«Неугомонный не дремлет враг!»

В прошлую среду, пока еще в кандидатском статусе, с журналистами встретился необъявленный — на тот момент — мэр Кировограда Владимир Пузаков.

Вполне в духе воинственной риторики своей политической силы он поведал о том, что победа досталась ему, коммунисту, честно («Пузаков без копейки обошел всех!»), но борьба за ее официальное признание предстоит трудная и ожесточенная. Отвоевать право на красный триумф товарищ Пузаков намерен у своего ближайшего соперника Александра Дануцы, которого он решительно обвиняет в попытке украсть его победу. Причем при активном содействии «мафиозных сил, которые управляют сегодня городом».

— Владимир Тихонович, кто эти самые мафиозные силы?

— Я думал, вы знаете! Это Третьяков и Зейналов, которые контролируют ситуацию, чтобы не допустить к власти в Кировограде коммунистов. Это — «Наша Украина!» Саша Дануца — хороший парень, которого мы все любим и уважаем, но он всего лишь кукла в руках мафиозных структур!

— Почему активное участие в вашей «борьбе за это» принимают в основном депутаты-регионалы? Имеются ли между вами какие-либо договоренности, в том числе кадровые?

— Они сами пришли в терком, я их не приглашал. И никаких договоренностей у нас не было. Наши партнеры по коалиции в горсовете — «Наша Украина» и БЮТ ведь не пришли… А насчет будущих договоренностей — время покажет.

— После снятия с выборов Александра Никулина вы, еще не зная, какое займете место, заявили о том, что победа такой ценой вам не нужна. Остаются ли ваши слова в силе или с учетом результатов выборов их можно считать банальным пиар-заявлением?

— Да, я сожалею о том, что Никулин не финишировал вместе со мной. Но раз избиратели за меня проголосовали…

Накануне, или Как снимали Никулина

Выборы мэры Кировограда 26 ноября показали, что собственно сам избирательный процесс в нашем городе уже приближается к демократическим стандартам. Все самое интересное, уродливое, противозаконное (нужное подчеркнуть) происходит либо накануне выборов, либо сразу после закрытия избирательных участков. В этом сезоне Кировоград показал представление «Накануне»…

Утро 25 ноября было тихим и ясным. На улицах безлюдно, на домах и столбах — остатки предвыборной агитации. Назначенное на 12 часов дня заседание Кировоградской территориальной избирательной комиссии не состоялось по причине отсутствия необходимого количества ее членов. В помещении ТИК — ажиотаж, связанный с массовым изменением составов участковых комиссий. Как оказалось, лишь в последний предвыборный день председатели многочисленных УИК узнавали, что в комиссиях произошли изменения. Причем выбывали те, кто работал с первого дня, а вместо них в комиссии вводились новые, никому неизвестные люди. ТИК говорил, что замену производят штабы кандидатов в мэры, кандидаты же и их штабы ничего об этом не знали! Возможно, данные метаморфозы являются элементом новых технологий, и, возможно, они уже дали определенные результаты…

Заседание ТИК перенесли на 16.00, а в час дня состоялась пресс-конференция председателя Центризбиркома Ярослава Давыдовича, посетившего Кировоград с целью ознакомиться с ситуацией накануне выборов.

Необъяснимый оптимизм Ярослава Васильевича присутствующим журналистам добавил пессимизма: если председатель ЦИК не знает о том, что происходит в городе, ничего хорошего это не предвещает. Давыдович уверенно заявил: «В понедельник кировоградцам следует ожидать городского голову — для этого есть все основания». Такой вывод был сделан им после встречи с руководителями облгосадминистрации и правоохранительных органов. Кировоград, как показалось Давыдовичу, к выборам подготовился гораздо лучше, чем города-побратимы по повторным выборам мэра. Все комиссии к работе готовы, с председателями и секретарями проведено обучение, бюллетени есть, транспорт тоже, резерв членов комиссий имеется, денег на выборы выделено достаточно. Проблемы со списками? Ну, не без этого. Милиция пообещала сделать невозможными «карусели». «Выборы мэра будут видны, как под микроскопом», — заявил председатель ЦИК.

Журналисты конкретными примерами зафиксированных нарушений попытались поубавить оптимизма председателя ЦИК и предложили остаться на день выборов в Кировограде — столице грязных политтехнологий. Ярослав Васильевич отказался, сославшись на выборы в трех городах, которые необходимо «курировать из центра», а нам оставил своего представителя — члена ЦИК Александра Чупахина. Последний, кстати, в дальнейшем в кировоградской эпопее сыграл довольно странную роль.

Заседание ТИК, назначенное на 16.00, было перенесено на 18.00, но, в свою очередь, снова не состоялось и было отложено до 20.00. К этому часу в помещение ТИК стянули свои силы кандидаты в мэры, имеющие неплохие шансы на победу. Очевидные аутсайдеры также присутствовали. На месте были наблюдатели от ОБСЕ. Отсутствие представителей местных СМИ компенсировали журналисты из других городов. К началу заседания все было готово, не хватало «незначительной» детали — не было кворума. Только восемь членов ТИК были полны готовности рассмотреть «что-то важное», а необходимо было десять. То, что ожидалось действительно важное решение, подтвердило подключение телевизора и видеомагнитофона, а также личное присутствие в помещении ТИК двух рейтинговых кандидатов — Александра Никулина и Александра Табалова.

Присутствующие явно нервничали, ведь до конца дня, когда ТИК может принимать решения, а суды — иски, оставалось все меньше времени. Вдруг засуетились эсбэушники. Результатом их суеты стало появление в ТИК ее председателя Леонида Багно, в спортивном костюме, бледного, выдернутого, по его словам, из-под капельницы в больнице УВД, где он находился на лечении. Надежду Жесан в помещение теризбиркома под руку завел сын. Выглядела она ужасно, плохо ориентировалась, спрашивала, где она находится. Вышла из комнаты, где планировалось заседание. Спустя несколько минут кто-то из соседней комнаты крикнул: «Вызовите “скорую”!» Еще через несколько минут стало известно, что Жесан увезла «неотложка». Членов комиссии осталось девять. Тем не менее, было принято решение заседать, поскольку десятый член ТИК …недавно здесь был, а значит, его можно считать присутствовавшим на момент начала заседания.

Самого же начала заседания, как того требует закон, не было. Не было регистрации ни членов комиссии, ни присутствующих. Кстати, киевские журналисты рассказывали, как проходят заседания в ЦИК. Пока не будут зарегистрированы представители всех до единого СМИ, учитывая самую захудалую газетенку, заседание не начнется. Наши — начали, и их не смутило присутствие ни представителя ЦИК, ни кандидатов в мэры, ни их доверенных лиц, ни журналистов…

Первый вопрос — ликвидация участка № 126 — рассмотрели и перешли к следующему. Была зачитана жалоба кандидата в мэры Николая Швеца, предметом которой стало пикетирование теризбиркома 23 ноября сторонниками Александра Никулина. Согласно жалобе, пикет начался раньше, чем об этом были предупреждены ТИК и горисполком. Было заявлено, что данному нарушению есть подтверждения, и тут же предложено вынести Никулину предупреждение. «Кто за? — Единогласно!» Ни тебе против, ни воздержался, и сразу же вторая жалоба — от, пожалуй, самого активного и принципиального «жалобщика» этой предвыборной кампании — кандидата в мэры Александра Завитневича. И опять в адрес Никулина. На этот раз ему «вменяли» агитматериалы, находящиеся на улицах города в день, когда это запрещено законом. Возможность задать вопрос дали только члену ЦИК Чупахину, который поинтересовался, достаточно ли доказательств нарушений есть у комиссии. Утвердительный ответ его удовлетворил, как удовлетворил он и членов ТИК, которые мгновенно вынесли Никулину второе предупреждение, проголосовали за снятие его с регистрации и закрыли заседание.

Еще во время странного заседания ТИК киевские журналисты пытались выяснить, что здесь происходит, задавая вопросы секретарю ТИК Геннадию Ушакову и членам комиссии, за что были едва не изгнаны из помещения. Пытался что-то выяснить и сам Александр Никулин. Народный депутат Николай Садовой также настаивал на предоставлении ему слова. Все тщетно, «бескворумная» комиссия не стала никого слушать и удалилась в соседнюю комнату якобы готовить постановление для вручения его Никулину. На часах было 23.20. Учитывая работу судов в круглосуточном режиме, можно было успеть обжаловать постановление.

ТИК попросила всех выйти в коридор. Адвокаты Никулина поехали в Ленинский районный суд с жалобой, сам пять минут как не кандидат в мэры остался ждать вручения ему постановления, что ТИК обязана по закону сделать незамедлительно. В 00.05 был составлен акт о том, что решения до сих пор нет, а суд приступил к рассмотрению жалобы.

Спустя какое-то время представители суда в сопровождении сотрудника милиции принесли решение Ленинского суда о приостановлении постановления ТИК до заседания суда и повестку на уже назначенное заседание. Подойдя к одной из дверей, за которыми «работала» комиссия, судебные представители обнаружили, что дверь закрыта. Вторая дверь, сквозь которую был виден свет изнутри, тут же была кем-то из членов ТИК защелкнута, а свет погашен. Стук в обе двери, призывы открыть и получить решение суда и повестку результатов не возымели. Часа через полтора после попыток призвать затворников к законопослушанию (даже не к совести!) представителями суда был составлен акт.

Ленинский суд тем временем решил заседать, учитывая непредвиденные обстоятельства. Для вынесения решения судейской коллегии необходим был документ, который, собственно, и обжаловал Никулин, то есть последнее постановление ТИК. То, что оно не попадет в руки никому из штаба кандидата, стало понятно, когда с балкона комнаты, в которой закрылся теризбирком, был выброшен пакет, предположительно с документами, — его тут же подхватили и увезли на машине. Свидетелем данного эпизода стал народный депутат Николай Садовой, который позже подтвердил это на пресс-конференции и о чем готов свидетельствовать в суде. Суд отложил заседание до пяти часов утра — рассматривать жалобу без предмета обжалования не было никакой возможности.

