул девять тонн (!) работающего оборудования. Следуя старым представлениям о Китае, впору спросить: а какой же интерес для Китая может представлять наш работающий на весьма специфическом направлении «Радий»? И наоборот: какой интерес Китай представляет для «Радия»?

Но в действительности — разве в экономическом отношении Китай бесперспективен и неинтересен для Украины? Клавиатура, на которой я отстукиваю этот текст, сделана в Китае. Там же сделано множество других составных частей моего интеллектуального друга, мирно урчащего и дружелюбно светящего монитором. Никак не вяжется это со старыми представлениями о Китае. Следовательно, как у Китая могут быть вполне конкретные интересы к украинскому «Радию», так и для «Радия» Китай может быть объектом весьма серьезного интереса. Огромного — если исходить из численности населения этой страны и, соответственно, ее проблем.

Чтобы получить ответы на возникающие вопросы, редакция «УЦ» пригласила к разговору первого заместителя генерального директора «Радия» Анатолия Грабенко, участника поездки в Китай.

Способность удивить

— Для меня это была тринадцатая поездка за границу, — рассказывает Анатолий Константинович, — был я, в частности, и в Японии. Когда позже ехал в Пекин, подумал: а чем он сможет удивить после Токио? Оказалось, смог. Но Шанхай удивил во много раз больше! Шанхай вообще не сравним с Пекином: архитектура, самые современные автострады, которые поднимаются на бетонных основаниях на высоту до 20 метров, — с развязками, до пяти уровней, на разной высоте и с удобными спусками в каждый из районов города. Масса автомобилей несется над городом по автострадам, а благодаря такому градостроительному решению выхлопные газы сдуваются ветром. Город, в котором живет 24 млн. жителей, видимо, и не может быть иным. Сравните: наша Украина по численности населения — это всего лишь два Шанхая.

Еще одна удивительная вещь: все эти автострады, пересекающие город в разных направлениях, обсажены цветами. Вдоль каждой, по обеим сторонам, сплошь размещены вазоны. Я не знаю, сколько их нужно для целого города, — может быть, сотни тысяч, может быть, миллионы, чтобы разместить вдоль всех автострад. А в каждый вазон нужно было еще насыпать земли, посадить цветы и как-то их поливать… Не знаю, каким был Шанхай раньше, но сегодня это самый современный город. Ни Киев, ни Москва таким образом свои транспортные проблемы не решают. Шанхай в этом отношении решен лучше Токио.

— И это притом, что Шанхай, по представлениям нашего старшего поколения, это город велосипедов и велорикш?

— Автомобилей — множество. Очень много такси. Причем в каждом стоит кассовый аппарат, а водитель выдает чек. Стоимость проезда по счетчику, — на наши деньги примерно одна гривня за километр.

— В Китае собственное производство автомобилей?

— Да, причем самых разных. Китайцы выпускают автомобили собственной разработки, а кроме того, разместили у себя и немало заводов иностранных фирм. Поэтому на улицах Китая можно увидеть и «Мицубиси», и «Ауди», и другие машины.

— А как обстоит дело с традиционными велосипедами?

— Велосипедов тоже немало. Когда мы были в Пекине, нам называли цифру 2 миллиона автомобилей и 8 миллионов велосипедов. Думаю, в Шанхае примерно такое же соотношение. Велосипеды можно увидеть на улицах в самых разных местах — у магазинов, например. Одни заперты замками. Другие оставлены так — без замков. Есть в центре Шанхая и пешеходная улица — вроде московского Арбата или нашей улицы Ленина, какой она была еще в сравнительно недавнем прошлом.

Выставка

В шанхайской выставке, рассказывает Анатолий Грабенко, вместе с кировоградским «Радием» принимали участие фирмы, имеющие отношение к атомной энергетике, из США, Канады, России, Германии, Франции, Финляндии, Японии, Кореи, Китая, Австрии, Бельгии, Украины, Испании и Белоруссии. Экспозиция «Радия» стала самой крупной: наше научно-производственное объединение представило в полном объеме четыре больших комплекса. Программно-технический комплекс управляющих систем безопасности, который используется на атомных энергоблоках, включая энергоблоки так называемых «малых серий». Далее — программно-технический комплекс системы аварийной и предупредительной защиты — он осуществляет непрерывный автоматический контроль технологических и нейтронно-физических параметров реактора. Затем — программно-технический комплекс автоматического регулирования разгрузки и ограничения мощности реактора. Наконец — программно-технический комплекс системы группового и индивидуального управления. Причем это далеко не весь перечень оборудования для АЭС, которое производится «Радием».

В первый из трех дней работы выставки на ней побывали министры Китая, другие высокие должностные лица, посетил ее и посол Украины в Китае. Во второй и третий дни на выставку массово пошли специалисты. Огромный интерес к ней со стороны китайцев понятен. Бурно развивающиеся страны с ограниченными природными ресурсами уже поняли, что энергетическую безопасность им может дать в значительной степени именно собственная атомная энергетика.

— Особый интерес Китая к Украине, — продолжает А. Грабенко, — связан еще и с тем, что в 2004-м, в течение одного года, наша страна успешно запустила два энергоблока — один на Ровенской АЭС, другой — на Хмельницкой. Китаю, который планирует запускать по два-три энергоблока ежегодно, очень важен как раз этот аспект нашего опыта. К тому же после Чернобыльской катастрофы атомная энергетика попала, что называется, в немилость мировой общественности. Поэтому в большинстве развитых стран ощущается в этой сфере нехватка специалистов. А наш опыт подтверждает, что Украина такими высококвалифицированными специалистами располагает в достаточной степени, чтобы не только обеспечить собственные потребности, но и уверенно выйти на рынок Юго-Восточной Азии, нуждающийся в собственных энергоресурсах.