До пяти часов утра Никулин так и не увидел постановления ТИК, из чего следует, что не увидела его и судейская коллегия. Суд принял решение отказать Никулину в удовлетворении иска. А уже в начале шестого к председателям участковых комиссий стал поступать документ, согласно которому УИК должны были в бюллетенях напротив фамилии Никулина поставить штамп «Выбыл». На этом этапе ночного беззакония теризбиркома выясняются два любопытных факта. Во-первых, документ развозят не члены ТИК, а «кто попало». Во-вторых, распространяемым документом оказалась выписка из постановления под номером 65, которой предписывалось всем участковым комиссиям внести изменения в бюллетени в связи со снятием Никулина с регистрации. Но такого решения ТИК не принимала, и тому есть десятки свидетелей! И обжаловать в суде Никулин должен был само постановление, а не выписку из него…

В общем, выборы начались. Где-то успели поставить вожделенный для конкурентов Никулина штамп, где-то делали это двумя часами позже, выгнав избирателей с участка. Процесс пошел. Говорят, что вполне демократично. День был насыщен пресс-конференциями, на которых обсуждались (в основном осуждались) события прошедшей ночи. Киевские журналисты, присутствовавшие в ТИКе в момент принятия ночного алогичного решения, сказали: «Мы не знаем, хороший Никулин кандидат или нет, но методы, с помощью которых его убрали, возмущают и дают основания полагать, что плохой все-таки не он».

К концу выборного дня Александр Никулин в очередной раз попытался получить на руки неуловимый документ, и в 19.30 был в ТИК. Секретарь комиссии Геннадий Ушаков сказал, что постановление давно уже вывешено на доску информации. Ознакомление с его текстом вызвало недоумение. Это было постановление № 64, в котором шла речь о жалобе Завитневича, вынесении Никулину предупреждения и снятии с регистрации ввиду того, что одно предупреждение у кандидата уже есть. Под последним, видимо, имелась в виду жалоба Швеца, которую рассматривали на ночном совещании и о которой не было речи в постановлении. В общем, на информационном стенде был вывешен странный документ. На просьбу Никулина ознакомить его на всякий случай с 63-м постановлением, где, возможно, шла речь о первой жалобе, Ушаков ответил, что все документы в сейфе, сейф закрыт, ключа нет. Все претензии секретарь комиссии рекомендовал направить в суд, что и было сделано.

…Когда группа журналистов пришла в помещение ТИК под утро уже 27 ноября, на стене, где отмечалось количество дней, оставшихся до выборов, ручкой кто-то написал слова, явно обращенные к членам теркома «А может быть, еще разок? В марте!». Другим почерком внизу было дописано: «Но без вас»…


Они снимали Никулина

Председатель комиссии Леонид Багно. 25 ноября официально находился на больничном. Проходил лечение в больнице УВД, поскольку является подполковником в отставке. Бывший пожарный. В ТИК оказался от партии УНП. Незадолго до выборов руководитель городской организации партии, он же кандидат в мэры Игорь Козуб пытался отозвать кандидатуру Багно из комиссии.

Заместитель председателя Андрей Слипченко. В состав комиссии введен вместо Милющенко от партии Народный рух «За єднiсть». Во время ночных событий нервничал больше всех, видимо, потому что новичок.

Секретарь ТИК Геннадий Ушаков. Бывший сотрудник СБУ, в настоящее время возглавляет службу безопасности одного из банков Кировограда. В комиссию вошел по представлению БЮТ, областную организацию которого возглавляет нардеп Валерий Кальченко, с чьей подачи, собственно, и были назначены перевыборы.

Людмила Чернышова. Ее кандидатуру в комиссию подала партия «Европейская столица», которая на мартовских выборах входила в … «Блок Никулина». Примечательно, что Чернышова была членом теркома в 2002 году, когда с регистрации снимали Кальченко.

Алексей Шарошкин — просто член комиссии, просто от партии Народный рух Украины, областную организацию которого некогда возглавлял Анатолий Ревенко.

Виктор Дзядух. Пришел в ТИК, сменив Андрея Кривуляка, от Партии промышленников и предпринимателей Украины.

Михаил Копаницкий. Партия «Солидарность». Понятно, почему был солидарен с остальными.

Александр Турчанов. В комиссии по представлению партии «Народный Союз “Наша Украина”». Сам является юристом. Руководитель областной организации партии Эдуард Зейналов, в прошлом губернатор, сейчас — народный депутат.

Алексей Пальваль — член ТИК и партии Конгресс украинских националистов. Областную организацию партии возглавляет мудрый, опытный, довольно принципиальный Григорий Ковальчук.


Самые бдительные

За весь период предвыборной кампании ТИК рассмотрела 7 жалоб на Никулина. Самыми ревностными контролерами его предвыборной кампании оказались кандидаты на должность городского головы Александр Завитневич и Николай Швец. Именно их жалобы стали основанием для снятия с регистрации Александра Никулина.

Александр Завитневич принимал участие в мартовских выборах в местные советы в «Блоке Варванского». Имеет отношение к кредитному союзу «Простiр», благотворительному фонду «Самопомощь», кредитному союзу «Щит». Член Народной экологической партии. В его предвыборной программе есть слова: «Вести решительную и бескомпромиссную борьбу со взяточничеством и коррупцией…»

Николай Швец известен судами с В.Ярошенко, связанными с выборами 2002 года. Руководит гостиницей «Киев». Полковник милиции в запасе. До выхода на пенсию возглавлял областной отдел по борьбе с коррупцией.

По предварительным результатам, оба кандидата в сумме набрали около полпроцента голосов.

Смех сквозь …выборы

«Щоб не плакать, я смiялась» — похоже, только классический пример украинской поэтессы может помочь не сгореть от стыда за очередную выборную эпопею по-кировоградски. Перед вами — традиционный уже рейтинг «УЦ», посвященный казусам и «пенкам» выборов-2006/2 в Кировограде.

«Съешь меня!»

Победителем в этой номинации редакция «УЦ» единогласно признала неизвестного избирателя, который на глазах членов участковой комиссии N 14 съел выданный ему бюллетень.

«Тридцать тысяч раз по разу»

Однозначным лидером этой номинации стал кандидат Александр Завитневич, потребовавший от штаба кандидата Никулина зарегистрировать как отдельный агитматериал в теркоме каждое (!) из 32 тысяч писем, адресованных избирателям.

«Полюбите быстро-быстро!»

Поздравляем с победой в борьбе за первенство в данной категории городской терком! Эти шустрые товарищи ухитрились всего за 4 (!) минуты рассмотреть и удовлетворить две (!) жалобы и тут же вынести постановление о снятии с выборов кандидата-фаворита.

«Тридцатого уничтожить!»

Главное призовое место здесь разделили два кандидата — Иван Мараховский и Юрий Михайлович. Каждый из них на выборах набрал (по предварительным данным) минимальное количество голосов — по 29.

«Бумага все стерпит»

Лауреаты данной номинации будут приглашены в «УЦ» для ведения лекций о профессиональном мастерстве для коллектива нашей редакции. Это автор заметки о пользе запивания водки кефиром, купленным в магазине одного из кандидатов на пост мэра Александра Табалова; фотограф, запечатлевший кандидата Никулина в обнимку с Арнольдом Шварценеггером; журналист, поведавший о предсказании победы кандидату Заболотному вождем африканского племени туарегов. Здесь же — прилежный мемуарист, поведавший миру, как пятилетний будущий кандидат Саша Дануца не мог заснуть, не посмотрев программу «Время».

«Глас народа»

К протоколу голосования по данной номинации прикреплена копия бюллетеня с надписью (без купюр!) «Отдайте Никулина, козлы!». Сюда же помещаем письменный диалог на стенде теркома: «А может, попробуем еще раз, в марте?» — «Только уже без вас!»

«Концы в воду»

Предметом данной номинации послужил бумажный пакет, сброшенный ночью с 25 на 26 ноября с балкона городского теркома.

«Самый обаятельный и привлекательный»

Решающий голос в этой номинации принадлежит пожилому электорату Кировограда — поклонницам кандидата Сергея Хильченко: «Будем голосовать за того красивого мужчину, который висит в аптеке!»

«Проблемная» фамилия

Злую шутку сыграли с кандидатом Перевозником его пиарщики: ассоциировав его фамилию с «проблемой нашего города — автоперевозками»… Надо понимать, фаворитами следующей избирательной кампании могут стать кандидаты с фамилиями Дураков-Дорожкин, Безводный и Отопиленко.

Слово из трех букв

И совсем не то, что вы подумали! В украинском варианте это аббревиатура ТВК, к исходу выборов получившая расшифровку «торгiвельно-виборча комiсiя».

Эх, прокачу!

Самое оригинальное транспортное средство в своей агиткампании использовал кандидат Виктор Андреев — он намеревался «въехать в мэры» за рулем …троллейбуса!

Волшебное слово

Какое именно — написать не можем. Не потому, что непечатное, а потому, что нам так и не удалось выяснить, что сказал Александр Табалов Александру Топалову, Александр Никулин — Виктору Никулину и Виктор Андреев — Ларисе Андреевой, после чего те снялись с выборов. По версии редакции «УЦ», это было слово «пожалуйста».

Не смешно

Эту — самую главную — номинацию мы оставили напоследок не случайно. Ведь ее победителем стал человек, которого никто не ждал, но который набрал больше всего голосов кировоградцев — коммунист Владимир Пузаков. А смеяться над мэром, даже если он «без пяти минут», грешно, товарищи…

Многоточие над «i»

Итак, «электоральный Сталинград» начинает отходить от внеочередных выборов городского головы. Собственно, сам день выборов кировоградского мэра (да и ночь после них, не в пример предыдущей) прошел спокойно — практически пустые участки, ни очередей, ни ругани, ни автобусов с «открепленцами», ни бритоголовых «наблюдателей», ни сигналов о пресловутых «каруселях» или других нарушениях, к которым мы так привыкли за последние годы.

Да, снова были безобразно составлены списки избирателей; да, не на все участки было вовремя доставлено постановление городской ТИК, предписывающее «штамповать Никулина», но все это воспринималось как-то вяло, без былого зажига… Народ просто устал от бесконечной околополитической возни. Единственным относительно острым моментом в день голосования стал инцидент на одном из участков Ленинского района, где один из избирателей на глазах членов участковой комиссии изорвал свой бюллетень в клочья, затем… съел его. Причины его поступка остались до конца невыясненными…

Итак, выборы-2006/2 прошли. Говорить «состоялись» пока рано — слишком много «но» может повлиять на итоги нашего волеизъявления. Впрочем, сами результаты, правда, на данный момент все еще «предварительные», уже известны. Ленинский и Новенский избиркомы завершили подсчет уже к утру 27 числа. На следующий день, проявив резвость поистине неожиданную, почти фантастическую — с учетом мартовских событий, прием документов от избирательных комиссий самого густонаселенного района закончил Кировский терком.

Вот как выглядят, повторимся, пока предварительные результаты волеизъявления кировоградцев, практически совпавшие с результатами параллельного подсчета, проводившегося штабами нескольких кандидатов, общественными организациями и правоохранителями:

— всего в списки включены 199,5 тыс. избирателей;

— голосовать пришло 52 тыс. кировоградцев, то есть около 26%;

— за коммуниста Владимира Пузакова свои голоса отдали 8279 человек, или 4,1% местного электората;

— за 26-летнего нашеукраинца Александра Дануцу проголосовали 7876 человек, или 4%;

— за бизнесмена Александра Табалова — номинального фаворита — 7324 человека, или 3,7%;

— против всех голосовали около 7 тыс., или 3,5% кировоградцев, имеющих право голоса.

Для того, чтобы эти результаты зафиксировать, городской ТИК оставалось всего-навсего принять документы у кировчан — ленинцы и новенцы отчитались еще накануне. Вот только сделать это во вторник вечером было просто некому. На месте не оказалось 8 из 15 членов избиркома. И если Надежда Жесан и Леонид Багно, глава коллегиального органа, имели на то уважительные причины — неудовлетворительное состояние здоровья, то остальных «игнорантов» — включая зампреда Слипченко и секретаря Ушакова, — просто не удалось локализовать.

Член ЦИК Александр Чупахин, командированный в Кировоград, по его собственным словам, для осуществления консультативной помощи местному избиркому во время подготовки и проведения выборов, пытался апеллировать к руководству областного УМВД, а в телефонном разговоре со своим шефом — главой Центризбиркома Ярославом Давыдовичем — даже просил того связаться с министром Луценко. Дабы простимулировать органы к оказанию помощи в поиске «без вести пропавших».

Комментируя ситуацию для «УЦ», Чупахин отметил, что не может давать оценку их действиям, в то же время процитировав норму закона, согласно которой члены комиссии ОБЯЗАНЫ присутствовать на рабочем месте во время непрерывного заседания по подведению результатов волеизъявления.

То есть члены Кировоградской ТИК Ушаков, Слипченко, Турчанов, Пальваль, Копаницкий и Шарошкин сознательно нарушили закон — о том, что кировчане едут «сдаваться», они были заранее извещены. Стоит отметить и то, что все перечисленные избиркомовцы, 5 из которых введены в состав комиссии по квоте самых что ни на есть «оранжевых» партий и блоков — БЮТ, НСНУ, КУН, «Солидарность» и НРУ, — уже успели «отличиться» во время недавних событий — все они голосовали за снятие с регистрации Александра Никулина.

К слову, эмиссар Центризбиркома Александр Чупахин в беседе с корреспондентом «УЦ» отметил также, что, в соответствии с законодательством, полномочия члена избирательной комиссии могут быть прерваны ввиду нарушения им норм закона. Сделать это может сессия горсовета — при наличии соответствующих заявлений, поступивших от «субъектов процесса». Эх, знал бы г-н Чупахин, что сессию горсовета собрать куда труднее, чем заседание теркома…

Ночь вторника ознаменовалась еще двумя моментами, которые стоит отметить в свете перспектив дальнейшего развития событий.

Первый знаковый момент — активизация штаба «серебряного призера» гонки Александра Дануцы, выразившаяся в потоке жалоб от его доверенного лица, известного юриста Лианы Левицкой, возглавлявшей, к слову, терком сотого округа в третьем туре президентских выборов 2004 года.

Меньше чем за час до момента истечения предусмотренного законодательством срока подачи жалоб, а именно — в 23.10 28 ноября, пачка «скарг» на действия или бездействие членов УИК — практически по каждому участку, легла на стол городской избирательной комиссии. В тот же день о том, что его штаб будет требовать пересчета голосов на всех участках, во время пресс-конференции заявил и сам Александр Дануца. По его словам, такая необходимость вызвана в первую очередь тем, что не было единого подхода в учете «непроштампованных» бюллетеней — одни УИК признавали недействительными только те из них, в которых «галочка» стояла напротив фамилии Никулин, а некоторые — все те, где напротив нее отсутствовал штамп «выбыл». Как считают в штабе кандидата, для того, чтобы получить объективную картину, голоса кировоградцев необходимо пересчитать с применением какого-то единого подхода.

Второй момент — после того, как Александр Чупахин предложил доставить из больницы председателя ТИК Леонида Багно, тем самым обеспечив кворум, и все-таки начать заседание, — неожиданно исчез еще один участник достопамятного ночного заседания накануне 26 ноября — Виктор Дзядух (креатура «оранжевой» ПППУ). Заседание было сорвано окончательно. Кабинет, где находились мешки с бюллетенями и прочей документацией Кировского теркома, был опечатан и оставлен под охраной сотрудников милиции. Там же остался дежурить один из членов ТИК.

Впрочем, уже на следующий день ТИК «исправилась» — к четырем часам среды его «непрерывное» заседание таки возобновилось, собрав настоящий аншлаг, — в зале заседаний собрались не только А.Дануца и В. Пузаков со штабистами и другими непосредственными участниками выборов. Кроме них, на заседании присутствовал целый ряд персонажей, без которых в городе по-прежнему не обходится ни одно, даже относительно судьбоносное, событие.

Так, проконтролировать работу комиссии пришли их коллеги из «того самого» теркома образца 2004 года — нынешний кандидат и тогдашний «начальник выборов» Сергей Хильченко, Лариса Андреева и Олег Гнибиденко. Коллег-регионалов поддержали Юрий Шаров и Вадим Волканов. Очевидно, по старой горсоветовской привычке, к ним «подтянулись» и депутаты-«народники» Николай Цуканов и Андрей Кролевец. Люди стояли в проходах, сидели на полу и даже на мешках с бюллетенями — в общем, не то что яблоку, даже косточке от яблока упасть было негде. В последний раз столько людей здесь собиралось только в ночь снятия Никулина. Конечно, не обошлось без традиционных для мест скопления кировоградского бомонда словесных перепалок, правда, в достаточно сдержанных тонах…

Несмотря на то, что документы Кировской ТИК в среду все-таки были приняты — после незначительных доработок прямо на месте, кировоградский терком ждет еще одно испытание — чтобы покончить, наконец, с этим вязким делом, его членам нужно рассмотреть сотню с лишним жалоб. Причем мнения по поводу есть разные. Так, ЦИКовец Чупахин посчитал возможным, не откладывая в долгий ящик, принять решение по всему «пакету» сразу — учитывая однотипность жалоб и их одинаково слабое документальное обеспечение — отсутствуют оригиналы актов о нарушениях, якобы замеченных на участках наблюдателями. Однако секретарь комиссии Ушаков посчитал, что рассматривать каждый документ нужно по отдельности, в установленном законом порядке.

Когда номер уже находился в печати, заседание ТИК должно было уже возобновиться. Сколько оно будет продолжаться — трудно сказать. Все-таки сто с лишним «скарг»… А тут еще пока «сидящий в засаде» Никулин может «выстрелить»: иск о восстановлении его как кандидата уже ждет своего рассмотрения в Ленинском районном суде… В любом случае, ставить точку в «мэрском» вопросе пока рано. Поэтому — ставим многоточие…

«Пока еще не поздно нам сделать остановку…»

Каждый народ получает того руководителя, которого заслуживает. Эта общественно-политическая аксиома верна и для демократии, и для автократии. Верна она и в масштабах страны, и в размере одного отдельно взятого города. Но, в отличие от математики, в политике аксиомы могут не действовать, если в процесс обретения народом власти грубо и топорно вмешиваются силы, очень в этой самой власти заинтересованные.

Наш ответ Ющенко и Кальченко

Главной особенностью выборов городского головы Кировограда ноября 2006 г. стала уникально низкая явка избирателей. Используя терминологию синоптиков, можно сказать, что такой низкой температуры нашего общества политологи и социологи еще ни разу не отмечали за весь период наблюдений. Лишь 26% имеющих право голоса кировоградцев решили этим правом воспользоваться! Более того, даже эта унизительная цифра, по моему убеждению, завышена на пару-тройку процентов благодаря уже ставшей привычной в наших краях «работе» со списками и бюллетенями в отдельных участковых комиссиях.