Непосредственными соседями «Радия» на выставке оказались испанцы. Представители этого жизнерадостного народа привезли с собой не только проспекты и буклеты, знакомящие посетителей с их продукцией, но и испанское вино. Предлагаемый посетителям стаканчик вина был еще одним средством привлечь их внимание к испанской экспозиции.

— Когда мы совместно с северодонецким «Импульсом» выиграли международный тендер в рамках проекта ТАСИС на поставку оборудования на Хмельницкую АЭС, испанцы были в составе жюри. Поэтому встретили нас как старых знакомых: «О, “Радий”!» Но интересно не только это. Испания работает в сфере атомной энергетики. Государство заинтересовано в том, чтобы продукция испанских фирм шла на международный рынок. А потому возмещает фирмам часть их расходов на выставочную деятельность. Украина была представлена в Шанхае двумя фирмами: помимо «Радия» участие в выставке принял сумский завод. Но нам никто и никак не компенсировал наши затраты.

Китайское гостеприимство

Восток, как известно, дело тонкое. Поэтому нам, европейцам, трудно понять, как очевидная капитализация Китая сосуществует с его официальным курсом на продолжение строительства социализма. Самих же китайцев, похоже, мало волнует тот факт, что они строят капитализм под руководством Компартии. А может быть, сознание рядового китайца легко и просто совмещает в себе те вещи, которые нам кажутся совершенно несовместимыми? Например, в общественных местах Китая, рассказывает наш собеседник, иллюстрируя свой рассказ фотографиями, до сих пор висят портреты Великого Кормчего Мао. Украшают общественные места и плакаты с лозунгами, которые казались нам дикими и сорок лет тому назад! Нет же, для китайцев они остаются, похоже, привычным украшением интерьера. Такой плакат, например: «Смерть американским империалистам и советским ревизионистам». Давно уже нет Советского Союза, и «ревизионисты» сгинули вместе с ним, а плакат висит… Непостижимо? Да! Поэтому давайте лучше поговорим о китайском гостеприимстве.

— Действительно, — подтверждает Анатолий Грабенко, — китайцы умеют быть гостеприимными и радушными. Когда на официальном банкете, которым завершился первый день работы выставки, представители нашей делегации скромно устроились в сторонке, распорядители банкета немедленно запротестовали: «О, “Радий”, нет!» И посадили наших на почетное место — рядом с представителями МАГАТЭ и французской фирмы «Арево» — одного из наших конкурентов. Жили мы в типично европейской гостинице, со всеми удобствами, с кондиционерами и так далее.

— Мне много приходилось слышать об особенностях китайской кухни и о том, в какое мучение для европейцев превращается необходимость есть пищу китайскими палочками.

— Во-первых, и китайцы не всё едят палочками. Для супа у них используются традиционные фарфоровые ложки. Во-вторых, европейцам, по их просьбе, подают и вилки, и ножи. Есть, конечно, у китайской кухни свои особенности. Место хлеба у них занимает рис. Есть экзотические блюда: фаршированная змея, жареные кузнечики, специально приготовленные большие тараканы — вообще все, что ползает, плюс лягушки, побеги бамбука, по-разному приготовленная рыба и так далее. Однажды довелось попробовать блюда сычуанской кухни. В этой части Китая очень жаркий климат с высокой влажностью воздуха. Поэтому перец, который в огромных количествах кладется в каждое блюдо, играет роль консерванта. Это был тот самый случай, когда мы все понадкусывали, но ничего не съели. Но европеец может заказать и получить любое традиционное блюдо европейской кухни. Кстати, в китайских ресторанах можно увидеть целые семьи — вместе с дедушками и бабушками. Пищей китайцы себя обеспечили, с этим у них проблем нет.

— А что китайцы пьют?

— У них очень много пива. Есть собственные вина. Китайская водка раза в три крепче японского сакэ, которое пьется подогретым. Но пьют китайцы мало. Национальный напиток — чай. Множество сортов. Чаепитие для них — это особая церемония. Есть и такой чай (Анатолий Константинович показывает фото) — в виде шарика. Его бросают в стакан с кипятком, и он распускается, как цветок, — не только вкусно, но и красиво. Если чай пролежал полгода, то для китайца это уже не чай — его нужно выбросить. Тот чай, который у нас продают в пакетиках, — это отсев чая, пропущенного через сито.

Нужно дружить домами

— Анатолий Константинович, очень многое из нашего советского прошлого осталось позади: понятие режима секретности, жесткий контроль государства и тому подобное. Но атомная энергетика — это особая область. Имеет ли «Радий» право заключать контракты на поставку своего оборудования напрямую, или это должно решаться на межгосударственном уровне?

— Имеет. Пример — поставка нашего оборудования на Козлодуйскую АЭС в Болгарии. Контракт был подписан напрямую.

— Второй вопрос: что даст «Радию», а вместе с ним и Кировограду продвижение, образно говоря, по юго-восточному вектору?

— Для «Радия» — расширение производства. Для города — увеличение занятости. В самой благоприятной для нас перспективе число рабочих мест на предприятии может вырасти в два раза. Есть и долгосрочная перспектива. Срок службы нашего оборудования — 15-20 лет. Значит, предприятие получит стабильную работу по выпуску и замене оборудования, отработавшего эксплуатационные сроки.

Конечно, учитывая предприимчивость китайцев, их способность и готовность быстро усваивать новое, нельзя исключать, что они не попытаются организовать собственное производство аппаратуры, аналогичной нашей. Однако мы уже сегодня предпринимаем шаги для защиты нашей интеллектуальной собственности — от патентования в странах Юго-Восточной Азии до использования таких технических и программно-технических решений, которые не поддаются копированию…