Причины подобной социальной апатии очевидны. Это, прежде всего, глубокое разочарование в новой власти, персонифицированной в Президенте Викторе Ющенко. Социально-экономические ожидания миллионов украинцев не только не оправдались, но и вызвали у них резко негативное отношение к политике в целом и к политикам в частности. Вспомните, как активно голосовал скромный провинциальный Кировоград в 2004 году! Людей на самом деле зажигали не речи местных революционеров с весьма скромными ораторскими способностями, их вела надежда на помаранчевый ветер перемен… Собственно, дальнейшие события вам хорошо известны, а в итоге всего за два года лозунги Майдана сменились горьким «голосуй-не голосуй, все равно получишь…».

Окончательно добили наших земляков мартовские выборы 2006 года. Разочаровавшись в Викторе Андреевиче, кировоградцы резко развернулись к Юлии Владимировне и дружно отдали свои голоса за БЮТ и лично Валерия Кальченко. Даже невзирая на неведомо как появившихся в «бело-красных» партсписках чиновников и бизнесменов с весьма сомнительным прошлым… Увы, и тут дальнейшие события принесли горожанам одни огорчения: Валерий Михайлович сделал нам всем ручкой и переквалифицировался из мэров в нардепы, оставив городское хозяйство на людей, которые ну никак не ассоциировались ни с «Батькiвщиной», ни с самой Тимошенко. Новым столпам местной власти — бизнесмену Березкину и чиновнику Перевознику — не хватило ни харизмы, ни авторитета, ни умения работать в новых, зачастую экстремальных условиях. В город вернулось безвластие, а с ним и нежелание вообще участвовать в выборах — обиженные на Кальченко кировоградцы не без оснований полагали, что оснащенные опытом «сотого» округа режиссеры ни при каких обстоятельствах не дадут им явить свою волю…

Теория очень малых чисел

Крайне низкая явка избирателей внесла сильные коррективы в закономерности избирательного процесса. Результаты рекламных кампаний претендентов, качество их программ и коллизии предвыборной борьбы отошли на второй план — главным действующим лицом стал так называемый устойчивый электорат. Говоря человеческим языком, это люди, остающиеся верными своей политической силе и/или ее лидеру при любых обстоятельствах, иногда даже вопреки элементарной логике. Самый яркий пример — это, конечно же, «симпатики» коммунистов.

В принципе устойчивый электорат есть у каждого кандидата, но тут, как положено, значение имеет размер. Так, если кандидата Пеструшкина поддержали аж 29 избирателей — это означает, что наверняка за него проголосовали его близкие, друзья и частично коллеги и соседи… Если же говорить о реальных рейтинговых кандидатах на пост городского головы Кировограда, то наиболее многочисленный устойчивый электорат имели лишь трое из них.

Коммуниста Владимира Пузакова поддержали прежде всего однопартийцы и люди старшего возраста. Их уже давно не пятая часть социально активного общества, но зато стабильность и ответственность этих людей при всех прочих обстоятельствах нынешних кировоградских выборов принесли «красному» кандидату несомненный успех. Есть свои надежные приверженцы и у Александра Никулина (на выборах 1998 года их было 64 тыс.!). Среди них — люди разных возрастов и социальных слоев, в том числе и представители старшего поколения — наши старики, дай им Бог здоровья, помнят добро и умеют быть благодарными… За 26-летнего Александра Дануцу голосовала прежде всего политически активная молодежь, в абсолютных цифрах речь идет всего о 7-8 тысячах человек (это примерно КНТУ+КГПУ), но при мизерной явке эффект получился «вражаючим»…

Кто же больше всех пострадал от социальной пассивности горожан? Прежде всего — они сами. Скажи теперь взрослому и здравому человеку, что 3 (три!) процента кировоградцев выбрали себе и всем остальным (97%) мэра, думаю, его желание и впредь не ходить на избирательный участок можно сильно поколебать.

Безусловно, пострадали отдельные кандидаты в мэры. Но если 0,5% голосов, набранных аутсайдером, таковыми бы и остались, то один из наиболее рейтинговых кандидатов — Александр Табалов — вследствие неявки избирателей недобрал, по моему убеждению, как минимум, половину голосов своих избирателей. Точно так же вдвое увеличить свой результат при нормальной явке (40-50%) мог бы и Виктор Андреев — его избиратели, представляющие в основном средний класс и возраст, тоже остались дома.

«Все они марионетки…»

Кто же реально управлял процессом нынешних выборов? Вопрос, конечно, интересный, но риторический. А нас всех гораздо больше интересует ответ на совсем другой вопрос: кто пытался направить процесс волеизъявления народа в «нужное» русло?

Анализировать ситуацию, следуя лишь принципу «ищи, кому выгодно», в данном случае будет недостаточным: на выборах реальные (не технические) кандидаты играют каждый за себя и все против всех. Поэтому начнем не с заказчиков или организаторов, а с главного исполнителя. Таковым является коллегиальный орган, уполномоченный законом проводить выборы, — территориально-избирательная комиссия, она же ТИК.

Эта самая ТИК создавалась для проведения мартовских выборов в количестве 15 чел., чьи кандидатуры были представлены различными политическими силами. В соответствии с законодательством, комиссия полномочна принимать самые разные решения, касающиеся избирательного процесса, в том числе — снимать с выборов кандидатов-нарушителей. Или кандидатов, неугодных политическим силам, контролирующим отдельных членов ТИК. Именно так: не выдвинувшим, а контролирующим — в нашем случае это не одно и то же.

Из 9 членов ТИК, снявших с выборов непосредственно накануне голосования вполне проходного кандидата в мэры Александра Никулина, пятеро (!) представляют блок партий НС «Наша Украина» (НСНУ, КУН, УНП, НРУ, ПППУ), шестой — порошенковскую «Солидарность», седьмой — БЮТ, еще двое — НРУ «За єднiсть» и «Европейская столица».

Анализируя этот список, допустимо еще предположить, что, скажем, мог выйти из-под контроля партийного руководства представитель «Европейской столицы», но — уж никак не нашеукраинец или бютовец.

Казалось бы, абсолютно очевидно, в чьих руках находятся рычаги управления большинством ТИК, но в том-то и все дело, что анализ голосований тех самых теркомовцев на мартовских и ноябрьских выборах не укладывается ни в одну логическую схему! Вне закона, вне политической дисциплины, вне логики, вне элементарной морали — что движет людьми, внезапно голосующими «за» и так же внезапно меняющими свою точку зрения? Жажда денег и безумный страх перед теми, кто их платит? Но нельзя же бояться вечно, и наши «герои» нашли выход из положения: можно ведь брать деньги за каждое конкретное решение.

Смотрите, как здорово получается! «Снять Никулина!» «Проплачено? Голосуем!» «Восстановить Никулина!» «Проплачено? Голосуем!» И каждый участник этого аукциона знает, что может получить нужное ему решение.

Безусловно, в нашем реальном случае все гораздо сложней, но факт остается фактом: «бабло» побеждает всё! И добро, и зло, и меньшие деньги…

Два в драку, третий … в мэры

После позорных событий ночи накануне голосования политическим кукловодам очень выгодно все произошедшее свести к банальной схватке двух ведущих кандидатов — Александра Табалова и Александра Никулина. (Ну просто классический сюжет из Киплинга: пока цари джунглей выясняют отношения, добычу уносят либо шакалы, либо бандерлоги! Было бы смешно, если б не было так грустно…)

Абсолютно уверен — Табалов и Никулин могли избежать жесткого противостояния! Мягкий вариант соперничества обязательно принес бы победу одному из них и дивиденды — другому, но, увы, коса характера нашла на камень амбиций. В итоге «никулинские» голоса лишь подкрепили товарища Пузакова, практически похоронив так тщательно выстраиваемые нашеукраинско-бютовские комбинации и сотворив тем самым невероятный подарок для главных друзей коммунистов по Антикризисной коалиции — регионалов…

Честно говоря, после этих выборов остался горький, неприятный осадок: ни приводить возможные расклады, ни анализировать работу кандидатов и их штабов нет ни малейшего желания. Во всей этой истории нет лихо закрученных сюжетов или тонких политических проектов — одна лишь грязная возня с дешевыми трюками и запрещенными приемами. Местные режиссеры выборов (они же — нынешняя власть) очередной раз со всего маху наступили на грабли — кто на большие, а кто на детские. И, потерев зашибленные места, срочно начали думать — как так вышло, что в еще недавно помаранчевом городе уже практически победил коммунист?..

Не знаю, как вас, а меня так и подмывает обратиться к главным действующим персонажам вчерашних выборов — я имею в виду не теркомовцев (этих деятелей стоило бы немедленно гнать из ТИК!), а реальных претендентов на место городского головы и политические силы, их поддерживающие, — с незлым тихим словом:

— Ребята, вы заигрались! Политические баталии — не поединок без правил, а в борьбе на взаимное уничтожение победителей не бывает. Неужели вы в самом деле хотите, чтобы нашим городом управлял человек, которого поддержали 3% кировоградцев? Лучше пережить позор беспощадной критики, отыскать деньги на еще одни выборы и убедить людей прийти и проголосовать по своему разумению, чем превратить дом с колоннами на 3 года в сумасшедший дом, где каждый сам себе главврач.

Да, и не забудьте всё это объяснить людям, а заодно и извиниться перед ними. Потому что без них ничего у вас не получится. Особенно — выборы…

Тренер века

В минувший уик-энд в Кировограде проходил чемпионат Украины по тяжелой атлетике среди кадетов, чей возраст не превышает 15 лет. Состязания подобного уровня в спортклубе «Звезда» проводились после 40-летнего перерыва. А идея пригласить в наш город более 200 мальчишек и девчонок из 24 регионов нашей страны принадлежала заслуженным тренерам Украины Вячеславу Жукову и Владимиру Иващишину. Спортсмены и специалисты дали высокую оценку кировоградским сражениям, о ходе которых подробнее читайте в сегодняшнем номере «Спортревю». Среди почетных гостей чемпионата был и заслуженный тренер СССР и Украины Зиновий Архангородский.

Однажды на спартакиаде Украины собрались все специалисты в области тяжелой атлетики. Было решено провести анкетирование: кто из тренеров внес наибольший вклад в развитие тяжелой атлетики в Украине за последние сто лет. В опросе участвовало более 200 человек. С перевесом в 25 голосов лучшим тренером ХХ века был признан заведующий кафедрой тяжелой атлетики и бокса Харьковской академии физической культуры и спорта, заслуженный тренер Украины и СССР, мастер спорта СССР, рекордсмен Украины, двукратный обладатель Кубка Украины, призер чемпионатов Украины, профессор, почетный академик Академии наук Украины, заслуженный работник физической культуры и спорта, судья международной категории Зиновий Семенович Архангородский. Мы воспользовались предоставившейся возможностью и побеседовали с легендарным наставником, который родился и вырос в Кировограде.

До войны семья Зиновия Семеновича проживала в нашем городе. Потом — как у всех: фронт, эвакуация. В Кировограде осталась одна бабушка, которая, по преданию, слыла первой красавицей Кировограда.

— Когда вы увлеклись спортом?

— Еще ребенком я обладал лидерскими качествами, стремлением к самовыражению, постоянно лез в драки, чтобы доказать, что я самый сильный, самый смелый… А учился слабенько — не мог до конца высидеть урок, был очень неусидчивым. Тогда стал выделяться по-другому — начал осваивать все спортивные снаряды, которые были в школе. Я очень хотел всех победить. Внутри было все время что-то такое, врожденно-спортивное.

— Всерьез начали тренироваться после войны?

— Да. Маму по состоянию здоровья демобилизовали, мы переехали снова на Кировоградщину, в Новоукраинку. Там я из штабы соорудил импровизированную штангу, начал заниматься силовыми упражнениями. Кстати, в Новоукраинке существуют серьезные тяжелоатлетические традиции — оттуда родом много талантливых спортсменов.

— Почему выбрали именно тяжелую атлетику?

— Понятия не имею… Крепеньким, сбитым, бодрым был. Я серьезно тренироваться начал уже в Кривом Роге, старался достичь определенных результатов. За год выполнил норматив 1 разряда. И стал мечтать о поступлении в институт физической культуры. А какое тогда отношение было к спортсменам? Инженер — это профессия, врач — тоже. А физкультурник?! Непрестижно. Но я решил поступать, и не куда-нибудь, а в Москву. К счастью, прошел конкурс в самый престижный физкультурный вуз СССР — Центральный ордена Ленина имени Сталина институт физической культуры. Кстати, я своими глазами шесть раз Сталина видел. . .

— Штанге решили не изменять?

— Да, хотя меня приглашали на специализацию «Легкая атлетика». Тренировался, как проклятый, все время совершенствовался, работал над собой. Как результат — на чемпионате города Москвы занял третье место, уступил только действующему чемпиону мира и чемпиону Советского Союза.

— В каком весе вы выступали?

— Выступал в легкой весовой категории. Мой обычный вес 60-64 килограмма, но пришлось сгонять вес. А норматив мастера спорта выполнил в весе 56 кг, тогда согнал довольно много. А это такая мука, скажу вам…

Я любил тренироваться в одиночку, но к умным советам всегда прислушивался… Лидером особым в институте не был, но вот искренним гражданином и патриотом своей страны себя чувствовал. Когда меня на распределении спросили, куда я хочу ехать работать, я ответил: «Куда Родина пошлет». Как же потом пожалел об этом… Меня и послали аж в Самарканд, в Среднюю Азию. Там я начал проявлять педагогические способности. Узбеков в России традиционно презирали, насмехались над ними, а я любил этот народ. Работал там преподавателем в училище физического воспитания, тренировался сам и тренировал других.

— А как вышли на соревновательный уровень?

— В Узбекистане традиционно очень развита школа тяжелой атлетики. Я для проверки своих способностей принял участие в республиканских соревнованиях, где занял третье место. Меня заметили, стало поступать много предложений поехать в любой из городов Советского Союза. Я выбрал Уфу, где впоследствии стал президентом республиканской федерации и старшим тренером сборной. Там я развернул хорошую тяжелоатлетическую базу, и до сих пор Уфа славится чемпионскими традициями. Параллельно продолжал тренироваться. Но мне не повезло — я получил травму, разорвал паховую мышцу. Если раньше я умел и рвать, и толкать (рывок и толчок — упражнения в тяжелоатлетическом многоборье — авт.), то сейчас мог выступать только в жиме. Стал рекордсменом Башкирии.

— Но вы уехали из Уфы…

— Да, жена меня в Кривой Рог перетащила. Здесь я стал первым мастером спорта — ни один человек в этом городе ни до ни после Великой Отечественной войны не выполнял этот норматив. Я к тому же первым подготовил мастеров спорта, стал первым заслуженным тренером Украины, первым подготовил заслуженного тренера Украины… Тогда стали приглашать в Киев, в Москву… Но я решил остаться. Работал в Криворожском горнорудном институте. Студентов там было мало, но большинство — очень талантливые ребята.

— Ученики — ваша гордость?

— Ребята, которые тренировались под моим руководством в Кривом Роге, стали 15-кратными чемпионами Советского Союза, у меня начинал свою спортивную карьеру выдающийся штангист своего времени Эдуард Бровко — заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР, который, в свою очередь, вырастил целое поколение штангистов. Глава спорткомитета в то время настойчиво приглашал в Киев, чтобы я возглавил тренерский штаб сборной Украины, но я почему-то долго думал над этим предложением. Пока думал, поступила команда сверху фактически насильно перевести меня в Днепропетровск. Я особо не сопротивлялся. И своим звездным часом считаю мою тренерскую работу именно в этом городе.

— Почему?

— Был какой-то душевный подъем. Я организовал в Днепропетровске центр тяжелой атлетики по подготовке спортсменов международного класса, первый такого масштаба в СССР, стал его старшим тренером. Видимо, помимо педагогических я обладаю еще неплохими организаторскими способностями. В нашем центре были на то время лучшие в стране тяжелоатлетические залы, вся подготовка спортсменов была основана на научных знаниях, подкрепленных практикой.

— Вы готовили ребят по какой-то своей методике?

— Это была своеобразная методика, считаю, лучшая в мире, судя по результатам, которые демонстрировали мои воспитанники. Я — сторонник практической науки. Постепенно в Днепропетровске собрались ученые, разрабатывающие тематику подготовки спортсменов международного класса. На нашей базе тренировались сборная Украины и часто — сборная Советского Союза. В этот период наш тренерский штаб руководил подготовкой ведущих спортсменов СССР. Ребята приезжали к нам, чтобы «подпитаться» новыми знаниями, подходами, отношением к тренировкам, сверхнагрузкам. Мы тогда выезжали на чемпионаты мира и привозили по 4-5 медалей высшей пробы.

— Кем из своих учеников вы гордитесь?

— Перечислять имена можно бесконечно. Я больше всего горжусь теми учениками, которые стали настоящими Людьми. Мне не нравились корыстные спортсмены, тренировавшиеся только ради денег и материальных благ, которые давал спорт высших достижений. Я всегда давал людям возможность заработать, но помимо денег должна присутствовать и другая мотивация. К счастью, я в своей работе сталкивался с большим количеством талантливых ребят. Они составили костяк моей школы. Я подготовил двух олимпийских чемпионов, особенно горжусь своими подопечными Султаном Рахмановым, Юрием Сальцевым, Валерием Кравчуком, Александром Коноваловым, который установил 9 мировых рекордов… На самом деле через мои руки прошло столько чемпионов…

— Как вы настраиваете своих учеников перед выходом на помост? Раскройте секрет тренера.

— Это очень важный момент, когда от тренера многое зависит. Спортсмен настраивается на поднятие сверхвеса, в этом надо ему помочь. Конечно, необходимо учитывать его индивидуальные способности. Некоторым я говорил: «Посмотри вокруг, на тебя смотрит целый зал девушек. Как ты будешь выглядеть в их глазах, если не возьмешь этот вес?» Другим говорил то, что сам часто повторял себе: «Если не возьмешь этот вес — умрешь! Твоя жизнь сконцентрирована в этих килограммах». Третьему говорю: «Значит, так. Поднимаешь вес, подходишь ко мне. Я достаю из кармана все деньги, которые есть, и отдаю тебе».

— Как вы понимаете — из этого спортсмена что-то получится, а из этого — нет. Ведь одинаковый вес поднимают…

— Стремление стать чемпионом должно быть в крови. Я с первого взгляда на человека вижу, получится у него что-то или нет. Просто талант увидеть надо, отличить от других работоспособных, но менее одаренных… Если им особое внимание не уделить, они могут бросить штангу, уйти.

А искра видна сразу. Это целая гамма особых качеств, которые присущи лишь тяжелоатлетам.

— Человек в решающий момент может не собраться и проиграть — и поэтому решить уйти из спорта. Вы влияли на их выбор?

— Когда я видел, что у человека есть перспектива, конечно, уговаривал остаться. Сулил славу, материальные блага. Иногда говорил : «Ты станешь прирожденным тренером. Но ты должен тренироваться, чтобы досконально понять, что такое штанга. На себе прочувствовать ее». Но, если я видел, что человек на пределе работает, ну некуда ему дальше расти, сам говорил: «Уходи». Насильно выгонял, чтобы человек себе жизнь не искалечил. Так случилось с одним кировоградским парнем Валентином Даниловым: он огромный вес поднимал, но я уже тогда видел — не чемпион он, и все. Выгнал. Сейчас этот парень успешно занимается тренерской деятельностью в Кривом Роге.

— Олимпийские игры — самый ответственный старт для спортсменов. Как воспринимает выход на помост своего подопечного тренер?

— Я очень хорошо помню Олимпийские игры 1980 года, которые проходили в Москве. Тогда мой ученик Султан Рахманов стал Олимпийским чемпионом. Он победил самого Василия Алексеева. Мы Васю ломали еще на пути к Олимпиаде — для Рахманова были созданы такие условия, которые Василия загоняли в немыслимые рамки. Его предстартовое состояние напоминало состояние загнанного зверя, Васю избегало окружение, друзья отвернулись. Ему тогда было очень тяжело. Мне было его жаль, но помочь я никак не мог — мы вели к победе Рахманова. Рядом с Султаном постоянно находились личный врач, массажист, повар, которому раз в двое суток привозили лучшие продукты из Днепропетровска.

В итоге на помосте значительно лучше выглядел Султан, а Алексеев предстал перед судьями в абсолютно разобранном виде, он был не готов к таким нагрузкам. Повторюсь, он был тогда психологически и физически сломлен. Скажу откровенно, мы не жалели никого.

— Сейчас бытует практика работы психологов и парапсихологов со спортсменами и их соперниками перед ответственными стартами. Вы считаете, цель оправдывает средства?

— Мой центр одним из первых стал приглашать к сотрудничеству профессиональных психологов. Одного из них, кстати, закончившего Кировоградский пединститут, я очень хорошо помню. Он обладал не теоретическими знаниями, а хорошо владел прикладной психологией, во многих случаях очень мне помогал. Хоть я его ориентировал, где, кому, что и как надо говорить. Я считаю, сам тренер должен быть психологом для своих спортсменов, иначе — никак.

— Вы работали со спортсменами разных весовых категорий?

— В основном выдающихся результатов достигли мои тяжеловесы, хотя тренировал я и других ребят. Правда, слово «тренировал» не совсем подходит.

— Скорее координировали тренировочную работу?

— Да. Я и сейчас выполняю скорее организаторско-координирующие функции. И очень хочу воплотить в жизнь одну идефикс — надо соединить практическую подготовку спортсменов с серьезной научной базой. Без науки спорт высших достижений — ничто.

— Вы сами занимаетесь наукой?

— Не только. Я создал школу Высшего спортивного мастерства по тяжелой атлетике, создал тяжелоатлетическое отделение в училище физкультуры, в районах Харьковской области открыл детские отделения. Я хочу доказать необходимость использования в подготовке спортсменов восстановительных препаратов. Не стимуляторов, а именно восстановителей, что просто необходимо при колоссальных нагрузках, которые претерпевают спортсмены.

— А на кого оставили днепропетровский центр? Как там сейчас обстоят дела?

— Это моя боль. Я оставил там одного своего ученика, который, не побоюсь этого слова, убил тяжелую атлетику в Днепропетровском регионе.

— Азиаты — лидеры мировой тяжелой атлетики в ближайшем олимпийском цикле?

— На этот вопрос сложно ответить по одной простой причине — наконец-то всерьез стали выводить из обихода анаболики. Кто раньше это сделает — тот и победит. Украина на фоне других держав выглядит неслабо, у нас во всех регионах созданы центры по подготовке спортсменов. Я сейчас своим опытным глазом увидел в Кировограде, как минимум, трех способных ребят, потенциальных чемпионов мира. Если один город даст 3 золотые медали — представьте, что будет? А соперниками я традиционно считаю тяжелоатлетов из Болгарии, хоть там сейчас очень большие проблемы, связанные с применением допинг- препаратов. Сильная держава — Китай. Китайские спортсмены на Олимпиаде в Пекине вообще всех «порвут», у них очень серьезный и правильный подход к спорту. Россиян нельзя списывать со счетов, иранцев.

Раньше ведь все строилось «на игле», хотя я активно с допингом боролся. Никогда и никого на них не подсаживал, даже для побед. Но совсем без химии обойтись было нельзя — я на многое закрывал глаза.

— То есть с допингом вы сталкивались. Ведь большой спорт — это скорее не соревнования спортсменов, а соревнования медиков.

— Безусловно. Вся тяжелая атлетика была построена на химии. Но, слава Богу, мы постепенно отходим от этой практики. Новые руководители олимпийского движения увидели, к чему тотальный допинг может привести. Сейчас развернулась беспрецедентная антидопинговая кампания. Скажу откровенно, спорт — это не есть здоровье! Максимальные нагрузки, стимулирующие препараты делают из многих спортсменов инвалидов. Если анаболики не исключить — тяжелая атлетика просто умрет.

— Как вы относитесь к женской тяжелой атлетике? Нужны ли девушкам такие нагрузки?

— Это надуманная проблема. Некоторое время назад первой украинской девушкой, которая приняла участие в международных тяжелоатлетических соревнованиях, была моя подопечная, харьковчанка. Я вижу, что многие девочки хотят заниматься силовыми видами спорта. Вы не путайте тяжелоатлеток с бодибилдершами, культуристками, которые качают мышечную массу и доводят совершенство своего тела до абсурда. А девушек, выступающих в супертяжелом весе, спорт только стимулирует заниматься собой. Так их фигуры вообще формы не имеют, а штанга дает этим девчонкам силу, деньги, славу, они успешно замуж выходят…

— Бытует мнение, что штанга не терпит к себе неуважительного отношения и наказывает тех, кто ее в сердцах пинает ногой…

— Любовь к предмету должна прививаться тренером с раннего детства — снаряд для тяжелоателета священен. И относиться к нему надо, как к близкому тебе и родному существу. Штанга тебе дает силу, здоровье, деньги, славу, будущее. Не смей ее пинать, переступать через нее, ругать. Штанга этого не прощает и в самый нужный момент может подвести….

— Чем для вас является штанга?

— Штанга в моей жизни — это все: здоровье, сила, увлечение, мечта, преграда… Без тяжелой атлетики я себя не представляю, я без нее просто умру.

Выборы мэра признаны недействительными

Сегодня в 16.00 теризбирком Кировограда своим решением признал выборы мэра, которые прошли 26 ноября, недействительными.

Основанием для такого решения стало ненадлежащее оформление избирательных бюллетеней, на которых не был вовремя поставлен штамп «выбыл» на имени одного из кандидатов – Александра Никулина.

В то же время решением Апелляционного суда Кировоградской области Александр Никулин восстановлен в статусе кандидата в мэры, сообщает его штаб.

Стражи культурного наследия

Проблема статуса и безопасности культурного наследия приобрела в последние годы просто-таки планетарное значение. Является ли культурное наследие государств мировым достоянием или собственностью отдельно взятой страны? Как Украина оберегает свой бесценный культурный фонд и что надо делать, чтобы его умножить? Как не допустить разбазаривания музейных экспонатов и защититься от контрабандистов? Об этом и многом другом корреспондент «УЦ» поговорил с заместителем председателя Государственной службы по контролю за перемещением культурных ценностей через государственную границу Украины Павлом Билашом, который на один день приехал в Кировоград, чтобы помочь разрешить спорную ситуацию с передачей нашему городу коллекции полотен Петра Оссовского.

— Наша служба имеет статус правительственного органа государственного управления и является структурным подразделением Министерства культуры и туризма. Чем мы только не занимаемся… Во-первых, это контроль за ввозом-вывозом культурных ценностей. Мы осуществляем контрольно-разрешительную функцию, проводим государственные экспертизы, выдаем «добро» на право транспортировки культурных ценностей, сотрудничаем с таможенными и правоохранительными органами в процессе борьбы с незаконным перемещением ценностей. Это достаточно большой и емкий кусок работы. Во-вторых, это направление, связанное с возвращением памятников культуры, которые были незаконно вывезены за пределы Украины.

— Многое, наверное, было утеряно в годы Великой Отечественной войны?

— Да. С началом Второй мировой войны в нацистском государстве был создан целый ряд специальных организаций для выявления вывезенных ценностей на захваченных территориях и их изъятия. Среди них Аппарат генерального посредника для учета немецкого культурного наследия на присоединенных восточных территориях («Генеральное посредничество “Восток”»), находившийся в ведении Гиммлера, батальон особого назначения под командованием штурмбаннфюрера СС барона фон Кюнсберга, состоявший из специалистов в области культуры и искусства, подчинявшийся министру иностранных дел И. фон Риббентропу, эйнзацштаб рейхслейтера Альфреда Розенберга и учрежденный им же «Центр по охвату и сбору культурных ценностей на оккупированных восточных территориях» и др.

Помимо разграбления имущества оккупанты уничтожили многочисленные памятники культуры и истории, архитектурные шедевры с многовековой историей. Поэтому после разгрома агрессора моральная и культурная обоснованность равноценного возмещения нанесенного им ущерба не вызывала сомнений ни у кого. По решениям союзных оккупационных властей Германия обязывалась возместить разграбленное своим культурным достоянием. 21 января 1946 г. Контрольный совет принял документ «Определение понятия “реституция”», в котором излагались ее общие принципы, а 17 апреля 1946 г. — документ «Четырехсторонняя процедура реституции», в котором излагались ее методы и механизм реализации.

Таким образом, культурные ценности, перемещение которых из Германии производилось на основании актов Союзной контрольной власти и военных администраций зон оккупации, являются законно вывезенными и возвращению не подлежат.

— Какие музеи больше всего пострадали?

— Можно с уверенностью констатировать, что все ценные коллекции довоенного времени были переполовинены. Ярчайший пример — музей Богдана и Варвары Ханенко в Киеве. Это бывший Музей западного и восточного искусства, которому в период независимости Украины вернули историческое название — имя людей, стоявших у истоков формирования этой коллекции. Ее основу и по сей день составляют ценности, собранные в свое время Богданом и Варварой. В годы войны были утеряны тысячи единиц хранения, элементы декора. Музей Ханенко — среди «лидеров» по описанию потерь. Подобная ситуация, к сожалению, наблюдается во всех музеях Украины. Есть еще одна проблема, связанная именно с тем, что немцы вывозили не только сами ценности, но и инвентарные книги, каталоги. А те реестры, которые остались нетронутыми, по большей части сгорели в военных пожарищах. Сегодня мы можем только по словам очевидцев констатировать, что та или иная ценность хранилась в том или ином музее, а реально подтвердить эти факты не представляется возможным. Главная проблема реституционного процесса — доказать, обосновать, подтвердить документально, что этот предмет хранился именно в этом учреждении.

— Во время распада Советского Союза процесс распределения культурных ценностей между бывшими союзными республиками, наверное, вызвал некоторые разногласия?

— Утеря музейных единиц происходила как в до-, так и в послевоенный период. За годы Советской власти никакой проблемы для Москвы не было в том, чтобы выписать любой экспонат из любого музея Союза. Моментально издавалось соответствующее распоряжение, оно спускалось в профильное министерство союзной республики — и памятка вывозилась. Мы часто сталкиваемся с фактами, что де-юре все передачи украинских ценностей в российские учреждения были документально оформлены. В качестве примера приведу ситуацию, над которой мы в данный момент работаем. В 1975 году по приказу Министерства культуры УССР более трех десятков единиц крымско-татарской литературы были вывезены в Библиотеку им. Салтыкова-Щедрина (Российская национальная библиотека, одна из крупнейших библиотек мира). И экспонируются они там на абсолютно законных основаниях. Мы пытаемся найти доказательную базу, но, боюсь, все это бессмысленно…

— Вы занимаетесь также популяризацией украинских культурных ценностей, которые находятся за рубежом…

— Согласно договору, который наша служба заключила с Бахчисарайским заповедником и Росохранкультурой, сейчас в Санкт-Петербурге работают наши ученые, занимающиеся созданием новых каталогов. Результатом их работы будет сборник характеристик крымско-татарской литературы. Эту информацию мы введем в научный обиход Украины и ознакомим наше население с частичкой этого культурного наследия.

Немногим ранее мы выпустили еще один каталог на английском и русском языках. Эта серьезная монография посвящена клейнодам гетмана Богдана Хмельницкого, которые хранятся в крупнейших музеях Европы. Над его созданием работали ученые из Украины в соавторстве с культурологами из Швеции, Польши и России. Я считаю, что это издание — одна из лучших современных работ на эту тематику. Мы продолжаем и дальше знакомить мировую общественность с периодом казацкой эпохи. Буквально сейчас мой коллега из Института истории находится в Оружейной палате Кремля, работает в фондах, фотографирует и систематизирует экспонаты, связанные с клейнодами Запорожской Сечи.

Помимо прочего мы также активно сотрудничаем с украинской диаспорой, проживающей далеко за пределами Украины. Очень многие выходцы из Украины на достаточно высоком уровне реализуют себя как музыканты, художники, поэты.

— Их творчество принадлежит Украине?

— Не всегда. Культурное наследие украинской диаспоры принадлежит той стране, которой они его завещают. Мы можем похвастаться достаточно плодотворным сотрудничеством — либо сами «митцi», либо их потомки с удовольствием контактируют с нашей службой. Многие культурные ценности из-за границы сейчас через соответствующие организации передаются Украине, согласно договорам дарения с целью экспонирования их в украинских государственных музейных фондах. Приведу яркий пример — этой весной в Украину из Нью-Йорка привезли большую коллекцию (более 60 работ) известного художника-модерниста первой половины ХХ века Олексы Грищенко. Обидно, что это имя в Европе и Америке достаточно известно, а в Украине о нем мало кто знает. Мы фактически вернули все его картины на историческую родину. Имя Грищенко вошло в разрабатываемую нами рубрику «Повернутi iмена». Коллекцию его работ с удовольствием взял на хранение Национальный художественный музей, где она сейчас экспонируется. По мнению специалистов, это собрание полотен представляет очень большую ценность.

— А украинской культурой в Европе интересуются?

— Особенно живой интерес к культуре Украины проявляет, безусловно, Польша. Я очень рад, что обеим сторонам удалось выйти на тот уровень взаимоотношений, которые мы называем «вивчення спiльної культурної спадщини».

Западная Украина долго была в составе Речи Посполитой, Польши. И достаточно длительное время камнем преткновения в отношениях двух стран оставалась известная многим коллекция «Оссолинеум» (Оссолинских). С ней связана давняя история. В XIV веке князь Любомир завещал коллекцию культурных ценностей (документы, литературу, картины) своему родному городу Львову. А Львов в то время находился в составе Речи Посполитой. Поляки долгое время претендовали на это собрание ценностей, аргументируя свои претензии тем, что Любомир преподнес его, собственно, в дар своей на то время родине, то есть Польше. Во время Второй мировой войны эта коллекция фактически разделилась на две части. Одна часть и сейчас хранится в библиотеке им. Стефаника во Львове, вторая — во Вроцлаве, в фондах «заклада Оссолiнських».

На сегодняшний день руководство библиотек вышло на конструктивный уровень общения. Уже можно говорить о взаимной отцифровке, т.е. создании цифровых копий украинских экспонатов, которые передадутся Польше, и, наоборот, копии польских ценностей будут отданы Украине. Таким образом, создадутся две полноценные коллекции.

А вот с Российской Федерацией связано много спорных вопросов. Например, вспомним такой исторический факт: в 1775 году императрица Екатерина II ликвидировала Запорожскую Сечь. Ее фаворит Потемкин забрал клейноды (регалии) Сечи и увез в Санкт-Петербург. Они сейчас экспонируются в Оружейной палате, в Эрмитаже. Эта богатейшая коллекция не дает покоя многим радикально настроенным националистам, которые утверждают, что клейноды были незаконно вывезены за пределы Украины. По-моему, этот факт должен восприниматься как историческая данность, и претендовать на возвращение этих ценностей Украина просто не имеет права.

— Вернуть утерянные ценности сложно?

— Процесс реституции, включающий в себя крепкую доказательную юридическую базу и особенности внутреннего законодательства той или иной страны, достаточно непрост. Факты возврата ценностей, находящихся в музеях Европы и мира, можно пересчитать по пальцам. С Россией дело обстоит несколько проще, да и то только благодаря вашему земляку, начальнику управления по сохранению культурных ценностей Росохранкультуры Виктору Петракову. Например, несколько лет назад, после длительных переговоров Российская Федерация передала нам 11 фрагментов, которые в свое время фашистами были вывезены из Михайловского Златоверхого Собора. В конечном итоге они оказались в фондах Государственного Эрмитажа. Переговоры по поводу их возвращения на историческую родину велись лет восемь, и в конце концов благодаря поддержке Виктора Петракова нам удалось их вернуть в Киев, в музей Михайловского Златоверхого монастыря. Этот факт получил большой резонанс, и я считаю, что его можно отнести к нашим успехам.

— Часто ли вы сталкивались со случаями возвращения культурных ценностей, вывезенных контрабандным путем?

— В принципе работа с контрабандой находится в компетенции таможни и органов внутренних дел — они занимаются ее поиском и изъятием. Но наша служба не остается в стороне — мы тесно сотрудничаем с правоохранительными органами, постоянно обмениваемся информацией. Через нас проходят все базы данных краж культурных ценностей, совершенных в других странах. А что касается конфиската, то наша служба подключается к этим делам на этапе судебных разбирательств и определяет, в какую библиотеку, музей, архив их передать на хранение.

Правда, по-настоящему ценные вещи попадаются крайне редко. Часто граждане просто по незнанию попадают в неприятные ситуации. Люди вывозят те или иные предметы, не подозревая об их истинной ценности. Согласно нормам украинского законодательства, любая вещь «возрастом» более 50-ти лет подлежит экспертизе, и на ее вывоз нужно специальное разрешение.

Государственная таможенная служба иногда проводит показательные презентации — выставляет на обозрение общественности представляющие интерес конфискованные ценности. На одной из таких выставок мы увидели крайне интересные экспонаты — салатницы и конфетницы, изготовленные на заводе Фаберже. Их забрал на хранение Музей исторических драгоценностей. Как оказалось, других предметов производства Фаберже в Украине больше нет.

— Мы все время говорим о вывезенных предметах. А в Украину за последнее время что-то ценное ввозят?

— Понимаете, в украинском законодательстве есть парадоксальные нормы. Например, ввозя в Украину ценности и тем самым обогащая культурный фонд своей страны в целом, человек обязан заплатить таможенную пошлину размером 20% от стоимости ввозимого предмета. Если, скажем, вы купите на аукционе Сотбис картину за миллион долларов и решите привезти ее на Родину и подарить какому-нибудь украинскому музею, вы при пересечении границы заплатите 200 тысяч в казну. Это совершенно нелогично, и такое законодательство не стимулирует людей ввозить ценные предметы к нам в страну. Сейчас на рассмотрение Верховной Рады вынесен новый законопроект, который, надеюсь, в скором времени эту проблему снимет. А пока у наших частных коллекционеров остается много проблем…

— Павел, расскажите о цели вашего визита в Кировоград.

— Я приехал, чтобы помочь разрешить проблему передачи Кировограду собрания полотен Петра Оссовского. Полностью разделяю мнение Министерства культуры и туризма — эту коллекцию упускать ни в коем случае нельзя.

— В чем же проблема?

— Ситуация выглядит следующим образом. Корни Петра Павловича Оссовского, известного российского художника, лауреата Государственной премии СССР, члена Академии художеств Российской Федерации, находятся здесь, в Кировограде. Он уже давно хочет подарить вашему городу большое количество своих работ, которые уже на сегодняшний день имеют огромную ценность. Но Оссовский поставил два условия: во-первых, его картины должны экспонироваться в здании областного художественного музея, а во-вторых, они должны размещаться в отдельном помещении. Выход из этой ситуации один. Рядом с выставочными залами областного худмузея расположена торговая точка фирмы «Кодак-Фокус». Уже третий год ведутся переговоры о перемещении этого фотоцентра в аналогичное помещение, равноценное по площади, здесь же, в центре города, буквально в трех минутах ходьбы. И постоянно все попытки договориться заходят в тупик. Но сейчас наметился определенный прогресс в сторону положительного разрешения этого конфликта. На днях в Кировоград должен приехать руководитель центрального офиса фирмы «Кодак», чтобы рассмотреть на месте наше предложение. Я очень надеюсь, что бизнесмены примут взвешенное решение и Кировоград наконец-то получит в подарок эту бесценную коллекцию. Со страниц «Украины-Центр» хочу обратиться к руководству фирмы — отдайте нам помещение, пойдите навстречу украинской культуре. Такой дар нельзя упускать, особенно учитывая то, что сейчас даже столичные музеи имеют большие проблемы с пополнениями своих фондов, не говоря уже о региональных. Коллекция работ Оссовского украсит и обогатит культурный фонд не только вашего города, но и всей Украины!

На разных языках

В минувшую пятницу Кировоградский горисполком вновь предпринял попытку убедить общественность города в необходимости повышения тарифов на теплоснабжение. Для пущего эффекта слушателям, которые собрались в сессионном зале горсовета, раздали спецвыпуск одной из местных газет, в которой первый заместитель мэра Анатолий Перевозник доказывал необходимость и разумность повышения тарифов.

Скажем сразу: разговор снова получился, как у глухого с немым. В частности, тепловики в лице своего представителя и городская власть устами чиновников департамента ЖКХ по-прежнему убеждали начальников ЖЭКов, завдомов и общественность в необходимости повышения расценок на тепло в домах кировоградцев. Аргументы, кстати сказать, выглядели неоригинальными: подорожание газа, новые расценки на электроэнергию, необходимость повышать зарплату работникам теплоснабжающих предприятий. И одновременно лоббисты повышения признавали, что температура батарей в домах кировоградцев не соответствует норме. Что же касается нового тарифа, то, как заявил представитель ТЭЦ, «мы же требуем повысить в 2,2 раза, а не в три»!

Что ж, и на том спасибо. Правда, несговорчивая общественность хочет, чтобы и эта цифра была экономически обоснована. А некоторые в запале требовали вернуть ТЭЦ городу, на что ее представитель сразу же сообщил, что в таком случае предприятие вообще будет остановлено.

В итоге каждый остался при своем мнении. Больные же вопросы остались висящими в воздухе. С одной стороны, общественные слушания – это необходимая ступенька, предшествующая повышению тарифов. С другой стороны, станет ли нынешняя исполнительная власть принимать столь непопулярное решение до избрания нового мэра? Что же касается самих общественных слушаний, то они очень напоминают столь «демократически» прошедшее волеизъявление по-кировоградски: избиратели голосовали, а признать или не признать результат – это решали без них…

Свой среди своих

До чего же интересно общаться с кировоградцами, волею судьбы оказавшимися в другой стране! Туристическая поездка — это одно, в этом случае работают больше эмоции, яркие впечатления. А человек, выехавший в еще вчера чужое государство на ПМЖ, может рассказать о нюансах, которые турист не заметит. Наша газета с удовольствием знакомит читателей с «иностранными» земляками, и сегодня у нас в гостях Андрей Драгомарецкий, живущий в Канаде, в славном олимпийском городе Калгари.

— Андрей, всегда интересно, как люди оказываются в другой стране. Как это было с тобой?

— Моя жена, тоже кировоградка, когда еще не была моей женой, жила в Калгари с родителями. Приехала в Кировоград к родственникам, мы познакомились, потом поженились, и я уехал с ней. Уже полтора года я живу и работаю в Канаде.

— Как с работой, жильем?

— Мы снимаем квартиру в пятнадцатиквартирном доме. Я являюсь менеджером этого дома. Это что-то вроде нашего заведующего домом. В мои обязанности входит собирать ежемесячно квартплату, сдавать свободные квартиры, парковку около дома. Благодаря этому моя семья освобождена от арендной платы, мы платим только за телефон и электроэнергию. Довольно выгодно.

Кроме того, у нас есть и своя квартира, купленная в кредит, которую мы сдаем. То есть такой украинский вариант вполне помогает в Канаде. Там жилье строго разделено на две категории: съемное и собственное. Строят много домов именно для сдачи в аренду, это сборные дома со всеми удобствами. А каменные, фундаментальные — это уже для продажи.

Но менеджер дома — это вроде общественной нагрузки. Я работаю в строительной компании, которая занимается реконструкцией домов.

— Какая у тебя зарплата?

— В Канаде не принято задавать такой вопрос. Мало того, такого вопроса там просто не существует.

— Хорошо, извини, на что тебе хватает зарплаты?

— Смотря как работать. Там почасовая оплата труда, зарплату дают раз в две недели. Моя жена тоже работает, и нам хватает денег на то, чтобы полноценно жить, ездить в горы на собственной машине, встречаться с друзьями — канадцами, поляками, русскими, отмечать праздники в ресторанах. Довольно часто мы ездим на лыжах по бывшим олимпийским трассам, купаемся в горах в горячих источниках. В общем, живем, строим планы…

— И какие у тебя планы?

— Хочу получить канадское образование. В Украине я работал юристом, окончил Харьковский национальный университет внутренних дел. В Канаде, чтобы стать юристом, надо получить два высших образования, плюс бесплатно поработать на благо общества много часов. Но я вряд ли буду учиться по линии юриспруденции.

На данном этапе мне необходимо сдать экзамен на знание языка, после чего для меня определят уровень вуза. Хочу работать в отрасли, связанной с добычей нефти. Это в Канаде престижно, туда стремятся на работу. Если компания заинтересована в квалифицированном сотруднике, оплачивает какую-то часть за обучение. Так что перспективы есть.

— Сложно было адаптироваться в чужой стране?

— Самая большая проблема — конечно, языковой барьер. У меня с немецким хорошо и с польским, а с английским не сложилось. Но постепенно постигаю, ходил полгода в школу. Кроме этого, общение, телевидение… Ко всему остальному привык быстро. Как говорится, к хорошему быстро привыкаешь. Да еще не сразу привык, что на машине нельзя превышать скорость. По всей Канаде — не выше 110-ти. Везде фотоаппараты. Чуть что — по почте приходит фотоподтверждение твоего нарушения с указанием времени, скорости, не отвертишься. Если полицейский остановил за нарушение правил, владельцу машины на страховку, которую он платит, насчитываются «очки», и машина обходится дороже. Это дисциплинирует.

А еще я там бросил курить. В Канаде это считается непрестижным. Кроме того, дорого.

— Расскажи о Калгари.

— Население — до полутора миллионов. Калгари активно расстраивается. Недвижимость — один из самых прибыльных бизнесов.

Это город приезжих. Очень много людей из разных стран, и местные жители ко всем очень доброжелательны. Нет ни расовой, ни национальной дискриминации. Работаешь — и спасибо! Вообще в Канаде устроиться не так сложно, можно даже через Интернет. Приезжих обеспечивают жильем, минимумом необходимого, за что не берут плату в течение трех месяцев. Ты должен устроиться на работу, обжиться, в общем, встать на ноги. После — ты все возместишь государству.

Центр Калгари высотный, окраины напоминают красивые деревеньки. Много парков, спортивных комплексов. Зимой в каждом дворе заливают ледовую площадку. Надевай коньки — и вперед! Одним словом, уютно.

А еще на улицах города не увидишь ни одной бродячей собаки или кошки. Там с этим строго. Если ты хочешь завести кошечку или собачку, идешь в специальную службу, выбираешь по вкусу. В ушке твоего будущего любимца есть татуировка с номером, который регистрируют на твое имя. Кроме этого, животное стерилизуют, чтобы оно не было способным производить потомство. Бери — и люби. Если твою кошечку или собачку обнаружат на улице без присмотра, заплатишь штраф. Если животинка сбежала, надо немедленно сообщить в службу, тогда не будешь виноватым. Вот таким простым способом можно бороться с проблемой бродячих животных.

Это что касается домашних животных. А дикие там ведут себя довольно свободно. Можно увидеть и волка, и медведя, и прочих представителей фауны. Обижать их ни в коем случае нельзя. Об охоте не может быть и речи. Рыбалка — платная. Другая страна — другие законы, но ко всему привыкаешь. Если правила разумные, не выполнять их невозможно.

— Как с гражданством?

— Получение гражданства происходит в несколько этапов. Во-первых, ты должен прожить на территории страны не менее трех лет. После этого сдаешь необходимые документы, которые будут рассматривать в период до полутора лет. Потом сдаешь экзамен на знание языка, истории страны, географии, государственного устройства Канады. Еще примерно через полгода ты получаешь паспорт и гражданство. Документы моей жены в стадии рассмотрения, а я пока в процессе «наживания» трех лет.

— Как ты борешься с ностальгией?

— Самый главный инструмент «борьбы» — Интернет, за который установлена абонплата и можно сутками в нем находиться. Музыка, фильмы, новости — все это без труда можно скачать. Ну и, конечно же, сайт «Украины-Центр»: весь родной город как на ладони.

— Там же довольно сильная украинская диаспора. Встречался с кем-то?

— Пока нет. Диаспора сконцентрирована в городе Эдмонтон, в пригороде которого расположены целые украинские села. Я туда еще не ездил. Но мне хорошо там, где я живу. Я не чувствую себя чужеземцем, мигрантом, приезжим. Мне довольно комфортно и в стране, и в городе, и с местными людьми, которых считаю своими друзьями.

— Ты полтора года не был в Кировограде. Как тебе город?

— Внешне очень изменился в лучшую сторону. Красивые дома, новые супермаркеты начали наконец-то строить. Но ямы на дорогах те же.

— Не хочется вернуться?

— ???